Роль фактора власти в экономики


Роль фактора власти в экономики

В настоящее время в экономической науке формируются два основных направления в исследовании проблемы власти. Но между ними не существует четкой границы; терминология неустойчива, а многие понятия многозначны.

С одной стороны, в центре экономического анализа находится эффективность того или иного явления с точки зрения производства, обмена и распределения ресурсов и благ. Немало экономических теорий возникло именно из анализа влияния тех или иных факторов (цен, инфляции, государственного регулирования, отношений собственности) на экономическую эффективность. Соответственно, экономическая теория власти должна концентрировать свое внимание на воздействии фактора власти на эффективность функционирования экономики. Предметом анализа могут служить любые формы власти.

С другой стороны, среди форм власти (политической, военной и т.д.) выделяется экономическая. Теория экономической власти не связана исключительно с анализом экономической эффективности, а исследует все аспекты, применяя при этом методы различных общественных наук.

Необходимо выявить границы экономической власти. Во-первых, она может определяться как власть в сфере народного хозяйства. Во-вторых, под экономической властью может пониматься и власть, достигающаяся с помощью экономических средств (прежде всего финансового капитала). Однако установить, какие именно средства достижения власти являются экономическими, достаточно сложно. Кроме того, на практике любая форма власти базируется на использовании всех ее ресурсов, вопрос лишь в пропорции их соотношения. Поэтому четко ограничить экономическую и другие формы власти подобное определение не может. Мало того, нередко своеобразным "импульсом" к приобретению экономической власти являлись внеэкономические методы, хотя впоследствии властное пространство расширялось на основе экономических факторов. Многие крупные российские предприниматели добились влияния и богатства за счет связи с государством, с криминальными структурами и т.д. В той или иной степени аналогичная ситуация существует и в других странах.

Под экономической властью в узком смысле слова должна пониматься власть хозяйствующих субъектов в сфере экономики. Теория экономической власти может рассматривать и "пограничные" формы власти, родственные экономической. Речь идет прежде всего о власти экономической элиты, воздействующей на принятие политических решений (например, через лоббирование). Данные формы власти весьма трудно отделить от собственно экономических, поскольку последствия политических решений оказывают влияние на экономику и ее эффективность. То же касается и власти государства, само оно как институт относится к политической сфере, а решения принимаемые им в рамках экономической политики (а иногда и в других областях), воздействуют на экономическую эффективность.

Экономическая власть - специфическое отношение между экономическими институтами и организациями, а также социальными группами и отдельными лицами, чья деятельность связана с экономикой, в рамках которой субъект экономической власти генерирует вокруг себя властное пространство, а остальные институты и группы вынуждены в большей или меньшей степени следовать воле и интересам названного субъекта, поступаясь в определенной мере собственными интересами и целями.

Эволюция исследований власти в экономической науке. Проблеме власти посвящено достаточно большое число исследований. Но длительное время этот фактор игнорировался. В центре анализа находился рынок совершенной конкуренции, на котором отсутствовали барьеры для входа и выхода с него, число агентов было весьма велико и каждый из них был полностью информирован о деятельности остальных. При данной модели каждый экономический агент мог действовать, полностью игнорируя решения и даже само существование других.При этом ни одно решение ни одного агента не могло повлиять на состояние рынка и, в частности, на уровень цен. Иначе говоря, модель совершенной конкуренции не учитывала фактор власти.

С возрастанием роли монополий и олигополий появилась теория несовершенной конкуренции, созданная Э. Чемберлином и Дж. Робинсоном, на основе которой в западной экономической науке сложилось самостоятельное направление - industrial organization или induatrial economics(1). Суть данного подхода заключается в том, что некоторые агенты рынка способны повлиять на его развитие в целом и на поведение остальных участников, т.е. обладают определенной властью над ними, которая реализуется косвенно, как правило, через воздействие некоторых агентов на уровень цен. Таким образом, "невидимую руку" механизма ценовой координации в теории отраслевых рынков заменила рыночная власть крупных корпораций. Появление данной теории означало, что экономическая наука признала существование власти как фактора, влияющего на эффективность экономики. В свете этого правомерно бытующее определение теории организации промышленности как науки об источниках рыночной власти, формах ее проявления и последствиях для отдельных рынков и обществ.

Тем не менее и теория несовершенной конкуренции не охватывала всей проблематики роли власти в экономике. Рассматривалась исключительно косвенная власть, проявлявшаяся через ценовой механизм. Между тем в рамках фирм и организаций координация с помощью цен отсутствует или сведена к минимуму, а перемещение факторов производства и благ происходит под воздействием распоряжений предпринимателя (прямая власть). Помимо этого, в теории отраслевых рынков монопольная власть всегда рассматривается как фактор, снижающий экономическую эффективность. Если учесть, что фирма сторонниками данного подхода нередко трактуется как "лазейка" для использования монопольной власти в условиях государственного антитрестовского регулирования, то неясными становятся причины существования организаций, основанных на экономической власти (т.е. фирм), поскольку логичным следствием было бы утверждение об их полной неэффективности. Вопрос о власти в организации был рассмотрен в рамках неоинституционального подхода (Р. Коуз, О. Уильямсон, А. Алчян, X. Демсец). В предложенной ими контрактной теории фирмы показано, что прямая экономическая власть в некоторых случаях является более эффективной, чем ценовой механизм. В экономической теории организации, наличие властных отношений стало одним из признаков иерархии, позволяющим минимизировать трансакционные издержки. Отмечено также, что существование отношений экономической власти само связано с так называемыми издержками управления, ограничивающими сферу ее распространения. Итак, экономическая наука признала, что власть может быть эффективной, но в определенных пределах.

Вне зависимости от отношения к власти "чистой науки" ее анализ был необходим для нужд конкретного управления организацией. Соответственно сложился подход к власти в экономической организации, основанный на теориях менеджмента и корпоративного управления, длительное время развивавшихся параллельно с названными выше теориями. Его основой стало представление о власти как форме организационного поведения и взаимодействия между работниками и руководителями, менеджерами и собственниками и т.д. Сторонники такого подхода значительное внимание уделяли конкретным формам и видам власти, а также каналам ее "распыления". Поскольку управление невозможно без учета психологии человека, данный подход активно использовал инструментарий психологии влияния и власти. Существенным достижением стало признание наличия в организации множества полюсов власти, конкурирующих между собой. Важным также является признание экономической власти самостоятельной цепью, к которой может стремиться та или иная группа. Все прочие подходы рассматривают экономическую власть как средство для достижения экономических целей, прежде всего максимизации полезности, прибыли (теория организации промышленности) или для снижения трансакционных издержек (экономическая теория организации). Значительным недостатком этих концепций длительное время оставались их оторванность от теоретических подходов и сугубо прикладная ориентация. Однако в последнее время такой разрыв преодолевается, прежде всего за счет развития теории организации.

Все перечисленные выше направления анализа экономической теории власти связаны, в основном, с микроэкономикой. Но власть оказывает существенное воздействие на экономическую эффективность на макро - и мегауровне. В центре внимания ученых находится воздействие экономической власти крупных корпораций и правительств на развитие мировой экономики. При этом данный подход использует методологические разработки институционализма. Многие исследователи исходят также из существования стремления к власти ради власти уже на уровне деятельности крупных ТНК. Нельзя не согласиться с тем, что власть корпораций в мировой экономике постоянно возрастает, а это приводит к началу своеобразной "эпохи двоевластия". Корпорации концентрируют власть в экономической сфере, оставляя правительствам преимущественно политическую и социальную власть. Однако в настоящее время новая политическая экономия представляет собой множество отдельных направлений, и не существует единого инструментария, теории и единого подхода. Нередко выводы исследователей противоречат друг другу. Одни утверждают, что рост власти ТНК приводит к переходу мировой экономики в "пострыночное" состояние отсутствия конкурентной борьбы между компаниями, другие, напротив, основное внимание уделяют конкуренции, масштабы которой, по их мнению, не уменьшаются.

Представители новой политической экономии активно используют инструментарий смежных дисциплин, также рассматривающих проблемы власти, и прежде всего экономической социологии, политологии и кратологии. В рамках данных дисциплин тоже существует большое число исследований, посвященных власти в экономической сфере. Но важно учитывать, что цели исследования в экономической теории власти и в других общественных науках различны. В то же время политологией, социологией и кратологией был накоплен значительный эмпирический материал, а также разработана терминология, отсутствующая в экономической науке. Речь идет как собственно о теории власти (выработка определений, классификации видов, форм, ресурсов, источников, оснований, рычагов власти и т.д.) так и об областях, связанных с экономической властью. Поэтому данные направления и используются при формировании экономической теории власти. Ярким примером может служить исследование Дж. К. Гэлбрейта, попытавшегося как бы "проанатомировать" власть, выделив ее основные составляющие, а также проследив развитие отношений власти в экономике на протяжении средневековья, нового и новейшего времени.

Структура экономической власти. Итак, в различных подходах по-разному оценивалась роль власти в экономических отношениях. В определенной степени это связано и с тем, что исследовались различные формы и виды экономической власти. Следовательно, возникает необходимость выделить основные элементы отношений.

Экономика представляет собой совокупность экономических агентов, связанных между собой разнообразными отношениями. Ключевой концепцией традиционной экономической теории являлась свобода экономических агентов. Экономические отношения (в институциональной теории, рассматриваемые как разнообразные виды контрактов), в которых действия обеих сторон характеризуются критериями экономической свободы, можно считать свободными и равноправными. Очевидно, что таковыми являются все контракты в условиях совершенной конкуренции. Однако на практике многие экономические отношения характеризуются отсутствием одного или нескольких элементов свободы. Если, например, у одной стороны отсутствуют (или сильно ограничены) альтернативы выбора или если ограничена информация о результатах выбора, а другая сторона, напротив, осведомлена о последствиях сделки и может отказаться от нее, между этими экономическими субъектами возникают отношения власти. Ниже показано соответствие каждого элемента экономической свободы форме властного воздействия на него.

Критерии экономической свободы

Свобода выбора (наличие альтернатив действий субъекта в каждой ситуации)

Информированность субъекта о последствиях альтернатив (выбор является осознанным, а не слепым)

Суверенность целевой функции субъекта (субъект сам определяет цели, к которым он стремится)

Детерминированность последствий альтернатив (выбор той или иной альтернативы с высокой вероятностью ведет к определенному результату.

Этот результат практически не зависит от поведения других лиц)

Формы властного воздействия

Воздействие на количество альтернатив подвластного субъекта

Манипулирование информацией о последствиях альтернатив, передаваемой субъекту

Воздействие на целевую функцию субъекта

Воздействие на последствия уже существующих альтернатив (например, санкция или поощрение за выбор той или иной альтернативы)

Отношения власти включают четыре основных элемента: ее субъект и объект (все множество объектов для данного субъекта составляет властное пространство), инструмент и ресурс (источник) власти (все множество ресурсов для данного субъекта составляет властный капитал). Рассмотрим эти элементы.

Властные пространства субъектов распадаются на несколько зон, обладающих определенной спецификой. Основные зоны (по степени убывания власти) следующие.

Организация. В данной зоне власть субъекта осуществляется непосредственно и играет роль единственного координирующего механизма.

Метакорпорация, или множество экономических агентов, связанных с субъектом власти имущественными отношениями (холдинговые системы), долгосрочными контрактами и договорами о передаче властных функций. Сюда входят члены ФПГ, концерна, ТНК, в которой доминирует субъект власти, дочерние и зависимые компании, ассоциированные компании, компании-субподрядчики для корпораций-гигантов, участники лицензирования, связанные с обладателем торговой марки или технологии, и др. Данную зону экономической власти можно считать пограничной между организацией и рынком. Элементы метакорпорации уже обладают определенной автономией. Сочетается использование административного и ценового механизмов координации.

Рынок. В этой зоне власть субъекта основана на способности влиять на цены на рынке и повышать экономическую прибыль, ограничивая объем производства и сбыта. Рыночная власть проявляется также в инновационной конкуренции, в слияниях и поглощениях. Максимальна власть монополиста, затем по убывающей степени - олигополистов, компаний на рынках монополистической конкуренции и компаний на рынках совершенной конкуренции. Особняком стоит рыночная власть на специфических рынках, отличающихся от рассматриваемых в традиционной теории: сетевых, корпоративных и административных. Объектами власти являются другие компании, функционирующие на данном рынке.

Последняя зона - власть во внеэкономической сфере, способная воздействовать на решения государственных органов и других субъектов прочих сфер общественной жизни. Примером может служить лоббирование.

В различных зонах преимущественно используются различные инструменты и ресурсы власти, по-разному решается и вопрос о ее экономической эффективности. Так, если рыночная власть неэффективна в основном из-за ее эгоистического использования, то организационная - из-за расширения масштаба структур и роста издержек контроля.

Основные субъекты экономической власти: финансовые и нефинансовые корпорации; метакорпорации, или группы, включающие множество компаний, банков и т.п.; международные правительственные и неправительственные экономические и финансовые организации (МВФ, Мировой банк, ВТО и т.д.); некоммерческие структуры, воздействующие на экономические процессы (профсоюзы, объединения потребителей, гражданские союзы и др.); государственные органы (принимая решения, воздействующие на экономическую сферу); отдельные предприниматели и руководители корпораций, а также государственные чиновники; формальные и неформальные объединения предпринимателей. Нередко в перечисленных структурах скрывается власть конкретных людей. Например, в организации субъектами власти могут быть: собственники компании (акционеры, полные, негласные товарищи и др.), общее собрание; управляющие - генеральный директор, топ-менеджеры, менеджмент среднего и низшего звена; работники компании, действующие при поддержке профсоюзов, общее собрание трудового коллектива и т.д. Эти же группы могут быть и объектами власти, поскольку в организации всегда взаимодействует множество центров влияния. Поэтому организация может рассматриваться как субъект власти (поскольку воздействует на других экономических агентов) и как зона власти для ее руководителей, менеджеров и др.

В течение XX в. происходил постепенный переход власти в корпорациях от собственников к менеджменту (хотя в настоящее время во многих странах принимаются законы, гарантирующие права и интересы собственников и ограничивающие власть менеджмента). Рост бюрократизации и управленческих структур привел к нарастанию конфликтов между уровнями менеджмента крупных корпораций, что позволило журналу The Economist сделать вывод о становлении своего рода "корпоративного феодализма". Наблюдалось усиление власти наемных рабочих в организациях.

Господство субъектов власти основано на ее ресурсах, т.е. свойстве, отличающем субъект власти от объекта и дающем первому доступ к соответствующему инструменту. Власть каждого конкретного субъекта определяется теми ресурсами, которыми он располагает. Все ресурсы - специфические и редкие, находящиеся в распоряжении данного экономического агента и конвертируемые друг в друга. Ими могут быть личность, финансовый капитал, связь с более могущественной структурой, членство в организации и т.д.

Владея ресурсом, субъект иногда предпринимает меры (например, подкуп, принуждение и т.д.), которые, воздействуя на объекты власти, приводят к расширению его властного пространства. Такие меры (инструменты) характеризуют состояние не только субъекта власти, но и ее объекта.

Экономическая власть и эффективность. Экономическая власть нередко способствует снижению эффективности экономических процессов. Во-первых, субъект затрачивает значительные усилия и ресурсы на поддержание власти, изымая их из общественного производства. Возникают "издержки контроля", возрастающие по мере усиления бюрократизации. Во-вторых, в экономике существуют и издержки эгоистического использования власти. Например, монополист может занижать объемы выпуска и завышать цены, что приводит к потерям для общества, или уделять меньше внимания сокращению издержек и внедрению инноваций. Не следует ожидать, что субъект, даже осознавая неэффективность своих действий для общества в целом, начнет вести себя иначе, если это не обеспечивает расширение его власти или рост прибыли. Власть по природе эгоистична и озабочена увеличением общего блага лишь тогда, когда оно ей выгодно. В-третьих, возникают издержки недостаточной информированности и рациональности поведения субъекта власти, который также может допустить ошибку, как и любой экономический агент. Но последствия отражаются не только на нем самом, но и на всех объектах власти, подчиненных ему. Кроме того, существует определенный лаг между принятием субъектом решения и его исполнением.

Нынешняя экономическая система во многом является "экономикой власти". Уже в начале XX в. в большинстве стран сложились крупные корпоративные структуры, доминировавшие на рынках и оказывавшие влияние на процессы, происходившие в обществе. Именно в условиях господства корпораций ускорялся НТП. Таким образом, отношения власти могут быть и эффективными. Во-первых, рыночная экономика связана со значительными трансакционными и информационными издержками. Экономическая власть приводит к их исчезновению. Правда, возникают издержки контроля, но до определенного предела роста зоны власти они меньше, чем издержки рынка. Во-вторых, существуют многочисленные "провалы" рынка, когда он не обеспечивает устранение негативных явлений при производстве общественных благ. И здесь необходима помощь экономической власти (преимущественно государства). В-третьих, действия властвующего субъекта позволяют повысить эффективность производства. Наконец, в-четвертых, именно борьба за власть стимулирует развитие экономических субъектов, приводя к конкуренции троякого рода. Одна из них микроэкономическая, при которой отдельные экономические субъекты, сумевшие победить в ценовой или инновационной конкуренции, резко расширяют свою власть, по масштабам иногда сопоставляемую с рынком в целом.

При макроэкономической конкуренции, или конкуренции рынка и власти как альтернативных механизмов регулирования, каждый субъект старается всячески снижать издержки контроля и повышать эффективность власти. Крупные корпорации вполне могут оказаться эффективными, но лишь тогда, когда они конкурируют друг с другом или с рынком как системой координации. Между тем в этой конкуренции участвует и третья сторона - государство, выступающее в роли арбитра, задачей которого является уравновесить рынок и власть в экономике.

И, наконец, политическая конкуренция. Государство - это ряд институтов и организаций, т.е. "маска" власти конкретных лиц, целью которых может быть поиск политической ренты или максимизация собственного влияния. Следовательно, возникает необходимость такой организации государства, когда политическая конкуренция заставляет чиновников и политиков оптимизировать свою деятельность.

В XX в. эволюция экономических институтов во многом обусловливалась рассмотренными видами конкуренции. Субъекты экономической власти в стремлении расширить свою роль снижали различным образом издержки контроля, что приводило к возникновению новых форм организации. Примером могут служить слияния и поглощения многих производственных предприятий при транснационализации экономической власти корпораций. Сегодня активизируется интеграция банковского и промышленного капитала, становление новых метакорпоративных структур, в частности сетевых компаний, в которых имеется множество центров власти и влияния. Если до начала 90-х гг. значение холдинговых структур в системе экономической власти возрастало, то сейчас их роль снижается; метакорпорации все более активно используют влияние, основанное на контроле за ресурсами. Соответственно возрастает и разнообразие форм организации метакорпораций и инструментов корпоративной интеграции.

В то же время далеко не всегда конкуренция приводит к выживанию наиболее эффективных форм, например так называемой "новой экономики". В условиях существования "сетевых внешних эффектов" появились новые монополии, власть которых основана на контроле за стандартами сетей. Стандарт может и не быть наиболее эффективным и совершенным, но поскольку его использует большинство, он будет применяться при подключении новых элементов к сети. Таким образом, "власть стандартов" способна снизить эффективность экономики.

Макроэкономическая конкуренция привела к изменению значения различных инструментов и ресурсов власти. Возросла роль внушения и убеждения, членства в организациях. Сегодня основными субъектами власти в мировой экономике и даже в корпорациях являются организационные группы. Так, информация и контроль за коммуникациями превращаются при возросших темпах НТП в ведущий ресурс экономической власти. Корпорация, владеющая тем или иным ноу-хау, обеспечивает себе полное господство на определенном рынке. Инновационная конкуренция начала преобладать над ценовой. В 1999 г. ЮНКТАД в своем регулярном "Мировом инвестиционном докладе" поставил вопрос об олигополистических структурах нового типа - олигополиях знаний.

В настоящее время повысилось значение международных организаций (ВТО, МВФ) как центров экономической власти, однако они все еще во многом зависимы от правительств. Так, позиция США является доминирующей при принятии решений Международного валютного фонда. Усиливается власть некоммерческих организаций, пользующихся все большей поддержкой населения. Под их давлением корпорации вынуждены внедрять новые формы защиты окружающей среды, увеличивать масштабы своих социальных инициатив. Акции противников мер глобализации, а также транснационализация деятельности некоммерческих организаций вполне укладываются в рамки закона диалектики власти как противовес по отношению к господству корпораций.

В России вышеназванные виды конкуренции своеобразны. Исторически экономическая власть поддерживалась прежде всего государством. Важным ресурсом власти являлась также коалиционная мощь предпринимателей. В результате быстрыми темпами шел процесс монополизации экономики и становления крупных синдикатов и трестов. После 1917 г. экономическая (как и политическая, культурная и др.) власть была сконцентрирована в руках государства. Все решения, связанные с управлением экономикой, принимались государственными органами. Это привело к нарастанию неэффективности всех трех видов конкуренции.

Начало реформ означало и перераспределение экономической власти. Появился крупный бизнес, корпоративные структуры, объединяющие банки и промышленные предприятия. Возросла экономическая власть отдельных региональных администраций; между последними и крупным бизнесом начали возникать конфликты. Однако роль такого ресурса, как поддержка внешней власти (в особенности власти государственной и криминальных кругов), остается сравнительно высокой. Господствующий субъект власти в российской экономике - по-прежнему государство. Нередко функционирование крупных корпораций возможно только при государственной поддержке. Напротив, в случае конфликта корпорации не в состоянии противостоять органам государственной власти. Доминирующим инструментом власти является принуждение. Недостаточно четкое определение прав собственности привело к многочисленным конфликтам. Все это препятствует развитию конкуренции всех трех уровней, которая позволила бы повысить эффективность экономики.

Таковы некоторые тенденции и особенности развития экономической власти в России и в мире. В заключение отметим: учет фактора власти помогает наиболее полно оценить все происходящие экономические процессы. Если основное направление экономической теории рассматривает в основном объективные факторы, то исследование природы власти позволяет больше внимания уделить часто недооцениваемым иррациональным, субъективным факторам. Например, слияние корпораций означает не только объективное стремление к концентрации капитала, но и их желание расширить свою экономическую власть. Борьбой за власть можно объяснить экономическую конкуренцию, а также тот факт, что рынок постоянно порождает монополию. Поэтому анализ фактора власти должен стать одним из важных направлений экономической науки.


 

(1) На русский эти термины переводятся или как теория организации промышленности, или как теория отраслевых рынков.

Комментарии (1)add comment

Иван said:

Можно узнать имя автора статьи?
20 Октябрь, 2015

Написать комментарий
меньше | больше

busy