ЭВОЛЮЦИОННАЯ ТЕОРИЯ, ТЕОРИЯ САМОВОСПРОИЗВОДСТВА И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ


ЭВОЛЮЦИОННАЯ ТЕОРИЯ, ТЕОРИЯ САМОВОСПРОИЗВОДСТВА И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

Г. Клейнер


В академическом городе биологов Пущина Московской области 14-15 сентября 2007 г. состоялся VII Международный симпозиум по эволюционной экономике, который традиционно проводится ИЭ РАН, ЦЭМИ РАН и Центром эволюционной экономики РАН один раз в два года. В работе симпозиума приняли участие более 40 российских и зарубежных ученых.

Об основных докладах симпозиума

В своем вступительном докладе "Национальная экономика России и глобализация: противоречия и проблемы" академик Л. И. Абалкин (ИЭ РАН) отметил, что будущее России и ее экономики продолжает вызывать острые споры между представителями разных научных школ и направлений. Это будущее не является предопределенным, оно зависит от процессов глобализации, системы международных и внутрироссийских институтов, качества хозяйственного механизма, мудрости государственной власти и др. В России налицо незавершенность процесса перехода от административно-командной к социально ориентированной рыночной экономике; требуется также переход к новому типу воспроизводства - не постиндустриальному, а информационно-индустриальному.

В докладе профессора X. Курца (Университет Граца, Австрия) основное внимание было уделено изучению взглядов И. Шумпетера и таких классических экономистов, как А. Смит, У. Петти, К. Маркс, Л. Вальрас, Е. Бем-Баверк, П. Сраффа, на проблемы возникновения инноваций, конкуренции и образования прибыли. Автор изложил шумпетерианское видение концепции "кругооборота" (circular flow), появления новых комбинаций в экономике, заимствующих ресурсы у старых. Распределение капитала между секторами рассмотрено на примере модели двухсекторной экономики, представленной сельским хозяйством и промышленностью.

В докладе "Особенности самовоспроизводства капитала" академик В. И. Маевский (ИЭ РАН) проанализировал "парадокс амортизации", условия возобновления капитала в современной экономике. Согласно его модели, капитал подразделяется на две группы, процессы воспроизводства в рамках которых различаются (в соответствии с марксистской традицией). Кроме того, прослеживается связь с делением товаров на базисные и небазисные, предложенным П. Сраффой. С учетом того, что амортизационный фонд на многих фирмах часто "проедается", в докладе рассмотрена ситуация, когда амортизация становится доходом собственника и, превращаясь в прибыль или заработную плату, фактически не расходуется на обновление основного капитала. Тогда экономическая система, по идее, должна собственными силами возмещать выбытие основного капитала. Дальнейший анализ позволяет заключить, что должно наблюдаться перераспределение доходов от группы II в пользу группы 1; возможно, здесь потребуется некий эмиссионный центр, обеспечивающий поступление необходимых средств.

Доклад И. И. Елисеевой (СПбГУЭФ) был посвящен проблемам распределения доходов и поиску ответа на вопрос о том, существует ли гармония в капиталистической экономике и каким образом ее можно поддерживать. Были рассмотрены различные версии классового подхода к проблеме распределения, а также вопрос реализации продукции и циклических кризисов во взаимосвязи с теорией роста Р. Харрода. Сегодня важно не противопоставление распределения и справедливости, справедливости и эффективности, что являлось стержнем классической теории благосостояния, а обеспечение гармонизации указанных понятий. Это позволит создать непротиворечивую модель развития современной капиталистической системы.

В докладе профессора Ф. Малерба (Университет Боккони, Италия) "Понимание эволюции отраслей и моделирование с учетом истории" были представлены модель, а также принципы эволюционного моделирования развития хозяйственных секторов (отраслей) с учетом их состояния и кумулятивного эффекта функционирования. Основные положения модели были показаны на примере процессов вертикальной интеграции и дезинтеграции компьютерных фирм, рассмотрены аспекты "исторически дружественной" коэволюции компьютерной и полупроводниковой промышленности.

В докладе профессора П. Савиотти (Университет Пьера Мендеса, Франция) рассматривалась агрегированная модель экономического роста системы (секторов), включающая аспект потребительского разнообразия и коэволюции отраслей. Была предложена модель экономического развития посредством создания новых секторов. Она фактически представляет собой модель жизненного цикла отрасли, где циклическая динамика обеспечивается запуском НИОКР, радикальных инноваций и задается комбинированной динамикой конкуренции и рыночного насыщения потребностей. На основе модели было показано влияние коэволюции технологических и финансовых институтов на макроэкономическое развитие в целом.

Доклад академика В. М. Полтеровича (ЦЭМИ РАН) был посвящен вопросам взаимосвязи процессов демократизации и экономического роста. Автор представил модель, которая показывает влияние на экономический рост отдельных институтов экономической демократии, а также институтов, характеризующих сам процесс демократизации. По результатам анализа можно сделать вывод о том, что четкой и стабильной связи между этими институтами и экономическим ростом не обнаруживается. В одних случаях она может проявляться, а в других - нет, что и подтверждает опыт разных стран.

Выступление С. Г. Кирдиной и С. Ю. Малкова (ИЭ РАН) касалось проблемы моделирования самоорганизации экономики отраслей с повышающимися и понижающимися предельными издержками. Была представлена динамическая воспроизводственная неравновесная модель, описывающая движение продуктовых и денежных потоков между производственным и потребительским секторами экономики. Авторы пришли к следующему выводу: отрасли с повышающимися предельными издержками развиваются за счет институтов "классического рынка", а отрасли с понижающимися издержками эволюционируют благодаря институтам редистрибуции на основе механизма регулируемого ценообразования.

В докладе О. С. Сухарева (ИЭ РАН) "Проблема эволюционного описания экономического роста" рассмотрены вопросы моделирования экономического роста и интерпретации предлагаемых моделей для обоснования экономической политики, стимулирующей экономический рост и - шире - экономическое развитие в целом. Автором предлагаются модель взаимодействия экономических агентов - "новаторов" и "консерваторов", развивающая идеи Шумпетера и реализующая концепцию "монетарного диапазона" системы "новатор-консерватор", а также двухсекториая модель роста, представленная взаимодействием интеллектуального и материального секторов экономики с использованием подхода, заимствованного из области химической кинетики (уравнения для скоростей взаимодействия интеллектуального и материального секторов с учетом процессов саморазрушения). Данные подходы позволяют учесть ряд важнейших институциональных факторов развития экономической системы, в частности обобщенный институциональный параметр "склонности системы к инновациям", и уточнить содержание экономической политики в зависимости от того, насколько действующие институты поощряют возникновение новых комбинаций в экономике. Анализ показывает, что принцип созидательного разрушения действует не во всех случаях. Корректировке должно быть подвергнуто и правило М. Фрид мена о 3 -5%-м приросте денежной массы соразмерно росту ВВП.

Доклад члена-корреспондента РАН Г. Б. Клейнера (ЦЭМИ РАН) "Системная теория стратегического планирования" посвящен приложению развиваемой им системно-интеграционной теории промышленного предприятия к проблеме стратегического планирования. В докладе рассматриваются основные этапы формирования стратегии на уровне предприятия, исследуются взаимосвязи важнейших элементов стратегического планирования, дается обзор состояния и перспектив развития системной теории, в том числе применительно к предприятию. Основной акцент автор делает на так называемую "новую системность", которая отличается от традиционного системного подхода тем, что позволяет перейти от эндогенной трактовки системы как множества элементов и связей к экзогенной, где система характеризуется как целостная и относительно устойчивая часть окружающего мира. Функционирование каждой системы описывается пятью основными процессами: метаболизма, гармонизации, диверсификации, репродукции и репликации. Сформулирован вывод о необходимости использования этих представлений о системах в стратегическом планировании и управлении их развитием.

Профессор А. Ю. Юданов (Финансовая академия при Правительстве РФ) выступил с докладом "Фирмы-газели и эволюция российской экономики". В нем содержится обобщенный анализ поведения некоторых фирм в российской экономике. Проблема фирм-газелей известна со времени первых работ Д. Берча, который показал, что их вклад в экономический рост американской экономики является определяющим. Однако этот тезис до сих пор вызывает много возражений. Исследуя его применительно к России, автор пришел к заключению, что фирмы-газели растут по экспоненте, причем довольно устойчиво. В работе было предложено несколько объяснений данного феномена, но основная причина - асимметричный ответ фирм на складывающиеся условия конкуренции в России, связанный со стремлением занять определенную нишу на рынке и успешно конкурировать, выбирая для этого конкретные группы покупателей.

В выступлении Я. О. Лукши (ИЭ РАН) "Фирма как сущность, конструирующая среду" рассмотрены современные подходы к анализу фирмы и ее природы. Основной акцент был сделан на противопоставлении неоклассических и эволюционных взглядов па фирму, анализировались ее природа - с позиций Р. Коуза и эволюция ее рутин - с позиций Р. Нельсона и С. Уинтера. Предложены аргументы в пользу того, что фирма сама создает свое окружение на рынке. В связи с этим необходимы инструменты, которые могли бы помочь ей это делать целенаправленно, и иной подход к оценке эффективности ее функционирования. Была представлена структура коммуникаций между фирмой и ее окружением.

В докладе Р. М.Качалова\\Е. Д. Сушко (ЦЭМИ РАН) анализировалась проблема эволюции отношения к риску в деловой среде. Благодаря сугубо эмпирическому характеру исследования удалось выявить изменение отношения к риску российских предприятий. В качестве методологической основы работы была избрана концепция управления хозяйственным риском, развиваемая в исследованиях сотрудников ЦЭМИ РАН на базе системно-интеграционной теории предприятия. Результатом явилось распределение предприятий по степени риска, отношению к внедрению функции управления им. Был также представлен анализ факторов риска и их изменения в последние годы. Общий вывод: менеджеры российских предприятий осознают риски, но не умеют ими управлять, поэтому необходимо простое методическое обеспечение по управлению хозяйственным риском.

Профессор Р. Ланглуа (Университет Коннектикута, США) в докладе "Организация электронного столетия" привел исторический обзор эволюции электронной промышленности в западных странах и становления новой информационной экономики. Отталкиваясь от последних работ А. Чандлера, он рассмотрел вопрос о том, как высокотехнологичные отрасли трансформируют работу и жизнь в мире в период с 1880-х годов (начало второй промышленной революции) и на протяжении 1990-х годов - начала XXI в. (третья промышленная революция). Показано развитие процесса технологической конкуренции между США и Японией в разработке интегральных микросхем и памяти. Отдельно исследовался рынок персональных компьютеров. На основании проведенного анализа автор пришел к выводу, что модель А. Чандлера объясняет систематические инновации только на их ранних этапах и иногда пригодна для обобщения принципиально новых идей, но при этом многие важные детали она не учитывает. Автор также переосмысливает роль организаций и базовых институтов в развитии электронной промышленности.

Доклад академика В. Л. Макарова (ЦЭМИ РАН) был посвящен проблеме компьютерного моделирования общества. Были сформулированы принципы конструирования подобных моделей, содержание экономико-математического подхода к созданию и использованию искусственных миров в эволюционной теории. Представленная модель "искусственной экономики" продемонстрировала поведение агентов в рамках установленной институциональной структуры, варианты стратегий, которые они могут реализовывать, и отражение этих сценариев в конкретных макропараметрах функционирования данного общества. Используя подобные модели и подходы, можно получать различные оценки вводимых институтов и их приемлемости с точки зрения общих параметров функционирования экономической системы.

Своеобразным продолжением доклада академика В. Л. Макарова стало выступление Н. А. Макашевой (ИНИОН РАН) на тему "Компьютерные симуляции и экономическая наука: методологический и эпистемологический аспекты", в котором содержались полемические соображения относительно того, насколько научным и достоверным является компьютерное знание и может ли оно вообще использоваться в экономической науке.

Д. С. Чернавский (Физический институт РАН) представил модель рекламы - конкуренции между двумя фирмами с помощью информационных методов. В докладе отмечалось, что следует различать два эффекта информационного воздействия: прямое, в котором используются СМИ, и косвенное (коллективное), в котором распространителями рекламы являются сами потребители. В обоих случаях применяются три метода: убеждение, разубеждение и переубеждение. Прямое информационное воздействие ведет к образованию кластера фирм. В другом случае, когда коллективное воздействие существенно сильнее прямого, происходит полное вытеснение одного из конкурентов. Делается вывод о том, что пренебрежение методами разубеждения и переубеждения одной из фирм может привести к ее неожиданному лавинообразному банкротству. Модель позволяет оценить близость точки бифуркации и выбрать адекватную стратегию фирмы.

В докладе члена-корреспондента РАН Р. С. Гринберга и А. Я. Рубинштейна (ИЭ РАН) "Экономическая социодинамика: вариации на заданную тему" была поставлена проблема признания важности интересов общества, коллективных благ, что резко контрастирует с принципом "методологического индивидуализма", на базе институционального закрепления которого функционируют экономики западного типа. Развитие принципа комплементарности индивидуальной и социальной полезности показано на примерах, подтверждающих самостоятельную роль государства как отдельного и главного игрока на рынке и существование общественного интереса, без чего невозможна подлинная эволюция хозяйства. Авторы обосновывают принцип "методологического холизма", который признает наличие самостоятельных свойств у целого, отличных от свойств его частей и не представляющих собой сумму свойств отдельных частей целого. Рассматривая принцип инверсии и равновесие Линдаля, они предлагают концепцию экономической социодинамики и вводят понятие социодинамического мультипликатора, ответственного за создание потребностей со стороны индивидуальных игроков и государства, что обеспечивает взаимодействие личных и общественных интересов.

В выступлении О. И. Ананьина (ИЭ РАН) "Экономическое моделирование между объектом и заказчиком" были проанализированы особенности планирования экономической политики на уровне правительства. Автор рассмотрел опыт Нидерландов и Норвегии, обобщи л взгляды на формирование экономической политики Я. Тинбергена и Р. Фриша. Отмечена необходимость изменения подходов к планированию экономической политики с учетом кумулятивного эффекта хозяйственных изменений и институциональных условий планирования самой политики.

В докладе профессора К. Допфера (Университет Санкт-Галлен, Швейцария) рассмотрены фундаментальные основы мезоэкономики с позиции шумпетерианского наследия.Суть позиции И. Шумпетера проявляется в видении механизма взаимосвязи всех уровней экономики: микро, мезо и макро. В центре системы лежит мезоуровень, на котором множество имитаторов подхватывают и тиражируют созданные нововведения, обеспечивая их распространение при помощи рынков. Главная характеристика такого видения - идея (основное правило) физической актуализации множества агентов (популяции). При этом мезосубъекты служат структурными компонентами, сохраняющими макроструктуру. Моделирование мезотраектории развития выступает важной задачей, связывающей различных агентов и разные уровни экономики. Экономическое развитие представлено как переход от одних основных правил к другим, причем новые правила адаптируются, изменяются в рамках старого равновесия и приводят к возникновению новых институциональных равновесий в экономике.

В выступлении А. К. Ляско (ГУВШЭ) был представлен институциональный анализ проблем брака, доверия, исследован вопрос о свойствах и закономерностях эволюции поддерживающих институтов. На основе изучения англосаксонской судебной практики теоретически обобщен опыт функционирования института брака в ряде западных стран. Проведенные исследования позволяют утверждать, что без развития института доверия эффективность института брака, как и возможности контрактации под управлением этого института, остаются невысокими. Такой вывод особенно актуален для российской институциональной системы.

В докладе Е. В. Попова (ИЭ УрО РАН) была рассмотрена проблема формирования диффузионной модели эволюции миниэкономических институтов. Появление и распространение институтов можно по аналогии с физическими процессами описывать законом диффузии Фика, отражающим процесс изменения концентрации при распространении одной субстанции в другой. Эмпирические обобщения и регрессионный анализ подтверждают высказанное предположение о возможности использования подобных аналогий и моделей. Эволюция конкретных мини-экономических институтов рассмотрена на основе теории жизненного цикла.

В докладе О. В. Ингиакова (Волгоградский государственный университет) "Экономическая генетика как теоретическая и инструментальная основа наноэкономики" эволюционная природа кругооборота процесса воспроизводства экономических систем раскрывается на наноуровне в циклах новация -селекция-рутинизация. Предложена расширительная трактовка производственной функции, что позволяет выделить трансформационные и трансакщюнные компоненты различных видов издержек.

О. Сухарев, д. э. н., профессор


Размышления по итогам симпозиума: Вперед, к истокам!

В 2007 г. был издан шестой том альманаха "Истоки: из опыта изучения экономики как структуры и процесса"(1), посвященный главным образом эволюционной экономике. Центральное место в книге занимает перевод статьи Т. Веб-лена "Почему экономическая наука не является эволюционной дисциплиной? ", опубликованной почти 110 лет назад. Отвечая на поставленный в заголовке статьи вопрос, автор указывает на два основных обстоятельства.

Первое состоит в излишнем внимании к физическим законам сохранения. "Современный ученый стремится свести решения всех проблем к понятиям сохранения энергии, неизменности количества и т. п. Это его последнее прибежище" (с. 14). При этом Веблен противопоставляет такую позицию подходам "ранних ученых-естественников и экономистов-классиков". "В основе их подхода к систематизации знания лежало представление о естественном законе" (с. 14).

Второе обстоятельство связано с концепцией человека как субъекта экономики. "Экономисты опираются на гедонистическую концепцию человеческой природы и человеческой деятельности, а концепция экономического интереса, предлагаемая гедонистической психологией, не обеспечивает достаточно материала для теории развития человеческой природы (курсив мой. - Г. К." (с. 29).

В обоих случаях, как представляется, имеет место один и тот же эффект - подмена содержания формой.

В фиксированных механистических и таксономических формах законы сохранения выступают как видимые препятствия на пути эволюционного подхода: непонятно, как в условиях сохранения появляется новое. Но если углубиться в содержание этих законов, включив в понятие энергии не только ее механические, тепловые и другие физические формы, но и такие виды, как "энергия жизни" или даже "энергия заблуждения" (термин Л. Н. Толстого), и допустить взаимопревращение этих форм, то из помехи эволюционному подходу законы сохранения превратятся в его путеводную звезду. Так, "энергия гена" может быть тогда рассмотрена как источник силы, движущей развитие организма, в том числе и экономического, в определенном направлении.

Подобным же образом оказывается недостаточным и гедонистический подход, согласно которому основной целью человека является стремление к удовольствию. Фиксированные и краткосрочные виды удовольствий представляют собой лишь оболочку, за которой кроется истинное и естественное стремление человека к гармонии с самим собой, с прошлым и будущим мира. Полностью выразить это стремление в терминах удовольствий невозможно.

На наш взгляд, настало время обратиться к естественным основаниям эволюции. Своеобразная натурализация экономической науки как движение к углубленному исследованию на современном уровне ее естественных, сущностных оснований заставляет задуматься о желательности создания и развития натурэкономики - дисциплины, обеспечивающей общность рассмотрения самых различных по видам деятельности, масштабам и материалу социально-экономических систем и в каком-то смысле аналогичной натурфилософии - первой исторической формы философии, давшей истолкование природы на базе принципов холизма, универсальности и синкретичности.

Как известно, развитие любой дисциплины происходит в двух направлениях: с одной стороны - "вверх", от имеющегося состояния к более сложным кумулятивным формам и выводам, с другой (одновременно) - "вниз", к основаниям, построению базиса, анализу категорий, их смыслов и аксиом. Таково и развитие эволюционной экономики. Но какое из двух направлений более актуально сегодня для экономической науки вообще и для эволюционной экономики в частности?

Здесь нельзя не вспомнить высказывание Дж. Доси и С. Уинтера, закончивших свой доклад "Интерпретация экономических изменений: эволюция, структуры и игры" на V Международном симпозиуме по эволюционной экономике (2003 г.) словами: "Задача, стоящая перед нами ...включает добросовестную переоценку микрооснований, описывающих, что именно субъекты делают, как они обучаются и взаимодействуют и как все это вписывается в институциональные структуры и „способы мышления", формирующие в каждый момент времени множество достижимых миров"(2). Переоценка оснований, как представляется, и должна сегодня стать главной задачей эволюционной экономики.

Итак, наиболее важным для приближения экономической науки к состоянию "эволюционной экономики" в настоящее время является не столько развитие фиксированных и ограниченных, хотя и усложняющихся форм описания экономической реальности, свойственных "продвинутым" стадиям развития экономической науки, сколько движение к истокам, поиск естественных фундаментальных категориальных и аксиоматических оснований эволюционного подхода. Если первое направление движения можно, очевидно, называть эволюцией, используя значение этого слова, близкое к этимологическому (развертывание), второе - инволюцией, то иными словами данную мысль можно выразить в виде парадокса: движение к эволюционной экономике должно быть инволюционным!

Акселерационный рост дерева науки только в одном направлении - вверх приводит к разрастанию его кроны, в результате наука фрагментируется, теряет предметное и методологическое единство и в конечном счете рискует распасться на слабо связанные части. Именно это мы отчасти и наблюдаем сегодня на примере экономической науки в целом. Ей присущи различные виды фрагментации: методологическая (на верхнем уровне - неоклассическая, институциональная, эволюционная, системная парадигмы); предметно-уровневая (мега-, макро-, мезо-, микро- и наноэкономика); концептуально-эмпирическая (расслоение экономической науки на эмпирическую, фиксирующую факты и феномены; теоретическую, трактующую связи между фактами; концептуальную, исследующую порождающие эти связи механизмы), что и определяет современное состояние экономической науки. Это приводит к фасеточному видению экономики исследователями, а вслед за ними - и "продвинутыми" практиками. При таком способе восприятия действительности межфасеточные границы становятся труднопреодолимыми.

В данных условиях, отметим, самое существенное значение для исправления сложившегося положения имеет правильная трактовка понятий "экзо" и "эндо". В каждом конкретном случае проведение границы между изучаемым объектом и окружающей средой (именно то, что определяет расстановку флажков "экзо" и "эндо") требует серьезного методологического, а не просто феноменологического, исследования.

Если, например, задаться невинным вопросом, где находится источник инноваций, осуществляемых предпринимателем-новатором, являются ли они экзогенными или эндогенными по отношению к его предприятию, то ответ чаще всего дается в экзогенном ключе: источники инноваций находятся в лабораториях и кабинетах исследователей, а задача предприятий - стать "открытыми" для инновационной среды. Но внедрение того или иного новшества на предприятии невозможно, пока изнутри не сформируется и не будет осознана потребность в нем. Механизмы осознания или имплантации такой потребности и составляют предмет эволюционной экономики.

Весьма полезной в сложившейся ситуации была бы разработка тезауруса, или толкового словаря эволюционной экономики, о котором говорили участники и этого, и ряда прошлых симпозиумов. Даже не будучи совершенным, такой словарь позволил бы, с одной стороны, уменьшить взаимное непонимание экономистов, а с другой - стимулировать развитие понятийного и категориального аппарата эволюционной теории.

Конечно, призыв "Вперед, к истокам! " не означает прекращения развития пауки "вверх", а лишь отражает настоятельную потребность в усилении фундамента данной дисциплины: в настоящее время эволюционная экономика достигла той степени зрелости, когда потребность в глубине сильнее потребности в "высоте".

На прошедшем симпозиуме были представлены все направления и жанры эволюционной экономики: и обзорные выступления, и эмпирические прикладные исследования, и модельные композиции, и методологические фундаментальные работы. Практически все работы заслуживают высоких оценок, но самое сильное впечатление оставили доклады, возвращающие нас к фундаментальным истокам, к "простым вещам": Ф. Малерба, В. И. Маевского, В. Л. Макарова, О. В. Иншакова, И. И. Елисеевой, X. Курца. В своем докладе я также попытался, исходя из системной парадигмы в экономических исследованиях, предложить естественную базовую типологию социально-экономических систем, обосновать их разделение на объектные, проектные, процессные и средовые и сформулировать концепцию их взаимодействия и ключевых компетенций.

Ни одна из экономических теорий сейчас, как правильно отметил академик Л. И. Абалкин, "не обладает монопольным правом на истину". Поэтому задача экономической науки в сегодняшних условиях - создание единой картины экономического мира, включающей и "сухость" экономической теории, и "зелень" листьев древа экономической практики (перефразируя Гете). Миссия же эволюционной экономики - наполнить эту картину живым содержанием. Расставаясь на два года, до VIII Международного симпозиума по эволюционной экономике в Пущине), сверим эволюционные часы и постараемся вместе ускорить эволюционное время, не забывая вместе с развитием кроны укреплять корни и ствол цветущего дерева эволюционной науки.


(1) Истоки: из опыта изучения экономики как структуры и процесса. М.: Изд. лом ГУ-ВШЭ, 2007.

(2) Dosi.G., WintcrS. Interpreting Economic Change: Evolution, Structures and Games / Economic Transformation and Evolutionary Theory of J. Schumpeter / The 5th International Symposium on Evolutionary Economics. Pushchino, September 25-27, 2003.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy