Трудовая теория ценности: проблемные вопросы и историческое значение - страница 2


Трудовая теория ценности: проблемные вопросы и историческое значение - страница 2

Индекс материала
Трудовая теория ценности: проблемные вопросы и историческое значение
страница 2
страница 3
Все страницы

Закон ценности и метод Маркса

В рамках модели производства с одним первичным ресурсом "ценовая трансформация" (то есть ошибочное начисление прибыли на промежуточный продукт) нарушает круговые пропорции товарного обращения. В отличие от более поздних экономистов, Маркс понимал недопустимость такой постановки вопроса. В пылу азарта никто из участников дискуссии по "трансформационной проблеме" не обратил внимания на то, что отклонение цен производства от ценностных цен сохраняется у него только до тех пор, пока (в сорок пятой главе третьего тома "Капитала") в анализ не включается абсолютная рента. Ее величина определяется как разница между ценностной ценой и ценой производства, благодаря чему восстанавливается круговая пропорциональность товарного обмена и закон ценности(25). Вне зависимости от того, насколько обоснована теория абсолютной ренты, эта попытка примечательна, поскольку, во-первых, проясняет видение Марксом того, как должны развертываться экономические категории, а во-вторых, объясняет, почему он не стал публиковать продолжение первого тома "Капитала".

В соответствии со сформулированным Марксом методом(26), научное исследование представляет собой процесс выявления абстрактного содержания объекта познания и последующего восхождения к конкретным формам его проявления. При этом абстрактное, с одной стороны, понимается как самое общее выражение всего многообразия конкретных форм изучаемого объекта, из которых оно абстрагировано, а с другой стороны, в полной мере проявляет себя только при наиболее полном развитии последнего.

Опираясь на этот метод, Маркс приступает к написанию I тома "Капитала". В предисловии к нему исходной абстрактной категорией капиталистического способа производства (товарной экономики) назван товар, то есть предмет обмена, обладающий наряду со своими потребительскими свойствами свойством обмениваемости. Количественное выражение этого свойства дает агрегированную - ценностную - оценку "полезности" блага в глазах покупателей(27). Исходя из этого ценность определяется общественной формой товара (формой отношений между товаропроизводителями). Тогда при последовательном выведении категорий теории товарной экономики принцип ценностной эквивалентности обмена должен оставаться незыблемым, несмотря на то что структура товарной цены меняет свою форму. Однако в ходе работы над III томом Маркс столкнулся с трудностями, которые не смог преодолеть, потому что не увидел, как вместе с введением новых общественных отношений условия производства перестают соответствовать модели с одним первичным ресурсом.

В этом контексте уместно кратко сказать об одном из основных рубежей защиты марксистов, состоящем в обращении к известному указанию Маркса па "посредствующие звенья" между двумя режимами товарообмена(28). Отдельные экономисты (с обеих сторон линии фронта) увидели в них функциональные переменные сравниваемых типов цен(29). Большинство же исследователей трактует их как последовательные этапы восхождения от исходной абстракции товарной формы к конкретному виду товарной экономики(30). Эта концепция была развита в утонченное философское обоснование отсутствия противоречия между томами "Капитала", связанное с именем Э. В. Ильенкова(31). Его основу составляет тезис о том, что логический генезис (восхождение от) абстрактных моделей ко все более конкретному описанию повторяет историческое развитие изучаемого объекта. Но это не так, если учесть, что абстрактная форма в наиболее чистом виде проявляет себя только на самой высокой ступени эволюции объекта.

По замыслу Маркса, сначала должна рассматриваться модель простой товарной экономики(32), в которую затем поэтапно вводятся как новые условия: наемный труд, различия в длительности производственных процессов и запасы продуктов, вовлечение денег и земли в товарный оборот, образование мировой рыночной системы. Наряду с логическим развертыванием он действительно описывает исторический процесс возникновения капиталистических форм общественных отношений на периферии чуждых и постепенно вытесняемых феодальных обществ(33) Только в этом узком смысле "простой товарообмен" исторически предшествовал развитой товарной экономике (капитализму). И хотя в одних черновых заметках (постоянно упоминаемых критиками) Маркс говорил, что закон ценности действовал раньше закона цен производства, в других подчеркивал обратное - что ценность окончательно формируется только в развитой капиталистической экономике(32).

Тем не менее даже такое объяснение не способно "снять противоречие" между ценностью и ценой производства, потому что его причиной как раз и является нарушение логики развертывания экономических категорий. Ведь если товар есть базовая абстракция экономической теории капитализма, а абстрактное тем и характеризуется, что оно соответствует всем конкретным проявлениям изучаемого объекта, то закон ценности должен регулировать товарообмен на всех стадиях логического восхождения и во всех моделях товарной экономики. Поэтому противоречие между законами ценности и цен производства не является "реальным противоречием объекта"(35) а проистекает из ошибок его моделирования.

Сказанное позволяет выдвинуть гипотезу, согласно которой Маркс не опубликовал продолжение "Капитала" потому, что осознавал неудачи в применении собственного научного метода. Это, однако, не умаляет ни сам метод, ни закон ценности (в смысле всеобщей эквивалентности обмена) как сердцевины общей теории товарной экономики. Вопреки мнению критиков, в этой задержке просматривается не уклонение от признания своих прошлых ошибок, а честный поступок ученого, оставившего своим потомкам задачу и метод ее решения, которое, главным образом из-за отсутствия адекватных сложности задачи инструментов анализа, не смог довести до конца самостоятельно.

Межотраслевой анализ ценности

С середины XX века в теории ценности началось активное применение межотраслевых моделей, заменивших прежние модели, построенные по признаку деления продуктов в соответствии со способом их потребления (средства производства, средства существования рабочих и предметы роскоши капиталистов). Их одновременное использование экономистами разных школ сделало дискуссию о ценности многосторонней. Непосредственно марксистам оппоненты предъявили один общий тезис о независимости цен от каких-либо гипотез о внутренней природе ценности36. Кроме того, неорикардианцы доказывали влияние условий распределения дохода между рабочими и капиталистами на цены, а неоклассики акцентировали внимание на важности фактора спроса.

Опровержение идеи внутренней ценности наглядно демонстрирует закрытая межотраслевая модель экономики, в которой "производство товаров осуществляется посредством товаров", то есть исключительно за счет промежуточного потребления продуктов. Экономический смысл данной модели заключается в том, что представленная в ней матрица межотраслевых потоков является, в сущности, системой товарного обращения. Ее замкнутый (круговой) характер олицетворяет свойство всеобщей эквивалентности товарообмена, которое и служит наиболее общим выражением закона ценности.

Столбцы матрицы (а) раскрывают структуру покупок отраслей экономики в расчете на выпускаемый ими товар. Торговый баланс каждой отрасли обращается в тождество при помощи вектора специальных коэффициентов пропорциональности - пропорций обмена покупаемых товаров на отраслевой товар. Данный вектор соответствует тому, что Маркс назвал развернутой формой меновой ценности отдельного товара. Закрепление за одним товаром функции счетной единицы позволяет унифицировать систему товарных потоков и представить ее в однородном виде. При этом вектор развернутой формы меновой ценности счетного товара становится (по терминологии Маркса) всеобщей формой меновой ценности, частным случаем которой для денежного товара является форма цены (вектор р в уравнении (4)).

Поскольку речь идет о замкнутой системе товарных потоков, определитель матрицы (е - ат) равен нулю. Это означает, что существует бесконечное множество положительных векторов относительных цеп и любой товар пригоден для выполнения функции счетного товара. Следовательно, для нахождения системы меновых пропорций необходимо и достаточно знать структуру торговых операций, а категория абстрактного труда (и вообще внутренней сущности ценности) оказывается избыточной.

Реакция марксистов на этот вывод была неоднозначной. Экономисты школы аналитического марксизма согласились освободить более важную, на их взгляд, теорию капиталистического накопления от ложной трудовой теории ценности(37). Напротив, сторонники школы неравновесного марксизма перешли в контрнаступление на идею равновесных цен(38).

Третья группа марксистов, опираясь на данную И. И. Рубиным интерпретацию, защищала трудовую теорию ценности, отказавшись от количественного выражения величины абстрактного труда(39). По их мнению, акцент на общественной форме ценности сохраняет социально-экологическую значимость трудовой теории ценности, невзирая на ее недостатки при объяснении цен(40). По большому счету все эти авторы лишь уходили от решения проблемы(41).

Странные теоремы

На этом заканчивается единодушие и между противниками марксизма. Хотя с точки зрения товарного обращения все товары производятся исключительно посредством товаров, в технологическом аспекте продукты производятся посредством ресурсов. Из-за этого во всех случаях, когда производство осуществляется с участием первичных ресурсов, кругооборот товаров оказывается разомкнут. Часть производимых предпринимательским сектором продуктов, поступая в сектор конечного потребления домохозяйств, замещается потоками первичных ресурсов. Именно здесь возникают настоящие трудности, дающие простор для взаимного непонимания.

Неоклассики описывают подобные случаи при помощи открытых моделей межотраслевого анализа, когда в количественную задачу (задачу определения отраслевой или товарной структуры экономики) экзогенно вводится вектор конечного продукта, а в ценовую задачу - вектор средних добавленных ценностей. Апеллируя к множественности допустимых решений открытых моделей, они стремятся обосновать необходимость частичного анализа отдельных рынков, якобы позволяющего эндогенно объяснить величину данных векторов. Понятно, что раздельные решения задач межотраслевого анализа могут оказаться не только не единственными, но и не согласованными друг с другом. Однако это скорее аргумент против открытых моделей, чем довод в защиту частичного рыночного анализа(42).

Свои недостатки имеет и неорикардианская межотраслевая модель: конечный и чистый продукты в ней раскрываются в различных аспектах. В составе конечного продукта выделяются направления его использования, а чистый продукт моделируется в разрезе видов экономических доходов. Эта непоследовательность привела к подмене анализа доходов поиском симметрии между факторным распределением национального дохода и условиями экономического роста(43). Результат этих поисков воплотился в нескольких странных теоремах, две из которых имеют непосредственное отношение к трудовой теории ценности.

Первая теорема гласит, что трудовая теория ценности применима (то есть цены пропорциональны полной трудоемкости) только при нулевой прибыли(44). Следовательно, вторая теорема, условия распределения национального дохода между рабочими и предпринимателями являются значимым фактором ценообразования. Ошибочность обеих теорем коренится в противоречиях неорикардианской формулы целы. В качестве ее объекта рассматривается система производственных процессов с несколькими видами первичных ресурсов (например, в простейшем случае - процесс производства зерна посредством посевного зерна и труда). При этом первичным ресурсом называется только труд, а формально прибыль нормируется по денежным затратам на покупку средств производства. После этого математически задача решается так, как будто все обстоит как раз наоборот: цены ставятся в зависимость от полной трудоемкости товаров, только в качестве коэффициента пропорциональности выступает уже не матрица Леонтьева, а матрица, содержащая норму прибыли:

Фактически, в этой модели труд - единственный промежуточный ресурс, а к первичным ресурсам отнесены все средства производства, поскольку только при этих условиях прибыль может быть нормирована по затратам на их покупку. Однако, во-первых, ни при каких обстоятельствах труд не может быть отнесен к числу промежуточных ресурсов производства, так как он является продуктом предшествующего развития45. А во-вторых, первичный ресурс всегда привлекается в производство на условиях ante factum устанавливаемой цены. Подчеркиваемое неорикардианской школой допущение об оплате труда в режиме post factum предполагает временную отсрочку, за которую рабочие должны получить процентную надбавку. Но эта надбавка не является зарплатой, а выступает как самостоятельный вид дохода, основанный на перераспределении прибыли.

В системе (6) число неизвестных переменных продуктовых и факторных цен превышает число ценовых уравнений на два (ставка зарплаты и норма прибыли), и даже выбор счетного товара не обеспечивает разрешимости ценовой задачи. На этом основании формулируется еще одна теорема о том, что для ее решения требуется экзогенное определение одной из факторных цен(47). Данный вывод обязан своим появлением неполному учету исходных данных - в модели изначально отсутствуют уравнения факторных цен, а их построению препятствует моделирование структуры конечного продукта экономики по направлениям его использования (в закрытой модели без государства - на текущее потребление и сбережения). На самом деле для решения ценовой задачи сектор домохозяйств должен группироваться по признаку первичных ресурсов, что обеспечивает недостающие уравнения факторных цеп без необходимости в произвольном установлении одной из них.

Таким образом, по причине молчаливо допускаемой множественности первичных ресурсов неорикардианскую модель ценообразования нельзя использовать для критики трудовой теории ценности. В модели же производства с одним первичным ресурсом относительные цены строго пропорциональны сравнительной трудоемкости товаров даже при положительной прибыли, а потому распределение дохода между рабочими и капиталистами не оказывает на них никакого влияния(48).

Нащупывая противоречия неорикардианской теории, неоклассики обратились к изучению условий, при которых межотраслевой анализ цен не зависит от конечного спроса. Его результаты воплотились в теореме о незамещении, описывающей частный случай неоклассической модели общего равновесия применительно к условиям производства с одним первичным ресурсом (однородным трудом)(49) При этом основное внимание было уделено предпосылке о постоянном эффекте масштаба отраслей экономики (горизонтальном характере кривых предложения), которое увело спорящих в сторону от предметной области теории ценности. Неорикардианцы восприняли теорему о незамещении как проявление слабости неоклассической теории. И в этом есть доля истины. Иначе бы приверженцы последней не стали доказывать значимость фактора спроса на территории противника, то есть при экзогенно заданной норме прибыли.