Экономика » АПК » О проблемах сельскохозяйственного производства и его кадрового обеспечения

О проблемах сельскохозяйственного производства и его кадрового обеспечения

Л.В. Скульская
Т.К. Широкова

Глобальный кризис и проблемы сельскохозяйственного производства России

Основными задачами всемирного масштаба в ХХІ в. являются искоренение голода и бедности, обеспечение экологической устойчивости окружающей среды, национальной безопасности, решение глобальных проблем в области здравоохранения. Все эти проблемы невозможно решить без развитого сельского хозяйства.

Глобальный кризис обострил все проблемы сельского хозяйства России, поэтому основные задачи развития сельскохозяйственного производства требуют первоочередного решения, особенно обеспеченность кадровыми ресурсами, их использование и ценовая политика. Выполнение «Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 гг.» должно заложить основы для развития сельскохозяйственного производства России в последующие годы.

Мировой продовольственный кризис, обусловленный рядом постоянно действующих факторов, усилил в последние десятилетия полярность по уровню благосостояния населения стран мировой системы, а также между ними. Как указывается в докладе Всемирного банка «Сельское хозяйство на службе развития - 2008», сельское хозяйство в основном удовлетворяет имеющийся в мире спрос на продовольствие. Однако более чем 800 млн. чел. по-прежнему лишены гарантии продовольственной безопасности [1].

Наблюдавшаяся в течение длительного времени тенденция к снижению цен на продовольствие на мировом рынке может смениться на противоположную, что приведет к росту неопределенности глобальной продовольственной безопасности. Изменение климата, ухудшение качества состояния окружающей среды, растущая конкуренция за пользование землей и водой, повышение цен на энергию, неясные прогнозы темпов внедрения в будущем новых технологий - все это порождает серьезные проблемы и риски.

Естественно, что мировой продовольственный кризис не мог не сказаться на ситуации в России, ставшей резко зависимой в последние годы от импорта продовольствия. Внешнеторговый оборот России продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья (кроме текстильного) в 2006 г. составил 27,1 млрд. долл., из них 21,6 млрд. долл., или 80% - импорт. В 2007 г. на импорт продовольствия было затрачено 27,6 млрд. долл.

В балансе продовольственных ресурсов доля импорта мяса и мясопродуктов в 2006 и 2007 гг. составляла около 40%, молока и молокопродуктов - 20% [2].

За 2000-2007 гг. произошел значительный рост цен на импортное продовольствие: на мясо (без мяса птицы) в 2 раза, на рыбу свежую в 3 и 4 раза, на цитрусовые в 2 раза и т.д. (табл. 1) [3].Однако повышение импортных цен в 2007 г. по сравнению с 2006 г. за исключением цен на злаки (72,9%) и масло сливочное (37,1%) было на уровне 4,5% (13,1%), а на сахар цены даже снизились. В то же время внутренние розничные цены за этот период на ряд продовольственных товаров росли более высокими темпами. Так, рост цен на говядину (кроме бескостного мяса) составил 6%, свинину (кроме бескостного мяса) - 5,1, колбасу вареную - 8,5, сливочное масло - 41,4, на масло подсолнечное - 52,9% при росте импортных цен на 10,3%. Резко повысились цены на картофель и капусту белокочанную свежую: соответственно на 30,8 и 72,2%, хотя по данным статистики (см. [2]), доля импорта картофеля составляет всего 0,8%, а овощей - 12,5%.

Таблица 1

Динамика импортных цен на основные продовольственные товары в России в 2006-2007 гг., % (2000 г. = 100)

Вид продовольствия

2006 г.

2007 г.

2007/2006

Мясо свежеее и мороженое (без мяса птицы)

204,1

213,1

104,5

Мясо птицы свежее и мороженое

134,5

152,1

113,1

Рыба свежая и мороженая

377,3

407,1

107,9

Масло сливочное и прочие молочные жиры

131,6

180,3

137,1

Цитрусовые плоды

204,6

234,4

113,6

Кофе

139,9

170,6

122,0

Злаки

137,3

237,3

172,9

Масло подсолнечное

155,0

170,9

110.3

Сахар-сырец

266,7

213,9

80,3

Сахар белый

166,7

161,0

96,6

Опережающий по сравнению с импортным рост внутренних цен обусловлен отсутствием должного контроля за формированием цен со стороны как государственных структур, так и общественных организаций, а также разобщенностью сельскохозяйственных производителей, полной зависимостью их при реализации произведенной продукции от переработчиков сырья и от торговли. В настоящее время мелкотоварные, слабо связанные между собой личные подсобные хозяйства (ЛПХ) производят 52% молока, 45,5 - мяса, 24,1 - яиц, а также 89,2 - картофеля, 78,9 -овощей и 86,3% плодов и ягод. Перекупщики бесконтрольно занижают закупочные цены и повышают розничные на продукцию, производимую в частных хозяйствах. Согласно сельскохозяйственной переписи 2006 г. почти в 4,3 млн. ЛПХ числится только один работник, в 3,9 млн. - 2 чел., в 4,6 млн. ЛПХ - 3-4 чел. Производители сельскохозяйственной продукции разъединены и незащищены в правовом отношении, чем и пользуются скупщики их продукции.

В обращении от Аграрной партии к Председателю Правительства Российской Федерации В.В. Путину от 19 июня 2008 г. говорится: « В магазинах литровый пакет молока стоит уже 40-50 и даже 60 рублей. А закупочные цены на него падают причем катастрофически. Если зимой за 1 кг молока сельскохозяйственным производителям платили до 12-15 рублей, а теперь 4-7. Куда девается разница? В какие карманы идет? Все, что необходимо для производства молока, и прежде всего корма и топливо, продолжает дорожать. ГСМ с февраля 2008 г. поднялись в цене на 37,5%» [4].

Таким образом, наряду с внешними немаловажное значение имеют и внутренние причины роста цен, обусловленные в значительной степени отсутствием механизмов защиты прав как производителей продукции, так и ее потребителей, т. е. населения.

Постоянный и не всегда оправданный рост цен на продовольствие, сопровождающийся повышением тарифов на жилищно-коммунальные услуги, является основным фактором низкого уровня жизни значительной части населения страны и неудовлетворенности своим материальным положением. По данным Росстата, за чертой бедности, т.е. имеющих доход ниже прожиточного минимума, насчитывалось в 2006 г. 21,6 млн. чел., в 2007 г. - 18,9. Существующий многократный (в 15 раз) разрыв между высокодоходными и низкодоходными группами населения - один из показателей социальной нестабильности общества.

Потребление продуктов питания на душу населения в России не только отстает от рациональных норм потребления в развитых странах, но до сих пор не достигло дореформенного уровня, т.е. 1990 г. (табл. 2).

Таблица 2

Потребление основных видов продовольствия на душу населения в год, кг

Вид продовольствия

Россия

США, 2004 г.

Франция, 2002 г.

рациональная норма*

1990 г.

2006 г.

Мясо и мясопродукты (в пересчете на мясо)

81,0

75,0

53,0

120,0

93,0

Молоко и молокопродукты (в пересчете на молоко)

392,0

386,0

239,0

311,0

428,0

Яйца, шт.

292,0

297,0

256,0

216,0

264,0

Рыба и рыбопродукты

25,0

20,3

13,1

23,0

26,7

Сахар

41,0

47,0

39,0

42,0

35,0

Масло растительное

16,0

10,2

12,6

15,0

18,0

Картофель

118,0

106,0

132,0

119,0

66,0

Овощи и бахчевые

139,0

89,0

106,0

92,0

135,0

Фрукты и ягоды

71,0

35,0

51,0

118,0

96,0

Хлебные продукты

110,0

119,0

121,0

-

-

* Данные Института питания АМН СССР.

         

В настоящее время потребление продуктов питания на душу населения, по данным Росстата за соответствующие годы, значительно отстает от нормативных показателей советского периода, при этом недостаток качественных белковых продуктов компенсируется потреблением картофеля и хлебных продуктов. Однако эти средние данные по стране не в полной мере отражают уровень потребления на душу населения по отдельным регионам и по доходным группам.

Дифференциация потребления продовольствия

Наиболее низкое потребление продуктов питания приходится на 1-ю децильную (10-процентная группа населения с наименьшими доходами) группу, проживающую в сельской местности (табл. 3) [5].

Таблица 3

Потребление продуктов питания сельским и городским населением в зависимости от уровня среднедушевых доходов в 2006 г. (в среднем на одного члена домохозяйства в год), кг

Вид продовольствия

Село

Город

1-я дец. группа

10-я дец. группа

1-я/10-я, %

1-я дец. группа

10-я дец. группа

1-я/10-я, %

Мясо и мясопродукты

28,1

89,8

31,3

40,5

92,2

43,9

Молоко и молокопродукты

134,3

306,2

43,9

150,2

304,0

49,4

Яйца,шт

112,3

236,9

47,4

158,4

247,0

64,1

Рыба и рыбопродукты

8,9

24,3

36,6

10,8

21,3

50,7

Сахар и кондитерские изделия

21,5

52,5

40,9

21,3

36,1

59,0

Масло растительное

8,0

14,3

55,9

8,9

11,3

78,8

Картофель

73,6

107,0

68,8

54,8

69,2

79,2

Овощи и бахчевые

52,7

126,9

41,5

50,3

107,1

47,0

Фрукты и ягоды

13,7

66,3

20,7

23,4

88,2

26,5

Хлебные продукты

101,0

155,4

65,0

88,7

101,3

87,6

Данные табл. 3 показывают, что разрыв в потреблении качественных продуктов питания между 1-й и 10-й децильными группами на селе больше, чем в городе. Так, по мясу и мясопродуктам он составляет 3,2 раза, (в городе - 2,3 раза), рыбе и рыбопродуктам - 2,7 (2 раза), молоку 2,3 (2 раза), яйцам 2,1 (1,6 раза), по фруктам и ягодам - 4,8 (3,8 раза). По хлебным продуктам, картофелю и овощам разрыв меньше: соответственно в 1,5 и 1,1; 1,4 и 1,3; 2,1 и 2,1 раза. Эти соотношения свидетельствуют также о том, что на селе по сравнению с городом разрыв между низкодоходными и высокодоходными группами разителен в потреблении продуктов животного происхождения, тогда как потребление картофеля и овощей практически одинаково. Из этого следует, что установка на развитие ЛПХ себя не оправдала: сельчане не могут обеспечить себя продуктами животного происхождения в достаточном количестве, замещают их картофелем и овощами.

Согласно данным табл. 3, в 10-й децильной группе потребление продуктов питания сельских и городских жителей различается незначительно: мяса и мясопродуктов - на 2,7%, яиц - на 4,3%, потребление молока и молокопродуктов - одинаково, рыбы и рыбопродуктов, наоборот, сельские жители потребляют на 14,1% больше городских. При этом уровень потребления продуктов питания в этой группе как на селе, так и в городе практически соответствует рациональным нормам потребления.

Значительнее разрыв между городом и деревней по потреблению продуктов питания в 1-й децильной группе. Если растительных продуктов (хлеба, картофеля, овощей, сахара, масла растительного) 1-я децильная группа в городе и селе потребляет примерно одинаковое количество, то высокоценных продуктов, особенно необходимых для жизнедеятельности и здоровья человека, содержащих белки животного происхождения, сельские жители потребляют почти на 25% меньше, что составляет только 59% предельно допустимой нормы [6]. Это наиболее опасно для здоровья детей, поскольку приводит к болезням и замедлению их физического и психического развития. Город опережает село по потреблению мяса и мясопродуктов на 44,2%, молока и молокопродуктов - на 11,9, яиц - 41,1, рыбы и рыбопродуктов - на 21,4%. Иными словами, потребление населения 1-й децильной группы существенно различается в сельской местности и в городе в пользу города. На селе 1-я децильная группа близка к категории постоянно недоедающей, крайне обездоленной группе населения.

Сельское население России в общей его численности на начало 2007 г. составляло 27%, или 38,4 млн. чел., из них 5 млн. сельчан, или 13% не могут вырваться из состояния крайней бедности (по располагаемым ресурсам). На них приходится 53% всех россиян, чьи располагаемые ресурсы вдвое ниже прожиточного минимума. Общий «вклад» села в российскую бедность составляет 39% по располагаемым ресурсам и 41% по денежным доходам [6].

В то же время сельское хозяйство имеет устойчивую репутацию эффективного инструмента сокращения бедности. Как показали исследования Всемирного банка: «Сельское хозяйство на службе развития - 2008», 81% сокращения бедности среди сельского населения мира в период 1993-2002 гг. можно отнести за счет улучшений условий в сельских районах. Сравнительные преимущества сельскохозяйственного роста для сокращения бедности подтверждаются также экономическими исследованиями. Межстра-новые эконометрические исследования указывают на то, что рост ВВП, достигнутый в сельскохозяйственном секторе как минимум в 2 раза эффективнее для снижения бедности, чем рост, достигнутый в других секторах, с учетом размеров самого сектора.

За период 1981-2003 гг. в 42-х развивающихся странах 1% роста ВВП, созданного в сельском хозяйстве, приводил к более значительному (как минимум в 2,5 раза) увеличению потребления трех беднейших децилей по сравнению с ростом ВВП, созданного в других отраслях.

Особенности условий труда в сельском хозяйстве

Сезонность производства и большая доля ручного труда отличают отечественное сельскохозяйственное производство от других отраслей народного хозяйства. При этом условия труда в сельском хозяйстве нередко являются опасными. Согласно данным Международной организации труда, сельскохозяйственные работники входят в число трех наиболее подверженных рискам групп трудящихся (наряду с шахтерами и строителями). Из числа ежегодно регистрируемых в мире 350 тыс. несчастных случаев на рабочем месте со смертельным исходом примерно половина приходится на сельское хозяйство: работники этой отрасли подвергаются воздействию токсичных пестицидов, потенциально опасного оборудования, болезням, передаваемым сельскохозяйственными животными. Временные сезонные рабочие, не имея необходимых профессиональных навыков и средств индивидуальной и коллективной защиты, чаще подвергаются большему риску травм, в том числе и со смертельным исходом [1].

При этом средний уровень оплаты труда в сельском хозяйстве России более чем в 2 раза ниже аналогичного показателя в целом по стране. Если в экономике уровень оплаты труда (в ценах 1991 г.) в 2006 г. составлял 95,6% уровня 1991 г., то в сельском хозяйстве только 44,9% [6]. Уровень среднемесячной заработной платы в сельском хозяйстве в отличие от аналогичного показателя в целом по экономике составлял (в ценах соответствующих лет) 39,5%, в том числе руководителей сельскохозяйственных организаций - 72,9%, а специалистов, от которых в значительной степени зависят показатели эффективности хозяйств - ветеринаров, зоотехников, агрономов, инженеров - 46,3%.

Российское сельское хозяйство - отрасль национальной экономики с самым низким профессиональным и квалификационным уровнем работников, особенно на массовых должностях.

Социологические опросы показали, что основной причиной сельской бедности считается низкая заработная плата, затем следуют отсутствие работы, некомпетентность руководителей хозяйств, пьянство, нежелание работать, отсутствие у людей предприимчивости и инициативы и др. Основная часть жителей села по-прежнему считает свое материальное положение социально несправедливым - хуже того, что они заслуживают.

В 2007 г. социологическая служба, занимающаяся мониторингом и готовящая ежегодные доклады «Состояние социально-трудовой сферы села и предложения по ее регулированию» впервые задала вопрос сельским жителям об их отношении к политике, проводимой в настоящее время властями в отношении крестьянства. Ответы на этот вопрос, хотя и заметно различались в зависимости от места работы, должности и возраста респондента, но в целом по опрошенным группам содержали отрицательные оценки. По признаку сферы приложения труда больше всего не одобряют аграрной политики (по сумме ответов «частично одобряю», «в основном не одобряю», «совсем не одобряю») те работники в сельскохозяйственных организациях (60,7%), которые испытывают наибольшие материальные трудности. Однако и работники социальной сферы села, других организаций сельской экономики также в основном критически оценивают действия властей в отношении улучшения трудовой сферы села.

Бедность и безработица

По уровню бедности и крайней бедности (по денежному доходу) в различных демографических группах сельского населения бедными в трудоспособном возрасте являются 61%, из них крайне бедными 21,3%, среди молодежи в возрасте до 30 лет бедных 63,2%, в том числе крайне бедных 22,4%. Наиболее незащищенными от бедности являются дети, у которых потребление осуществляется, как правило, по остаточному принципу. Крайне бедных среди детей почти 30%. Наименьшую группу по бедности составляют люди пенсионного возраста - 41,7% причем крайне бедных из них только 9,6%. Если пенсионеры, проживающие в городе, относятся к группам бедного и крайне бедного населения, то в деревне уровень доходов 58,3% пенсионеров выше прожиточного минимума. Наиболее нуждающиеся и обездоленные - как ни парадоксально - дети и молодежь, т. е. будущее экономически активное население страны, находится в деревне в самом угнетенном состоянии. Уровень безработицы сельской молодежи в возрасте 20-29 лет превышал в 2006 г. этот же показатель городской молодежи среди мужчин на 6 проц. п., а среди женщин на 7 проц. п. Доля зарегистрированных молодых безработных в их общей численности составляет 21,5%. Это достаточно высокий показатель, обусловленный отсутствием рабочих мест на селе, усиливающейся конкуренцией за постоянные рабочие места, на которые претендуют работники, высвобождающиеся из сельского хозяйства вследствие банкротств хозяйств, снижения объемов производства, а в некоторых случаях и внедрения новой техники и т. д. Среди молодежи каждый второй опасается потерять работу. Примерно 4/5 безработных этого возраста вынуждены предпринимать самостоятельные попытки в поисках работы, получении профессии и квалификации, востребованных рынком, и не имеют никакой материальной поддержки от государства. Такая молодежная «политика» на рынке труда в условиях, с одной стороны, нарастающего дефицита труда, а с другой - привлечения в сельскохозяйственное производство иностранной рабочей силы, создает реальную угрозу для социального и экономического развития села.

Современное сельское хозяйство испытывает недостаток квалифицированных кадров при постоянном сокращении численности сельского населения. За 2005-2006 гг. численность сельского населения сократилась в 69-ти субъектах РФ на 2,061 млн. чел., т.е. во всех федеральных округах, кроме Южного, прирост по которому составил 0,2%. По темпам сокращения численности сельского населения «лидируют» Магаданская (8,3%), Смоленская, Тверская, Псковская, Курская области (от 2,2 до 2,6%), Корякский автономный округ (2,8%).

За 2000-2006 гг. среднегодовая численность работающих в сельскохозяйственных организациях уменьшилась на 48,5%, в том числе руководителей на 40%, механизаторов, операторов машинного доения, скотников крупного рогатого скота, работников свиноводства почти в 2 раза, лишь работников птицеводства незначительно - всего на 5%. Уменьшение численности работающих в основном обусловлено сокращением объемов производства, особенно в сфере животноводства, а также банкротством сельскохозяйственных предприятий, их приобретением или интеграцией владельцами несельскохозяйственных отраслей.

Развитие животноводства. Факторы роста продукции отрасли

Приоритетный проект «Развитие АПК» в первую очередь предусматривает ускоренное развитие животноводства, в том числе увеличение производства мяса и молока во всех типах хозяйств на основе стабилизации поголовья крупного и мелкого рогатого скота, роста поголовья свиней и птицы.

В последние годы многое делается для сокращения падежа скота, увеличения выхода приплода и среднесуточных привесов (табл. 4) [7].

В целом по Российской Федерации произошло сокращение падежа (гибели) крупного рогатого скота в 2006 г. по сравнению с 2003 г. Однако в некоторых регионах, например, в Корякском автономном округе он увеличился с 1,8 до 14%. Падеж свиней в целом остался на прежнем уровне, хотя в отдельных регионах он значителен. В определенной мере это характеризует работу ветеринарной службы и зоотехников, т. е. нехватку квалифицированных кадров.

Таблица 4

Падеж крупного рогатого скота и свиней всех возрастов в сельскохозяйственных предприятиях отдельных регионов в 2003 и 2006 гг., % к обороту стада

Регион

Крупный ро

гатый скот

Сви

ньи

 

2003 г.

2006 г.

2003 г.

2006 г.

Российская Федерация

3,3

2,5

10,7

10,7

Тверская область

3,8

3,1

12,7

16,1

Тульская область

4,9

3,7

21,8

13,3

Республика Алтай

5,4

5,8

9,1

19,1

Читинская область

4,3

5,6

19,4

32,4

Среднесуточные привесы крупного рогатого скота на выращивании, откорме и нагуле также недостаточны, хотя за 2003-2006 гг. и произошли положительные сдвиги. В целом по РФ среднесуточные привесы выросли с 383 до 437 г. На общем фоне выделяются Ленинградская область (656 г привеса в сутки) и Краснодарский край (567 г). В других регионах они значительно ниже: в Курской области - 301 г, Псковской - 388, Ингушетии (2006 г.) - 77 г, в Карачаево-Черкесии - 205 г. Вследствие небольших привесов низка живая масса одной головы крупного рогатого скота, реализованного на убой в сельскохозяйственных предприятиях, хотя за 2003-2006 гг. она несколько увеличилась: с 306 кг до 328 кг. Исключением является Ингушетия - вес головы крупного рогатого скота в сельском хозяйстве составлял в 2006 г. всего 166 кг.

Показатели среднесуточных привесов свиней несколько лучше. Так, за 20032006 гг. привесы увеличились в среднем по РФ с 256 до 328 г. В Тверской области они составили 415 г, в Новгородской - 423 г. Меньше привесы в Тамбовской области - только 166 г, хотя и это достижение, так как в 2003 г. привес свиней составлял здесь только 96 г, такой же привес (98 г в сутки) в Калмыкии. Средняя живая масса одной головы свиней, реализованных на убой в сельскохозяйственных предприятиях, также недостаточна, несмотря на некоторые улучшения в этой области. За 2003-2006 гг. средний вес одной головы свиней увеличился с 91 до 97 кг. Свыше 100 кг одной головы сдают на убой сельскохозяйственные предприятия Тульской области - 115 кг, Архангельской, Волгоградской и Псковской областей - 102 кг [5].

Приплод телят на 100 маток также недостаточно высок. Если в целом по РФ за период 2003-2006 гг. этот показатель увеличился с 75 до 78 теленка, то по некоторых областям произошло его снижение: например, в Ингушетии с 60 до 46, в Северной Осетии - Алании с 63 до 54, Чеченской Республике с 69 до 48, Астраханской области с 65 до 57, Читинской области с 69 до 60, в Чукотском автономном округе со 110 до 61 и т.д. [5].

Основной причиной низкого приплода телят являются послеродовые патологии, на фоне которых у коров развиваются различные функциональные нарушения репродуктивных органов. Основными причинами бесплодия коров являются: неполноценное кормление, отсутствие прогулок, нарушение правил осеменения и проведения родов, а также послеродовые гинекологические болезни.

Большое значение имеет помещение для содержания животных. В 1970-1980 гг. повсеместно началось строительство промышленных животноводческих комплексов. Однако в новых помещениях условия для животных резко ухудшились. Отсутствие подстилки, активного продолжительного моциона, высокая влажность и загазованность помещения без достаточной вентиляции стали причинами возникновения различных факторных болезней. Особенно большой ущерб животноводству наносят массовые болезни новорожденных (колибактериоз, корона- и ротовирусная инфекция и др.), сальмонеллез, некробактериоз, пастереллез, маститы, эндометриты, вагиниты и др.

Столь неэффективное использование имеющихся ресурсов в большой мере сказывается на убыточной и низкорентабельной работе животноводческих комплексов и сельскохозяйственных предприятий в целом.

По расчетам новосибирских ученых-аграрников, для достижения стратегических целей наиболее полного удовлетворения потребностей населения в животноводческой продукции по качественным и экономическим показателям необходимо к 2010 г. обеспечить следующие уровни продуктивности животных: удой коров - 4000 кг, среднесуточный прирост молодняка крупного рогатого скота на откорме - 750 г, свиней всех возрастов - 300 и овец - 100 г [8].

Такие темпы наращивания продуктивности скота могут быть достигнуты путем интенсификации отрасли на основе повышения уровня полноценного кормления, улучшения племенной работы, технологического и технического совершенствования ферм и систем ведения животноводства. Радикальные изменения в животноводстве могут произойти при условии массового внедрения наукоемких технологий, обеспечивающих получение высококачественных кормов. Одним из ключевых звеньев, определяющих уровень продуктивности скота, являются комбикорма. Стратегической задачей является создание отрасли производства защищенных форм витаминов, необходимых животноводству. К 2011 г. обеспеченность грубыми и сочными кормами на 1 условную голову требуется довести до 32 ц кормовых ед., а с учетом концентрированных кормов до 45.

Новосибирские ученые утверждают, что уровень продуктивности животных на 65-70% определяется условиями кормления, на 10-15% - факторами селекции, на 17-20% - факторами организационно-экономического и технологического характера. Такое соотношение воздействия факторов сохранится и в ближайшей перспективе. В дальнейшем, с переходом на полноценное кормление животных, освоением прогрессивных технологий выращивания и эксплуатации возрастет влияние селекционно-генетических факторов до 30-35% при соответственном снижении фактора кормления до 50-55%, организационно-экономических до 10-15%.

Обеспеченность отрасли кадрами

Неэффективная система ветеринарного обслуживания в связи с низкой заработной платой специалистов в сельской местности, отсутствием жилья для молодежи и другие факторы остро ставят проблему обеспечения отрасли специалистами с высшим образованием (табл. 5) [9].

Таблица 5

Обеспеченность и потребность в специалистах массовых профессий в молочном животноводстве Новосибирской области

Специалисты

2006 г. (факт.)

2007 г.

2008 г.

2009 г.

2010 г.

2011 г.

чел.

%

чел.

чел.

чел. (прогноз)

C высшим образованием

             

Главные зоотехники

229

47

470

475

480

490

500

Главные ветврачи

275

53

490

500

520

525

530

Кадры массовых профессий

             

Техники по искусственному осеменению

623

77

775

780

790

810

825

Доярки

8040

99

8030

8010

7910

7820

7800

Телятницы

2631

97

2635

2665

2670

2680

2695

Согласно данным табл. 5, общей тенденцией в сфере животноводства является дефицит главных зоотехников и главных ветеринарных врачей, обеспеченность которыми практически в 2 раза ниже требуемой нормы. В то же время уменьшается потребность в работниках (с низким уровнем образования и квалификации, в частности доярках), которым трудно найти работу в сельской местности, тем более в городе.

Продолжает сокращаться число дипломированных специалистов в расчете на 100 хозяйств. С 2001 по 2006 г. произошло снижение насыщенности хозяйств: главными специалистами на 31%, специалистами агрономической службы на 36%, зоотехнической - 44,5, ветеринарной - 58,4, инженерно-технической - 47, экономической - 40,7, бухгалтерской службы на 30% и т.д. Естественно, что выбывание из сельскохозяйственного производства дипломированных специалистов, особенно зоотехников и ветеринаров, обостряет проблемы увеличения объемов производства продукции животноводства, увеличивает риск возможных заболеваний людей болезнями животных и т.д. Работники ветеринарной службы на местах социально не защищены, а уровень их оплаты далеко не соответствует степени их квалификации, значимости и существенно разнится от аналогичного «городского» показателя.

Отсутствие в животноводстве достаточной численности работающих специалистов не позволяет на высоком профессиональном уровне использовать генетический потенциал животных, современное дорогостоящее оборудование, обеспечивать рациональную организацию ухода и содержания животных. Это обусловлено тем, что в животноводстве в настоящее время работают в основном полупрофессиональные кадры, получившие трудовые умения и навыки на рабочем месте, без овладения основами научных знаний по профессии, а сложившаяся практика подготовки и повышения квалификации кадров животноводов преимущественно на производстве не в состоянии обеспечить эффективного содержания животных. Особенно это касается личных подсобных хозяйств, где наиболее распространен метод «проб и ошибок» содержания животных. В частности, отсутствуют профилактика и лечение заболеваний животных. Естественно, что при каждом ЛПХ или фермерском хозяйстве нет ветеринара, нет их и в отдельных населенных пунктах, так как действовавшая система ветеринарной службы до реформирования экономики исчезла.

Однако квалифицированных кадров не хватает не только в животноводстве, но и в других отраслях сельского хозяйства. Так, за 1990-2007 гг. из сельскохозяйственного оборота изъято 41,3 млн. га, из них 18,7 млн. га зерновых. При этом из-за нехватки техники и людских ресурсов не всегда убирается и то, что посеяно. Так, в 2006 г. в хозяйствах всех категорий посевные площади под зерновыми и зернобобовыми культурами составили 43,4 млн. га, а убрано было с 41,6 млн. га, т.е. 95,9%. Отсутствие возможности уборки посеянных площадей наблюдается повсеместно по всем федеральным округам. В Центральном округе было убрано 90,8% площадей, Северо-Западном - 83,2, Южном - 97,8, Приволжском - 95,9, Уральском - 98,8, Сибирском - 97,4, Дальневосточном - 97,0%.

Максимально использовать имеющиеся трудовые ресурсы в хозяйствах не позволяет физически изношенная техника. Так, в 2006 г. на 1000 га посевов зерновых культур приходилось зерноуборочных комбайнов: в целом по Российской Федерации - 3,7; Краснодарскому краю - 3,8; Ставропольскому краю - 2,7. Между тем по нормативам на 1000 га посевов в зависимости от зоны земледелия требуется от 5,5 до 12 ед. техники, например, для Центрального округа - от 8,8 до 10,5, для Южного округа от 5,5 до 6,5 [7].

Рост производства продукции животноводства зависит, как отмечалось выше, от рационального, сбалансированного кормления, качество которого определяется долей зерновых, особенно важных для птицеводства и свиноводства.

Условием достижения продовольственной безопасности на национальном уровне является создание значительных переходящих запасов продовольствия, особенно зерна. По определению ФАО, критический уровень таких запасов предполагает 20% среднегодового потребления. В ряде стран с учетом их специфики, разрабатываются свои критерии определения уровня запасов. Так, в США в результате экономического анализа и построения соответствующей экономической модели был определен 40-процентный уровень среднегодового потребления [9].

Рассмотрим, существуют ли запасы зерна в России и каковы размеры их среднегодового потребления? По данным Г. Кулика , бывшего министра сельского хозяйства РФ [10], в 2006 г. валовой сбор зерна составил 78,5 млн. т, импорт - 2,3 млн. т, итого ресурсы по зерну составили 80,8 млн. т. Потреблено зерна сельскохозяйственными предприятиями и населением - 21,9 млн. т, отложено на семена - 10,5 млн. т, использовано на корм скоту и птице - 11,4 млн. т, переработано на муку, крупу, комбикорма -46,3 млн. т, экспортировано - 11,2 млн. т, потери составили - 1,0 млн. т. Таким образом, итоговые расходы - 80,4 млн. т, остаток - 0,4 млн. т, при этом остаток к собственным ресурсам составил - (-) 1,9 млн. т [11]. Иными словами, запасов зерна в России практически нет.

Наряду с дефицитом сельскохозяйственной техники, результатом которого является не полностью собираемый урожай, сокращением объемов работ по химизации зерновой отрасли, узким местом зернового хозяйства являются пункты приема, очистки и сушки зерна. Если зерно вовремя не обработано и не просушено, то оно остается гнить на току. По экспертной оценке, потери зерна в среднем в России составляют 17%, что по сравнению с дореформенным периодом больше в 2-3 раза. В отдельных регионах при неблагоприятных погодных условиях хозяйства теряют по 25-40% собранного урожая, причем до 74% потерь приходится на послеуборочный период (переработку и хранение). На каждую тысячу тонн зерна эти потери составляют более 1 млн. руб. В то же время средний мировой показатель потерь зерна составляет около 5%. Для обновления послеуборочной техники необходима государственная программа. Заметим, что в 1980-х годах производилось ежегодно до 5 тыс. зерносушилок. Сейчас с учетом всей импортной и отечественной продукции в России появляется 150-200 сушилок в год [12]. Действующая экономическая система, направленная на получение максимальной прибыли отдельными частными и ведомственными структурами, на практике не учитывает народнохозяйственных интересов, не объединяет производителей, посредников и поставщиков зерна. В результате, на практике в 2008 г., при небывалом урожае зерна оказалось, что его негде хранить, государственные структуры пребывали в растерянности, производители были удручены низкими закупочными ценами, а потребители возмущены постоянным ростом цен на хлеб и хлебобулочные изделия. Животноводческие комплексы не выдерживают постоянного роста цен на комбикорма.

Отсутствие оборудованных пунктов приемки, обработки и хранения зерна не позволяют проводить в полном объеме государственные закупки зерна - интервенции, хотя деньги на эти цели и выделяются, что в свою очередь не позволяет государству контролировать и поддерживать на рынке уровень цен, выгодный для производителей зерна.

В настоящее время потребность сельскохозяйственных предприятий в специалистах с высшим специальным образованием оценивается в 77,6 тыс., в том числе для замещения должностей руководителей организаций - 8,6; главных агрономов -9,7; главных зоотехников - 10,1; главных ветврачей - 10,4; главных инженеров -13,8; главных экономистов - 6,2; главных бухгалтеров - 13,2 тыс.

При этом система высшего аграрного образования включает в себя 59 вузов (23 университета, 35 академий, институт), из них в Северо-Западном федеральном округе - 4 вуза, Центральном - 18, Южном - 9, Приволжском - 13, Уральском - 5, Сибирском - 7, Дальневосточном - 3 вуза. В вузах обучаются 437 тыс. студентов, в том числе 244 тыс. - на очном отделении, 9 тыс. аспирантов и докторантов. Прием в 2006 г. составил более 98 тыс. чел., из них на очное обучение - 55 тыс., в том числе за счет средств федерального бюджета 46 тыс., или 47% от общего приема. Подготовка кадров с высшим профессиональным образованием осуществляется по 104-м специальностям. Более 86% общего числа студентов обучается по специальностям сельскохозяйственного профиля, остальные по специальностям, необходимым для развития сельских территорий, инфраструктуры и т. д.

На первый взгляд проблемы с кадрами с высшим образованием в сельской местности не существует. Практически за год можно заполнить все вакантные места в сельскохозяйственных предприятиях при условии направления выпускников аграрных вузов в село. Однако на практике лишь часть из них приступает к работе в сельскохозяйственных организациях. По официальным данным, непосредственно в сельскохозяйственное производство идут работать около 33% общего числа выпускников вузов, подготовленных за счет средств федерального бюджета по очной форме обучения. По другим данным, принято на работу из числа обучавшихся за счет федерального бюджета в 2006 г. - 21%, в 2007 г. - 23,7%. Остались работать на селе из числа обучавшихся за счет федерального бюджета в 2006 г. -18,1%, в 2007 г. - 18,4%. По опубликованным данным, лишь от 2 до 18% (по разным специальностям) выпускников аграрных вузов и техникумов начинают работать и остаются в селе.

Состояние сельской инфраструктуры

Среда обитания в сельской местности по сравнению с городской крайне слабо обустроена: в ней отсутствует необходимая социальная, инженерная и производственная инфраструктура, что является одной из серьезнейших современных социальных проблем. Примерно 10% общего количества сельских поселений считается комплексно обустроенными, в них созданы необходимые (по сельским стандартам) условия для труда и быта населения. Однако в большинстве сельских поселений отсутствуют элементарные условия жизнеобеспечения.

Наличие благоустроенного жилья, детских яслей - садов, общеобразовательной школы выступает решающим мотивирующим фактором выбора сельского образа жизни семьями, особенно молодыми, имеющими детей, что особенно важно для сельского хозяйства, испытывающего острую потребность в квалифицированных кадрах.

Особого внимания требует решение проблемы сельских школ. Как известно, в настоящее время повсеместно происходит процесс реструктуризации сельской школы в направлении ее укрупнения, создания образовательных комплексов и организации их транспортного обслуживания. Данный процесс объясняется тем, что сельская школа не обеспечивает уровня высококачественного образования. Безусловно, в этом отношении малокомплектным сельским школам труднее, но современные достижения (дистанционное образование, Интернет и др.) в значительной мере могут упростить решение данной проблемы.

Проблема сельских школ - не просто проблема образования, это также межведомственная проблема. Так, в современных условиях рассредоточенность сел вызвала к жизни реализацию национального проекта «Школьные автобусы», позволяющего возить детей в школы, находящиеся от сел за многие километры. По данным Счетной палаты, возят детей в регионах Адыгеи за 20 км., в Карелии от 2 до 55 км., в Татарстане в среднем - за 10 км. Огромные расстояния предъявляют необходимые требования к надежности транспортных средств и их проверке, кадрам квалифицированных водителей, достойной оплате их труда.

Обеспеченность в расчете на 100 чел. сельского населения учреждениями социальной сферы (дошкольные учреждения и уровень охвата ими детей, общеобразовательные школы и охват ими учащихся, занимающихся в первую смену, учреждения здравоохранения, культуры, быта и др.) в среднем в 2-3 раза ниже, чем городского. Еще больше различия в уровне инженерного оборудования зданий и благоустройстве территорий сельских поселений. Острота социальных проблем сельских поселений особенно очевидна на примере учреждений народного образования. Из числа проживающего на селе населения имеют высшее образование 5,5%, среднее профессиональное - 19,8, не имеют общего 5,8, в то время как в городе соответственно 13,8; 31,7; 1,6 [13]. Эти данные свидетельствуют о необходимости существенного повышения уровня образования сельского населения, совершенствования сети образовательных учреждений в сельской местности.

Учреждения здравоохранения (поликлиники, амбулатории, диспансеры, врачебные здравпункты, больницы), оказывающие амбулаторно-поликлиническую помощь сельскому населению, требуют коренной модернизации. Каждое восьмое здание амбулатории находится в аварийном состоянии, каждое четвертое нуждается в капитальном ремонте. Количество учреждений культуры в сельской местности (клубы, дворцы и Дома культуры, дома творческих работников - учителя, агронома, молодежи, технического творчества) сократилось с 1990 г. почти на 20 тыс., библиотек - почти на 3 тыс.

Проблема кадрового обеспечения сегодня обострилась не только в аграрном секторе. Нехватка участковых врачей на селе составляет почти 50%, в каждой шестой сельской амбулатории, а в каждой тринадцатой участковой больнице вообще нет врачей. Подобная ситуация сложилась и в сельских школах, учреждениях культуры, сфере услуг.

В результате социологического обследования студентов государственного аграрного университета Башкортостана на вопрос «При каких условиях поехал бы работать на село?», 74,3% ответили «достойная заработная плата», 30,4% - «предоставление жилья». При различиях в ответах размер заработной платы, указанный опрашиваемыми, однако, превышал в 5-6 раз заработную плату, которую они могут получать на рабочем месте в конкретном сельскохозяйственном предприятии. Из тех, кто готов поехать в село при условии обеспечения им достойной заработной платы, лишь 7,6%, не собираются этого делать - 88,5%, не определились окончательно 3,8%. Респонденты - кто условием своего возвращения в село видит предоставление жилья - практически все готовы реально там работать [14].

Уровень образования руководящих кадров

Субъективным фактором, оказывающим влияние на низкий процент желающих работать в сельской местности, является квалификационно-возрастная структура руководящих кадров.

В АПК России функционирует около 26 тыс. организаций, в которых работает более 420 тыс. руководителей и специалистов, среди них 34% имеют высшее образование, 52 - среднее профессиональное, 14 - не имеют профессионального образования. При высоком уровне безработицы в сельском хозяйстве и сокращении объемов производства продукции более 42,0 тыс. чел. с высшим образованием [13] заняты в хозяйствах в качестве рабочих.

В условиях рыночных отношений руководители - люди, как правило, зрелого возраста - не спешат создавать условия для продвижения молодых способных кадров, поскольку для них это потенциально означает уступить место молодым, пополнить ряды безработных или пенсионеров, ухудшить свой материальный уровень.

Главное различие между высоко- и низкооплачиваемыми рабочими местами обусловлено уровнем образования и квалификации. Образованные работники имеют больше шансов устроиться на работу вне сельскохозяйственного производства или мигрировать. Именно молодые, высокообразованные и квалифицированные работники чаще всего покидают сельские районы с целью найти лучшие источники дохода в городах или за границей. Отток квалифицированных работников из сельского хозяйства в определенной степени компенсируется временным притоком рабочей силы, связанным с сезонностью производства и невозможностью для неквалифицированных работников получить более высокооплачиваемую работу, что «подпитывает» сохраняющиеся на селе бедность и неравенство.

Отдача от образования станет значительно выше при условии динамичного развития экономики, прогресса в технологии и условиях труда, предполагающих необходимость принятия ответственных решений. Например, в период «зеленой революции» в Индии отдача от образования была существенно выше в регионах, где шире распространялось выращивание новых культур. На Тайване (Китай) уровень образования имел гораздо большее значение в регионах, где сельское хозяйство сильнее зависело от нестабильных погодных условий. По сходным причинам отдача от образования весьма высока в быстрорастущих экономиках.

Политика в сфере образования сельской молодежи

В отношении трудовых ресурсов села должна быть выработана эффективная государственная политика обеспечения высококвалифицированными кадрами. При этом повышение образовательного уровня сельской молодежи имеет несколько аспектов.

Государственный аспект. Без квалифицированных кадров не может быть современного, основанного на инновационных технологиях сельского хозяйства. Следовательно, не может быть решена продовольственная проблема - рост производства в стране мяса, молока, хлебных и других продуктов на душу населения.

Министерство сельского хозяйства РФ не в состоянии решить все накопленные за десятилетия проблемы сельского хозяйства по кадровому обеспечению села. Последнее предполагает решение многих задач по улучшению качества жизни сельского населения: повсеместное строительство дорог, жилья; электрификацию, газификацию, телефонизацию; повышение уровня образования, здравоохранения, социальной культуры села - все это задачи не одного министерства, а в целом государственных структур.

«Государственные расходы на сельское хозяйство нередко были смещены в сторону субсидирования частных потребностей (удобрений, кредита) и осуществления социальных регрессивных выплат. Эти виды государственной помощи значительно менее продуктивны, чем инвестиции в кардинальные общественные инфраструктуры, такие как сельскохозяйственные исследования, развитие сельской инфраструктуры, образование и здравоохранение» [1].

Отраслевой аспект. Минсельхоз России совместно с другими ведомствами готовит для села кадры, создавая сеть общеобразовательных школ с земельными наделами, профтехучилищ, по системе госзаказа направляя на учебу и обязывая отработать в той сельской местности, где это необходимо.

Здесь большой комплекс проблем. Проявилась тенденция сокращения числа учащихся дневной формы обучения за счет средств государственного бюджета. Это означает, что усиливается конкуренция при поступлении на бюджетные места в вузы между сельскими и городскими абитуриентами.

Для сельской молодежи, подготовленной в сельских школах, в которых не хватает педагогов по ряду предметов, получить высшее образование наиболее вероятно за счет коммерческих мест в аграрных вузах. Однако стоимость этого образования составляет ежемесячно 80-90% заработка главы семьи. Кроме того, отдача от обучающихся на коммерческой основе при работе в сельской местности себя не окупает, т. е. село при существующей системе получения высшего образования попадает в замкнутый круг.

В этом отношении интересен опыт Мексики. Так как получить высшее образование, которое является особенно труднодостижимым и дорогостоящим для сельской молодежи, мексиканская программа «jovenes con Oportunidades» предлагает молодым людям иметь сберегательный счет, на котором в период 9-12 лет обучения накапливаются баллы. Этими деньгами можно воспользоваться по завершении 12-го года для продолжения образования, открытия собственного бизнеса, улучшения жилищных условий или оплаты медицинской страховки. Таким образом, программа стимулирует молодежь к завершению среднего образования и облегчает доступ к высшему образованию [1].

Современное отечественное сельское хозяйство значительно отличается от сельского хозяйства советского периода 1990-х годов. На фоне общего сокращения объема производства сельскохозяйственной продукции резко возросли показатели ЛПХ. При этом производительность труда в ЛПХ ниже, чем в крупных современных сельскохозяйственных предприятиях. Это объясняется как объективными факторами - небольшими площадями, низкой механизацией работ, так и недостаточной подготовленностью кадров, их оторванностью от современных технологий и научных знаний.

Представляется необходимым создание на селе сети общеобразовательных школ с земельными наделами. На этой пришкольной земле дети и подростки научатся работать, самостоятельно принимая решения и получая навыки применения современных методов рационального ведения хозяйства.

Общеобразовательные школы с земельными наделами должны быть взяты под опеку аграрными высшими учебными заведениями.

Одна из проблем - подготовка кадров экономического профиля. В настоящее время сложилась неудовлетворительная ситуация с обеспечением сельскохозяйственных предприятий и организации экономистами. В целом по отрасли лишь 86,4% должностей экономических служб укомплектованы специалистами соответствующего профиля, среди них только две трети с высшим образованием. Для укомплектования вакансий только в сельхозпредприятиях требуется более 10 тыс. специалистов экономического профиля с высшим образованием. Крайне недостаточную экономическую подготовку имеют руководители хозяйств (64,3%) и особенно руководители среднего звена. Слабой является и управленческая подготовка, только 3,3% закончили вузы по этой специальности. Между тем в развитых странах 85-90% руководителей предприятий имеют, как правило, дополнительно к базовому экономическое образование.

Минэкономразвития России не учитывает того, что вузы сосредоточены в основном в Москве и нескольких крупных городах, и поступить в них на учебу выпускникам школ из сельской глубинки крайне сложно. Следовательно, большую часть составят горожане, которые вряд ли после окончания вуза поедут работать на село. В аграрных вузах сегодня имеются не только высококвалифицированные преподавательские кадры и опытные специалисты учебных хозяйств, хорошо знающие специфику данной отрасли, но и сложились прочные деловые связи с ведущими сельхозпредприятиями, вертикально-интегрированными холдингами, научными аграрными учреждениями, что обеспечивает высокий уровень обучения студентов.

По-прежнему практически не произошло позитивных изменений в подготовке квалифицированных кадров массовых профессий на базе расширения сети учреждений начального профессионального образования. Предложения о приближении профессиональных училищ к местам проживания сельской молодежи и о создании филиалов, учебно-консультационных пунктов училищ на базе крупных сельскохозяйственных предприятий, сельских средних школ не получили достаточной поддержки.

В этом плане можно заимствовать опыт других стран, в частности, Бразилии.

Наиболее эффективными по отклику на запросы рынка труда оказались программы, предусматривающие участие частного сектора в управлении училищами (бразильская СЕНАР) [1].

СЕНАР управляется Ассоциацией сельскохозяйственных работодателей, а в ее совет входят члены сельскохозяйственных кооперативов. Один из самых удачных элементов программы - интеграция профессионального обучения и социального роста внутри самой организации. Процесс обучения привязан здесь к условиям проживания и сельскохозяйственному труду, причем сельские женщины пользуются преимущественным правом социального продвижения, включая участие в программах защиты от ядовитых веществ, применяемых в сельском хозяйстве.

«Для проведения в жизнь программы использования сельского хозяйства в целях развития настоятельно необходимо укреплять потенциал государства в таких новых для него областях, как межотраслевая координация и партнерские соглашения с частным сектором. В большинстве стран требуется глубокое реформирование министерств сельского хозяйства, чтобы точнее определить их роль и место и разработать новые направления их деятельности» [1].

Следует отметить, что в последние годы изменилось отношение властей к развитию аграрной сферы. В 2002 г. утверждена правительственная федеральная целевая программа «Социальное развитие села до 2010 года», в 2006 г. действовал национальный проект «Развитие АПК», который в дальнейшем перерос в «Государственную программу развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции и продовольствия на 2008-2012 годы». Средства на эти программы предусмотрены как из федерального бюджета, так и из региональных источников. До 2012 г. крестьяне должны дополнительно получить субсидии в размере 102 млрд. руб. При этом отказ руководящих структур выполнять требования ВТО, которые Россия соглашалась взять в одностороннем порядке, может увеличить поддержку отечественного сельского хозяйства в отношении как производства продукции, так и повышения уровня образования сельской молодежи и ее трудоустройства в сельской местности.


Литература

  1. Доклад о мировом развитии-2008. Сельское хозяйство на службе развития. Всемирный банк. Вашингтон, округ Колумбия. М.: Весь Мир, 2008.
  2. Российский статистический ежегодник. М: Росстат, 2007.
  3. Россия в цифрах. М: Росстат, 2008.
  4. Газета «Российская Земля», 2008, № 12.
  5. Состояние социально-трудовой сферы села и предложения по ее регулированию. Ежегодный доклад по основам мониторинга 2006, 2007гг. М.: ВНИЭСХ, 2008.
  6. «Российская Земля», 2008, № 24.
  7. Министерство сельского хозяйства РФ. Агропромышленный комплекс России в 2006 году. М.: 2007.
  8. Состояние и меры по развитию агропромышленного комплекса и рыболовства Российской Федерации. М.: МСХ РФ, ВНИЭСХ,2007.
  9. Реализация приоритетного национального проекта «развитие АПК», Новосибирск, 2007.
  10. Кулик Г. Все начинается с зерна. Газ. «Крестьянские ведомости». Март 2008, № 10.
  11. Нормативы потребности АПК в технике для растениеводства и животноводства М.: МСХРФ, ФГНУ « Росинформагротех», 2003.
  12. Огарков А. Социальные проблемы крестьянства и их решение //Международный сельскохозяйственный журнал, 2005, № 5.
  13. Казакбаев Р. Проблемы молодежного и кадрового обеспечения села // Международный сельскохозяйственный журнал, 2005, № 3.
  14. Стрельцов В. О кадровой ситуации в сельском хозяйстве России // Международный сельскохозяйственный журнал, 2005, № 6.
 

Популярные книги и учебники