Основания параметрического стратегического управления: институциональный анализ


Основания параметрического стратегического управления: институциональный анализ

Обыденов А.Ю.
к. ф.-м. н.
директор по стратегическому управлению
Издательского дома «Абевега Ру»


В 1970-1980-х годах теория стратегического управления выделилась в самостоятельную научную дисциплину (Rumelt et al., 1994; Dobbin, Baum, 2000; Катькало, 2006), но единая общепризнанная теория стратегического менеджмента пока не сформирована (Тамбовцев, 2010). Cегодня в области стратегического управления сосуществуют разнообразные направления и теоретические концепции с различными методологическими и поведенческими предпосылками. Такое положение дел может быть связано с относительной молодостью теории стратегического управления как науки. Попытки синтеза раз -личных подходов, не раз предпринимавшиеся в последнее время, не нашли признания у исследователей. Обобщение эмпирических проверок также проблематично в связи с тем, что измеряемые в рамках одних понятийных аппаратов переменные не удается интерпретировать в категориях других концепций. Расхождение в предпосылках приводит к несоответствию в содержании понятий даже в рамках одного подхода1. Таким образом, остается открытой и актуальной возможность поиска и развития новых подходов в теории стратегического управления.

Основы параметрического стратегического управления

В данной статье предлагается новый подход — параметрическое стратегическое управление, в рамках которого управление экономической системой осуществляется с помощью формальных правил, которые мы условно назовем «управляющие параметры». Преимущества обозначенного подхода, например, по сравнению с директивным управ-лением2, состоят в том, что экономическая система направляется по одному из естественных для нее и одновременно благоприятному для управляющего путей развития3 к собственному для системы «аттрактору» — устойчивому состоянию или режиму функционирования. Эти аттракторы возникают в управляемой экономической системе вследствие самоорганизации4, и параметрическое управление такой самоорганизующейся системой позволяет исключить неэффективные варианты решения задачи управления, которые ведут к сопротивлению и «деформации» управляемой экономической системы, бесполезному расходованию ресурсов и отличию реального результата от желаемого.

Забегая вперед, следует отметить, что в рамках параметрического стратегического управления в случае неудач можно получить ответ на вопрос о том, что именно пошло не так, виновата аналитическая модель или подвел механизм обеспечения правил.

Идея параметрического управления в смысле подхода, развиваемого в данной статье, достаточно универсальна с точки зрения применения и используется в управлении различными сложными, в частности биофизическими, системами (см., например: Романовский и др., 1984; Ризниченко, 2002). Экономические исследования, наиболее близкие к рассмотренному в данной статье случаю параметрического стратегического управления со множественными устойчивыми состояниями, практически не встречаются5. Вероятно, такая непопулярность связана с тем, что этот метод находится на стыке нескольких научных дисциплин.

В работах Д. Чернавского и соавторов рассматривается как силовое (директивное), так и параметрическое управление. Сопоставление первого и второго подходов позволяет нагляднее представить идею именно параметрического управления. Под силовым понимается управление с помощью директив, которые непосредственно содержат прямые указания на целевое состояние или режим функционирования управляемой системы. Когда правила не содержат таких указаний, а связь между внедряемыми правилами и этим состоянием задается некоторой аналитической моделью (например, моделью экономической теории контрактов), мы будем называть такое управление параметрическим. Таким образом, не каждое управление, осуществляемое через правила и предписания, следует рассматривать как параметрическое.

Итак, под параметрическим стратегическим управлением экономической системой мы будем понимать управление, для которого выполнены следующие условия:

  1. существует устойчивое состояние, устойчивый режим функционирования («аттрактор») экономической системы как цель данного управления;
  2. достижение этого состояния обеспечивается с помощью формальных правил;
  3. в рамках определенной аналитической модели задается связь между достижением целевого состояния и устанавливаемыми правилами;
  4. в правилах не содержится прямых указаний на изменения в управляемой системе в сторону целевого состояния;
  5. правила предполагаются неизменными в масштабе характерного времени достижения управляемой системой целевого состояния.

Данное определение требует комментариев. В общем случае благодаря самоорганизации имеет место множественность устойчивых состояний экономической системы, таргетирование одного из которых и происходит в рамках параметрического стратегического управления.

Пункт (4) определения важен, так как позволяет различить параметрическое и директивное стратегическое управление. В рамках параметрического стратегического управления нельзя приказать перестать сотрудникам опаздывать, в течение 4 лет уменьшить в 10 раз определенные показатели (например, показатели брака в процессе производства, задержек поставки продукции и количества отходов), увеличить ВВП в 2 раза за 10 лет, к 2020 г. достичь полного самообеспечения продуктами или обеспечить вхождение 5 российских вузов в сотню лучших вузов мира и т. д. Должны быть разработаны аналитические модели, в которых определяются правила игры, обеспечивающие достижение возможного целевого состояния.

Сформулированное определение параметрического стратегического управления позволяет изменить представление о роли и месте формальных институтов в управлении. В широких менеджерских и экономических кругах «институциональное управление» часто рассматривается как «жесткая технология» (Новиков, 2004). Считается, что, если правила становятся слишком жесткими, неизбежно возникает последняя стадия жизненного цикла организации (Kimberly, 1979). В рамках параметрического стратегического управления «мягкость» управления достигается за счет разрыва жесткой связи между правилом и целевым состоянием, на достижение которого правило направлено. Эта связь, опосредованная аналитической моделью, становится косвенной и гибкой6.

Из определения параметрического стратегического управления следует интересный вывод. Как известно, существует концепция «рынка институтов» (Pejovich, 1994; 1996), согласно которой отбор эффективных институтов производится самими их потребителями. Однако параметрические стратегические институты, применение которых, согласно пункту (3) определения, опосредовано специальной аналитической моделью, в кратко- и среднесрочном периодах будут для потребителей доверительными благами. Поэтому функционирование механизма «рынка институтов» представляется проблематичным.

В общем случае развитие управляемой экономической системы можно рассматривать как множество последовательных переходов в новые устойчивые состояния и режимы функционирования.

Обоснование с позиций новой институциональной теории

В менеджменте довольно часто концепции заимствуются из экономической теории (Rumelt et al., 1991; Williamson, 1991; Сторчевой, 2013). В частности, много исследований посвящено применению новой институциональной экономической теории (НИЭТ) для решения проблем управления в целом. Это и классические работы (Williamson, 1970; 1996; Ostrom, 1990), и более современные исследования в области (в том числе стратегического) управления предприятием (Тамбовцев, 2006; Шаститко, 2006; Уильямсон, 2003; Клейнер, 2006; Ruester, Neumann, 2009; Hoetker, Mellewight, 2009). Также следует отметить исследования по стратегическому управлению в рамках эволюционной экономики (March, 2004). В связи с этим возникает вопрос: насколько полезно привлечение НИЭТ для обоснования и развития концепции параметрического стратегического управления? Отметим, что в рамках НИЭТ одним из базовых операциональных инструментов выступает понятие института, в центре внимания оказываются трансакции и сопряженные с ними трансакционные издержки. Как будет показано ниже, эти две категории важны и в нашем контексте. Представляется, что начать анализ полезно с наиболее общей категории — правила игры.

Правила

Как известно, правила, подкрепленные механизмами, обеспечивающими их выполнение, называются институтами (North, 1991) и являются центральной категорией НИЭТ, что не требует никаких дополнительных комментариев. Но и классики стратегического управления апеллируют к правилам. Так, стратегия определяется как набор правил для принятия решений, которыми в своей деятельности руководствуются экономические агенты (Ansoff, 1965). Схожим образом определяется «политика»7 — как правила выбора действий или решений (Ackoff, 1970). Современные исследователи управления также делают акцент на правилах (Тренев, 2001).

В свете сказанного применение наработанного в НИЭТ аппарата, связанного с функционированием правил (например, с механизмами обеспечения их соблюдения), представляется закономерным и полезным для исследований в рамках параметрического стратегического управления. Рассмотрим подробнее такие способы применения правил, как контракты и регулирование.

Контракты

Одной из известных разновидностей правил игры являются контракты. Примечательно, что рамки существующих исследовательских подходов позволяют представить любые отношения между акторами как контрактные (Шаститко, 2007; Sunder, 2004). Контрактная модель фирмы восходит к классическим работам (Barnard, 1938; Simon, 1947; Cyert, March, 1963; Alchian, Demsetz, 1972; Jensen, Meckling, 1976). Экономическая теория контрактов — один из наиболее разработанных и эффективных с позиций практического применения разделов НИЭТ (Williamson, 1985; Furubotn, Richter, 1997. P. 179-264; Brousseau, Fare, 1998; North, 1990; Обыденов, 2001; 2003а). По сути, многие модели теории контрактов являются моделями стратегического управления трансакциями.

К примеру, К. и Н. Фосс рассматривают контракт как важный инструмент, имеющий непосредственное отношение к стратегическому управлению (Foss, Foss, 2001). В частности, когда велики трансакционные издержки создания в долгосрочном периоде классических контрактов, возникает необходимость в таких контрактных инструментах, как, например, институт «Заложник», сигнализирование и пр. Один из примеров применения контрактного подхода в стратегическом управлении — модель «разделяющего равновесия», которая в общем виде может использоваться для предотвращения неблагоприятных сценариев развития событий. Обосновывая морфологическое и содержательное сходство между стратегией и отношенческим контрактом, В. Тамбовцев (2000) показывает, что если рассматривать стратегию как набор правил, то наиболее эффективной стратегии соответствует отношенческий договор.

Регулирование

Правила также широко применяются в рамках такой меры, как регулирование. В целях данной статьи можно определить регулирование как установление правил деятельности экономических субъектов и обеспечение их соблюдения (см. также: Крючкова, 2005). Регулирование, по сути, есть процесс создания и реализации институтов. Так, одно из определений институтов гласит, что институты суть правила, регулирующие экономическое поведение (North, 1990). В этом случае, как представляется, требуется отличать управление с помощью правил от регулирования с помощью правил. Мы предполагаем, что различие определяется соотношением правил игры с целевым устойчивым состоянием управляемой экономической системы.

Ограничимся наиболее простым случаем, когда долгосрочные таргетируемые показатели при регулировании отсутствуют и содержание устанавливаемых регуляторных норм является единственной целью регулирования. Пример — обеспечение уровня безопасности производимой продукции в рамках технического регулирования (Обыденов, 2003b). Отсутствие в рамках регулирования долгосрочного целеполагания представляется вполне логичным, ибо задачи таргетирования и достижения определенного целевого состояния управляемых экономических систем, с нашей точки зрения, должны ставиться и решаться в рамках управления, но не регулирования. При этом возникает интересный вопрос, как государственное регулирование влияет на множество возможных целевых состояний экономической организации, доступных для стратегического управления в таких условиях.

Справедливости ради следует отметить, что существуют и альтернативные взгляды на регулирование. Так, в концепции «оценки регулирующего воздействия» исследуются ожидаемые долгосрочные результаты регулирования. При этом предполагается, что кроме средств регулирования, содержащихся в регулятивной норме, у него существует долгосрочная цель (Крючкова, Шаститко, 2006). Например, целью государственной политики здравоохранения может быть снижение вреда здоровью граждан от табакокурения. Данная цель отличается от средства — запрета курения в общественных местах. Если цель регулирующего воздействия состоит в повышении безопасности движения на дорогах и сокращении числа автомобильных аварий, то методом ее достижения может быть введение скоростных ограничений.

С нашей точки зрения, когда речь идет о долгосрочных целях, существующих помимо установок, в явном виде закрепленных в правилах регулирования, оценку регулирующего воздействия корректнее называть оценкой управляющего воздействия. В пользу такой формулировки свидетельствует концепция «нового государственного менеджмента» (Thompson, Reschenthaler, 1996), в рамках которой акцент сделан на четких долгосрочных целях с системой оценок результативности и установлением ответственности за достигаемые результаты.

Часто в рамках регулирования по умолчанию подразумевается, что с помощью правил осуществляется долгосрочное преследование такой цели, как повышение эффективности использования ресурсов, приводящее к максимизации общественного благосостояния (Laffont, Tirole, 1993). Подобное регулирование уместно назвать эффективностным8. Оно схоже со стратегическим управлением, реализуемым с помощью правил игры, в котором в качестве целевого состояния выбрано оптимальное распределение ресурсов. В этом смысле эффективностное регулирование тесно примыкает к параметрическому стратегическому управлению.

Рассмотренные способы применения правил игры (параметрическое стратегическое и директивное управление, регулирование) и институты можно обобщить (табл. 1-2).

Таблица 1

Сравнительная характеристика форм применения институтов


Директивное управление

Регулирование

Параметрическое стратегическое управление

Цели, содержащиеся в правиле

+

+

+

Долгосрочные цели

+

-

+

Включение в правило требований изменений в сторону долгосрочных целей

+

-

-

Таблица 2

Классификация институтов по отношению к долгосрочному таргетированию

Тип институтов

Директивные институты

Регулирующие институты

Параметрические стратегические институты

Соотношение содержания института с долгосрочной целью его применения

Институт содержит указания на долгосрочные цели его применения

Долгосрочные цели применения института отсутствуют

Институт не содержит прямых указаний на изменения в сторону долгосрочных целей

Волшебный мир Коуза

Для экономического обоснования возможности и потенциальной эффективности параметрического стратегического управления полезно обратиться к теореме Коуза и вытекающим из нее следствиям (Coase, 1937; 1960; Stigler, 1966; Hurwicz, 1995; Капелюшников, 2007). Обратная формулировка теоремы указывает на то, что в условиях ненулевых трансакционных издержек первоначальная спецификация прав собственности определяет конечное распределение и использование ресурсов. Таким образом, в условиях ненулевых трансакционных издержек правила игры через устанавливаемые на их основе права собственности определяют конечные способы использования ресурсов (структуру производства), то есть устойчивое состояние и режим функционирования управляемой экономической системы. При этом различные правила игры обеспечивают таргетирование различных устойчивых состояний, что в общем случае обосновывает множественность возможных конечных состояний. Отсюда следует, что именно центральные категории НИЭТ — правила (институты) и трансакционные издержки — выступают базовыми и для параметрического стратегического управления. Таким образом, мы получаем следующую принципиальную схему параметрического стратегического управления (см. рисунок).

Принципиальная схема параметрического стратегического управления

Иллюстрации практического применения

Привести развернутые примеры практического применения параметрического стратегического управления в данной статье достаточно проблематично из-за ограничений по формату. Однако мы кратко рассмотрим две иллюстрации.

Контрактная модель стратегического управления

Интересный подход к стратегическому управлению в рамках экономической теории контрактов рассмотрен у Ш. Сандера (Sunder, 2004). Эта контрактная модель направлена на обеспечение устойчивого функционирования экономической организации. Два основных условия (правила) эффективного стратегического управления:

  1. для каждого из участников величина его ожидаемых чистых выгод от участия в экономической организации должна превышать его альтернативные издержки;
  2. общий результат деятельности организации — как отдача от вложенных участниками ресурсов — должен быть достаточным, чтобы выполнить условия (1) для каждого из участников.

Это, по сути, «условия участия» в рамках экономической теории контрактов (Furubotn, Richter, 1997) для каждого из агентов (табл. 3).

Таблица 3

Параметрическое стратегическое управление устойчивым функционированием фирмы

Целевое устойчивое состояние

«Правила игры»

Аналитическая модель

Устойчивое функционирование фирмы

Условия участия

Модель совершенной рациональности экономических субъектов

Для эффективного стратегического управления необходимо предвидеть изменения (угрозы), влияющие на условия (1) и (2), что позволяет заранее предпринять необходимые действия. Это могут быть, например:

  • пересмотр условий контракта9, включающий перераспределение общего выигрыша между участниками — если нарушается только условие (1);
  • новый дизайн контракта, предполагающий изменение состава участников в пользу новых, у которых альтернативные издержки участия в организации меньше10, а также по необходимости пересмотр контракта, включающий переговоры с остающимися, увольняемыми11 и новыми участниками — если нарушается условие (2).

Как известно, такие меры, как понижение зарплат, бонусов и увольнения, применяются в рамках реорганизации фирмы, в условиях кризиса и проводимых слияний и поглощений. Однако часто на практике нет понимания, кого конкретно и почему необходимо уволить и с кем из участников следует провести переговоры.

Сандер выделяет два этапа обеспечения устойчивости функционирования бизнеса — предвидение изменения деловой среды и реагирование на изменения через пересмотр сетевого контракта (адаптация). Неудачи в стратегическом управлении, согласно модели Сандера, возникают на одном из этих этапов (два типа неудач) или сразу на обоих, при этом контрактная модель стратегического управления позволяет минимизировать ущерб от неудач обоих типов. Как представляется, эти изъяны могут быть связаны с глобальным кризисом стратегического управления (планирования) в 1980-е годы (Wilson, 1998).

Метод модельных отображений

Сравним два практических инструмента стратегического управления: сбалансированную систему показателей (ССП) (Kaplan, Norton, 1992) и параметрическое стратегическое управление с точки зрения одной из главных задач — перехода из актуального состояния в целевое, желаемое (см., например: Катькало, 2006. С. 61 — 63; Тренев, 2001; Barry, 1987). ССП — современный популярный метод реализации стратегии, в рамках которого для осуществления перехода из текущего в целевое состояние предлагается использовать четыре группы показателей, служащих ориентирами. Одна из целей ССП — прекратить управлять компаниями только на основе финансовых показателей (Kaplan, Norton, 1992) и использовать еще три составляющие: клиенты, бизнес-процессы, сотрудники. В рамках ССП существенны причинно-следственные связи между составляющими, например, в последовательности: «сотрудники → бизнес-процессы → клиенты → финансы».

Эта система получила широкое распространение, однако издержки установления качественных причинно-следственных и тем более количественных функциональных связей (например, с помощью регрессионного анализа) между конкретными показателями из разных составляющих часто запретительно высоки. Поэтому менеджеры на практике используют метод ССП формально — просто устанавливая целевые значения показателей из разных составляющих. Это приводит к тому, что назначаемое целевое состояние оказывается недостижимым, так как характеризующие его значения показателей взаимоисключающие.

Кроме того, в условиях радикальной неопределенности, когда множество непредсказуемых факторов внешней и внутренней среды фирмы оказывают влияние на состояние и режим ее функционирования, очень трудно, если вообще возможно, попасть точно в целевое состояние. В результате, как следует из практики, достижение целевых значений нефинансовых показателей не приводит к достижению желаемых финансовых результатов (Ittner, Larcker, 2003). Помимо этих концептуальных проблем существует еще ряд технических трудностей, например взвешивание показателей и корректный сбор необходимой информации. ССП не подсказывает, какие (стратегические) мероприятия следует провести, чтобы достичь тех или иных значений показателей. Поэтому на практике часто просто принимаются директивы, ориентированные на цели — «достичь результата», «улучшить показатели», «снизить издержки», «сократить простои», «уменьшить „текучку" кадров».

Вместо этого можно использовать другой подход — на основе параметрического стратегического управления. Этот подход условно можно назвать методом модельных отображений. Вместо анализа управляемой системы сразу целиком — подхода, трудно реализуемого на практике, предложим аппроксимирующий подход, основанный на модельном приближении, когда описание фирмы раскладывается на несколько отображений в рамках различных управленческих задач, позволяющих осуществлять аналитическое моделирование. По результатам решения задач параметрического стратегического управления в рамках таких модельных отображений целевое устойчивое состояние (режим функционирования) управляемой экономической системы получается в результате пересечения аттракторов для каждого отображения, а искомый набор управляющих правил — из сочетания управляющих правил, полученных в рамках каждого отображения.

Чтобы исследовать, как правила могут обеспечивать переход между аттракторами — устойчивыми состояниями и режимами функционирования, воспользуемся одним из самых распространенных инструментов стратегического управления — SWOT-анализом (Andrews, 1971). SWOT-анализ включает рассмотрение четырех характеристик состояния экономической организации: сильные и слабые стороны, возможности и угрозы (strengths, weaknesses, opportunities, threats, SWOT). Обычно применение SWOT-анализа предполагает составление списка предлагаемых стратегических действий, направленных на развитие организации и укрепление ее конкурентных позиций, например преодоление слабостей за счет возможностей, использование сильных сторон для нейтрализации угроз12. Вместо этого мы предлагаем использовать SWOT-матрицу для описания состояния управляемой экономической системы. Это пространство состояний можно назвать SWOT-пространством13, в рамках которого можно описать переход управляемой экономической системы из актуального в целевое состояние, а также определить условия (правила игры), которые обеспечивают этот переход.

Рассмотрим условный пример, в рамках которого анализируется вход на рынок некоторой фирмы — переход из состояния с производством, стремящимся к нулю, в состояние с устойчивым положительным объемом производства.

Актуальное состояние (производство стремится к нулю)

Сильные стороны:

  • владение редкими ресурсами;
  • отсутствие ресурсной взаимозависимости между участниками;
  • отсутствие неэффективной траектории предшествующего развития фирмы.

Слабые стороны:

  • низкая скоординированность участников;
  • отсутствие механизмов управления в условиях неопределенности;
  • отсутствие безубыточности;
  • отсутствие конкурентного преимущества и ренты;
  • производство за счет стандартных технологий;
  • дефицит финансовых ресурсов;
  • отсутствие организационной культуры;
  • отсутствие положительной рыночной репутации;
  • отсутствие инструментов обеспечения устойчивого функционирования фирмы;
  • отсутствие эффективных правил стратегического управления.

Возможности:

  • создание нового бизнеса;
  • создание дифференцированного продукта;
  • государственные трансферты, налоговые льготы, ценовое регулирование;
  • лидерство по издержкам (по цене).

Угрозы:

  • низкий спрос на стандартную продукцию;
  • давление ценовой конкуренции;
  • нежелательные изменения в окружающей среде;
  • высокие налоги;
  • сопротивление внедрению эффективных правил стратегического параметрического управления.
Будущее целевое состояние (соответствует устойчивому ненулевому производству)

Сильные стороны:

  • скоординированность участников;
  • механизмы «предвидения» изменений во внешней среде (прогнозирование, страхование рисков);
  • наличие организационной культуры;
  • производство дифференцированных продуктов с использованием трансакционно-специфических технологий;
  • наличие положительной репутации;
  • существование конкурентного преимущества и конкурентной ренты;
  • безубыточность производства;
  • существование модели обеспечения устойчивого функционирования организации;
  • эффективные правила стратегического управления.

Слабые стороны:

  • слабая адаптируемость к непредвиденным внешним изменениям (отсутствие механизмов изменения правил и решения спорных вопросов);
  • отсутствие инструментов защиты от разведки (промышленного шпионажа) со стороны конкурентов;
  • проблема кооперации и распределения доходов;
  • отсутствие достоверного сигнализирования потребителям о продукте;
  • неоптимальные трансакционно-специфические инвестиции из-за отсутствия гарантий защиты от экспроприации инвестиций.

Возможности:

  • лидерство по продукту (по качеству);
  • обеспечение устойчивой конкурентной ренты;
  • наличие и расширение спроса на продукт компании, в частности, за счет сигнализирования.

Угрозы:

  • нежелательные непредвиденные изменения в окружающей среде;
  • размывание конкурентного преимущества и ренты конкурентами;
  • экспроприация трансакционно-специализированных инвестиций участников;
  • оппортунистическое поведение участников с целью перераспределить выгоды от координации в свою пользу;
  • конкурентная разведка (промышленный шпионаж).

В таблице 4 показаны элементы параметрического стратегического управления для фирмы и соответствующие им цели и инструменты.

Таблица 4

Параметрическое стратегическое управление функционированием фирмы в рамках метода модельных отображений

Модельное отображение (аналитическая модель)

Целевое состояние и режим функционирования фирмы

Инструменты (основанные на «правилах игры»)

Координационная природа институтов

Скоординированная деятельность участников

Используемые правила в целом

Контрактная модель бизнеса

Устойчивое функционирование фирмы, эффективный состав участников

Условия участия

Управление неопределенностью

Предвидение изменений во внешней среде

Осуществление прогнозирования, сценарного планирования, страхование рисков

Устойчивое конкурентное преимущество

Конкурентное преимущество

Специфичность и уникальность активов для производства дифференцированных продуктов, положительная репутация

Параметрическое управление выпуском

Ненулевое производство

Периодическая фиксированная дотация+потоварный налог, потоварная дотация, ценовое регулирование

Настройка

стратегического

управления

Эффективное стратегическое управление

Постепенное изменение правил через промежуточные правила, компенсации, комплементарность формальных правил организационной культуре, соучастие


В рамках параметрического стратегического управления институты как правила игры могут выступать управляющими параметрами, обеспечивающими таргетирование устойчивых состояний, режимов функционирования и траекторий развития управляемых самоорганизующихся экономических систем, в частности экономических организаций. За счет разрыва прямой связи между формальным институтом и целевым состоянием обеспечивается «мягкость» параметрического стратегического управления. Опосредование этой связи происходит в рамках специальных аналитических моделей (часто моделей экономической теории контрактов) и позволяет избежать деформации управляемой экономической системы, бесполезного расходования ресурсов и отличия реального результата от желаемого. Правила игры и отличные от нуля трансакционные издержки оказываются общими центральными категориями новой институциональной экономической теории и параметрического стратегического управления.

Теорема Коуза объясняет существование множественности целевых устойчивых состояний. Отталкиваясь от ее обратной формулировки, можно построить принципиальную схему параметрического стратегического управления, в рамках которой институты, задавая права собственности, определяют конечные способы использования ресурсов. Таким образом, теорема Коуза является важнейшим экономическим обоснованием параметрического стратегического управления.

Наряду с предложенными нами решениями различных задач в данной статье, а также в других исследованиях подход параметрического стратегического управления, как представляется, можно использовать и для создания операциональной модели модернизации экономики на макроуровне.


1 Например, см. статью Di Stefano et al., 2010, посвященную исследованиям в доминирующей, по мнению В. Катькало (2006), сегодня «концепции динамических способностей».

2 Директивное управление имеет место, например, в рамках модели лидерства Хауза-Митчелла (House, Mitchell, 1974).

3 В согласии с таким подходом, например, Д. Норт предполагает, что выбор траектории развития экономической системы определяется формальными институтами (North, 1989).

4 При этом предполагается, что самоорганизация возникает за счет формирования и развития горизонтальных связей между членами организации (Тренев, 2001). В рамках нашего подхода самоорганизация осуществляется за счет обмена правами собственности между членами организации, которыми могут выступать ее подразделения (например, дивизионы). Подобная самоорганизация также возможна, например, в рамках отношенческого контракта между собственниками специфических ресурсов, конкурирующих через центрального агента за использование ресурсов общего назначения.

5 См.: Чернавский и др., 2001; 2002а; 2002b; Тренев, 2001. В работах Чернавского и соавторов рассматривается качественная макроэкономическая динамика, а в работе Тренева параметрическое управление упоминается непосредственно в связи со стратегическим управлением на примере модели управления квалификацией труда.

6 Слабость и мягкость параметрического воздействия по сравнению с силовым в динамическом смысле рассматривается, например, в: Романовский и др., 1984.

7 При этом известно, что термин «политика» раньше часто использовался как синоним сегодняшнего термина «стратегия» (Rumelt et al., 1994).

8 Обзор теорий регулирования см., например, в: Kahn, 1988.

9 В рамках процесса пересмотра контакта проводятся переговоры, в результате которых вознаграждение перераспределяется от одних участников — получающих ренту, к другим — получающим вознаграждение ниже величины альтернативных издержек. Для анализа распределения ренты между участниками контракта в результате пересмотра контракта в общем случае, как представляется, полезно использовать теорию переговоров (Lippman, Rumelt, 2003).

10 Предварительно отбираются участники, наиболее важные для функционирования фирмы.

11 При увольнении участников могут потребоваться компенсационные выплаты.

12 Часто этот список оформляется в виде матрицы.

13 В литературе высказываются предположения о взаимозависимости характеристик в SWOT-таблице. В целях данной работы мы оставим в стороне эти замечания и будем рассматривать угрозы, возможности, слабости и сильные стороны как независимые степени свободы экономической системы.


Список литературы / References

Капелюшников Р. И. (2007). Новая атака на теорему Коуза. М.: Изд. дом. ГУ ВШЭ. [Kapeliushnikov R. I. (2007). New attack on Coase theorem. Moscow: HSE Publ. (In Russian).]

Катькало В. С. (2006). Эволюция теории стратегического управления. СПб.: Изд. дом С.-Петерб. гос. ун-та. [Katkalo V. S. (2006). Strategic management theory evolution. St. Petersburg: SPbSU Publ. (In Russian).]

Клейнер Г. Б. (2006). Новая институциональная экономика: на пути к «сверхновой» // Российский журнал менеджмента Т. 4. №№ 1. С. 113—222. [Kleiner G. B. (2006). The new institutional economics: On the path to the future. Rossiyskiy Zhurnal Menedzhmenta, Vol. 4, No. 1, pp. 113—222. (In Russian).]

Крючкова П. В. (2005). Саморегулирование хозяйственной деятельности: институциональный анализ. М.: ТЕИС. [Kryouchkova P. V. (2005). Economic activity self-regulation: An institutional analysis. Moscow: TEIS. (In Russian).]

Крючкова П. В., Шаститко А. Е. (2006). Оценка регулирующего воздействия и модернизация системы государственного регулирования // Общественные науки и современность. № 4. С. 21—31. [Kryouchkova P. V., Shastitko A. E. (2006). Regulatory impact assessment and state regulation system modernization. Obshchestvenniye Nauki i Sovremennost, No. 4, pp. 21—31. (In Russian).]

Новиков Д. А. (2004). Институциональное управление организационными системами. М.: ИПУ РАН. [Novikov D. A. (2004). Institutional management of organizational systems. Moscow: ICS of RAS. (In Russian).]

Обыденов А. (2001). Франчайзинг как особая форма институциональных соглашений // Вопросы экономики. № 6. С. 114—128. [Obydenov A. (2001). Franchising as a special form of institutional agreements. Voprosy Ekonomiki, No. 6, pp. 114 — 128. (In Russian).]

Обыденов А. (2003а). Институциональные особенности саморегулирования бизнеса // Вопросы экономики. № 11. С. 88 — 98. [Obydenov A. (2003a). Institutional specifics of business self-regulation. Voprosy Ekonomiki, No. 11, pp. 88 — 98. (In Russian).]

Обыденов А. Ю. (2003b). Техническое регулирование: мировой опыт и российское законодательство // Информационно-аналитический бюллетень БЭА. № 49. [Obydenov A. (2003b). Technical regulation: International experience and Russian legislation. BEA Information-analytical bulletin, No. 49. Moscow: Bureau of Economic Analysis. (In Russian).]

Ризниченко Г. Ю. (2002). Лекции по математическим моделям в биологии. Часть 1. М.; Ижевск: R&C Dynamics. [Riznichenko G. Yu. (2002). Lectures on mathematical models in biology. Moscow; Izhevsk: R&C Dynamics. (In Russian).]

Романовский Ю. М., Степанова Н. В., Чернавский Д. С. (1984). Математическая биофизика. М.: Наука. [Romanovskiy Yu. M., Stepanova N. V., Chernavskiy D. S. (1984). Mathematical biophysics. Moscow: Nauka. (In Russian).] Сторчевой М. (2013). Теория фирмы и стратегический менеджмент // Вопросы экономики. № 1. С. 131 — 146. [Storchevoy M. (2013). Theory of the firm and strategic management. Voprosy Ekonomiki, No. 1, pp. 131 — 146. (In Russian).]

Тамбовцев В. Л. (2000). Контрактная модель стратегии фирмы. М.: ТЕИС. [Tambovtsev V. (2000). Contract model of a firm strategy. Moscow: TEIS. (In Russian).]

Тамбовцев В. Л. (2006). Новая институциональная экономическая теория и менеджмент // Российский журнал менеджмента Т. 4. № 1. С. 123—130. [Tambovtsev V. L. (2006). The new institutional economics and research in management. Rossiyskiy Zhurnal Menedzhmenta, Vol. 4, No. 1, pp. 123 — 130. (In Russian).]

Тамбовцев В. Л. (2010). Базовые понятия стратегического менеджмента: проблема микрооснований // Российский журнал менеджмента. Т. 8. № 4. С. 3 — 30. [Tambovtsev V. L. (2010). Basic notions of strategic management: Problem of Micro-Foundations. Rossiyskiy Zhurnal Menedzhmenta, Vol. 8, No. 4, pp. 3—30. (In Russian).]

Тренев Н. Н. (2001). Методология стратегического управления предприятием на основе самоорганизации // Аудит и финансовый анализ. № 4. С. 97—190. [Trenev N. N. (2006). Methodology of enterprise strategic management on the basis of self-Organization. Audit i Finansovyy Analiz, No. 4, pp. 97—190. (In Russian).]

Уильямсон О. И. (2003). Исследование стратегий фирм: возможности концепции механизмов управления и концепции компетенций // Российский журнал менеджмента. Т. 1. № 2. С. 79 — 114. [Williamson O. (2003). Strategy research: Governance and competence perspectives. Rossiyskiy Zhurnal Menedzhmenta, Vol. 1, No. 2, pp. 79 — 114. (In Russian).]

Чернавский Д. С., Старков Н. И., Щербаков А. В. (2001). Базовая динамическая модель экономики России (инструмент поддержания решений) (Препринт). М.: ФИАН. [Chernavskiy D., Starkov N., Shcherbakov A. (2001). Russian economy basic dynamic model (decision support tool) (Preprint). Moscow: Physical Institute of the Russian Academy of Sciences. (In Russian).]

Чернавский Д. С., Старков Н. И., Щербаков А. В. (2002а). Динамическая модель поведения общества. Синергетический подход к экономике // Новое в синергетике: взгляд в третье тысячелетие. М.: Наука. С. 239—291. [Chernavskiy D. S., Starkov N. I., Shcherbakov A. V. (2002). Society behavior dynamic model. syn-ergetic approach to economics. In: New in synergetics: A look into the third millennium. Moscow: Nauka, pp. 239—291. (In Russian).]

Чернавский Д. С., Старков Н. И., Щербаков А. В. (2002b). О проблемах физической экономики // Успехи физических наук. Т. 172. № 9. С. 1045 — 1066. [Chernavskiy D. S., Starkov N. I., Shcherbakov A. V. (2002b). On some problems of physical economics. Uspekhi Fizicheskikh Nauk, Vol. 172, No. 9, pp. 1045 — 1066. (In Russian).]

Шаститко А. Е. (2006). Проблемы корпоративного управления и пути их решения в корпоративном законодательстве // Российский журнал менеджмента. Т. 4. № 2. С. 3—24. [Shastitko A. E. (2006). Issues of corporate governance and the ways of their managing in corporate law. Rossiyskiy Zhurnal Menedzhmenta, Vol. 4, No. 2, pp. 3—24. (In Russian).]

Шаститко А. Е. (2007). Экономическая теория организаций. М.: ИНФРА-М. [Shastitko A. E. (2007). Economic theory of organizations. Moscow: INFRA-M. (In Russian).]

Ackoff R. L. (1970). A concept of corporate planning. N. Y.: Jonn Wiley and Sons. [Рус. пер.: Акофф Р. Л. (1972). Планирование в больших экономических системах. М.: Советское радио.]

Alchian A. A., Demsetz H. (1972). Production, information costs and economic organization. American Economic Review, Vol. 62, No. 6, pp. 777—795.

Andrews K. R. (1971). The concept of corporate strategy. Homewood, IL: Dow Jones-Irwin.

Ansoff H. I. (1965). Corporate strategy: An analytical approach to business Policy for growth and expansion. N. Y.: McGraw Hill.

Barnard Ch. I. (1968/1938). The functions of the executive. 30th anniversary ed. Cambridge, MA: Harvard University Press.

Barry D. (1987). The Relationship of strategic goals and planning processes to organizational performance. Unpublished Ph. D. Dissertation, University of Maryland.

Brousseau E., Fare M. (1998). Incomplete contracts and governance structures. Paper presented at the Second Conference of the International Society for the New Institutional Economics.

Coase R. H. (1937). The nature of the firm. Economica, Vol. 4, No. 16, pp. 386 — 405. [Рус. пер.: Коуз Р. (1995). Природа фирмы // В. М. Гальперин (сост.). Теория фирмы. СПб.: Экономическая школа. С. 11 — 32.]

Coase R. H. (1960). The problem of social cost. Journal of Law and Economics, Vol. 3, No. 1, pp. 1 — 44. [Рус. пер.: Коуз Р. (2007). Проблема социальных издержек // Р. Капелюшников (науч. ред.). Фирма, рынок и право. М.: Новое издательство. С. 92 — 149.]

Cyert R. M., March J. G. (1963). A behavioral theory of the firm. Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall.

Di Stefano G., Peteraf M., Verona G. (2010). Dynamic capabilities deconstructed: A bibliographic investigation into the origins, development, and future directions of the research domain. Industrial and Corporate Change, Vol. 19, No. 4, pp. 1187—1204.

Dobbin F., Baum J. A. C. (2000). Introduction: Economics meets sociology in strategic management. In: J. A. C. Baum, F. Dobbin (eds.). Advances in strategic management. Vol. 17. Greenwich, CT: JAI Press, pp. 1—26.

Foss K., Foss N. J. (2001). A property rights perspective on competitive strategy. Working paper. Department of Industrial Economics and Strategy, Copenhagen Business School.

Furubotn E. G., Richter R. (1997). Institutions and economic theory: the contribution of the new institutional economics. Ann Arbor: University of Michigan Press. [Рус. пер.: Фуруботн Э. Г., Рихтер Р. (2005). Институты и экономическая теория: Достижения новой институциональной экономической теории. СПб.: Изд. дом С.-Петерб. гос. ун-та.]

House R. J., Mitchell T. R. (1974). Path-goal theory of leadership. Journal of Contemporary Business, No. 3, pp. 321—339.

Hoetker G., Mellewight Th. (2009). Choice and performance of governance mechanisms: matching alliance governance to assets type. Strategic Management Journal, Vol. 30, No. 9, pp. 1025 — 1044.

Hurwicz L. (1995). What is the Coase theorem? Japan and the World Economy, Vol. 7, No. 1, pp. 49—74.

Ittner C. D., Larcker D. F. (2003). Coming up short on nonfinancial performance measurement. Harvard Business Review, Vol. 81, No. 11, pp. 88 — 95.

Jensen M., Meckling W. (1976). Theory of the firm: Managerial behavior, agency cost and ownership structure. Journal of Financial Economics, Vol. 3, No. 4, pp. 305—360. [Рус. пер.: Дженсен М. К., Меклинг У. Х. (2004). Теория фирмы: поведение менеджеров, агентские издержки и структура собственности // Вестник С.-Петербургского ун-та. № 4. С. 118 — 191 (Сер. Менеджмент).]

Kahn A. E. (1988). The Economics of regulation: Principles and institutions. Cambridge, MA: MIT Press.

Kaplan R. S., Norton D. P. (1992). The balanced scorecard — measures that drive performance. Harvard Business Review, Vol. 70, No. 1, pp. 71—79.

Kimberly J. R. (1979). Issues in the creation of organizations: Initiation, innovation, and institutionalization. Academy of Management Journal, Vol. 22, No. 3, pp. 437—457.

Laffont J.-J., Tirole J. (1993). A Theory of incentives in procurement and regulation. Cambridge, MA: MIT Press.

Lippman S., Rumelt R. P. (2003). A bargaining perspective on resource advantage. Strategic Management Journal, Vol. 24, No. 11, pp. 1069 — 1086.

March V. A. (2004). Return to the "natural" process of decision-making leads to good strategies. Journal of Evolutionary Economics, Vol. 14, No. 1, pp. 431 — 462.

North D. C. (1989). Institutions and economic growth: An historical introduction. World Development, Vol. 17, No. 9, pp. 1319 — 1332. [Рус. пер.: Норт Д. К. (1993). Институты и экономический рост: Историческое введение // Thesis, Вып. 2. С. 69 — 91.]

North D. (1990). Institutions, institutional change and economic performance. Cambridge: Cambridge University Press. [Рус. пер.: Норт Д. (1997). Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М.: Фонд экономической книги "Начала".]

North D. C. (1991). Institutions. Journal of Economic Perspectives, Vol. 5, No. 1, pp. 97—112.

Ostrom E. (1990). Governing the commons: The evolution of institutions for collective action. N. Y.: Cambridge University Press.

Pejovich S. (1994). The market for institutions vs. capitalism by fiat. Kyklos, Vol. 47, No. 4, pp. 519 — 528.

Pejovich S. (1996). The market for institutions versus the strong hand of the state: The case of Eastern Europe. In: B. Dallago, L. Mittone (eds.). Economic institutions, markets and competition. Cheltenham: Edward Elgar, pp. 111 — 126.

Ruester S., Neumann A. (2009). Linking alternative theories of the firm — a first empirical to the liquefied natural gas industry. Journal of Institutional Economics, Vol. 5, No. 1, pp. 47—64.

Rumelt R. P., Schendel D., Teece D. J. (1991). Strategic management and economics. Strategic Management Journal, Vol. 12, No. S2, pp. 5—29.

Rumelt R. P., Schendel D. E., Teece D. J. (eds.). (1994). Fundamental issues in strategy: A research agenda. Boston, MA: Harvard business school press.

Simon H. A. (1947). Administrative behavior. N. Y.: Macmillan.

Stigler G. J. (1966). The Price theory. 3rd ed. N. Y.: Macmillan.

Sunder Sh. (2004). Contract theory and strategic management: balancing expectations and actions. In: M Dobija., S. Martin (eds.). General accounting theory: Towards balancing the society. Warsaw, Poland: Leon Kozminski Academy of Entrepreneur-ship and Management, pp. 231—249.

Thompson F., Reschenthaler G. (1996). The information revolution and new public management. Journal of Public Administration Research and Theory: J-part, Vol. 6, No. 1, pp 125 — 143.

Williamson O. E. (1970). Corporate control and business behaviour; an inquiry into the effects of organization form on enterprise behaviour. Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall.

Williamson O. E. (1985). The economic institutions of capitalism: Firms, markets, relational contracting. N. Y.: Free Press. [Рус. пер.: Уильямсон О. (1996). Экономические институты капитализма. Фирмы, рынки, "отношенческая" контрактация. СПб.: Лениздат.]

Williamson O. E. (1991). Strategizing, economizing and economic organization. Strategic Management Journal, Vol. 12, No. S2, pp. 75 — 94.

Williamson O. Е. (1996). Mechanisms of governance. N. Y.: Oxford University Press.

Wilson I. (1998). Strategic planning for the millennium. Resolving the dilemma. Long Range Planning, Vol. 31, No. 4, pp. 507—513.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy