АСПЕКТЫ ОБЩНОСТИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА


АСПЕКТЫ ОБЩНОСТИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА

Г. Барышева
Э. Плучевская


За последние 20 лет научный интерес к фундаментальным истокам пространственной теории вырос. В России принято употреблять термин "теория размещения". В англоязычной литературе используют термин "spatial economics", который можно перевести как пространственная экономика.

Пространственный аспект в экономической науке Запада XIX в. изучался главным образом с позиций теории размещения. В это же время теория размещения оформилась в качестве особого направления в Германии, но классическая экономическая теория эти вопросы не рассматривала. В 1909 г. вышла в свет книга А. Вебера, одна из первых работ по теории размещения. В 1920-х гг. некоторые немецкие авторы дополнили анализ частичного равновесия А. Вебера анализом общего равновесия в пространственном измерении.

Тем не менее основоположником теории размещения производства принято считать И. Тюнена. Он не был первым исследователем, который начал анализировать пространство как экономическое явление, но он был первым, кто использовал для исследования пространства соответствующие методы анализа. В своей работе "Изолированное государство", написанной в 1826 г., И. Тюнен создал абстрактную географическую модель, в которой приняты такие характеристики, как удаленность от центра и площадь. В данной модели транспортные издержки как линейная функция отделены от расстояния и от других факторов, оказывающих влияние на размещение сельскохозяйственного производства и способы землепользования. Он полагал, что цена каждого продукта в любой точке пространства отличается от его цены в городе на величину транспортных затрат, которые являются прямо пропорциональными весу груза и дальности перевозки. Определяя факторы, влияющие на различие цен на территории страны, мы будем придерживаться этой точки зрения.

А. Маршалл, работы которого считаются фундаментом микроэкономики, пространственный фактор практически не учитывает. Он выдвигает предположение о более важном и существенном значении для экономики учета фактора времени по сравнению с пространственным фактором. Хотя А. Маршалл не мог не считаться с тем, что факторы пространственного характера играют существенную роль в определении общей ситуации на рынке.

В неоклассических теориях общего равновесия, разработанных Л. Вальрасом и В. Парето, рассматривается хозяйство в качестве единого целого, которое анализируется безотносительно протяженности в пространстве. Такой подход обусловлен, видимо, тем, что представители политэкономии того периода (А. Маршалл, Дж. Кларк, Л. Вальрас) занимались наиболее общими особенностями функционирования рынка, абстрагируясь от ряда моментов и допущений. Последователем теории Л. Вальраса стал К. Лаунхардт. Его исследования касались транспортно-инженерной экономики, теории цен и пространства рынка. И. Шумпетер признавал, что К. Лаунхардт одним из первых применил математику в исследовании рыночного пространства. Тем не менее И. Шумпетер незаслуженно принижает роль К. Лаунхардта в становлении локальной теории. Это говорит о том, что историки экономической мысли не имеют систематического взгляда на пространственную теорию, которая стоит особняком в системе экономической науки.

К. Лаунхардт в работе "Математическое обоснование учения о народном хозяйстве" искал решение проблемы определения оптимальных районов продаж для конкурирующих между собой производителей, сосредоточенных в одной точке и обслуживающих потребителей, равномерно рассредоточенных в экономическом пространстве. Эта проблема противоположна сформулированной И. Тюненом, который определяет оптимальные районы снабжения для конкурирующих между собой потребителей, сосредоточенных в одной точке, но покупающих товары у производителей, рассредоточенных в экономическом пространстве.

Наибольший вклад в формирование теории пространства рынка сделал Ф. Феттер. Он полагал, что концепции конкуренции и монополии следует сблизить, поскольку рынкам в разной степени присущи черты того и другого. Для уничтожения дискриминации в ценах, ликвидации встречных перевозок и переплат за фрахт требуется установление цен непосредственно покупателем. Конкуренция будет происходить только между предприятиями, которые поделили рынок, или на границах этих рынков.

Создатель первой теории модели пространственного экономического равновесия А. Леш. Целью его работы был обзор теорий рационального использования пространства, созданных за 100 лет, и обобщение их под углом зрения теории общего равновесия. В исследовании А. Леша нашли отражение все основные элементы классической теории размещения: тюненовский анализ районов производства, удовлетворяющего потребности точечного рынка; анализ точек производства обслуживающих районов сбыта К. Лаунхардта; теория минимизации транспортных издержек и затрат на оплату рабочей силы при рациональном размещении промышленных предприятий А. Вебера; анализ моделей пространственной конкуренции в условиях дуополии и олигополии Г. Хотеллинга; теория региональных структур В. Кристалл ера.

Экономические модели лишь относительно недавно стали важной частью регионального моделирования. Зарубежным межрегиональным моделям часто недостает пространственного содержания, поскольку регион в них рассматривается как единственная точка в пространстве. Характерные для внутрирегиональных моделей попытки определить пространственные связи сменяются в большинстве моделей анализом и прогнозированием процесса регионального роста и используются для прогнозирования экономической активности.

Сложность объекта исследования пространственной экономики порождает множество методов, среди которых важнейшими являются: балансовый; системного анализа и моделирования; систематизации; картографический.

Балансовая модель, с точки зрения У. Изарда (1), фактически является общегосударственной моделью, дезагрегированной на составляющие регионы. Из-за информационных трудностей эмпирическая разработка балансовой региональной модели оказалась трудной задачей. Экономические балансы - эффективное средство пространственных и региональных исследований. Роль их особенно возрастает в регулировании комплексного развития регионов в связи с тем, что имеется разбалансированность экономики регионов в период становления рыночных отношений в стране.

Балансы позволяют: определить основные экономические связи в хозяйстве и межрегиональном пространстве; отобрать оптимальные из них, которые с меньшими затратами могут обеспечить потребности населения и отраслей региональной специализации; выбрать место для строительства тех или иных предприятий, обеспечивающее рациональное использование сырья, топлива, воды и других ресурсов, минимум затрат поставки готовой продукции к местам потребления. Существует множество видов балансов, но наиболее известны материальные и межотраслевые балансы. В регионах составляются балансы по отраслям специализации. Материальные балансы позволяют анализировать и прогнозировать состояние товарных рынков, могут быть использованы маркетинговыми службами предприятий, соответствующими департаментами администраций всех уровней. Составлению балансов предшествует аналитическая работа.

Метод системного анализа и моделирования основывается на комплексном изучении хозяйства региона, его внутренних пространственных взаимосвязей, взаимодействия элементов структуры. Всесторонний анализ, использующий принцип поэтапности, начинается с постановки цели и задач, формулировки гипотезы развития. При этом главным критерием оптимальности развития региона и национальной экономики в целом является эффективность, т. е. наиболее полное удовлетворение потребностей населения. Поскольку по мере развития хозяйств регионов, и особенно с образованием межрегиональных ассоциаций экономического сотрудничества, взаимосвязи в экономическом пространстве становятся все более сложными, появляется необходимость разработки и применения экономико-математических моделей территориальных экономических процессов.

Использование экономико-математических моделей позволяет с минимальными затратами времени и труда обрабатывать огромные массивы информации, выбирать оптимальные решения в соответствии с поставленной целью. Сегодня моделируются: территориальные пропорции развития экономики России; размещение отраслей хозяйства в экономическом пространстве; формирование хозяйственных комплексов. Качественная особенность многих разработанных моделей экономического пространства - способность отражать структуру, взаимосвязи и закономерности процессов, происходящих не только в различных регионах, но и в странах с разным социально-экономическим устройством.

В условиях перехода к рыночной экономике моделирование затрудняется неустойчивым характером экономических процессов, хаотичным изменением условий хозяйствования. В то же время выдвигаются новые требования к моделированию, прежде всего, в связи с необходимостью количественной оценки кризисных явлений, последствий распада прежних экономических связей, ликвидации экономических субъектов, нарушения общности экономического пространства. Для формализации подобных ситуаций создаются новые теории, математический аппарат и модели (например, теории и модели катастроф и бифуркаций).

Большие затруднения для моделирования создает усиливающийся в обстоятельствах переходного периода информационный дефицит. Возникают проблемы с информацией о частном секторе, расширением "теневой экономики", переводом на новую методологию статистики и отсутствием достаточно длинных динамических рядов сопоставимых данных. Но быстрый прогресс компьютерной техники и компьютерных технологий - благоприятный фактор в рассматриваемом отношении. Тем не менее экономико-математические методы не позволяют с достаточной достоверностью определить долговременные последствия принятых решений.

Метод систематизации связан с разделением изучаемых явлений (исходя из целей исследования) на основе избранных критериев, процессов и явлений на определенные совокупности, характеризующиеся общностью признаков и отличительных черт. Это приемы классификации, типологии, концентрации и др.

Для теории общего экономического пространства большое значение имеет картографический метод. Карта важна не только в географии, но и в пространственной экономике. Она позволяет наглядно представить размещение производства в экономике региона, страны, дает множество другой информации о ней. Многие черты современной пространственной структуры российской экономики обусловлены физико-географическими и историческими факторами: огромная территория и ее периферийное положение в Евразии, суровые климатические условия на двух третях всей территории, низкая (в среднем) плотность населения и его многоэтнический и многоконфессиональный состав, разрывы между сосредоточениями природных ресурсов, населения, производственного капитала. Все это создает постоянный фон для регионального развития страны.

Другая группа современных региональных проблем России связана с последствиями пространственной организации хозяйства, сложившейся в советское время, которая в отличие от общего экономического пространства подразумевала не региональную сбалансированность, а абсолютное утопическое равенство населения. Наибольшие заботы создают такие наследственные черты прошлой пространственной организации, как чрезмерная концентрация большого числа производств, узкая специализация регионов, большие расстояния между производителями и потребителями (как следствие ведомственности в управлении), существование многих моногородов (в том числе "закрытых"), сращивание социальной инфраструктуры поселений с производственными предприятиями, хроническая незанятость в хозяйственно отсталых регионах, многочисленные зоны экологического бедствия, критическое состояние малых городов, деградация многих сельских местностей.

Тяжелое наследие прежней пространственной организации страны нельзя объяснить только просчетами в планировании и управлении. Решающее влияние имели свойства существовавшей политико-экономической системы: экстенсивная эксплуатация природных ресурсов, компенсирующая неэффективность их использования (из-за этого непрерывное движение в новые сырьевые регионы), милитаризация экономики (в том числе создание городов и целых агломераций с преобладанием предприятий ВПК), нехватка ресурсов на создание нормальной коммуникационной и социальной инфраструктуры. При этом нельзя умалять достижения в размещении производительных сил, развитии ряда ранее отсталых регионов и хозяйственном освоении новых регионов.

Трансформации экономической и политической систем в СССР и России с середины 1980-х гг. создали качественно новые условия для регионального развития и межрегиональной пространственной кооперации. Острота современной социально-экономической ситуации в большинстве регионов страны и сильные деформации всего экономического пространства определяются сложными, одновременно переходными процессами в стране. К ним относятся: формирование нового геополитического и экономического пространства после разрушения СССР; переход к экономике рыночного типа с нестабильной системой государственного регулирования; открытие национальной экономики для внешнего рынка; длительный экономический кризис; изменение государственного устройства, в том числе политическими и экономическими отношениями центр - регионы.

Разрушение СССР радикально изменило геополитическое и геоэкономическое положение России в Евразии. Новые государства (республики бывшего СССР) отделили Россию от Центральной и Западной Европы и Ближнего Востока. Россия стала в большей степени северной страной. Между ними нарушились экономические связи (товарообмен упал в 3-4 раза) и появилась необходимость их замещения собственным производством или связями с дальним зарубежьем. Возникли новые приграничные регионы (26 субъектов Федерации) с их специфическими инфраструктурными, производственными, гуманитарными проблемами. В Россию хлынул поток переселенцев, в основном "русскоязычных", которых необходимо размещать и обустраивать, по возможности, с меньшими социальными и экономическими издержками. За 1992-1997 гг. в Россию прибыло из нового зарубежья около 5 млн. человек. Страна была поставлена перед необходимостью перестроить систему обороны с учетом размещения войск в регионах и охраны новых государственных границ.

Быстрый переход от административно-плановой к рыночной экономике всегда приводит к социально-экономическим потрясениям различной продолжительности. В России данный переходный процесс усложняется и удлиняется в значительной мере из-за неоднородности ее экономического пространства, сильных различий регионов по возможностям адаптации к рыночным условиям. По этой причине особенно уязвимыми оказались три группы регионов: с высокой концентрацией производств, ставших нерентабельными при переходе от плановых к рыночным ценам или внезапно потерявших покупательский спрос на свою продукцию; периферийные, чье положение ухудшилось из-за опережающего роста транспортных тарифов по сравнению с ценами на производимую продукцию; лишившиеся федеральных источников финансового существования и дотирования производств.

В России депрессивными оказались, прежде всего, многоотраслевые территории с некоторыми отраслями военно-промышленного комплекса, текстильной, машиностроительной и горно-добывающей промышленности. Основными причинами стали потеря спроса на выпускаемую продукцию, низкая конкурентоспособность и нерентабельность производства в рыночных условиях. Кризис основного районо- и градообразующего предприятия ведет к деградации десятков регионов, экономическая активность искусственно концентрируется и поддерживается лишь в нескольких субъектах Федерации, на территории которых сосредоточены основные сырьевые месторождения и мощности по производству продуктов первичной, примитивной степени обработки.

Ряд регионов одновременно относится к двум-трем указанным группам. В то же время формирование торгового и банковского капитала, в том числе за счет перелива капитала из реального сектора, дало новые преимущества столичным центрам. Многие региональные проблемы в экономике переходного периода являются проявлением противоречия между инерционностью размещения материальных элементов национального богатства (природных ресурсов, основных производственных и непроизводственных фондов) и возросшей динамичностью экономических условий производства, труда, жизнеобеспечения. Острота региональных проблем часто обусловливается также несбалансированностью рыночных преобразований в разных сферах. Например, рыночному саморегулированию занятости в регионах препятствует отсутствие реального рынка жилья, способствующего мобильности рабочей силы, медленное развитие малого и среднего бизнеса, поглощающего высвобождающуюся рабочую силу из стагнирующих или реконструируемых крупных предприятий.

Либерализация внешнеэкономической деятельности ускорила рыночные преобразования экономики и позволила активнее использовать преимущества международного разделения труда. Но для различных регионов она имела разные последствия. Выигрывают в основном регионы - экспортеры продукции, пользующейся устойчивым внешним спросом (нефть, газ, цветные металлы, алмазы), а также крупные торгово-посреднические центры (Москва, портовые города). В трудном положении очутились регионы, концентрирующие производства, не выдерживающие конкуренции с импортируемой продукцией или сильно зависящие от дорогого импортного сырья (например, "текстильные" районы).

Кризис в стране в начале 1990-х гг. охватил все регионы без исключения, но негативные явления имеют региональные особенности. Наибольший спад производства и соответственно безработица явились в регионах, концентрирующих военную промышленность (из-за потери государственных заказов), инвестиционное машиностроение и производственные базы строительства (инвестиционный кризис), легкую промышленность (внешняя конкуренция и снижение покупательского спроса). Инфляционный взрыв в начале 1992 г. нанес максимальный ущерб экономике регионов, вынужденных иметь более значительные оборотные средства (из-за концентрации производств с длительным циклом и сезонного завоза грузов), и населению регионов с более высокими денежными накоплениями (Север и Дальний Восток).

К этому следует добавить, что в России из-за больших расстояний, удорожания транспорта и других препятствий для пространственной мобильности различия между региональными рынками товаров, капитала и труда сглаживаются относительно медленно. На фоне продолжающегося общероссийского спада производства уже с 1994 г. появляются регионы с положительным ростом валового продукта, промышленного производства, доходов населения. Самой заметной "точкой роста" стала столица. В то же время в других регионах продолжается экономический спад.

Трансформация экономических отношений в России сочетается с переходом от унитарного государства к системе реального федерализма. Данный этап сопровождается коллизиями в отношениях между центром и регионами, прежде всего, в экономической сфере: распределении государственной собственности, налогов, финансовых трансфертов и т. д. Существуют две основные точки зрения относительно государственного устройства. Во-первых - отрицание федерализма, неделимость России и, во-вторых - бюджетный федерализм, подразумевающий вертикаль власти, разграничение полномочий на законодательной, а не договорной основе, невмешательство власти центра в законные полномочия низшего уровня, экономическая самодостаточность субъектов Федерации и муниципальных образований.

Разделение финансов между федеральной властью, экономическими субъектами и местным самоуправлением сопровождается стремлением к сепаратизму. В наибольшей степени это характерно для некоторых республик в составе Федерации и периферийных регионов. Региональное многообразие не позволяет России копировать какую-либо одну из апробированных в мировой практике моделей переходной экономики и государственного устройства и она вынуждена создавать новый синтез мирового опыта на основе селекции. Это тем более важно, что заметное отставание от многих развитых стран по обустройству общего экономического пространства вследствие затяжного кризиса усиливается.

Не решив многие проблемы организации общего экономического пространства, Россия медленно реагирует на новые мировые тенденции. Исторически сложившаяся неоднородность экономического пространства оказывает значительное влияние на эволюцию государственного устройства, структуру и эффективность экономики, стратегию и тактику институциональных преобразований и социально экономической политики. Поэтому вопрос о том, увеличивается или уменьшается неоднородность или дифференциация экономического пространства, имеет значение с разных точек зрения.

Уменьшение пространственной дифференциации означает сближение регионов по уровню социально-экономического развития. Это создает более благоприятные условия для эффективного развития общенационального рынка, гармонизации социально-экономических преобразований, формирования на качественно более высоком уровне общероссийского менталитета, укрепления единства государства. Наоборот, усиление региональной дифференциации затрудняет проведение общей политики социально-экономических преобразований и формирование общенационального рынка, несет опасность региональных кризисов (особенно в маргинальных регионах) и межрегиональных конфликтов, дезинтеграции национальной экономики, ослабления целостности общества и государства.

Отмечая неоднородность и дифференциацию экономического пространства, не следует иметь в виду в качестве идеала равномерное размещение по территории страны различных отраслей хозяйства и видов деятельности, поскольку как раз их неравномерное размещение - свойство любого организованного экономического пространства (следствие территориального разделения труда, концентрации и специализации производства, урбанизации, расселения и т. д.). Речь идет о межрегиональных различиях общих уровней экономического развития (экономической активности) и уровней (качества) жизни.

В СССР проблема сдерживания межрегиональных различий по уровням экономического развития и жизни занимала видное место в социально-экономической политике и еще более - в идеологии. Инструментами этой политики были централизованное финансирование экономики и социальной сферы регионов, дотации и субвенции, разнообразные социальные компенсаторы, плановые цены. Тем не менее различия между российскими регионами по важнейшим социально-экономическим индикаторам к концу 1980-х гг. были велики. Достаточно сказать, что в 1988 г. максимальный разрыв между административно-территориальными единицами по величине национального дохода (чистой продукции) на душу населения составил 11 раз (Тюменская область и Агинский автономный округ) (2). Возьмем также такой показатель, как бюджетная обеспеченность в расчете на человека. Во второй половине 2004 г. в Ульяновской области он составлял 2728 руб., Новосибирской - 5350, Москве -14300, Эвенкийском округе - 85000 руб. Разница в 31,5 раза (3).

С началом рыночных реформ дифференциация регионов стала быстро усиливаться. Это объяснялось в основном следующими причинами. Во-первых, действием рыночной конкуренции, неодинаковой адаптируемостью к рынку регионов с различной структурой экономики и разным менталитетом населения и власти. Во-вторых, значительным ослаблением регулирующей роли государства (сокращением федеральной финансовой поддержки, отменой большинства региональных экономических и социальных компенсаторов). Определенную роль играло и фактическое неравенство субъектов Федерации в экономических отношениях с центром. Известно, что в стране с начала 1990-х гг. усиливалась экономическая (по формам собственности и секторам производства) и социальная (по группам населения) дифференциация. Наблюдаемая пространственная дифференциация - по сути пространственное отображение этих процессов.

Современное экономическое пространство страны, разнородное по экономическому развитию и уровню жизни, включает множество больших и малых территорий с аномалиями, так называемые проблемные регионы, которые самостоятельно не в состоянии решить свои социально-экономические проблемы и поэтому требуют активной поддержки государства. Помимо недостаточности собственных возможностей для обеспечения своего нормального функционирования и развития, признаками проблемных регионов являются: острота проявления той или иной крупной проблемы, нерешенность которой создает угрозу социально-экономическому положению в стране, может вызвать политическую дестабилизацию, антропогенные природные катастрофы; недостаточный ресурсный потенциал (производственный, научно-технический, трудовой, природный); особое значение геополитического положения региона для стратегических интересов страны.

Экономическое пространство России перенасыщено проблемными регионами разного типа. Значительная часть слаборазвитых или отсталых регионов пребывает в состоянии застоя, стагнации. Как правило, в этих регионах низкая интенсивность хозяйственной деятельности, мало диверсифицированная отраслевая структура промышленности, существенное отставание от большинства регионов страны по производственно-техническому потенциалу и социальной сфере.

Депрессивные регионы принципиально отличаются от отсталых тем, что при более низких, чем в среднем по стране, современных социально-экономических показателях, в прошлом эти регионы были более развитыми и по некоторым производствам занимали видное место в масштабе страны. Как правило, они имеют достаточно высокий уровень накопленного экономического потенциала, значительную долю промышленного производства в структуре хозяйства, высокий уровень квалификации местных трудовых ресурсов. Однако по разным причинам эти регионы потеряли свое былое значение и относительные преимущества. Среди депрессивных регионов выделяют две группы: "дореформенные", регресс которых начался в дореформенный период, а в процессе реформы их положение еще более ухудшилось, и "новые" депрессивные регионы, которые только в последние годы попали в кризисную ситуацию и не имеют необходимых условий для выхода из нее. Например, это регионы, в наибольшей степени пострадавшие от сокращения военных заказов.

Кризисные регионы характеризуются сильными деформациями. По типологии, разработанной СОПСом, на территории страны образовались четыре кризисных пояса: Центральный, Южный, Уральский, Восточный. Наиболее крупный из них - Центральный, охватывающий части Северо-Западного, Центрального, Волго-Вятского, Центрально-Черноземного и Поволжского экономических районов. В этом поясе расположено 17 субъектов Федерации в кризисном и предкризисном состоянии по спаду производства; 13-е неблагополучной экологической обстановкой; 19 - с высоким уровнем депопуляции населения; 14 - с быстро растущей безработицей; 7 - кризисных по уровню бедности, 19 - со сложной финансовой ситуацией.

Южный кризисный пояс состоит из сопредельных регионов Северного Кавказа и Поволжья. По глубине падения производства выделяются республики Северного Кавказа. Для этого пояса характерны межнациональные конфликты, кризисные явления в области занятости (7 регионов), уровня жизни (12 регионов), финансового положения (12 регионов). Здесь сосредоточено большое число беженцев и вынужденных переселенцев из республик как самого Северного Кавказа (из Чечни, Ингушетии), так и бывшего СССР.

Третий кризисный пояс - Уральский. В него входят 4 субъекта Федерации с глубоким спадом производства; 5 регионов находятся в кризисном или предкризисном состоянии по техногенной нагрузке; 3 - по угрозе безработицы; 5 -по уровню бедности; 2 - по неудовлетворительному финансовому положению. Он представляет угрозу национальной безопасности страны, поскольку на его территории концентрируются базовые отрасли промышленности, крупный оборонный потенциал, атомная промышленность.

Тревожное положение в Восточном кризисном поясе, включающем республики Алтай, Тыва, Бурятия, Алтайский край, Читинскую и Амурскую области.

Вне рассмотренных поясов остались также отдельные кризисные очаги на Крайнем Севере, для которых характерны экологические катаклизмы, потери контактов с Большой Землей, обезлюдение. Как наиболее кризисная в целом оценивается ситуация в Восточно-Сибирском районе.

К территориям экономического бедствия относятся еще четыре экономических района: Северный, Северо-Западный, Северо-Кавказский, Дальневосточный. Но и каждый из остальных экономических районов находится в кризисе хотя бы по трем компонентам, за исключением Западной Сибири (одна компонента). Конечно, внутри каждого экономического района имеются большие различия.

Эксклюзивное положение в неоднородном пространстве страны занимают приграничные регионы. Они могут входить в группу слаборазвитых регионов (например, республики Северного Кавказа, Тыва) или в группу депрессивных регионов (Читинская область), а также в группу кризисных регионов (территории природных катаклизмов Приморского края, Сахалинской области). Однако все они имеют свои специфические приграничные особенности. В этой группе выделяются ранее существовавшие и новые приграничные регионы. Их значение возрастает вследствие интеграции России в мировую экономику и перестройки отношений с республиками бывшего СССР. Специфические проблемы таких регионов связаны с "барьерными" и "контактными" функциями границ. Это развитие приграничной инфраструктуры, эффективных экспортных производств и предприятий по переработке импортируемого сырья, трансграничная торговля, производственная и трудовая межгосударственная кооперация, ассимиляция переселенцев, создание особого режима природопользования.

В настоящее время механизмы предоставления и объем финансовой поддержки государства кризисным территориям в стране не установлены, нет также законодательно принятой методики их отбора. Согласно проекту ТАСИС, официальный статус депрессивной территории не является достаточным основанием для получения помощи от федеральных властей. Для этого депрессивным районам необходимо разработать и утвердить программу социально-экономического развития, которая должна пройти экспертизу. Без такой программы государственная помощь не предоставляется, так как простое пополнение бюджета таких территорий не устраняет причин депрессии. Стратегия социально-экономического развития любой территории должна предусматривать не только выделение целей и приоритетных направлений развития, но и создание условий для их достижения (4).

Для большинства депрессивных территорий можно предложить несколько возможных вариантов выхода из такого состояния:

осуществление односторонних государственных мероприятий, например целенаправленная миграция населения из кризисных районов за счет бюджетных средств. До настоящего времени такие мероприятия проводились при чрезвычайных ситуациях: экологических катастрофах, стихийных бедствиях. Сейчас такие меры предусматриваются для некоторых северных районов страны, переживающих наибольшие трудности. Одним из примеров может служить разработка программы по государственной поддержке северных районов Иркутской области. Ситуация в этих районах во многом будет определяться их инвестиционной привлекательностью. Если на данной территории нет природных ресурсов, пользующихся спросом, то возрождение прежних производств практически невозможно. Поэтому нужна инвентаризация таких предприятий. Необходимо прояснить перспективу некоторых поселений вместе с их градообразующими предприятиями, планомерно отселять их жителей уже сейчас на территории, где необходим приток рабочей силы;

переориентация отраслевой структуры производства, т. е. создание и развитие в этих районах за счет государства новых производств. Так было сделано в Германии и США в 1933 г. В штате Теннеси для ликвидации значительного отставания социально-экономического развития по сравнению с другими частями страны была создана крупнейшая энергосистема. Дешевая электроэнергия стала одной из важнейших предпосылок ускорения процесса индустриализации. В регионе стало возможно установление и поддержка льготных тарифов на электроэнергию. Это послужило стимулом для привлечения сюда промышленных предприятий, в том числе использующих новые технологии, в частности, атомной промышленности, что способствовало улучшению условий и качества жизни населения;

государственное вмешательство путем предоставления различных льгот и дотаций новым фирмам, действующим в передовых отраслях, государственное инвестирование в создание систем инфраструктуры, создание совместных организаций с частными фирмами, технологических центров;

социально-экономическое картирование всей территории и выделение статусных зон, в которых необходимо распространять антидепрессивные меры с местного уровня на региональный. При этом нельзя допустить искусственного насаждения производств, не отвечающих местным условиям. Выделяемые депрессивным районам средства государства должны тратиться на структурную перестройку, а не на сохранение нежизнеспособных мощностей;

использование собственного природно-ресурсного потенциала и развитие соответствующих местным условиям конкурентоспособных производств.

Логическое развертывание концепции устойчивого развития приводит к необходимости разработки стратегии такого развития для каждого региона (в принимаемой для этого сетке районирования) и интеграции таких стратегий. Региональные стратегии различных типов регионов (сырьевых, старопромышленных, аграрных, густо- и слабозаселенных) будут сильно отличаться друг от друга и от усредненных характеристик сводной национальной стратегии. При этом движение к устойчивому эколого-социоэкономическому развитию одних регионов не должно осуществляться за счет деградации других.

При решении социально-экономических проблем экономического пространства страны возможны два основных соотношения: совместимость макроэкономического ("точечного") сценария, прогноза и его пространственного отображения - регионализации; нереализуемость макроэкономического сценария, прогноза в пространственно-региональном контексте, т. е. в реальной российской ситуации регионального многообразия и неоднородности экономического пространства.


1 Изард У. Методы регионального анализа. - М.: 1966. С. 345-346.

2 Регионы России. Социально-экономические показатели. Госкомстат России. - М.: 1998. С. 40-45.

3 Российская газета. 2004. 7 сентября. С. 11.

4 О федеральной поддержке особо нуждающихся депрессивных и отсталых территорий Российской Федерации: проект Федерального закона // Регион: экономика и социология. 2001. N 1.С. 35-55.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy