Инвестиции в локализацию и возможности для легализации параллельного импорта в России

А. Ю. Волков
Т. А. Радченко
К. А. Банникова


Всоответствии со статьей 6 международного Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (TRIPS), входящего в пакет документов о создании ВТО, каждая страна имеет право выбирать режим исчерпания прав на товарные знаки по своему усмотрению. Различают международный, региональный и национальный режимы исчерпания прав. Международным режимом подразумевается, что первый случай продажи объекта интеллектуальной собственности независимо от того, в какой стране произошла реализация, приводит к исчерпанию прав на него по всему миру. В рамках национального (регионального) режима право первой продажи считается исчерпанным исключительно в пределах страны (группы стран), где объект интеллектуальной собственности впервые вводится в оборот. В таком случае только правообладатель или третье лицо, получившее его согласие, имеет исключительное право на поставку продукции в страну (страны), где действует национальный (региональный) режим исчерпания. Организация поставок товаров, произведенных с использованием объектов интеллектуальной собственности, третьим лицом без согласия со стороны правообладателя будет являться параллельным импортом и ограничиваться со стороны властей стран с национальным (региональным) режимом исчерпания.

В России национальный режим исчерпания прав на товарные знаки был введен в 2002 году в соответствии со статьей 23 Федерального закона от 11.12.2002 № 166-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в закон Российской Федерации «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров». В 2012 году со вступлением в силу соглашения «О единых принципах регулирования в сфере охраны и защиты прав интеллектуальной собственности» в России и иных странах Таможенного союза был введен региональный режим исчерпания прав1. В настоящее время действует Договор о ЕАЭС, в соответствии с приложением № 26 которого (Протокол об охране и защите прав на объекты интеллектуальной собственности) в Союзе действует региональный режим исчерпания прав.

В последние годы идет активная дискуссия по поводу необходимости и целесообразности сохранения этого режима. В конце 2014 года ФАС России были предложены товарные категории, которые могли бы стать первоочередными в рамках поэтапной легализации параллельного импорта в России и перехода на международный режим исчерпания прав на товарные знаки. В число таких товарных групп вошли парфюмерно-косметическая продукция, автозапчасти и тормозные диски Мерседес, продукты питания, лекарства, медизделия и безалкогольные напитки. Согласно позиции антимонопольного ведомства это позволит усилить внутрибрендовую конкуренцию и снизить цены на импортную и, как следствие, российскую продукцию, представленную на этих же рынках.

В 2015 году идея ФАС России о легализации параллельного импорта для отдельных категорий товаров была поддержана на уровне Правительства Российской Федерации. Речь шла о таких товарных группах, как автозапчасти, лекарства и медизделия, косметика, товары для детей. Однако итоговый список таких товарных групп сформирован не был, и официальное решение о легализации параллельного импорта на законодательном уровне не принято2.

Активные сторонники протекционистского вектора промышленной политики приводят аргументы в пользу отказа от легализации параллельного импорта. В соответствии с их оценками переход на международный режим исчерпания прав приведет к следующим последствиям:

  • сокращению инвестиций правообладателей в развитие брендов и в производство брендированной продукции;
  • сокращению стимулов к локализации производств на территории России иностранными компаниям-правообладателями;
  • снижению возможностей для компаний-правообладателей по извлечению монопольной прибыли от средства индивидуализации;
  • перераспределению прибыли между компаниями-правообладателями и компаниями, осуществляющими параллельный импорт их продукции;
  • росту теневого сектора вследствие увеличения доли контрафактной продукции3.

В рамках настоящего исследования собрана и проанализирована информация об объемах инвестиций компаний, чьи товарные знаки внесены в Таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности (ТРОИС) и подлежат защите при перемещении товаров через таможенную границу, в период с 1991 по 2016 годы. 

Цель настоящей работы — выявить, действительно ли необходимость защиты инвестиций является достаточным аргументом в пользу того, чтобы сохранять в России действующий режим исчерпания прав на товарные знаки.

Раздел 1 статьи посвящен обзору исследований влияния выбора режима исчерпания прав на инвестиционную привлекательность страны и локализацию производств. В разделе 2 приводятся результаты эмпирического анализа объема инвестиций компаний-правообладателей в производство на территории России. В заключение представлены краткие выводы и рекомендации по итогам проведенного анализа.

Обзор литературы по проблеме влияния режима исчерпания прав интеллектуальной собственности на стимулы к инвестированию

Тема влияния выбора режима исчерпания прав на товарные знаки на инвестиционную активность правообладателей с точки зрения их стимулов к локализации производства слабо проработана как на международном уровне, так и в рамках отечественных исследований. Отдельные работы касаются снижения инновационной активности правообладателей и сравнения этого эффекта с выгодами от снижения цен [Bicen, Gudigantala, 2014; Szymanski et al., 2005], однако вопрос влияния на стимулы к локализации остается открытым.

В то же время снижение стимулов иностранных компаний к инвестированию в локализацию производств на территории России является одним из наиболее значимых аргументов за сохранение запрета на параллельный импорт. Так, в качестве одного из факторов роста объема инвестиций в экономику России в исследовании [Легализация.., 2011] называется введение в 2002 году национального режима исчерпания прав. В частности, авторы ссылаются на то, что слабое развитие процессов локализации производств компаниями-правообладателями в Казахстане отчасти обусловлено именно отсутствием защиты правообладателей от параллельного импорта.

Стоит отметить, что отсутствует подтверждение предположений о положительном влиянии национального режима исчерпания прав на товарные знаки на объем иностранных инвестиций в страну. Чаще исследователи в качестве основного фактора, оказывавшего влияние на приток иностранных инвестиций в Россию, называют снижение административных барьеров на осуществление капитальных вложений и извлечение прибыли со стороны иностранных инвесторов [Квашнина, 2014]. Так, в рамках исследования [Чу-кавина, 2017] на основе данных об инвестициях в 44 страны, в том числе в Россию, автор демонстрирует, что индекс экономической свободы, отражающий уровень институционального развития страны, оказывает значимое влияние на приток прямых зарубежных инвестиций. В числе иных факторов, оказывающих влияние на решение об инвестировании в страну, выделяют объем рынка и человеческий капитал [Рыжов, Сахончик, 2003].

Возможность снижения инвестиционного потока и сокращение локализации производства подчеркивается в качестве последствия легализации параллельного импорта в рамках исследования, проведенного в 2013 году компанией «ГфК-Русь» для Ассоциации европейского бизнеса. По мнению авторов, введение международного режима исчерпания прав в России может привести к снижению инвестиций в экономику на 30-50% в зависимости от отрасли, а сокращение локализованного производства в первый год составит около 20%4. Оценки получены по итогам опроса экспертов и компаний.

Согласно исследованию, проведенному Лабораторией социологической экспертизы Института социологии РАН по результатам опроса населения, последствия разрешения параллельного импорта зависят от характеристик экономических агентов, которых это коснется, и прежде всего — от наличия российских производственных мощностей и уровня известности торговой марки на отечественных рынках [Батыков и др., 2015]. По результатам проведенной работы был сделан вывод о том, что известность торгового знака приводит к высокой вероятности острой ценовой конкуренции между товарами одной марки, произведенными в разных странах5. Вследствие этого для правообладателей товарных знаков, имеющих производственные мощности в РФ, локализация производства в России может перестать быть выгодной из-за обострения конкуренции с другими рынками. Авторы предлагают дифференцированный подход к легализации параллельного импорта, а именно — сохранение запрета на параллельный импорт в отраслях, где зафиксирована значительная локализация производства продукции с известными товарными знаками.

Таким образом, обзор исследований демонстрирует высокие ожидания снижения объема инвестиций в российскую экономику вследствие легализации параллельного импорта. В то же время эти работы основаны на данных опросов, за счет чего полученные оценки могут быть результатом смещения выборки (отрицательного отбора), когда в опросах принимают участие респонденты, которых непосредственно касается негативная сторона легализации параллельного импорта. Из этого следует, что для оценки влияния национального режима исчерпания прав на уровень инвестиционной привлекательности страны и анализа последствий перехода на международный режим необходимо рассмотреть структуру производственных активов компаний-правообладателей на территории России и динамику принятия ими инвестиционных решений.

Локализация производств компаний-правообладателей на территории России

В рамках анализа влияния легализации параллельного импорта на стимулы к локализации производств иностранных компаний на территории России были сформулированы две гипотезы.

H1: региональный (национальный) режим исчерпания прав собственности на товарные знаки обеспечивает защиту зарубежной продукции тех компаний, которые осуществляют преимущественно прямые импортные поставки, но не инвестируют в производство на территории России.

H2: региональный (национальный) режим исчерпания прав собственности на товарные знаки был основанием для принятия решения об инвестициях и локализации иностранного производства в России.

В целях оценки инвестиционной активности компаний, владеющих «защищаемыми» на территории России брендами, проведен сбор и анализ сведений о производственных мощностях и вложенных инвестициях иностранных правообладателей на территории России за период с 1991 по 2016 годы. Анализу подлежали содержащиеся в ТРОИС6 сведения о товарных знаках (далее — ТЗ) и их правообладателях.

ТРОИС представляет собой один из инструментов таможенного контроля, направленных на защиту прав и интересов правообладателей при перемещении товаров через таможенную границу, в том числе для борьбы с контрафактом. Внесение товарных знаков в ТРОИС обеспечивает возможность предотвращения таможенной службой России незаконной перевозки через таможенную границу товаров, реализуемых с использованием этих товарных знаков, без разрешения правообладателей.

Описание данных и методики анализа

В дальнейшем анализе применяются следующие термины и понятия. Термин «бренд» используется в качестве синонима ТЗ. Дочерние производственные предприятия — общества, которые управляют производственными площадками на территории Российской Федерации и собственниками которых (с долей собственности более 25%) являются иностранные компании-правообладатели, внесшие свои ТЗ в ТРОИС. Понятие производственной площадки используется как синоним отдельного завода дочерней компании. В анализ не были включены правообладатели и ТЗ с пометкой ФТС России в ТРОИС о том, что они были исключены из реестра либо что срок их защиты истек. Также в анализе не учитывались дочерние общества, которые занимаются исключительно дистрибуцией продукции иностранного производства на территории России.

Отметим, что преобладающая часть компаний зарегистрирована в форме обществ с ограниченной ответственностью (далее — ООО). В качестве источника данных об обществах использовались база данных СПАРК-Интерфакс, отчетность компаний-правообладателей, пресс-релизы информационных агентств и пресс-служб компаний. На основе указанных источников, в частности пресс-релизов компаний и информационных агентств, сформированы минимальные оценки объема инвестиций, вложенных в каждый из производственных проектов на территории России. В качестве производственных площадок учитывались только мощности, которые функционировали по состоянию на I квартал 2016 года или находились на последних этапах строительства и предполагались к вводу в действие не позже 2017 года.

Для дочерних обществ, которые и обладают производственными мощностями, и осуществляют дистрибуцию продукции, импортируемой из-за рубежа, разделение выручки по двум указанным направлениям не представляется возможным — в анализе учтен общий объем выручки, включающий доходы от продажи импортируемой продукции. Кроме того, поскольку по некоторым компаниям отсутствует детализация объемов выручки и вложений, приходящихся на отдельные производственные площадки и категории производимой продукции7, общий объем выручки и инвестиций, приходящийся на данные предприятия, пропорционально разделен между производственными площадками и категориями производимой продукции.

Объемы инвестиций и выручки указаны в номинальном выражении. Перевод в российские рубли осуществлялся по усредненным курсам доллара и евро за соответствующие периоды.

Общие сведения о компаниях — правообладателях брендов, внесенных в ТРОИС, которые осуществили локализацию производства в России

На территории России расположены производственные мощности 75 иностранных компаний, которые являются правообладателями товарных знаков, внесенных в ТРОИС. Всего, по имеющимся данным, этими компаниями организовано 123 дочерних производственных общества с более чем 180 производственными площадками, расположенными в 40 субъектах Российской Федерации. Общий объем выручки этих дочерних предприятий в 2014 году находился на уровне 2 трлн руб. Общий объем инвестиций, по грубым (минимальным) оценкам, в дочерние предприятия со стороны правообладателей за весь период их функционирования на территории Российской Федерации составил около 548 млрд руб. При этом, по оценкам Центрального банка России, общий объем привлеченных инвестиций в небанковский сектор за период с 1994 по 2015 годы составил примерно 12,7 трлн руб. Таким образом, согласно проведенной оценке на базе доступных данных общий объем вложений со стороны правообладателей в производственные проекты в России находится на уровне 4,3% от всего объема инвестиций.

По нашим оценкам, из 123 рассматриваемых дочерних обществ 16 являются совместными с российскими компаниями предприятиями с общей выручкой за 2014 год в размере 189 млрд руб. Общий объем инвестиций со стороны иностранных компаний в эти предприятия оценивается в 43 млрд руб. При этом 8 компаний-правообладателей из 75 представлены в России только совместными предприятиями и не имеют производственных мощностей, находящихся под их полным контролем. Также стоит отметить, что довольно распространена практика, когда совместные предприятия переходили в дальнейшем в единоличное владение иностранных компаний8.

В течение анализируемого периода (1991-2015 годы) 44% всех производственных площадок правообладателей (80 производственных площадок) были приобретены у российских владельцев, остальные представляют собой новые построенные площадки. На приобретенные мощности в 2014 году пришлось примерно 670 млрд руб. выручки компаний-правообладателей, или 33% всей их совокупной выручки. Общий объем инвестиций в купленные площадки может быть оценен в 190 млрд руб., или 34% всего объема инвестиций компаний-правообладателей.

Следует отметить, что отдельные правообладатели, которые на данный момент имеют товарные знаки, закрепленные в ТРОИС, осуществляют на территории Российской Федерации производство продукции, товарные знаки которой не внесены в ТРОИС. На такие предприятия приходится примерно 244 млрд руб., или 12% всего объема выручки дочерних предприятий компаний-правообладателей в 2014 году. Объем инвестиций в производство этих товаров оценивается примерно в 91 млрд руб., или 17% всего объема инвестиций, осуществленных правообладателями. Отдельные площадки производят продукцию, выпуск которой осуществляется только на территории Российской Федерации9, но в подавляющем большинстве случаев дочерние предприятия выпускают продукцию, производство которой осуществляется как на территории России, так и за рубежом10.

Какую продукцию выпускают компании-правообладатели, локализовавшие производство в России?

Основная часть выручки дочерних компаний, как и инвестиций в них, приходится на производство средств автомобильного транспорта, их частей, оборудования и механических устройств. Стоит отметить, что оборудование и механические устройства во многом также относятся к автомобильной промышленности, так как в их число входят двигатели и прочие механические устройства, используемые при производстве транспортных средств. Таким образом, примерно 50% совокупной выручки дочерних обществ компаний-правообладателей за 2014 год в России приходится на автомобильную промышленность. Еще около 14% выручки генерируется производителями пищевых продуктов и кондитерских изделий.

Таблица 1

Распределение производственных мощностей компаний-правообладателей по видам выпускаемой продукции

Наименование укрупненной товарной 

категории

Объем выручки в 2014 году 

(млрд руб.)

Долявыручки от производства

 товаров, 

внесенных в ТРОИС (%)

Оценка объемов

 инвестиций за 1991-2015 годы (млрд руб.)

Доля инвестиций в производство товаров, внесенных в ТРОИС (%)

1

Средства автомобильного транспорта, их части

824

97

159

97

2

Алкогольные напитки

184

79

31

85

3

Оборудование

и механические устройства

131

97

41

84

4

Табачная продукция

128

100

36

100

5

Кондитерские изделия

123

70

43

68

6

Пищевые продукты

116

32

60

35

7

Химическая продукция

76

78

5

82

8

Косметические средства и принадлежности

66

100

34

100

9

Бытовая техника и электроника

62

100

13

100

10

Корма для животных

59

61

29

67

11

Чистящие средства

59

100

5

100

12

Электрические машины и оборудование

45

100

2

100

13

Чай, кофе, какао, специи

25

100

21

100

14

Растительные соки, жиры, масла и экстракты

24

100

4

100

15

Иные

121

83

64

81

Всего

2044

88

548

83

Источник: расчеты авторов по данным ФТС России, СПАРК, информационных агентств.

Больше всего инвестиций было сделано в производство средств автомобильного транспорта, их частей и пищевых продуктов — 219 млрд руб., что составляет 40% всего объема инвестиций в производственные площадки. Одним из наиболее капиталоемких проектов, реализуемых на территории Российской Федерации, является завод Nokian Tyres в Ленинградской области, который сейчас производит порядка 80% всех выпускаемых компанией шин для легковых автомобилей. В строительство и развитие завода вложено порядка 800 млн евро11. Высокая доля инвестиций в автомобильную промышленность частично является следствием государственной политики в данной сфере, предлагающей различные льготы иностранным корпорациям, локализующим производство в России.

Вместе с тем в результате снижения объемов рынка легковых автомобилей в России в последние годы отдельные автомобильные концерны сокращают или замораживают свое производство на территории страны. В частности, компания General Motors, внесшая в ТРОИС бренды GM, Cadillac, Chevrolet и AC Delco, в 2015 году свернула практически всё производство на территории России, сохранив только участие в совместном предприятии с компанией «Автоваз».

Большая часть средств, направляемых на производство пищевых продуктов на территории России, приходится на товары, которые правообладатели не внесли в ТРОИС. При этом основные инвестиции в производство продуктов этой товарной категории на территории Российской Федерации среди компаний-правообладателей были осуществлены Nestle12 и Unilever. Объем инвестиций этих двух компаний на территории России (с учетом всех категорий производимой продукции) составил не менее 36 млрд руб. и 80 млрд руб. соответственно.

Помимо пищевых продуктов доля инвестиций, направленных на производство товаров, не внесенных в ТРОИС, выше всего в следующих укрупненных товарных категориях: корма для животных (33% общего объема инвестиций в товарную категорию со стороны правообладателей), кондитерские изделия (32%) и химическая продукция (18%).

В частности, инвестиции в производство химической продукции, не внесенной в ТРОИС, были осуществлены компанией Henkel в производственные мощности завода в Ленинградской области, выпускающего клей под маркой Moment13. Стоит отметить, что аналогичная продукция под этой маркой выпускается также за рубежом, в том числе на заводах Henkel в Ирландии, Германии и Финляндии. Примером инвестиций в производство кормов для животных, бренды которых не внесены в ТРОИС, можно назвать вложения в завод Nestle в Калужской области, построенный и запущенный компанией в 2012 году. Завод выпускает продукцию под брендами Friskies, Felix и Pro Plan. Примерами инвестиций в производство кондитерских изделий, не внесенных в ТРОИС, также могут служить заводы компании Nestle, расположенные в Самарской области и Пермском крае, выпускающие продукцию под такими мировыми брендами, как Nestle, Nesquik, Nuts и Kit Kat.

Отдельные компании, локализуя производство на территории Российской Федерации, не вносят при этом свои бренды в ТРОИС (в том числе, например, Indesit, Ariston). К примеру, в производстве безалкогольных напитков в России в настоящее время лидирующие позиции занимают дочерние производственные компании Coca-Cola и PepsiCo с совокупным числом сотрудников более 30 тыс. чел. Предприятия занимаются выпуском на территории Российской Федерации множества видов безалкогольных напитков и прочей пищевой продукции, в том числе под брендами Coca-Cola, Sprite, Pepsi и Lay's. В то же время ни один из их брендов не внесен в ТРОИС.

Таким образом, вышеуказанные факты свидетельствуют в пользу того, что попавшие в анализ компании, принимая решение о локализации производств в России, руководствовались не только действующим режимом исчерпания прав собственности на ТЗ и системой их защиты. Этот вывод формируется на базе результатов о том, что компании вкладывают средства в том числе в производство продукции и развитие брендов, не включенных в ТРОИС.

В каких регионах России компании-правообладатели локализовали свои производства?

На шесть российских регионов (Калужскую, Московскую, Ленинградскую области, Республику Татарстан, города Москва и Санкт-Петербург) приходится почти половина всех производственных площадок компаний-правообладателей, расположенных в России, и 1,4 трлн руб., или 68% всей выручки дочерних предприятий-правообладателей за 2014 год.

Оценочный объем инвестиций, приходящихся на шесть самых популярных регионов (Калужскую, Московскую, Ленинградскую области, Республику Татарстан и города федерального значения Москва и Санкт-Петербург), в 1991-2015 годах составляет 351 млрд руб., или 64% всего объема инвестиций правообладателей в производство продукции на территории России. Согласно результатам исследования «Оценка потенциала экономико-географического положения регионов России» эти регионы обладают высоким потенциалом экономико-географического положения, что является одним из факторов роста ВРП, инвестиций и развития внешнеэкономической деятельности [Земцов, Бабурин, 2016].

Таблица 2

Распределение производственных мощностей компаний-правообладателей по регионам России

Субъект Российской Федерации

Объем выручки в 2014 году (млн руб.)

Доля выручки от производства 

товаров,

 внесенных в ТРОИС (%)

Оценка объема инвестиций, 

1991-2015 годы

 (млрд руб.)

Доля инвестиций в производство товаров,

 внесенных в ТРОИС (%)

1

Санкт-Петербург

394

95

102

92

2

Калужская область

353

95

64

82

3

Московская область

256

84

66

76

4

Ленинградская область

144

88

68

99

5

Москва

119

100

19

100

6

Республика Татарстан

118

95

32

100

7

Самарская область

65

46

10

23

8

Тульская область

51

100

18

100

9

Краснодарский край

47

100

13

100

10

Приморский край

45

89

7

100

11

Владимирская область

42

59

9

31

12

Тверская область

42

99

4

79

13

Пермский край

37

45

12

25

14

Воронежская область

35

97

4

100

15

Новосибирская область

33

100

12

100

16

Ульяновская область

31

83

15

69

17

Свердловская область

29

100

20

100

18

Новгородская область

25

100

4

100

19

Саратовская область

22

100

13

100

20

Иные

157

61

57

54

Всего

2044

88

548

83

Источник: расчеты авторов по данным ФТС России, СПАРК, информационных агентств.

Наиболее диверсифицированной с точки зрения инвестиций в производство брендированной продукции является Московская область. Остальные пять регионов лидируют главным образом благодаря инвестициям в производство средств автомобильного транспорта и их частей. Самыми популярными субъектами Российской Федерации для размещения производства автомобилей и их частей являются Калужская область и Санкт-Петербург. На эти регионы приходится порядка 42% всех инвестиций в производство этого вида продукции со стороны правообладателей. В частности, выделяются ООО «Фольсваген Групп Рус», которое владеет производственными площадями в Калужской области с 2008 года, и производственные площадки Hyundai в Санкт-Петербурге, запущенные в 2010 году. В Калужской области имеются также заводы Volvo, Continental и производство ООО «Самсунг Электроникс Рус Калуга».

Распределение инвистиций в производство продукции, внесенной а ТРОИС

Когда компании-правообладатели локализовали свои производства в России?

Для анализа влияния режима исчерпания прав на товарные знаки на инвестиционные решения были выделены три периода:

  • с 1991 по 1998 годы;
  • с 1999 по 2002 годы14;
  • с 2003 года по настоящее время15.

Примерно 75% всего объема полученной в 2014 году выручки дочерних предприятий приходится на производственные площадки, купленные или созданные правообладателями начиная с 2003 года. К этому периоду относится и основная доля инвестиций правообладателей в номинальном выражении (около 97%).

Величина объема инвестиций за период после 2003 года в размере 530 млрд руб. включает вложения в производственные площадки, выпускающие продукцию, не внесенную в ТРОИС. Приблизительная оценка инвестиций, осуществленных после 2002 года в производство продукции, внесенной в ТРОИС, составляет около 450 млрд руб. В итоге оценка объема инвестиций правообладателей в производство продукции, внесенной в ТРОИС, составляет только 3,5% всего объема инвестиций за период с 2002 по 2015 годы.

Ввиду номинального характера используемых оценок инвестиций показательной является доля инвестиций компаний-правообладателей в каждом из рассматриваемых периодов. Наименьшая оцененная доля инвестиций наблюдается в период до 1998 года, максимальная — в период с 1999 по 2002 годы.

Таблица 3

Распределение характеристик деятельности компаний-правообладателей по временны' м периодам

Период

До 1998

1999-2002

С 2003

Всего

1

Объем выручки в 2014 году, генерируемой производственными площадками, запущенными/купленными в соответствующем периоде (млрд руб.)

248

263

1534

2044

2

Доля выручки от производства товаров, внесенных в ТРОИС (%)

71

91

90

88

3

Оцененный объем инвестиций в соответствующем периоде, включая инвестиции в производство продукции, не внесенной в ТРОИСa (млрд руб.)

не менее

1,8b

не менее

16

530

548

4

Доля в общем объеме инвестицийc (%)

не менее

2,3

не менее

5,1

4,1

4,3

5

Количество производственных площадок, запущенных/купленных в соответствующем периоде

28

19

136

183

6

Количество впервые инвестирующих в мощности на территории России компаний-правообладателей

19

5

51

75

a Для отдельных компаний есть возможность указать общий объем инвестиций за всё время существования производственной площадки/дочернего предприятия. Приведенные оценки учитывают только гарантированный объем инвестиций, осуществленный за период до 1998-2002 года. Оценка за период с 2003 года сформирована как разница между гарантированным объемом инвестиций за период до 2002 года и общим оцененным объемом инвестиций правообладателей в производственные площадки за весь период.

b Оценка включает объем инвестиций только за 1994-1998 годы в силу отсутствия данных за более ранние периоды.

c В качестве всего объема инвестиций в небанковский сектор использована оценка Центробанка России за период с 1994 по 2015 годы.

Примечание. Все показатели указаны в номинальном выражении, изменения курса рубля и уровень инфляции не учтены.

Источник: расчеты авторов по данным ФТС России, СПАРК, информационныхагентств.

Анализ инвестиционных решений компаний во временном разрезе не позволяет сделать вывод о том, что именно национальный режим исчерпания прав на товарные знаки стал причиной роста инвестиций в локализацию производства после 2002 года. Во-первых, инвестиции иностранных правообладателей осуществлялись преимущественно в тот сегмент рынка, который ориентирован на широкий потребительский спрос. Этот период сопровождался улучшением экономической ситуации в России16 и ростом доходов населения17.

Во-вторых, примерно треть всех компаний-правообладателей18, которые имеют производственные мощности на территории России, впервые инвестировали в их открытие еще в период действия международного режима исчерпания прав. При этом за весь анализируемый период на эти компании пришлось более 60% всех инвестиций в промышленность со стороны правообладателей.

В-третьих, одним из главных факторов стремительного роста иностранных инвестиций в первой декаде XXI века до начала кризиса 2008-2009 годов называют снижение административных барьеров [Квашнина, 2014]. Показательной в данном случае является доля в общем объеме инвестиций: с 2003 по 2015 годы оцененная доля инвестиций правообладателей в производство продукции, внесенной в ТРОИС, в общем объеме инвестиций за период составила 3,5%, что значительно меньше доли инвестиций компаний-правообладателей (не менее 5,1%) за период с 1999 по 2002 годы. Таким образом, на фоне общего роста иностранных инвестиций доля инвестиций со стороны правообладателей невысока.

Что поставляют компании-правообладатели в Россию?

Всего за 2014-2015 годы было импортировано продукции под «защищенными» брендами на общую сумму 64 млрд долл. (табл. 4). Количество поставок в Россию составило 6,7 млн. Доля «защищенного» импорта в общем объеме импорта в стоимостном выражении за анализируемый период составила 13,7%.

Среди четырнадцати крупнейших товарных категорий по объему «защищенного» импорта в 2014-2015 годах (табл. 4) только для половины зафиксированы значимые инвестиции в локализацию производства в России со стороны компаний-правообладателей: объем инвестиций в производство продукции по категории «средства автомобильного транспорта, их части» составил 824 млрд руб., «оборудование и механические устройства» — 131 млрд руб., «электрические машины и оборудование» — 45 млрд руб., «алкогольные напитки» — 184 млрд руб., «бытовая техника и электроника» — 62 млрд руб., «химическая продукция» — 76 млрд руб., «косметические средства и принадлежности» — 66 млрд руб. (табл. 1).

Таблица 4

Оценка распределения «защищенного» импорта по укрупненным товарным категориям, 2014-2015 годы

Укрупненная товарная категория

Объем «защищенного» импорта

Доля в общем объеме импортаa

(%)

в стоимостном выражении

(млн долл.)

в количественном выражении (тыс. поставок)

1

Средства автомобильного транспорта, их части

23 638

1797

52,0

2

Оборудование и механические устройства

11 172

1045

13,0

3

Звукозаписывающая

и звуковоспроизводящая аппаратура, аппаратура для записи и воспроизведения телевизионного изображения и звука

8738

301

34,0

4

Электрические машины и оборудование

3250

622

12,0

5

Одежда, обувь, сумки и головные уборы

2377

393

11,0

6

Моторные транспортные средства специального и промышленного назначения

1441

42

25,0

7

Алкогольные напитки

1425

102

33,0

8

Фармацевтическая продукция

1346

4,4

6,2

9

Туалетные и гигиенические средства

1157

40

33,0

10

Бытовая техника и электроника

786

61

22,0

11

Изделия и принадлежности для досуга и спорта

784

36

20,0

12

Химическая продукция

669

61

3,6

13

Косметические средства и принадлежности

664

42

23,0

14

Инструменты

656

87

16,0

15

Иные

6070

2038

4,3

Всего

64 174

6672

15,0b

a Доли рассчитывались в стоимостном выражении в разрезе укрупненных товарных категорий.

b Доля «защищенного» импорта суммарно по тем товарным категориям, по которым осуществлялся импорт продукции в 2014-2015 годах.

Источник: расчеты авторов по данным ФТС России.

В целом по итогам проведенного анализа объем инвестиций оценивается суммой больше 10 млрд руб. только для тринадцати товарных категорий. В их числе «средства автомобильного транспорта, их части» и «оборудование и механические устройства», по которым объем импорта в 2014-2015 годах составил 54% в стоимостном выражении. На оставшиеся одиннадцать категорий, в которых был зафиксирован относительно значимый объем инвестиций, пришлось только 10% всего объема «защищенного» импорта в стоимостном выражении.

Таким образом, 36% «защищенного» импорта в 2014-2015 годах было зафиксировано по категориям, для которых объем инвестиций в локализацию был оценен менее чем в 10 млрд руб. за период с 1991 по 2015 годы.

Выводы и рекомендации

Один из главных вопросов, вокруг которых ведется дискуссия о легализации параллельного импорта, — возможное снижение цен на брендированные товары в результате конкуренции с параллельным импортом. Такая возможность существует и создает риск снижения рентабельности локализованного бизнеса, что отрицательно воздействует на стимулы к инвестированию, а также увеличивает период окупаемости уже вложенных инвестиций. Наряду с этим для иностранных компаний, пришедших в Россию, есть угроза потери части продаж вследствие возрастающей конкуренции, несмотря на то что снижение цен может привести к росту общей величины спроса. При этом такой негативный эффект может реализоваться как для иностранных, так и для российских производителей, которые также могут потерять прибыль ввиду снижения общего уровня цен.

В целях выявления потенциальных рисков, связанных с изменением режима исчерпания прав собственности на товарные знаки, для компаний, локализовавших производство брендированной продукции в России, была собрана и проанализирована информация об объемах производственных мощностей и вложенных инвестициях иностранных правообладателей на территории России, временных периодах и регионах этих вложений, а также их отраслевом распределении. В выборку были включены только компании (правообладатели), представленные в Таможенном реестре объектов интеллектуальной собственности и заявившие свои бренды для защиты в рамках данного инструмента.

Результаты анализа показали следующее.

  1. Частично подтверждается гипотеза H1 о том, что региональный (национальный) режим исчерпания прав собственности на товарные знаки обеспечивает защиту зарубежной продукции тех компаний, которые осуществляют преимущественно прямые импортные поставки, но не инвестируют в производство на территории России. Несмотря на то что 64% «защищенного» импорта осуществляется по тринадцати товарным категориям, для которых был зафиксирован объем инвестиций в локализацию производства на территории России, превышающий 10 млрд руб., из них 54 п.п. — это импорт по двум наиболее крупным товарным категориям: «средства автомобильного транспорта, их части» 37 п.п. и «оборудование и механические устройства» 17 п.п.; на оставшиеся одиннадцать товарных категорий приходится только 10 п.п. В то же время 36% «защищенного» импорта в 20142015 годах было зафиксировано по категориям, для которых объем инвестиций в локализацию производства был оценен менее чем в 10 млрд руб.
  2. Наибольшая доля инвестиций со стороны компаний-правообладателей в общем объеме инвестиций в небанковский сектор приходится на период до введения национального режима исчерпания прав на товарные знаки (до 2003 года). Так, в период с 1999 по 2002 годы доля инвестиций правообладателей в производство составила не менее 5,1% в общем объеме инвестиций за этот период. Доля инвестиций правообладателей в производство продукции, внесенной в ТРОИС, в период с 2003 по 2015 годы находилась на уровне 3,5% всего объема инвестиций.
  3. В результате проведенного анализа можно сделать вывод, что введение в конце 2002 года национального режима исчерпания прав на товарные знаки не способствовало существенному увеличению иностранных инвестиций в развитие промышленности на территории Российской Федерации. Инвестиции со стороны компаний-правообладателей, внесших свои товарные знаки в ТРОИС, в большей степени объясняются улучшением экономической ситуации в России, ростом доходов населения, формированием массового спроса на продукцию, а также девальвацией рубля и относительным снижением издержек производства на территории России, что позволяет поставить под сомнение гипотезу H2 о том, что региональный (национальный) режим исчерпания прав собственности на товарные знаки был основанием для принятия решения об инвестициях и локализации иностранного производства в России.
  4. Из 67 укрупненных товарных групп, по которым внесены записи в ТРОИС, только по 28 товарным группам организовано производство на территории России. Наибольший объем инвестиций правообладателями вложен в производство средств автомобильного транспорта, их частей, пищевых продуктов, кондитерских изделий, оборудования и механических устройств. На эти товарные категории приходится более половины всего объема инвестиций правообладателей в производство на территории России. На производственные площадки, выпускающие продукцию указанных товарных категорий, приходится 58% всего объема выручки дочерних производственных предприятий правообладателей за 2014 год.
  5. Размещение производственных площадок брендированной продукции правообладателями осуществлялось преимущественно в Калужской области, Республике Татарстан, городах Санкт-Петербург и Москва с прилегающими областями (с суммарной долей в 64% всего объема инвестиций рассматриваемых правообладателей).
  6. Инвесторы-правообладатели в большинстве случаев стараются вносить в ТРОИС все бренды производимой ими в России продукции. Это делают производители табачной продукции, бытовой техники и электроники, косметических средств и принадлежностей, чистящих средств, электрических машин и оборудования, а также почти все производители средств автомобильного транспорта и их частей, оборудования и механических устройств.
  7. При этом примерно 17% всех средств, вложенных правообладателями в производство товаров на территории Российской Федерации, было инвестировано в производство отдельных наименований продукции, не внесенных в ТРОИС данными компаниями. В частности, большая часть «незащищаемых» брендов представленных в ТРОИС компаний относится к категориям «корма для животных», «пищевая продукция», «кондитерские изделия», «химическая продукция» и «алкогольные напитки». Иными словами, эти компании, локализовавшиеся в России, производят продукцию как «защищаемую», так и «незащищаемую» в рамках действующего режима исчерпания прав собственности на товарные знаки, что в целом свидетельствует, что они руководствуются не только действующим режимом защиты бренда. Кроме того, в России локализовано производство продукции тех правообладателей, которые и вовсе не вносили свои бренды в ТРОИС. Это также подтверждает, что действующий режим исчерпания прав на товарные знаки не является ключевым критерием принятия решения об инвестициях.
  8. К товарным категориям, потенциально подходящим для апробации международного режима исчерпания прав собственности на товарные знаки в пилотном режиме и связанным с наименьшими рисками для инвесторов, следует отнести пищевые продукты, корма для животных, кондитерские изделия, химическую продукцию.

1 Соглашение утратило силу с момента вступления в 2015 году в силу Договора о Евразийском экономическом союзе. Региональный режим исчерпания прав на товарные знаки в государствах —  членах ЕАЭС утвержден пунктом 16 Протокола об охране и защите прав на объекты интеллектуальной собственности.

2 https://www.rbc.ru/ business/ 12/07/2017/5964 c3ea9a7947f58ddf3a8d.

3 Об оценке потенциальных эффектов легализации параллельного импорта. М.: Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации, 2013. См. приведенные в публикации результаты опроса экспертов.

4 Исследование финансово-экономических последствий либерализации параллельного импорта в России. ГфК-Русь, 2013. http://www.eurasiancommission.org /ru/act/finpol/dobd/intelsobs/ Documents/%D0%93%D0%A4% D0%9A-%D0%A0% D1%83%D1%81% D1%8C%20%D0%B8%D1%81% D1%81% D0%BB%D0%B5% D0%B4%D0%BE% D0%B2%D0%B0% D0%BD%D0%B8% D0%B5.pdf.

5 Было выдвинуто предположение, что крайне негативная реакция на перспективы легализации параллельного импорта была связана не с нарушением общих интересов корпорации, а с нарушением сложившегося баланса сил между региональными менеджерами и «менеджерами глобальных брендов». Высшее руководство зарубежных корпораций оказалось не готовым к подобному изменению баланса сил в пользу «менеджеров глобальных брендов» внутри общекорпоративной иерархии и прибегло к риторике «защиты национальных интересов России» от ввоза собственной продукции [Гурков и др., 2014].

6 Для анализа использовался ТРОИС, размещенный на официальном сайте ФТС России 1 февраля 2016 года (по состоянию на декабрь 2015 года). http://ved.customs.ru/ index.php?option= com_ content& view=article& id=109:2010-09-09-06-26-44 &catid=13:2008-10-16-13-51-15 &Itemid=1814.

7 Категории производимой продукции сформированы с учетом укрупненных товарных категорий.

8 Примером может служить совместное предприятие г. Москва и Renault — ОАО «Автофрамос» (сейчас ЗАО «Рено Россия»), организованное в 1999 году на базе завода «Москвич» и впоследствии полностью выкупленное иностранной компанией.

9 Пример: кондитерская продукция под брендом «Коркунов» производства ООО «Одинцовская кондитерская продукция».

10 Например, корпорация Nestle внесла в ТРОИС только бренды, относимые к безалкогольным напиткам и к оборудованию для приготовления горячих напитков под товарным знаком Nespresso. В то же время в России у Nestle есть производственные площадки, выпускающие в основном кондитерские изделия, корма для животных и пищевую продукцию. Они расположены в семи субъектах Федерации, а их суммарная выручка за 2014 год составила более 100 млрд руб. Половина производственных площадей Nestle была построена компанией «с нуля».

11 https://www.vedomosti.ru/ business/articles /2015/10/15/612877-nokian -tyres-vlozhit-200 -mln-evro-razvitie-rossiiskogo-zavoda.

12 Вместе с тем компания Nestle внесла в ТРОИС бренды питьевой продукции и кофе (Perrier, SP, Vittel, Nescafe, Nespresso). Из «защищаемой» продукции на территории России Nestle производит кофе.

13 Henkel купил компанию «Эра» в 1994 году. При этом завод «Эра» начал производить клей «Момент» по лицензии и рецептуре компании Henkel еще в 1979 году.

14 1999 год использовался по причине девальвации национальной валюты в 1998 году, что могло послужить причиной роста инвестиционной привлекательности России.

15 2003 год используется по причине введения на территории России в соответствии с Федеральным законом от 11.12.2002 № 166-ФЗ национального режима исчерпания прав на товарные знаки вместо ранее действовавшего международного.

16 Среднегодовой темп прироста ВВП в реальном выражении с 2002 года по 2008-й, по данным Росстата, составил 7,1%.

17 Среднегодовой темп прироста реальных среднедушевых денежных доходов населения в период с 2002 года по 2014-й, по данным Росстата, составил 7,2%.

18 К их числу относятся такие крупные корпорации, как Mars, Procter & Gamble, Kraft Heinz и Henkel.


Литература
  1. Батыков И. В., Бабич Н. С., Батыкова А. В., Козлов Д. В. Параллельный импорт как фактор импортозамещения. М.: Лаборатория социологической экспертизы Института социологии РАН, 2015.
  2. Гурков И. Б., Коссов В. В., Моргунов Е. Б., Саидов З. Б. Российские обрабатывающие производства зарубежных корпораций: глобальные управленческие практики и воздействие на местные институты. М.: ИД ВШЭ, 2014.
  3. Земцов С. П., Бабурин В. Л. Оценка потенциала экономико-географического положения регионов России // Экономика региона. 2016. Т. 12. № 1. C. 117-138.
  4. Квашнина И. А. Иностранные инвестиции в Россию: возможности и ограничения // Российский внешнеэкономический вестник. 2014. № 12. C. 78-91.
  5. Легализация параллельного импорта и ее влияние на товарные рынки России. Аналитический отчет / Отв. ред. серии В. В. Радаев. М.: НИУ ВШЭ, 2011.
  6. Рыжов И. В., Сахончик Е. Д. Некоторые аспекты проблемы привлечения иностранных инвестиций в российскую экономику // Финансы и кредит. 2003. № 23. С. 7-14.
  7. Чукавина К. В. Привлечение прямых зарубежных инвестиций в российскую экономику: институциональный аспект // Журнал экономической теории. 2017. № 1. С. 168-172.
  8. Bicen P., Gudigantala N. Parallel Imports Debate: Resource Advantage Theory Perspective // Journal of Marketing Development and Competitiveness. 2014. Vol. 8. No 3. P. 25-42.
  9. Szymanski S., Valetti T., Demange G. Parallel Trade, Price Discrimination, Investment and Price Caps // Economic Policy. 2005. Vol. 20. No 44. P. 705-749.
 

Свежие журналы