РАВНОВЕСИЕ И КОНКУРЕНЦИЯ


РАВНОВЕСИЕ И КОНКУРЕНЦИЯ

Когда экономическое образование пореформенной России резко и стремительно было переведено на западные учебники и пособия, у преподавателей возникло много вопросов по поводу того курса, который стал внедряться. Несогласие с основными его постулатами нарастает тем сильнее, чем активнее и глубже осмысливаются они при изложении студентам экономической теории.

Хотя открытый критический разбор положений преподаваемого курса практически отсутствует (в отличие от политэкономии), хорошо известно, что не все ученые Старого и Нового Света согласны между собой по большинству проблем. Общеизвестно также, что нынешний учебный курс представляет большой набор различных постулатов и моделей, мало связанных или совсем не связанных между собой единой логической цепью. Предмет его, или круг изучаемых вопросов, фокусируется на проблеме эффективности, что так или иначе подводит к проблеме выбора между альтернативными решениями, либо же проблема выбора прямо провозглашается предметом курса. Тем самым предмет экономической теории сводится к проблеме принятия решений, или просто к менеджменту.

Как в США, так и в других западных странах в составе экономических дисциплин по-прежнему преподаются и политическая экономия, и отраслевая экономика. Но в качестве названия учебной дисциплины распространение получил термин экономикc.

В основе западных учебников экономикc лежат унаследованные от маржинализма положения о преимуществах частной собственности, конкуренции и эффективности рыночной экономики.

Но Б. Селигмен справедливо заметил: "... В основе маржиналистских разработок находятся субъективные понятия и психологические факторы, ... они являлись реакцией на теорию К. Маркса и преследуют цель опровергнуть ее" (1). По его мнению, "многие положения economics граничат с бессмысленностью, что признают авторы этих теорий" (2).

Бессмысленность излагаемого материала российских учебников, являющихся слепком с устаревших учебников Запада, легко проследить и по реакции студентов, изучающих нынешний курс экономической теории.

Применительно к действительности рекомендации и меры по поддержанию и развитию конкурентоспособности разрабатываются специалистами на основе всестороннего анализа экономики. Однако такой анализ опирается зачастую отнюдь не на те положения, которые даны в учебниках экономике.

Сказанное относится также к конкуренции, которая является одной из важнейших категорий современной экономической теории. Конкуренцию нередко связывают с двигателем экономического прогресса, механизмом саморегуляции рыночного хозяйства посредством установления равновесных цен на товары и услуги и т. д.

Так, неразрывность товарного обмена и конкуренции отмечал еще Д. Рикардо. Но, говоря о товарах, их меновой стоимости и законах, регулирующих их относительные цены, он всегда имел в виду только такое товарное производство, которое может быть увеличено человеческим трудом и в производстве которых действие конкуренции не нарушается никакими ограничениями (3).

Между тем реальные ограничения неизбежны, они существуют в самой жизни, а потому вполне справедливо утверждение: "То, что описывает теория совершенной конкуренции, по сути дела, не является процессом конкуренции. Ее предмет - статическое состояние равновесия, в котором никакие действия участников невозможны, так как невозможно никакое улучшение их положения. Причем условия, необходимые для достижения этого состояния, постулируются с самого начала".

И далее: "Строгая математическая модель, к которой неявно отсылает теория совершенной конкуренции, - модель Вальраса (модель общего равновесия) - вообще не изучает ничего подобного конкурентному рыночному процессу и лишь доказывает существование равновесных параметрических цен - т. е. фиксированных "извне" цен, по которым участники обменивают разные товары. "Параметрические цены" не существуют в условиях рынка, где участники добровольно устанавливают пропорции обмена. Модель "параметрических цен" обычно описывается в виде "вальрасовского аукционера" , который объявляет набор цен, затем смотрит, сбалансируются ли все товарные рынки при таких ценах и, если нужно, пересматривает их в ходе итеративного процесса проб и ошибок. Наиболее близким аналогом "вальрасовского аукционера" является административное регулирование цен в социалистической экономике" (4).

Говоря по поводу конкуренции, Н. Сениор в своей работе отмечал: "Хотя в условиях свободной конкуренции затраты производства являются регулятором цен, их действия подвержены воздействию многих случайностей. Можно считать, они работают идеально, только если предположить, что ничто другое не влияет на результат, что капитал и труд могут быть тотчас же без потерь переведены с одного вида использования на другой и что у каждого производителя есть полная информация о прибыли, которую можно извлечь из каждого вида производства" (5).

Очевидна не реалистичность подобных предположений. Большая часть капитала, необходимого для производства, состоит из зданий, машин и других орудий труда, на создание которых затрачено много времени и труда и все это служит для осуществления только данных конкретных целей.

При изложении в курсе теоретических моделей пересекаются несколько задач: экономико-математического моделирования, использования моделей, совершенствования теоретической экономики, управления экономическими процессами, повышения эффективности экономической политики. Чтобы сделать восприятие моделей более достоверным, для ясного и четкого изложения теоретического материала и собственных позиций важно осознавать, какие модели используются, какие предпосылки при их построении принимались в расчет и т. д.

Однако анализ изучаемых экономических моделей приводит к критическим выводам.

Во-первых, в учебниках практически не рассматриваются проблемы построения моделей экономики.

В основном описывается готовая модель без изучения условий ее создания и разработки, без изложения вновь возникших после появления модели проблем, без рассмотрения и выделения нерешенных вопросов. Но без выяснения того, что из экономики закладывается в ее модель, невозможно выяснить точность построения модели и ее адекватность реальной экономике.

Во-вторых, практически не рассматриваются исходные условия, выдвигаемые для построения модели, которые очень важны для понимания процессов, иллюстрируемых моделью.

Реальность предпосылок во многом определяет способность модели иллюстрировать происходящие в экономике процессы. Все выдвигаемые предварительные условия (аксиомы) построения моделей можно разделить на два больших класса: реалистичные и нереалистичные. Но именно реалистичность предпосылок является одним из слабых мест основных моделей, заложенных в курс экономической теории.

Сделав допустимыми любые предпосылки, специалисты по моделям начинают иллюстрировать модели специально подобранными цифрами. Но, как известно, с помощью специально подобранных цифр можно доказать все что угодно.

В результате создано множество моделей, которые практически никак не связаны с реальной действительностью. В подтверждение приведем примечательную констатацию: "... Модель маржиналистов потеряла связь с реальными агентами экономики, а реалистичность предпосылок вообще не входила в намерения маржиналистов" (6).

В-третьих, по полноте охвата предварительных условий построения моделей ни одну из них нельзя назвать совершенной, так как невозможно охватить все условия, необходимые при рассмотрении модели.

Как известно, условия для построения и разработки модели обычно делятся на аксиоматические и гипотетико-дедуктивные. В курсе экономической теории наиболее часто приходится иметь дело с моделями, построенными на аксиоматических предпосылках, когда для построения модели берутся некоторые предварительные условия, на основе которых и строится модель. Уже набор соответствующих предпосылок делает модель неадекватной, лишь приближенно позволяющей судить о хозяйственных процессах в обществе.

Гипотетико-дедуктивные модели, характерные для политической экономии, позволяли получить логические зависимости между исследуемыми категориями - в отличие от гипотетических зависимостей, исследуемых экономикc.

В-четвертых, один из главных недостатков заключается в том, что для разработки моделей берутся гипотетические условия, ложно постулируемые как аксиомы. Большинство аксиом и не может быть реалистичным, так как в экономике не существует абсолюта неизменного. В результате большинство моделей не способно предсказывать ничего, кроме выводов, которые хотелось иметь автору модели. Аксиоматический метод обрекает существующие модели на бездоказательность, чем нередко и грешат западные экономисты при доказательстве выдвигаемых теорий.

На наш взгляд, будущее за гипотетико-дедуктивными моделями, позволяющими не только критиковать любые выводы в моделях, но и находить непоследовательность в логике их построения. Гипотетико-дедуктивный метод по своей логике позволяет предположить возможность построения единой модели экономики на основе верифицированных реалистичных предпосылок. Необходимо лишь выбрать таковые и наметить верный путь построения создаваемой модели.

В настоящее время существует много классификаций моделей, используемых для иллюстрации основных идей и теорий. Но хотелось бы обратить внимание на две большие их группы: статические и динамические.

Например, в учебниках, посвященных изучению математики в экономике, практически не встречается вопросов или параграфов, посвященных вопросам разделения моделей статики и динамики. Как известно, статичная экономика, отображаемая в статичных моделях, не является экономикой реальности, а созданные модели лишь гипотетически могут помочь в реальной экономике. Динамические же модели довольно сложны для изучения.

Как представляется, для изложения динамики процессов экономики в модель следует вводить новые параметры, которые будут ее усложнять, но одновременно и делать более реалистичной. Именно включение динамических процессов, более соответствующих реальности, позволяет сделать анализ экономики содержательным.

Неудовлетворенность слабой содержательностью экономикc такова, что даже видные экономисты Запада заговорили о кризисе экономической теории, т. е. о кризисе экономикc. И если даже некоторые лауреаты Нобелевской премии по экономике отрицают практическую значимость внедряемой дисциплины, называя ее - теорией "классной доски" , то необходим критический подход к ее основам. Так, по отношению к существующей теории механизма цен Р. Коуз заключает: " ... В реальном мире мы обнаруживаем, что во многих областях все это неприложимо" (7).

Современное моделирование взаимосвязи экономических показателей, методологическую основу которого составляют традиционные экономико-математические методы и модели (выявление тенденций, экстраполяция, адаптивное моделирование, корреляционный и регрессионный анализ, прогнозирование и др. ), позволяет повысить конкурентоспособность предприятия, разработать конкретные мероприятия для улучшения положения фирмы на рынке. Однако важно использовать модели, которые позволяют получить требуемое решение.

Первенство среди используемых принадлежит модели, иллюстрирующей достижение равенства спроса и предложения, объясняющей установление цен на продаваемые товары. Она используется как основная. Именно на модели взаимодействия спроса и предложения построены все остальные модели, иллюстрирующие процессы экономического взаимодействия.

Оптимальное сочетание спроса и предложения на рынке, ведущее к формированию адекватной экономическим условиям цены товара, является необходимым условием эффективного функционирования этого рынка и, следовательно, встает вопрос об осознанном отношении к конкуренции, к действию принципа "спрос - предложение - цена" и принципа laissez-faire.

Курс экономикc исходит из того, что основные свойства рынка - свобода конкуренции и тенденция к равновесию - уже даны. В результате во всех учебниках, объясняющих взаимодействие спроса и предложения, т. е. формирование цен на товары, можно обнаружить странную закономерность - авторы стремятся как можно быстрее перескочить к изложению графиков спроса и предложения, не уделяя должного внимания разъяснению содержания самих категорий спроса и предложения. Но в зависимости от того, что взято в качестве основы модели, в том числе и при формулировке категорий спроса и предложения, возможны построения различных моделей.

Теория общего экономического равновесия, доминирующая в настоящее время, не вполне согласуется с реальностью. Существуют и другие области, где данная теория не обеспечивает адекватного подхода к исследованию процессов и объектов.

На наш взгляд, требуется достаточно подробный анализ подхода, согласно которому конкуренция рассматривается как элемент рыночного механизма, позволяющий уравновесить спрос и предложение. Поскольку такой подход характерен для всех стандартов экономикс, из-за сделанной А. Маршаллом увязки конкуренции и формирования цены за счет взаимодействия спроса и предложения, представляется важным разбор тех посылок, из которых исходил А. Маршалл в своем моделировании.

Основная идея А. Маршалла в том, что при нормальном функционировании товарных рынков, которое предполагает свободную конкуренцию продавцов и покупателей, соблюдается "динамическое равновесие" спроса и предложения, достигаемое посредством гибких цен. Эти цены, отражающие оценки "полезности" благ и "тягости" затрат, чутко реагируют на колебания спроса и предложения вплоть до установления "цены равновесия" , соответствующей полной реализации товаров и услуг.

Но графическая интерпретация - крест Маршалла - иллюстрирует лишь известную идею А. Смита, высказанную в главе VII "О естественной и рыночной цене товаров". "Среди них начнется сейчас же конкуренция, и рыночная цена более или менее повысится в сравнении с естественной ценою в зависимости от того, насколько недостаток предложения товаров или богатство и расточительность конкурентов обострят их конкуренцию. При наличии конкурентов, отличающихся одинаковым богатством и одинаковой склонностью к. расточительности, определенная нехватка товара обыкновенно вызывает более или менее обостренную конкуренцию в зависимости от большей или меньшей важности для них приобретения этого товара. Отсюда непомерно высокая цена предметов необходимости во время осады города или во время голода" (8).

Но, и это главное, анализ конкуренции у А. Смита не совпадает с нынешними трактовками совершенной конкуренции. А. Смит имеет в виду, прежде всего, процесс соперничества, благодаря которому цены рынка движутся по направлению к "естественным" , а вовсе не к априорно заданному равновесию совершенной конкуренции, как постулируется в экономикс.

Цена товара на таком рынке, равно как и общие условия обращения товаров, определяется спросом и предложением и не может быть установлена кем-либо из участников рынка на монопольно высоком или монопольно низком уровне. В простейшем случае это отношение спроса и предложения носит двойственный характер. Когда одни говорят, что "спрос определяет предложение" , а другие, наоборот, что "предложение рождает спрос" , то правы и те и другие. В современных рыночных отношениях спроса и предложения причина часто становится следствием, а следствие порождает причину, обеспечивая, таким образом, их замкнутость. Если какая-либо компонента этих отношений исчезнет, то исчезнут и сами рыночные отношения, а вместе с ними и рынок. Но при чисто теоретическом подходе обязательно предполагается, что спрос и предложение, достаточно самостоятельные факторы, чтобы не следовать друг за другом.

Как представляется, одно утверждение известного идеолога либерализма М. Фридмена заслуживает особого внимания. По его словам, определение "кривой спроса является теперь настолько существенной частью современной экономической теории и так широко принято как определение именно Маршалла, что утверждение, что сам Маршалл не дал явного строгого определения, может шокировать большинство читателей" (9).

В результате в моделях, используемых в экономическом анализе, принято иллюстрировать состояние спроса на продукцию фирмы или отрасли наложением линейного и нелинейного графика цен на график величины спроса. Предполагается, что этот метод точно отражает взаимовлияние между ценой и спросом. Указанная модель во всех учебниках по экономике занимает видное место, являясь наиболее частым инструментом. Однако уже при создании моделей олигополии пришлось отказаться от идеи равенства спроса и предложения в пользу модели, построенной на базе теории игр.

Конечно, было бы ошибкой игнорировать многочисленные достижения, которыми обогатилась экономическая теория благодаря модели взаимодействия спроса и предложения. Но уже П. Самуэльсоном в его хрестоматийном учебнике, в параграфе "Два камня преткновения" , отмечается, что к графикам кривых спроса и предложения в "кресте Маршалла" возможно выдвижение некоторых претензий, так как они не объясняют формирование уровня цены на товар. Спрос не может объяснить образование средней цены, ибо сам по определению зависит от нее.

Фактически тут намек на то, о чем давно сказано у К. Маркса: "Когда спрос преобладает над предложением, образуются неправильные, неустойчивые рыночные цены, когда спрос и предложение взаимно совпадают, они перестают объяснять что-либо, не влияют на рыночные цены. Поэтому отношением спроса к предложению можно объяснить отклонение от "рыночной ценности" , но никак не высоту самой рыночной ценности" (10) .

Едва ли удивительно, что даже представители маржинализма признавали: "Ортодоксальная политэкономия не могла ограничиться простым заявлением, что цена определяется соотношением спроса и предложения, она постоянно чувствовала необходимость исследовать "более глубокие факторы" , лежащие в основе предложения и спроса" (11) .

Более того, "выражение, что спрос и предложение "совпадают" , касается отнюдь не всего спроса и предложения, а лишь осуществившейся его части. ... В установлении высоты цены принимают участие не только отношения, завершившейся купли-продажи, но и отношения, исключенных соревнователей, и по этой уже причине неправильно было бы из равенства завершившейся сделки части спроса и предложения заключать о полном прекращении того влияния, которое вообще спрос и предложение оказывает" (12).

Иными словами, нереализованные товарные запасы в магазинах очень хорошо свидетельствуют о недостижимости рыночного равновесия, а объемы нереализованных блюд в столовых характеризуют несовпадение спроса посетивших столовую и предложение поваров на конкретном товарном рынке. Поэтому западная экономическая наука так много внимания уделяет идее "самоочищающихся" рынков.

О значении модели взаимодействия спроса и предложения высказывался также Д. М. Кейнс: "Постулат о равенстве цены спроса и цены предложения всей произведенной продукции следует рассматривать как "аксиому параллельных линий" классической теории. Из нее следуют и все остальные положения - социальные преимущества частной и национальной бережливости, традиционное отношение к норме процента, теории безработицы, количественная теория денег, безоговорочные преимущества laissez-faire в области внешней торговли и многое другое, что нам придется поставить под вопрос" (13). Как известно, отход от постулата о параллельных линиях стремительно продвинул развитие математики. Вероятно, если отказаться или доказать ошибочность предлагаемой А. Маршаллом модели, то можно получить более реальные для экономики идеи и модели.

Кроме того, в модели взаимодействия спроса и предложения практически ничего не сказано об ограниченности существующего на рынке потребительского спроса, определение которого им не дано. "Именно ограниченность спроса заставляет фирмы враждовать друг с другом. Ведь если спрос удовлетворен товарами (услугами) одной фирмы, то все остальные автоматически лишаются возможности продать свою продукцию" (14).

В определенной степени остаются справедливыми слова К. Маркса: "В большинстве работ по политэкономии спрос рассматривается почти только с индивидуальной точки зрения" (15).

Если взять изложение А. Маршалла, то можно заметить, что в каждом из определений спроса качество продукта и цены берутся за определенный промежуток времени. "Ценами спроса в нашем перечне являются те, на которые можно продавать различные количества товаров на рынке в течение данного периода и при данных условиях" (16).

Признание А. Маршалл снискал созданием такой теории цены, которая увязывает состояние конкуренции с рыночным равновесием. В настоящее время обнаруживаются существенные изъяны его подхода. "Уже на ранней стадии логической схемы модели идеи конкуренции и равновесия выступают в едином тандеме и тем самым диапазон рассматриваемых возможностей резко снижается". И далее: "Но это означает, что не существует такого корректного определенного динамического процесса, стационарной точкой которого было бы равновесие" (17).

У А. Маршалла спрос и предложение имеют следующую связь с ценой: спрос, как правило, при падении цены растет, а при ее росте - снижается; с ростом цены предложение в большинстве случаев растет, при снижении - падает. Поэтому устойчивая цена, или цена равновесия, устанавливается в той точке, где спрос уравнивается с предложением, т. е. в точке пересечения кривых спроса и предложения. Цена, превышающая цену равновесия, ведет к превышению предложения над спросом, что неминуемо действует в сторону снижения цены. Цена, оказавшаяся ниже цены равновесия, ведет к превышению спроса над предложением, что действует в сторону повышения цены. Только при цене равновесия спрос уравнивается с предложением (уравнивается в том смысле, что не возникает стимулов для изменения трех функционально связанных величин - спроса, предложения, цены).

Тем самым А. Маршалл рассуждал, по существу, без обращения к реальным издержкам, ограничив анализ только вопросами соотношения спроса и предложения. Более глубокий анализ он считал излишним. Теория стоимости А. Маршалла оказалась сведена к теории, относящейся к гипотетическим, редко проявляющимся условиям развития.

Тем не менее микроэкономический подход А. Маршалла завоевал в экономикc господствующее положение. На центральное место была поставлена теория цены, изучающая изменение спроса и предложения как комплексное взаимодействие различных ценообразующих факторов. При этом забывается, что большинство ценообразующих факторов просто отброшено, чтобы сделать модель простой и понятной.

Важно учитывать, что структура относительных цен на рынке, характеризующемся "совершенной конкуренцией" , а именно совершенной конкуренции посвящена модель А. Маршалла, по существу, оказывается просто не затронутой инфляцией. В гипотетически стабильной ситуации наблюдается долгосрочное, долговременное равновесие в условиях конкуренции при соблюдении оптимальных условий, а точка равновесия лишь область, где цена равновесия определяется с помощью математики.

В модели экономического равновесия используются зависимости, обладающие многофакторными характеристиками. Известная зависимость Q =f(P) постоянно формируется при оговорке "при прочих равных условиях". Поэтому при уклонении от осложняющих обстоятельств получается зависимость, обеспечивающая достижение равновесия на рынке. Следовательно, при полном учете многочисленных факторов равновесие на рынке недостижимо. Все цифровые иллюстрации, относящиеся к построению графиков спроса и предложения товаров в модели взаимодействия спроса и предложения, включают хорошо продуманные и подобранные цифры, дабы показать, что спрос и предложение неизбежно пересекаются.

Поэтому имеет смысл выяснить, а существует или может ли существовать точка равновесия спроса и предложения или равновесная цена на определенный вид продукта, если ввести хотя бы один фактор - время.

Надо вновь подчеркнуть, в графиках спроса и предложения не находит отражения фактор времени (динамический момент); он никоим образом и не может быть отображен, ибо для иллюстрации процессов берется плоскость, в которой могут быть отмечены только два фактора. Следовательно, для строгого соблюдения даваемых определений необходимо иметь трехмерное пространство, а не плоскостное изображение.

Если представить трехмерный, с учетом времени, процесс взаимодействия спроса и предложения, то в системе координат получится график, представленный на рис. 1. Согласно трехмерному изображению, при учете времени, столь актуального в реальной экономике, спрос и предложение не обязательно пересекаются.

Конечно, при определенных условиях пересечение отмеченных кривых спроса и предложения возможно и в трехмерном пространстве, но лишь на условиях определенной вероятности. В плоскости PQ (цена-количество товара), как части рассматриваемого трехмерного пространства, пересекутся лишь проекции реальных кривых спроса и предложения. В результате приложения к категориям спроса и предложения необходимых требований, вытекающих из даваемых определений, можно получить точку, расположенную в пространстве, а не на плоскости.

Существующие в экономике зависимости или графики так называемой динамики цен (изменение цены во времени) при предлагаемом изложении представляют лишь одну из проекций на плоскость PQ траекторий развития реальных спроса и предложения, которые так и не достигают равновесия или пересечения.

Следовательно, при использовании различных комбинаций количеств товаров, цен и времени неизбежно будет получена траектория, имеющая три координаты, проекция которой на плоскость PQ и будет соответственно изображаться на плоскости как пересечение спроса и предложения. В экономической теории на плоскости PQ (цены - количество товаров) до сих пор исследовались лишь проекции траектории реальных изменений спроса и предложения, а не реальные кривые спроса и предложения.

Конечно, аналогично изображению на плоскости в трехмерном пространстве также могут быть подобраны цифры, при которых спрос и предложение пересекутся между собой. Но в действительности траектории спроса и предложения если и могут случайно пересечься в какой-нибудь точке, то это будет слишком коротким по времени. Гарантированно пересекаются только линии проекций спроса и предложения (рис. 2).

На рис. 2 проиллюстрирована идея, что при сечении некоторой плоскостью объемной траектории в системе координат PQ на плоскости изобразятся лишь точки (к и J), отображающие пересечение кривых спроса и предложения с плоскостью. Но такое пересечение лишь иллюстрирует невозможность достижения равновесия, столь необходимого для доказательства идеального состояния рыночной экономики.

Мы получили вывод, созвучный с мнением лауреата Нобелевской премии В. Леонтьева: "Состояние такой системы в любой заданный момент времени может быть представлено на графике одной точкой" (18).

Как видим, между любыми точками на плоскости обязательно будет присутствовать интервал, иллюстрирующий несовпадение спроса и предложения. Следовательно, в реальной жизни в любой экономической ситуации постоянно присутствует несоответствие спроса и предложения.

В соответствии с предложенной логикой анализа очевидно, что модели экономикc исследовали не траектории или линии спроса и предложения, а только их проекции, вследствие чего неточно, на наш взгляд - абсолютно неверно, отражали реальные экономические процессы.

Все те модели, которые построены на "кресте Маршалла" , отражают лишь проекции кривых спроса и предложения, и потому неадекватны реальности. Имея в виду неадекватность требования совершенной конкуренции, в работе "Монополистическая конкуренция - революция в теории" П. Самуэльсон высказал такое мнение: "Двусмысленности Альфреда Маршалла на три десятилетия парализовали лучшие умы англосаксонской ветви экономической науки".

Итак, если вглядеться в основы той теории, которая мнит себя достаточно высокой, то становится ясно, что ключевые ее постулаты - о конкуренции и равновесии - не только сомнительны и малореалистичны, но и противостоят научному познанию социально-экономической действительности.

Конкуренция - это процесс, на самом деле не связанный с достижением рыночного равновесия и не обеспечивающий эффективного отбора наиболее приспособленных экономических агентов. Такой отбор осуществляется в ходе иных процессов, нежели конкуренция. Одно из наиболее важных и содержательных положений по вопросу о роли конкуренции высказано Ф. Энгельсом: "Истина конкуренции состоит в отношении потребительной силы к производительной силе. В строе, достойном человечества, не будет иной конкуренции, кроме этой" (19) .

Слепо институциональное заимствование идеи конкуренции вовсе не обязательно ведет к распространению наиболее эффективных способов производства. На практике возникает возможность установления равновесного состояния сопутствует условиям, весьма далеким от оптимальных. Поэтому выводы экономикc, основой которых служит модель достижения равновесия спроса и предложения, неверны.

На наш взгляд, от экономической науки требуются более углубленные исследования и участие в разработке новой экономической стратегии с целью корректировки проводимых реформ, во многом оправдываемых с помощью сомнительных положений экономикc.

Как представляется, соединение таких разных направлений экономической науки, как экономике и политическая экономия, практически невозможно, поскольку в случае такого соединения получится сугубо эклектичный результат. Тем более что предметы политической экономии и экономике явно не совпадают между собой.


(1) Селигмен Б. Основные течения современной экономической мысли. - М. : Прогресс. 1968. С. 145; 171.

(2) Там же. С. 276.

(3) Рикардо Д. Качала политической экономии и налогового обложения. Антология экономической классики. В 2 т. Т. 1. - М. : Наука, 1993. С. 56.

(4) Кузнецов Ю. Развитие методологии менеджмента // Проблемы теории и практики управления. 1997. N 4. С. 110.

(5) Senior N. Political Economy. N. Y. 1939.

(6) Автономов B. C. Проблемы методологии и структуры современной экономической науки и теория переходной экономики // К вопросу теории и практики экономики переходного периода. Материалы заседания Ученого совета ИМЭМО РАН 3-5 июня 1996 г. под председательством академика В. А. Мартынова. - М. : 1996. С. 8.

(7) Коуз Р. Фирма, рынок и право - М. : Дело. 1993. С. 35.

(8) Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. - М. : Наука. 1993. С. 222.

(9) Теория потребительского поведения и спроса / Вехи экономической мысли. Вып. 1. / Под ред. В. М. Гальперина. - СПб. : Экономическая школа. 1993. С. 251.

(10) Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 25. Ч. П. С. 169-170.

(11) Австрийская школа в политической экономии: К. Менгер, Е. Бем-Баверк, Ф. Визер / Предисл. , коммент. , сост. B. C. Автономова. -М. : Экономика. 1992. С. 166.

(12) Бем-Баверк Е. Теория К. Маркса и ее критика. - СПб. 1897. С. 98-99.

(13) Кейнс Д. М. Общая теория занятости, процента и денег. - М. : Гелиос АРВ. 1999. С. 28.

(14) Юданов А. Теория конкуренции: прикладные аспекты // Мировая экономика и международные отношения. 1997. N 6. С. 44.

(15) Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 42. С. 363.

(16) Маршалл А. Принципы экономической науки. В 2-х Т. Т. 1. - М. : Издательская группа "Прогресс". 1993. С. 164.

(17) Политическая экономия: Учебник для вузов /Медведев В. А. , Абалкин Л. И. , Ожерельев О. И. и др. - М. : Политиздат. 1988. С. 50, 51.

(18) Леонтьев В. Экономические эссе: Теории, исследования, факты и политика. - М. : Политиздат. 1990. С. 37-38.

(19) Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 562.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy