Системная экономика как платформа развития современной экономической теории


Системная экономика как платформа развития современной экономической теории

Клейнер Г.Б.
д. э. н., профессор
член-корреспондент РАН
замдиректора ЦЭМИ РАН
завкафедрой «Системный анализ в экономике»
Финансового университета при Правительстве РФ

Кризис экономической теории, которая, по широко распространенному мнению, не смогла ни однозначно предвидеть, ни убедительно объяснить локальные и глобальные экономические кризисы последних десятилетий, ни преодолеть собственную фрагментарность, а порой и противоречивость отдельных своих частей, стал предметом широкого обсуждения (Полтерович, 1998, 2011; Krugman, 2009; Стиглиц, 2011). Многие ученые считают, что концептуальную платформу экономической теории необходимо коренным образом реформировать. В рамках этого подхода парадигмальный арсенал экономической теории, обобщенно состоящий из неоклассической, институциональной и эволюционной парадигм, Я. Корнай дополнил новой системной парадигмой (Kornai, 1998; Корнай, 2002; см. также: Dosi, 2000). Сначала ключевое понятие этой парадигмы — система — относилось только к макроуровню экономики. Позднее данная парадигма была развита в направлении учета определяющей роли экономических (точнее, социально-экономических) систем на всех уровнях экономики (Клейнер, 2002; 2007). При этом новая парадигма не только заимствовала ряд принципов известных парадигм, но и была дополнена базовыми элементами пространственно-временного анализа и общей теории систем (Клейнер, 2012а). Были заложены основы системной экономики — нового направления в экономической теории, интегрирующего положения основных экономических парадигм и теории экономических систем в контексте пространственно-временного подхода.

Согласно обобщенной системной парадигме, экономика данной страны как целое рассматривается, с одной стороны, как макросистема, взаимодействующая с другими статусными макросистемами, такими, как государство и общество (Клейнер и др., 2004), а с другой — как пространственно-временная арена возникновения (создания), функционирования (деятельности и взаимодействия), трансформации (реорганизации) и ликвидации (слияния, поглощения, расформирования и т. п.) экономических систем разного уровня и локализации. В качестве таковых могут выступать предприятия, их группы и устойчивые союзы, кластеры, регионы, отрасли, рынки и т. п., а также относительно краткосрочные экономические феномены: инвестиционные проекты, иные коллективные мероприятия, проведение R&D, внедрение новшеств и др. При подобном подходе именно экономическая система, а не отдельный индивид, как в неоклассической теории, или отдельный институт, как в институциональной теории, выступает основной единицей анализа. Отдельный индивид или отдельный институт (рассматриваемый в совокупности с его носителями и механизмами инфорсмента) могут быть частными случаями экономических систем, однако акцент сделан на «сложносоставных» социально-экономических образованиях, которым определенные комбинации внутренних сил и/или внешних условий обеспечивают относительную устойчивость во времени и пространстве.

В рамках данного подхода каждую экономическую систему анализируют с точки зрения как ее положения во внешнем пространственно-временном континууме (экзогенный анализ), так и внутреннего состояния (эндогенный анализ). На основе принципов двойственности (Клейнер, 2002) можно по-новому осветить такие вопросы, как связь между функциями и структурой экономических систем (Клейнер, 2011с), взаимоотношения предприятий (корпораций) и общества и т. д. (Клейнер, 2010).

Взгляд на экономику как на совокупность взаимодействующих систем отличается от традиционного. Далеко не всегда можно однозначно идентифицировать экономическую систему как субъект хозяйства. Границы системы, рассматриваемые в тех или иных пространствах — географическом, функциональном, социальном и др., — часто не полностью определены или известны, так что во многих случаях нелегко отделить одну систему от другой. Кроме того, совокупность систем весьма неоднородна по характеру, функциям и масштабу, что затрудняет построение содержательной системной экономической теории.

Вместе с тем на системную платформу возлагают надежды, связанные с более адекватным учетом в экономической теории «системных» факторов и мотивов поведения экономических агентов, а также с перспективами исследования структуры и динамики ряда «надындивидуальных» экономических объектов — институтов, сообществ (в том числе сетевых), организаций, социальных слоев, сред и т. д. Системная экономическая теория представляется более релевантной платформой для анализа таких черт современной экономики, как неоднородность, нестабильность, многофакторность, многоуровневость, полиструктурность, фрактальность, чем традиционные концепции неоклассической или институционально-эволюционной теорий.

Применение системной теории для обоснования решений в ряде прикладных сфер — корпоративное управление, стратегическое планирование, государственное регулирование и др. — показывает, что на основе системного подхода можно не только формулировать новые задачи, но и получать ответы на давно поставленные вопросы (Клейнер, 2011а). Это касается и внутренней организации тех или иных экономических систем, и их эффективного взаимодействия (Клейнер, 2011с), включая слияние и поглощение (Клейнер, 2012b). Так, неучет в экономической политике системных связей между основными компонентами экономики, а также возникший дисбаланс между системными факторами гетерогенности и волатильности экономики, с одной стороны, и гомогенности и стабильности — с другой, стали причинами мирового экономического кризиса 2008—2009 гг. (Клейнер, 2011а).

Развитие системной экономики как концептуальной платформы нового направления экономической теории предполагает решение следующих первоочередных задач:

  1. разработка базовой классификации (типологии) экономических систем;
  2. разработка базовой классификации (типологии) экономических процессов (она должна корреспондировать с предыдущей);
  3. разработка базовой классификации (типологии) взаимосвязей между выявленными классами систем и классами экономических процессов;
  4. создание релевантной по отношению к перечисленным классификациям базовой типологии экономических благ как результатов и ресурсов деятельности экономических систем;
  5. анализ и классификация взаимосвязей между классами экономических благ и классами экономических систем и процессов;
  6. разработка базовой классификации процессов управления экономическими системами различных типов;
  7. построение общей структурной модели взаимодействия компонентов системной экономики — экономических систем, благ, а также хозяйственных и управленческих процессов;
  8. исследование процессов создания и функционирования устойчивых группировок (комплексов) экономических систем в рамках общей структурной модели функционирования системной экономики.

Решение первой задачи было представлено в работах (Клейнер, 2007; 2008) (см. также вдорой раздел настоящей статьи); решение второй известно из работ классиков (Маркс, 1974); решение остальных задач освещается в данной статье.

В целом разработка полномасштабной системной экономической теории находится в русле магистральных тенденций развития научной мысли в сфере социального анализа — движения от видимого к невидимому, в частности от эмпирического исследования поведения традиционных экономических агентов — юридических и физических лиц — к анализу влияния систем на агентов и обратного воздействия. Одновременно расширяются границы системного видения экономики за счет включения в сферу междисциплинарного рассмотрения направлений, относящихся к пограничным областям знания — философии, антропологии, социологии, психологии и др. (Богомолов, 2010).

Неоклассическая экономика — институциональная экономика — эволюционная экономика — системная экономика

Каждое из перечисленных направлений экономической теории опирается на особое видение ее предметной области и смежных областей знания. Так, в центре неоклассической экономики, доминировавшей в мировой экономической теории в 1920—1980-е годы, стоит автономный рыночный агент (фирма, компания, предприятие, корпорация и т. д.). Фактически он рассматривается как субъект со своими целями, предпочтениями, склонностями (принцип методологического индивидуализма). В рамках институциональной парадигмы, получившей наибольшее распространение в последующие десятилетия, к этим действующим лицам в качестве основных добавляются формальные и неформальные институты. Они также считаются в принципе отделимыми друг от друга и тем самым в некотором смысле индивидуализированными. При таком подходе именно институты выступают важнейшими факторами поведения агентов (принцип методологического институционализма). Эволюционная парадигма, мощно заявившая о себе в конце прошлого — начале нынешнего века, стремится преодолеть статичность обоих подходов и включает в рассмотрение временные тренды и тенденции, обусловленные наличием «генетических» механизмов передачи признаков, причем это относится и к популяции агентов, и к популяции институтов (принцип методологической генетики). Наконец, в рамках системной парадигмы, формирующейся в последние 15 лет, организации, институты, устойчивые «геноподобные» механизмы развития рассматриваются как частные случаи общего понятия экономической системы (принцип методологической систематики) (см. также: Кирдина, 2013).

Системный подход в экономике возник в первой трети XX в. на базе общей теории систем Л. фон Берталанфи (см.: Берталанфи, 1969). Он исходил из понимания системы как совокупности (комплекса) взаимосвязанных элементов. Системная экономическая теория на основе обобщения системной парадигмы Корнай опирается на иное понимание системы, дуальное по отношению к упомянутому, определяющему систему через внутреннюю структуру. В новой теории экономических систем упор делается на определение системы через ее внешнюю устойчивость и целостность. Синтез этих подходов даст возможность существенно расширить потенциал развития системной экономики.

Изложенная концепция парадигмальной динамики позволяет не только выявить факторы смены парадигм, но и обосновать ответ на естественный вопрос «что дальше?..». Опираясь на предложенную концептуальную логику, мы приходим к выводу, что указанные парадигмы образуют в определенном смысле и для определенного уровня полный спектр вариантов. Это означает, что магистраль дальнейшего развития экономической теории должна пролегать по «территории» системной парадигмы, что не исключает продвижений и в рамках неоклассической, институциональной и эволюционной парадигм. Следует ожидать также дальнейшего расширения границ системного видения экономической науки за счет областей, пограничных с антропологией, социологией, философией, психологией, математикой и др. Основной задачей на этом пути должна стать ревизия определения предмета экономической науки, в неоклассической парадигме сформулированного Л. Роббинсом (Robbins, 1935). Аналогичное определение должно быть сформулировано применительно к институциональной, эволюционной и системной парадигмам.

Системная экономическая теория как промежуточная платформа для нового витка развития экономической науки может сыграть свою роль при условии разработки специального категориального, структурно-логического и аксиоматического аппарата системного моделирования, аналогичного аппарату математического моделирования в неоклассической теории, метафорического моделирования в институциональной и биологического моделирования в эволюционной теории1. Ниже изложены результаты построения и классификации основных компонентов системной экономики на базе теории экономических систем.

Базовая классификация экономических систем

Напомним основные понятия и сведения из «новой теории экономических систем» (Клейнер, 201 Id). Под системой понимается относительно обособленная и относительно устойчивая в пространстве и времени часть окружающего мира (рассматриваемого как системо-содержащее пространство), характеризующаяся внешней целостностью и внутренним многообразием. Система считается экономической, если она в той или иной степени реализует процессы производства, а также распределения, обмена и потребления благ.

К числу экономических систем относятся предприятия, организации, рынки, регионы, страны, субъекты РФ и другие подобные образования. В качестве экономических систем целесообразно рассматривать также социально-экономические процессы, программы, планы, проекты и т. п. Экономическая активность индивидов может осуществляться путем участия как в деятельности (или создании) какого-либо предприятия, так и в реализации экономических проектов, функционировании сред или протекании экономических процессов. «Мир экономических систем» весьма разнообразен и включает системы по крайней мере четырех типов: объекты, проекты, процессы и среды.

Построение базовой классификации экономических систем основано на следующих наблюдениях. Для такой системы, как предприятие (фирма), характерно, как правило, наличие занимаемой им ограниченной территории. В то же время период жизнедеятельности (жизненный цикл) предприятия, наоборот, обычно не ограничен. Если в качестве экономической системы рассматривать процесс распространения определенной инновации вместе с механизмами ее диффузии и коллективом лиц, организующих этот процесс, то можно заметить, что данная система не имеет имманентных территориальных (пространственных) границ, расширяется неограниченно, но ее деятельность затухает по мере исчерпания источника распространения (инновация перестает быть новшеством). Если рассматриваемой системой выступает инвестиционный проект по строительству здания, то в этом случае обычно ограничены и территория, и продолжительность реализации. Наконец, рассматривая в качестве системы информационную среду экономики, можно видеть, что она не имеет ни пространственных, ни временных ограничений.

Таким образом, наличие/отсутствие априорных временных/пространственных ограничений служит естественным классификационным признаком для первичной дифференциации экономических систем. Уточним: когда речь идет о неограниченности системы во времени, это означает, что априорные имманентно присущие временные ограничения ее существования отсутствуют, срок ее жизни неизвестен. Такая система ведет себя и воспринимается общественным наблюдателем так, как будто ее функционирование бесконечно (для предприятий неограниченность во времени нашла свое выражение в общепризнанном принципе непрерывности деятельности, «going сопсегп»). Аналогично, когда мы говорим о неограниченности системы в пространстве, это означает, что априорные и имманентно присущие системе пространственные ограничения на ее локализацию не известны. В общем случае можно говорить о степени выраженности характеристик локализованности системы, об уверенности в принадлежности конкретной системы к числу пространственно или хронологически ограниченных или неограниченных. В зависимости от локализации в пространственно-временном континууме системы делятся на четыре группы (класса) (см. табл. 1). Символическое изображение четырех базовых типов систем представлено на рисунке 1.

Таблица 1

Базовая классификация экономических систем

Имманентные границы в пространстве

Имманентная длительность жизненного цикла

ограничена (определенная длительность)

не ограничена (неопределенная длитйьность)

Ограничено (пространственная определенность)

Проект

(пример: строительство)

Объект

(пример: предприятие)

Не ограничено (пространственная неопределенность)

Процесс

(пример: диффузия инноваций)

Среда

(пример: законодательство)

Ведя экономическую деятельность, то есть осуществляя процессы производства, потребления, распределения и обмена, экономическая система осуществляет расширенное (улучшенное) воспроизводство своего состояния и положения. Так, объектная система обеспечивает неограниченное продолжение функционирования во времени и сохранение занимаемого ею пространства; средовая — неограниченное продолжение функционирования во времени и неограниченное распространение в пространстве; процессная — сохранение в пределах отведенного жизненного цикла и неограниченное распространение в пространстве; проектная система — продолжение функционирования в отведенной пространственной зоне и в заданном периоде. Таким образом, воспроизводственный характер и соответственно цели функционирования экономических систем разного типа различны; разнонаправлена и их экономическая активность.

Отметим, что системы указанных четырех типов распределены по всему пространству экономики, присутствуют на всех ее уровнях — от микро- до мега. Так, практически на любом предприятии функционируют системы объектного (пример — структурные подразделения), средового (система внутрифирменных регламентов и норм, информационная инфраструктура), процессного (система информационного обеспечения производства), проектного (инвестиционные или инновационные проекты) типов. На макроуровне также можно выделить четыре системы: государство (система объектного типа); общество (средового типа); экономика (процессного типа, реализующая процессы производства, потребления, распределения и обмена); предпринимательство, или бизнес (система проектного типа, осуществляющая предпринимательские инициативы).

На макроуровне в качестве основных традиционно рассматриваются три системы: государство, общество, бизнес (вариант: государство, общество, экономика) (Клейнер и др., 2004). В первом случае бизнес отождествляется с экономикой, во втором он считается частью экономики, не требующей самостоятельного рассмотрения в рамках заданного уровня. Однако в свете приведенной в таблице 1 классификации и с учетом полученных ранее результатов — относительно устойчивого распределения ролевых функций систем каждого типа в обеспечении гомеостаза социально-экономического пространства-времени (Клейнер, 2008) — следует сделать вывод, что представление макроуровня в виде трех макросистем неполное. Поскольку экономика и бизнес относятся к системам разного типа, они реализуют принципиально разные функции в социально-экономическом пространстве. Функционирование экономики увеличивает гомогенность пространства прежде всего за счет преодоления разрывов между спросом и предложением. Наоборот, предпринимательская активность, связанная главным образом с концентрацией ресурсов в руках предпринимателей — как инноваторов, так и дистрибуторов и имитаторов инноваций, — увеличивает гетерогенность пространства-времени.

Поэтому четырехэлементная схема «государство — общество — экономика — бизнес» качественно более адекватна, чем традиционная трехэлементная конструкция «государство — общество — экономика». Взаимоотношения участников четырехэлементной схемы соответствуют отношениям между элементами тетрады — устойчивой группировки из четырех функционально связанных экономических систем разного типа: пары «объект — среда», «среда — процесс», «процесс — проект» и «проект-объект» относятся к симбиотическим, в то время как во взаимоотношениях членов остальных пар («объект — процесс» и «среда — проект») неизбежна напряженность. Эту конфигурацию можно представить в виде квадрата (см. рис. 2) (Клейнер, 2009).

Отметим, что данная концепция не противопоставляет экономику и бизнес, хотя и разделяет их. Одно из различий состоит в том, что, неформально говоря, вектор целей бизнеса направлен внутрь («обогащение»), а целей экономики — вовне, поскольку они связаны с поддержанием жизнедеятельности других макроподсистем («обеспечение»).

Базовая классификация экономических процессов

Многообразие организационно-технологических, логистических, социальных, финансовых и иных процессов, посредством которых осуществляется экономическая деятельность, как известно, структурируется следующим образом. Выделяют четыре группы процессов — производство, потребление, распределение и обмен — и показывают (Маркс, 1974), что в условиях товарного производства их комбинации в разных пропорциях и сочетаниях, в различной пространственно-временной локализации реализуют экономическую деятельность. Роль каждого процесса на разных стадиях жизненного цикла продукции в контексте взаимодействия различных экономических систем подробно рассмотрена в нашей работе (Клейнер, 2010).

Предлагаем системную интерпретацию этих процессов в терминах, близких к использованным выше для описания функционирования экономических систем.

Производство: создание экономических благ в виде товаров, услуг, работ и транспортировка их за пределы пространства, занимаемого системой-производителем. Товарное производство возможно лишь при ограниченности занимаемого производителем пространства. Таким свойством обладают системы объектного и проектного типов.

Потребление: обеспечивает воспроизводство системы-потребителя во времени. Реализуется системами средового и объектного типов.

Распределение: преодоление пространственной ограниченности, распространение, поддержание процесса освоения пространства. Реализуется системами средового и процессного типов.

Обмен: появление или исчезновение некоторого блага в данном месте за ограниченное время. Реализуется системами проектного и процессного типов.

В итоге производство в системных терминах можно охарактеризовать как процесс, свойственный системам средового и объектного типов; потребление — как процесс, общий для систем средового и объектного типов; распределение — как процесс, присущий системам средового и процессного типов; обмен — как процесс, общий для систем проектного и процессного типов.

Таким образом, каждый экономический процесс создает какое-либо благо. Производство — продукцию, дифференциацию пространства; потребление — продолжение деятельности потребителя; распределение — поддержание соответствующей системы в пространстве; обмен — динамику экономических условий. В принципе можно говорить об обобщенной «производственной функции» каждого экономического процесса и каждой экономической системы.

В системно-экономическом дискурсе экономические системы играют роль подлежащих, глагольные формы описания процессов (производить, потреблять, распределять, обменивать) — роль сказуемых, экономические блага — роль дополнений.

Принципиальное различие в функциях экономических систем связано с разной интенсивностью их участия в реализации базовых экономических процессов производства, потребления, распределения и обмена. В нашей работе (Клейнер, 2008) обосновано распределение этих процессов между базовыми типами систем (см. табл. 2).

Таблица 2

Распределение базовых экономических процессов между системами различных типов

№ п/п

Тип системы

Основная функция

Дополнительная функция

1

Объектная

Производство

Потребление

2

Средовая

Потребление

Распределение

3

Процессная

Распределение

Обмен

4

Проектная

Обмен

Производство

Можно заметить, что последовательность экономических процессов «производство — потребление — распределение — обмен» отражена в таблице 2 дважды: один раз в последовательности основных функций систем, второй (со сдвигом на одну позицию) — в последовательности их дополнительных функций. На рисунке 3 эти последовательности представлены в виде двух концентрических кругов: внешний отражает основные функции систем, внутренний — дополнительные в рамках обычного производственно-воспроизводственного цикла. Указанные функции объединяются в системах объектного, средового, процессного и проектного типов. Эти типы представлены на рисунке 3 в виде прямоугольников, обозначенных первыми буквами греческого алфавита: а — среда, Р — процесс, у — проект, 8 — объект (рис. 1). В соответствии с распределением основных и дополнительных функций экономических систем (табл. 2) процессы, реализующие основные функции, выделены на рисунке 3 двойной линией. Последовательность «производство—потребление—распределение—обмен» соответствует движению по часовой стрелке вдоль окружностей на рисунке 3.

Базовая классификация экономических благ

Ниже мы представим классификацию экономических благ, совместимую с классификациями экономических систем и процессов и соответствующую им. Обычно для классификации используют три вида признаков: характер блага; особенности создания (производства); особенности потребления (применения). Поскольку блага возникают как результат осуществления экономических процессов, в принципе первые можно классифицировать по особенностям их производства, потребления, распределения и обмена. На базовом уровне и с опорой на пространственно-временной подход к исследованию системной экономики для классификации (типологии) благ достаточно двух признаков, определяющих способ их потребления, а именно доступ к данной единице блага с точки зрения пространства и времени.

Первичными («экзистенциальными») свойствами любого предмета, образования или явления выступают время и место (длительность и протяженность) его существования/функционирования. С этой точки зрения, как и при классификации экономических систем, логично в качестве первого классификационного шага выделить блага с определенным сроком существования (точнее, доступа к их использованию) и блага с неопределенным (не ограниченным априорно) сроком. Большинство материальных благ имеют неопределенный срок существования, хотя среди них есть блага с фиксированным сроком годности, например лекарства или скоропортящиеся продукты питания. К благам с ограниченным сроком существования относятся, скажем, авиабилеты (без возможности изменить рейс), льготы для покупателей в определенный период (так называемые «потребительские акции»), услуги по срочным договорам, например аренды и др. Обычно блага первого типа называют краткосрочными, второго — долгосрочными. Мы также будем придерживаться этой терминологии, хотя, по сути, речь идет не столько о длительности существования блага, сколько о его определенности.

Второй «экзистенциальный» признак классификации видов благ, или продукции2, определяет особенности их пространственного положения в период существования. С каждым благом связано «пространство доступа» — область, которую должен занимать непосредственный пользователь данного блага (физическое или юридическое лицо, иная экономическая система). Если это пространство ограничено и правом доступа может пользоваться только один субъект (одно лицо), то такое благо относится к частным. Если пространство доступа не ограничено, то данное благо относится к общественным.

Таким образом, блага, подобно экономическим системам, можно разделить на четыре группы (типа) по потребительским характеристикам (см. табл. 3):

  • краткосрочные частные (КЧБ);
  • долгосрочные частные (ДЧБ);
  • краткосрочные общественные (КОБ);
  • долгосрочные общественные (ДОБ).

Принадлежность блага к тому или иному типу определяется расположением соответствующего пространства доступа в пространственно-временном континууме.

Таблица 3

Базовая классификация экономических благ

Ограниченность пространства доступа

Длительность доступа

ограничена (определенная длительность)

не ограничена (неопределенная длительность)

Ограничено

Краткосрочные частные (КЧБ) (пример: спектакль)

Долгосрочные частные (ДЧБ) (изделие)

Не ограничено

Краткосрочные общественные (КОБ) (прямой эфир)

Долгосрочные общественные (ДОБ) (Интернет)

Подобно символическим условным изображениям экономических систем, экономические блага также можно представить в пространственно-временных координатах как ограниченные/не ограниченные по вертикали или горизонтали прямоугольники (см. рис. 4).

Можно говорить об изоморфизме множества типовых экономических систем и типовых экономических благ. Мы имеем в виду операции расширяющего и ограничивающего объединения экономических систем (см.: Клейнер, 2012b), введя аналогичные операции на множестве экономических благ.

Базовая классификация управленческих процессов

Под управлением обычно понимают процесс поддержания (достижения) целевых уровней тех или иных характеристик объекта (предмета, предметной сферы) управления. В экономике предметной сферой управления, как правило, выступает отдельная экономическая система (группа систем) или отдельный экономический процесс (группа процессов).

Управление осуществляется путем выполнения определенных управленческих действий (в другой терминологии — функций менеджмента). Ниже мы покажем, что при некоторых рамочных условиях состав управленческих действий, независимо от характера предметной сферы, допускает естественную структуризацию, позволяющую рассматривать каждое такое действие как комбинацию четырех «элементарных» действий. В рамках принятого в системной экономике пространственно-временного подхода управление сводится к последовательно-параллельному соединению таких действий, как планирование, организация, распоряжение и координация. Поскольку эти действия как основа управления были впервые выделены А. Файолем (1916), это утверждение условно можно назвать «теоремой Файоля».

В контексте пространственно-временного подхода управляемая сфера рассматривается как единое образование, занимающее определенное пространство (в качестве типовой модели в данной статье рассматривается физическое пространство, однако это может быть и вариант экономического пространства с соответствующей системой координат) и определенный временной период. Управление в этой ситуации имеет два аспекта: пространственный и временной. По отношению ко времени управление заключается в обеспечении достижения заданных значений показателей в определенные моменты времени. Это предполагает два вида управленческих действий:

  • установление целевых уровней неких характеристик предметной сферы, достижение которых следует обеспечить в заданные моменты (периоды) времени;
  • проведение мероприятий, направленных на достижение целевых уровней в заданные моменты.

«Контрольные точки» здесь (в силу рассмотрения предметной сферы как единого объекта управления) задаются на оси времени. Действия первого типа естественно отождествлять с планированием, второго — с распоряжением.

Теперь рассмотрим состав управляющих действий, ориентируясь на пространственное положение предметной сферы. Чтобы охватить ее целиком, управление обычно осуществляют с помощью иерархии — организационно-управленческой структуры делегирования и декомпозиции полномочий. Это означает задание в пространстве сети «управляющих точек» — подразделений, реализующих основную цель управления. Формирование такой структуры естественно отождествить с процессом организации. Принцип пространственного единства предметной сферы требует согласованных действий узлов такой структуры, то есть координации.

Заметим, что процессы планирования и организации как управленческие функции имеют некое общее содержание, связанное с установлением («расстановкой») во времени и пространстве «контрольных точек», через которые осуществляется управление. В первом случае эти точки размещаются на оси времени, во втором — в пространстве, занимаемом предметной сферой.

Процесс расстановки «контрольных точек» в пространстве и времени можно, несколько отойдя от терминологии Файоля, назвать организацией (в широком смысле слова). Применительно ко времени организация в этом смысле эквивалентна планированию, применительно к пространству — организации в узком смысле слова (по Файолю).

Процессы распоряжения и координации тоже, как можно заметить, имеют определенные общие компоненты. В обоих случаях в основе лежат установление и поддержание связи между некоторыми объектами: в первом случае она обеспечивает сближение наблюдаемых характеристик с целевыми уровнями в контрольные моменты времени, во втором — согласование особенностей функционирования предметной сферы в «контрольных точках» пространства. Снова отойдя от содержания координации по Файолю (в узком смысле), естественно назвать оба этих процесса координацией в широком смысле слова. Таким образом, распоряжение эквивалентно координации (в широком смысле слова) применительно к уровням «факта» и «цели» в «контрольных точках» на оси времени, в то время как координация по Файолю (в узком смысле) осуществляется в отношении характеристик поведения «контрольных точек» в пространстве.

Введем краткие обозначения (аббревиатуры) для четырех видов управляющих действий, основываясь на предложенной декомпозиции. Планирование мы интерпретировали как организацию применительно к «контрольным точкам» во времени, что позволяет кратко охарактеризовать его как организацию времени (ОВ); организацию по Файолю в этом смысле мы обозначаем как организацию пространства (ОП); распоряжение — как координацию времени (KB); координацию по Файолю — как координацию пространства (КП). Теперь любое управленческое действие по регулированию предметной сферы можно представить как комбинацию действий типа ОВ, ОП, KB и КП (см. табл. 4).

Таблица 4

Базовые типы управленческих действий

Управленческий

Действие осуществляется по отношению к «контрольным точкам»

процесс

во времени

в пространстве

Организация (в широком смысле)

Планирование (ОВ)

Организация (по Файолю) (ОП)

Координация (в широком смысле)

Распоряжение (KB)

Координация (по Файолю) (КП)

Отметим, что данная таблица имеет такую же структуру, как и таблицы 1 и 3, отражающие классификацию экономических систем и благ. Ниже мы покажем, что все эти классификации согласованы между собой и позволяют сформировать единую схему взаимодействия основных участников, предметов и процессов в экономике.

Взаимосвязь базовых экономических процессов и базовых экономических благ

Экономические блага создаются, распределяются, обмениваются и потребляются экономическими системами. Существует ли распределение «полномочий» по производству и потреблению тех или иных классов благ теми или иными видами систем? Поскольку экономические функции систем зависят от состава реализуемых ими общеэкономических процессов (производство, потребление, распределение, обмен), для ответа на этот вопрос обратимся к функциональным ролям этих четырех процессов в структуре системной экономики.

Начнем с процесса потребления, реализуемого системами двух типов: средовыми и объектными (именно этот процесс представляет собой общую часть совокупности функций, исполняемых системами этих видов). Системная роль этого процесса заключается в поддержании во времени функционирования и развития объектных и средовых систем. В общем случае это следует рассматривать как особого рода благо. Поскольку функционирование объектных и средовых систем, как правило, приносит пользу обществу в течение неопределенного срока, это благо следует отнести к классу долгосрочных общественных (ДОБ).

Распределительная деятельность характерна для систем средового и процессного типов. Ее результатом выступает поддержка их распространения в пространстве. Эта деятельность носит периодический, «волновой» характер, поскольку имеет конкретный предмет распределения, размещение которого в пространстве представляет собой некий относительно краткосрочный акт. Затем предмет распределения меняется, и начинается следующий акт. Потребление результата распределения носит общественный характер и относится, следовательно, к типу краткосрочных общественных благ (КОБ).

Результат обмена как общей функции для процессных и проектных систем относится к числу локальных и краткосрочных частных благ (КЧБ).

Обратим внимание, что в процессах потребления, распределения и обмена создаются блага, обретающие форму услуг или условий для функционирования экономики. Материальные ценности, имеющие предметную форму, создаются в процессе производства, характерном для объектных и проектных систем. Его непосредственным результатом выступают в основном изделия, то есть блага с ограниченным пространством доступа и неопределенным сроком функционирования {долгосрочные частные блага, ДЧБ).

Теперь, основываясь на приведенном выше системном описании результатов протекания базовых экономических процессов и на представлении воспроизводственного цикла в виде «кольца» — «производство — потребление — распределение — обмен — производство» (Клейнер, 2010), а также на концепции кругового взаимодействия экономических систем в виде «объектная система — средовая система — процессная система — проектная система» (Клейнер, 2008), можно описать входы и выходы этих процессов. Результат процесса производства, осуществляемого в рамках объектной системы (ДЧБ), поступает в систему средового типа и потребляется в ее рамках. Процесс потребления, реализуемый средовой системой как основной, использует в качестве исходного результат работы объектной системы. Таким образом, с системной точки зрения процесс потребления состоит в преобразовании долгосрочных частных благ в общественные.

Далее, результат процесса потребления (ДОБ), интерпретируемый как подготовка пространства для реализации процесса распределения, служит для него исходным. На следующем этапе процесс распределения, реализуемый процессной системой в качестве основного, использует ДОБ для получения краткосрочных общественных благ. Поступая затем в проектную систему, которая реализует в качестве основного процесс обмена, эти блага трансформируются в КЧБ. Следовательно, проектная система преобразует краткосрочные общественные блага в частные, чем замыкает производственно-воспроизводственный цикл. Общая картина входов и выходов четырех базовых экономических процессов показана на рисунке 5.

Взаимосвязь управленческих и экономических процессов в системной экономике

Естественной предметной сферой управленческих операций выступают экономические процессы. Наиболее адекватной предметной сферой координации как одного из видов управленческих действий представляется процесс потребления («координация потребления»).

Процесс производства обычно осуществляется на основе последовательных переделов исходных материалов или сырья, что подразумевает организацию процесса производства во времени. Это означает, что ведущим управленческим действием, регулирующим данный процесс, является планирование.

Процесс потребления также базируется на согласовании ситуаций в различных частях (пунктах) пространства и в различных процессах доставки благ, поэтому он может успешно протекать лишь при наличии координирующего пространственного управления.

Процесс (акт) распределения, в противоположность производству, носит, как мы видели выше, преимущественно пространственный характер. Потому управление этим процессом требует пространственного размещения локальных управленческих центров и выступает предметной сферой процесса организации пространства.

Наконец, обмен как процесс (акт) изменения пространственного размещения благ возвращает нас к межпериодным взаимодействиям, поскольку фиксирует отличия в размещении благ до и после обмена. Регулирующим тут должен быть процесс координации во времени.

Таким образом, последняя связка «управленческий процесс— экономический процесс» выражается следующим образом: «планирование -> производство»; «организация —> распределение»; «распоряжение —> обмен»; «координация —> потребление». Используя традиционное в теории систем управления условное изображение объекта и субъекта управления, мы получаем четыре вида связок «экономический процесс — управленческий процесс» (см. рис. 6).

Здесь предполагается, что исходной для управленческих процессов выступает информация, характеризующая выходную активность управляемого экономического процесса, а результатом управленческого процесса — воздействие на входы экономического процесса, а также на его структуру. Кроме того, само содержание этих процессов взаимосвязано, что символизируют двусторонние стрелки на рисунке 6.

Общая схема функционирования системной экономики

Теперь у нас имеются все необходимые данные и составляющие для построения общей структурной модели системной экономики как совокупности взаимодействующих экономических систем, процессов, благ и управленческих операций. Для этого достаточно представить кругооборот экономических благ в виде комбинации рисунков 3 и 6.

Вербальное описание модели состоит в следующем. Каждый экономический процесс протекает в рамках той или иной экономической системы (табл. 1). Он создает определенный вид экономических благ, в свою очередь используемых в качестве «исходного материала» для функционирования другого экономического процесса. При этом функциональное взаимодействие экономических систем реализуется посредством передачи благ как результатов экономических процессов производства, потребления, распределения и обмена. Предметной сферой для управленческих процессов выступают экономические процессы, регулирование которых осуществляется с помощью управленческих операций координации и организации. При этом первичными источниками формирования управленческих действий служат (согласно рисунку 6) сами управляемые процессы.

Текущее функциональное взаимодействие экономического и соответствующего управленческого процессов представлено на рисунке 6 двумя стрелками: от выхода экономического процесса к управленческому и от выхода управленческого ко входу экономического. Взаимозависимость внутренних состояний экономических и управленческих процессов показана на рисунке 6 двусторонними вертикальными стрелками. Чтобы не загромождать схему, на рисунке 7 они заменены одной двусторонней стрелкой.

Схему на рисунке 7 можно рассматривать как изображение процессов взаимодействия элементов тетрады — комплекса из четырех устойчиво взаимодействующих экономических систем разных типов. Как показано в наших работах (Клейнер, 2009; 201 Id), такой комплекс обладает относительной самостоятельностью, самовоспроизводимостью, способностью к саморазвитию и к замещаемости внутритетрадных подсистем, заканчивающих свой жизненный цикл. В этих ситуациях элементы тетрады заменяются на другие системы того же типа с сохранением ее как единого комплекса.

На рисунке 6 в качестве предметной области управления показан отдельный экономический процесс. Однако наряду с управлением экономическими процессами важным элементом функционирования экономики выступает управление экономическими системами. Схема на рисунке 7 позволяет сделать вывод о возможности следующим образом отразить это явление в рамках данного подхода.

Заметим, что каждая экономическая система регулируется с помощью двух из четырех видов управленческих процессов: объектная система — с помощью процессов планирования и координации; средовая — с помощью координации и организации; процессная — с помощью организации и распоряжения; проектная — с помощью распоряжения и планирования. Эти пары процессов реализуют цели поддержания функционирования систем в пространственном и временном аспектах. Объединив их и рассмотрев пары видов управления как отдельный вид (что можно уподобить переходу к другой системе координат), мы получим сочетание процессного и системного управления в экономике (см. рис. 8). Здесь управление экономическими процессами представлено как управление экономическими системами.

Схему на рисунке 8 можно трактовать двумя способами.

1. Микроэкономический подход. Схема рассматривается как структурная модель взаимосвязи четырех конкретных экономических систем разных типов, производящих конкретные экономические блага путем реализации конкретных экономических процессов. Каждая система функционирует под управлением конкретных лиц или органов и выступает производителем двух типов благ. При этом системы объектного и проектного типов поставляют блага за пределы пространства, занимаемого ими; системы процессного и проектного типов — за пределы временного промежутка, характеризующего жизненный цикл этих систем. Обмен благами осуществляется по цепочке «объектная система—средовая система—процессная система—проектная система», так что непосредственное взаимодействие систем происходит только между соседними звеньями цепочки. Полный цикл воспроизводства требует группировки систем в комплексы, состоящие из четырех экономических систем разных типов.

Поскольку речь идет о работе и взаимодействии конкретных систем, при такой трактовке можно ставить вопрос о согласовании управленческих действий между четырьмя органами управления системами, входящими в данную тетраду. Заметим, что расположенные рядом на рисунке 8 виды управления имеют общие части, реализующие один из видов управления процессами. Например, управление объектной и средовой системами имеет общий процесс координации (КП); управление процессной и проектной системами — общий процесс распоряжения (KB). Поэтому для обеспечения согласованного функционирования тетрадного комплекса целесообразно объединить управление четырьмя элементами тетрады в общий блок (процесс) управления конкретной тетрадой. Соответствующая схема представлена на рисунке 9.

Объединенный центр управления тетрадой как единым комплексом (прямоугольник в центре рисунка 9) формируется в результате естественной или организуемой интеграции процессов управления входящими в тетраду системами. Следует полагать, что движение именно к «тетрадному», объединенному управлению от «компонентного», локального возникает естественным образом в ходе самоорганизации экономики. Источником такого централизованного (в масштабах тетрады) управления выступают как входящие в нее системы, так и тетрада в целом. Координация управления в рамках тетрады может стать важным резервом повышения эффективности всех входящих в нее экономических систем.

Заметим, что в этом случае длительность жизненного цикла всей тетрады не может быть выше максимальной длительности жизненных циклов процессной и проектной систем, входящих в нее.

2. Макроэкономический подход. Схему на рисунке 9 можно трактовать и как описание взаимоотношений классов систем. Множество систем одного типа, функционирующих в экономике в данный период, допустимо рассматривать как своеобразную «системную» отрасль народного хозяйства (если под отраслью понимать совокупность фирм, производящих однородную продукцию). При таком подходе совокупность экономических систем данного типа можно считать экономической системой того же типа. (Если речь идет не о совокупности, а о популяции систем данного типа, то ее нельзя, вообще говоря, без дополнительных предположений рассматривать как систему того же типа.) На рисунке 9 отражено взаимодействие четырех «системных отраслей»: объектной, средовой, процессной и проектной. При этом каждая из них представляет популяцию систем, поскольку их возникновение и ликвидация могут иметь место как при известном априори сроке существования системы («проектная» и «процессная» отрасли), так и при неизвестной изначально длительности жизненного цикла («объектная» и «средовая» отрасли). Четыре вида управления системами на рисунке 8 в этом случае отражают управление четырьмя системными отраслями. Соответственно тогда объединенное управление в центре рисунка 9 следует рассматривать как макроэкономическое регулирование системно-отраслевой структуры и функций четырех системных отраслей. При такой интерпретации длительность жизненного цикла каждой из четырех экономических систем всего комплекса не имеет априорных ограничений. Заметим, что и длительность жизненного цикла всей данной тетрады не может превышать максимальную длительность жизненных циклов процессной и проектной систем, входящих в нее.

В дальнейшем предполагается построить «системно-отраслевые» производственные функции, которые выражают объем благ, производимых (создаваемых) каждой системной отраслью в зависимости от объема поступающих в нее благ, а также от других факторов, в том числе объема, структуры и качества управления. После этого структурную модель на рисунке 9 можно трансформировать в функциональную экономико-математическую модель системной экономики, если будет получено количественное выражение для зависимости объема и характера производимых, потребляемых, распределяемых и обмениваемых благ от соответствующих факторов (производственные функции). Эта задача требует дальнейшего анализа.

 


 

«Четырехкомпонентную» замкнутую структурную модель взаимодействия экономических систем, экономических и управленческих процессов, в основе которой лежит полный цикл производства и обращения экономических благ, можно предложить в качестве платформы для развития экономической теории на новом витке ее движения. Дальнейшая детализация видов систем, процессов и благ позволит построить ряд спецификаций данной модели, ориентированных на реальные экономические системы, конкретные процессы производства продукции и потребления ресурсов. Причинно-следственные связи, отраженные в модели, необходимо учитывать при формировании экономической политики и управлении системами разных масштабов — от микро- до макроэкономического уровня. Так, стимулируя рост или расширение одного из четырех «системных секторов» экономики, можно проследить с помощью данной схемы влияние этой меры на процессы и результаты производства благ того или иного типа. Структурную модель производственно-воспроизводственного цикла можно трансформировать в функциональную модель, построив производственные функции экономических систем разных типов (Клейнер, 2011b).

Концепция системной экономики представляет альтернативный взгляд на организацию и функционирование экономики. В рамках этого направления можно получить ответы на вопросы о совместимости разных систем в ходе общей деятельности, предложить методы адекватного управления системами разных типов и масштабов. Так, реально обеспечить организацию в рамках тетрад столь разнокачественных образований, как объекты (организации), проекты, процессы и среды (инфраструктурные системы), с учетом различия жизненных циклов и пространственных ареалов каждой системы. В частности, актуальные сегодня масштабные задачи «системосохраняющей модернизации» отечественной экономики нельзя решать без учета системных концепций, обсуждавшихся выше. Объединение локальных во времени и/или пространстве систем в жизнеспособные инновационно активные комплексы должно базироваться на структурных схемах, подобных показанной на рисунке 9. Представляется, что и вопросы распределения ресурсов, ценообразования, оценки эффективности в рамках системной экономики нужно ставить и решать главным образом не на уровне самостоятельных субъектов экономики — объектных, средовых, процессных и проектных систем, а на уровне тетрадных комплексов. В целом при использовании системно-экономической концепции в качестве платформы развития экономической теории можно создать надежную теоретическую базу для экономической политики, направленной на преодоление неустойчивости экономического роста.

Развитие экономической теории и методологии выявило настоятельную потребность в формировании новой концептуальной основы экономической теории, проведении новой экономической политики, обращении к новому видению хозяйственной практики. По нашему мнению, созрел общественный запрос на «другую» экономику. Мы имеем в виду следующие изменения в составе и структуре экономической теории:

  • другой состав экономических акторов (многоуровневые системы vs. агенты);
  • другое описание мотивов и целей деятельности (альтруизм vs. эгоизм);
  • другое (расширенное) видение результатов производства, а также распределения, потребления и обмена (учет дополнительных нематериальных результатов экономической деятельности vs. учет результатов деятельности в виде товаров, работ, услуг);
  • новые виды ресурсов (системный ресурс);
  • иное понимание оптимальности (эффективности) деятельности экономических систем (гармоничность vs. прагматичность);
  • другое понимание рыночных преимуществ экономической системы (партнерские vs. конкурентные);
  • другое экономическое равновесие (равновесный обмен благами vs. ценовое равновесие);
  • другую модель «социально-экономического человека» («системный человек» vs. «экономический человек»);
  • другой менеджмент («системное» vs. «ручное» управление);
  • другой маркетинг (маркетинг межсистемных взаимоотношений vs. маркетинг продукции товаропроизводителей);
  • другое определение экономики и экономических отношений.

Системная экономика как методологическая платформа позволяет дать согласованные ответы на многие из перечисленных вопросов/альтернатив. Она может лечь в основу концепции так называемого общего социального анализа, построенного на базе интеграции экономики, социологии, антропологии и других наук о человеке и обществе, убедительно обоснованной В. М. Полтеровичем (2011).


1 Речь, особенно в последних двух случаях, идет не столько об использовании метафорических или биологических конструкций как непосредственного материала для составления моделей, сколько о применении соответствующих аналогов при концептуальном проектировании моделей.

2 Понятие блага, вообще говоря, шире понятия продукции, поскольку благами могут быть и природные факторы, например чистый воздух, ясная погода и т. п.


Список литературы

Берталанфи Л. фон (1969). Общая теория систем — обзор проблем и результатов // Системные исследования. Ежегодник. М.: Наука. [Bertalanffy L. von (1969). General System Theory — A Critical Review // System Research: Yearbook. Moscow: Nauka.]

Богомолов О. Т. (2010). Неэкономические грани экономики: непознанное взаимовлияние. Научные и публицистические заметки обществоведов / Рук. междисциплинарного проекта и науч. ред. О. Т. Богомолов. М.: Институт экономических стратегий. [Bogomolov О. Т. (2010). Noneconomic Brinks of Economy: Uncognized Mutual Influence. Scientific and Publicistic Reflections of Social Scientists. Moscow: Institute of Economic Strategies.]

Кирдина С. Г. (2013). К переосмыслению принципа методологического индивидуализма. М.: Институт экономики РАН. [Kirdina S. G. (2013). Rethinking Methodological Individualism. Moscow: Institute of Economics RAS.]

Клейнер Г. (2002). Системная парадигма и теория предприятия // Вопросы экономики. № 10. С. 47-69. [Kleiner G. (2002). System Paradigm and the Theory of the Enterprise // Voprosy Ekonomiki. No 10. P. 47—69.]

Клейнер Г. Б. (2007). Системная парадигма и экономическая политика // Общественные науки и современность. № 2. С. 141 — 149; № 3. С. 99 — 114. [Kleiner G. В. (2007). System Paradigm and Economic Policy // Obshchestvennye Nauki i Sovre-mennost. No 2. P. 141-149; No 3. P. 99-114.]

Клейнер Г. Б. (2008). Системная парадигма и системный менеджмент // Российский журнал менеджмента. Т. 6, МЬ 3. С. 27—50. [Kleiner G. В. (2008). System Paradigm and System Management // Rossiiskii Zhurnal Menedzhmenta. Vol. 6, No 3. P. 27-50.]

Клейнер Г. Б. (2009). Модели взаимодействия экономических систем // Эволюционная экономика и финансы: инновация, конкуренция, экономический рост. Материалы VIII Международного симпозиума по эволюционной экономике. М.: Институт экономики РАН. [Kleiner G. В. (2009). Models of Interactions of Economic Systems // Evolutionary Economics and Finance: Innovation, Competitiveness, Economic Growth. Proceedings of the VIII International Symposium on Evolutionary Economics. Moscow: Institute of Economics RAS].

Клейнер Г. Б. (2010). Развитие теории экономических систем и ее применение в корпоративном и стратегическом управлении. Препринт No WP/2010/269. М.: ЦЭМИ РАН. [Kleiner G. В. (2010). The Development of the Theory of Economic Systems and Its Application in Corporate and Strategic Management // Working Paper No WP/2010/269. Moscow: CEMI RAS.]

Клейнер Г. Б. (2011a). Мезоэкономика развития: от кризиса к анабазису // Экономика. Налоги. Право. № 5. С. 5 — 12. [Kleiner G. В. (2011а). Mesoeconomics of Development: From the Crisis to Anabasis // Ekonomika. Nalogy. Pravo. No 5. P. 5 — 12.]

Клейнер Г. Б. (2011b). Ресурсная теория системной организации экономики // Российский журнал менеджмента. Т. 9, № 3. С. 3—28. [Kleiner G. В. (2011b). The Resource Theory of System Organization of Economy // Rossiiskii Zhurnal Menedzhmenta. Vol. 9, No 2. P. 3-28.]

Клейнер Г. Б. (2011c). Системная организация экономики и проблемы распространения инноваций // Вестник университета. Государственный университет управления. № 3. С. 26 — 35. [Kleiner G. В. (2011с). System Organization of Economy and the Problems of Innovation Diffusion // Vestnik Universiteta. State University of Management. No 3. P. 26 — 35.]

Клейнер Г. Б. (201 Id). Новая теория экономических систем и ее приложения // Вестник РАН. № 9. С. 794-808. [Kleiner G. В. (2011d). A New Theory of Economic Systems and Its Applications // Vestnik RAS. No 9. P. 794 — 808.]

Клейнер Г. Б. (2012a). Новая теория экономических систем: проблемы развития и применения // Эволюционная и институциональная экономическая теория: дискуссии, методы и приложения / Под ред. А. Ю. Архипова, С. Г. Кирдиной, В. И. Маевского. М.: Алетейя. [Kleiner G. В. (2012а). A New Theory of Economic Systems: Problems of Development and Application // Evolutionary and Institutional Economic Theory: Debates, Methods and Applications. Moscow: Aleteya.]

Клейнер Г. Б. (2012b). Моделирование слияний и поглощений экономических систем / Тринадцатый всероссийский симпозиум «Стратегическое планирование и развитие предприятий». Тезисы докладов и сообщений. Кн. 1. М.: ЦЭМИ РАН. [Kleiner G. В. (2012b). Modeling of Economic Systems Mergers and Acquisitions // Proceedings of XIII All-Russia Symposium "Strategic Planning and Development of Enterprises". Vol. 1. Moscow: CEMI RAS.]

Клейнер Г., Петросян Д., Беченов Л. (2004). Еще раз о роли государства и государственного сектора в экономике // Вопросы экономики. № 4. С. 25 — 41. [Kleiner G., Petrosyan D., Bechenov A. (2004). One More Time on the Role of the State and the State Sector in the Economy // Voprosy Ekonomiki. No 4. P. 25 — 41.]

Корнай Я. (2002). Системная парадигма // Вопросы экономики. № 4. С. 4—22. [Kornai J. (2002). The System Paradigm // Voprosy Ekonomiki. No 4. P. 4—22.]

Маркс К. (1974). Введение (Из экономических рукописей 1857 — 1858 годов) // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 12. С. 707—738. М.: Изд-во политической литературы. [Marx К. (1974). Introduction (From Economic Manuscripts of 1857— 1858). Marx K., Engels F. Collected Works. Moscow. 2nd ed. Vol. 12. P. 707-738.]

Полтерович В. M. (1998). Кризис экономической теории // Экономическая наука современной России. № 1. С. 46—56. [Polterovich V. М. (1998). The Crisis of Economic Theory // Ekonomicheskaya Nauka Sovremennoi Rossii. No 1. P. 46 — 56.]

Полтерович В. M. (2011). Становление общего социального анализа // Общественные науки и современность. № 3. С. 101 — 111. [Polterovich V. М. (2011). Formation of General Social Analysis // Obshchestvennye Nauki i Sovremennost. No 3. P. 101-111.]

Стиглиц Дж. (2011). В долгу у будущего // Огонек. № 5. [Stiglits J. (2011). In Debt to the Future // Ogonek. No 5.]

Файоль A. (1916). Общее и промышленное управление, www.ime-link.ru/sections/download.php?id= 1548. [Fayol H. (1916). General and Industrial Management.]

Dosi D. (2000). Innovation, Organization and Economic Dynamics. Selected Essays. Cheltenham: Edward Elgar.

Kornai J. (1998). The System Paradigm // William Davidson Institute Working Papers Series. No 278. William Davidson Institute at the University of Michigan.

Krugman P. (2009). How Did Economists Get It So Wrong? // The New York Times. Sept. 2.

Robbins L. (1935). The Subject Matter of Economics // Robbins L. An Essay of the Nature and Significance of Economic Science. London: Macmillan.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy