Экономика » Анализ » Микроуровень процессов экономической координации

Микроуровень процессов экономической координации

С. И. Паринов


В экономической науке отсутствуют представления о действующих в экономике процессах координации как о единой системе.

В научной литературе координация представляется набором качественно различных сущностей: с одной стороны, это «невидимая рука» А. Смита, стихийный процесс или возникновение спонтанного порядка по Ф. Хайеку (Хайек, 2006), с другой — это «видимая рука менеджера» А. Чендлера (Chandler, 1977), а также процессы взаимного согласования и стандартизации по X. Минтцбергу (Mintzberg, 1980). Исследователи указывают на необходимость выработать проверяемые гипотезы относительно общих черт процессов координации (Crowston et al., 2007), а также на отсутствие общей методологии в исследовании координации (Malone, Crowston, 1994; Власова, Молокова, 2019). Из этого вытекает очевидный исследовательский вопрос: существуют ли общие методологические основания для описания разнокачественных процессов социально-экономической координации?

Научную актуальность этому вопросу придает перспектива построения единой фундаментальной модели социально-экономической координации, которая могла бы, например, повысить точность и реалистичность экономических моделей. Практическая актуальность определяется процессами цифровизации социально-экономической деятельности человека. Расширение и углубление цифровизации требуют более точных научных знаний о природе координирующей деятельности человека. Эти знания необходимы для определения требований и подходов к цифровой трансформации действующих в экономике способов координации (Паринов, 2022с).

В научной литературе представлены исследования, которые отвечают на близкие вопросы и предлагают в некотором смысле системное описание процессов координации. Т. Малоне и У. Кроустон предложили «теорию координации», которая, правда, ограничена рамками иерархических организаций (Malone, Crowston, 1994). Р. Адлер предложил три идеально-типичные формы организации и соответствующие им механизмы координации:

  1. рынок, цены;
  2. иерархия, власть;
  3. сообщество, доверие (Adler, 2001).

Е. Устюжанина (2022) выделяет семь «чистых» способов координации:

  1. бессознательный (рутинное поведение);
  2. нормативный (стандартизация);
  3. ценовой (ориентация на выгоды—издержки);
  4. ролевой (спектакли, основанные на общих ментальных моделях);
  5. административный (иерархия или прямое (непосредственное) подчинение);
  6. совещательный (взаимное согласование);
  7. отслеживающий (стигмергия).

Перечисленные выше подходы к системному описанию координации имеют общий недостаток: отсутствует явная связь с характеристиками процессов обмена информацией между агентами, от которых напрямую зависят возможности агентов координировать свою деятельность.

В предлагаемом исследовании на основе ранее полученных результатов (Паринов, 2021, 2022а, 2022b, 2022с) предложен подход, позволяющий описать процессы координации в экономике на микроуровне. Данный подход основан на гипотезе, что люди в процессе обмена информацией друг с другом (коммуникаций) используют способности учитывать деятельность других людей. Благодаря этим способностям люди могут учитывать деятельность друг друга в следующих формах:

  • договариваться с другими людьми действовать согласованно и поддерживать эти договоренности во времени;
  • принимать решение о своей деятельности на основе наблюдений за деятельностью других людей;
  • действовать на основе общих для всех правил поведения.

Данные способности реализуются людьми и, в частности, экономическими агентами в виде некоторой специфической активности, которая применительно к особенностям видов социально-экономической деятельности образует различные способы координации их совместной деятельности. Из этого вытекает, что хорошо известные способы экономической координации — рынок, иерархическое управление или иерархия, а также сеть (Adler, 2001; Powell, 1991; Provan, Kenis, 2008; Weigand et al., 2003) — являются производными от форм, в которых экономические агенты учитывают деятельность друг друга.

Для уточнения общего контекста данного исследования рассмотрим примеры некоторых способов координации.

Пример 1. Координация между членами семьи по поводу их совместной экономической деятельности, между членами бригады рабочих или, в общем случае, членами малой группы, преследующими экономические цели. Данная координация возникает как результат достижения и поддержания договоренностей «кто делает, что и в какой последовательности» в процессе прямого обмена информацией между всеми участниками совместной деятельности. Главная особенность этого способа: участники находятся в процессе прямых коммуникаций друг с другом, позволяющих им поддерживать постоянное обсуждение совместной деятельности в ответ на динамические изменения ее условий, уточняя и корректируя свои исходные договоренности по поводу участия каждого в ней.

В литературе данный способ часто называют сетевой координацией (Powell, 1991), сетевым управлением (Provan, Kenis, 2008) или взаимным согласованием (Weigand et al., 2003; Устюжанина, 2022). В частности, Адлер (Adler, 2001) отмечает, что этот способ возникает в сообществах и основывается на доверии. В данном случае он определяет его как «субъективную вероятность, с которой субъект оценивает, что другой субъект или группа субъектов выполнит конкретное действие». В. Полтерович (2018) указывает, что этот способ координации представляет собой сотрудничество, основанное на согласованном принятии решений.

Пример 2. Агенты-исполнители делегируют агентам-руководителям право принимать решение о содержании их деятельности. Координация возникает, когда руководитель с помощью прямого обмена информацией с исполнителями обеспечивает согласование деятельности всех исполнителей между собой, возможно, выполняя при этом команды других руководителей, выше по иерархии. В данном случае, как и в примере 1, присутствует процесс достижения договоренности между исполнителем и руководителем по поводу служебных обязанностей, размера вознаграждения и т. и., но, в отличие от примера 1, прямые коммуникации ограничены рамками «исполнитель — руководитель», а не «все со всеми».

Эта форма называется в литературе иерархической, или административной формой координации (Malone, Crowston, 1994; Weigand et al., 2003; Власова, Молокова, 2019). Кроме этого, Адлер (Adler, 2001) и Полтерович (2018) определяют эту форму координации как «власть», которая, по мнению Полтеровича, основана на подчинении путем принуждения.

Следующий пример иллюстрирует координацию, возникающую между агентами, не имеющими или не использующими возможности для прямого обмена информацией между собой. Агенты могут использовать для координации косвенные коммуникации, возникающие в результате их наблюдений за деятельностью друг друга в общей среде жизнедеятельности. Агенты оставляют в общей среде следы своей деятельности, в том числе специально подготовленные метки, которые могут содержать достаточно подробную информацию, необходимую другим агентам для выбора содержания их деятельности (Heylighen, 2016). Например, размещенная участниками рынка информация об их предложении или спросе на товары, а также информация о ценах на товары будут такими метками. Анализируя подобную информацию, агенты принимают решение о своей собственной деятельности и, таким образом, в определенной степени учитывают, что делают другие агенты. Данная форма координации получила в литературе название «стигмергия» (Elliott, 2006, 2016; Marsh, Onof, 2008; Heylighen, 2016).

Пример 3. Рыночная координация, при которой участники рынка удовлетворяют свой спрос и предложение в результате согласования цен и обмена товарами, является примером координации, часть которой реализуется при косвенных коммуникациях. Как отмечено в: Heylighen, 2016, «самым известным примером стигмергической самоорганизации является «невидимая рука» рынка: действия по покупке и продаже оставляют след, влияя на цену товаров, по которым осуществляется сделка. Эта цена, в свою очередь, стимулирует дальнейшие сделки». Полтерович (2018) отмечает, что для рыночной формы координирующую роль выполняет конкуренция, которая представляет собой соперничество агентов в их борьбе за приоритетные позиции.

Агенты могут действовать согласованно и при отсутствии коммуникаций. В этих случаях они используют правила поведения и нормы, явные или неявные, существующие как культурные и поведенческие общепринятые установки.

Пример 4. Правила использования общественных благ1 (public goods), которые позволяют людям даже при отсутствии прямых или косвенных коммуникаций между собой потреблять общественные блага с учетом интересов друг друга. К этому способу координации, в частности, относится нормативная координация, включающая стандартизацию (Устюжанина, 2022).

Описание других способов координации для социально-экономической деятельности можно найти в: Weigand и др., 2003; Власова, Молокова, 2019; Дементьев и др., 2017; Устюжанина, 2022, а для сложных систем в: Ходаков и др., 2014.

В данном исследовании предполагается, что перечисленные выше способы координации, а возможно, и многие другие способы, созданные людьми для координации различных видов социально-экономической деятельности, основываются на трех базовых формах координации:

  1. договорная форма, использующая способности людей договариваться и поддерживать это состояние во времени в процессе прямых коммуникаций друг с другом;
  2. стигмергия, которая обеспечивает координацию при косвенных коммуникациях;
  3. общие правила, которые позволяют согласовывать деятельность людей при отсутствии коммуникаций.

Данный подход в виде определения базовых форм координации, по сравнению с перечисленными выше примерами системных описаний координации других авторов, имеет более строгую методологическую базу, так как содержание трех предложенных базовых форм координации логически вытекает из объективных факторов — возможности для коммуникаций между экономическими агентами. Для анализа практической применимости предложенного подхода построены описания наиболее известных по литературе способов экономической координации — «сетевой», «иерархический» и «рыночный» (примеры приведены выше) — в виде комбинаций трех базовых форм. Полученные таким образом представления достаточно хорошо описанных в литературе способов координации предлагается рассматривать как описание процессов координации на микроуровне. Такой подход позволяет органично соединить микроуровневые описания процессов координации с существующими в экономической науке представлениями о способах координации.

Для построения реалистичных микроуровневых представлений известных способов экономической координации нужно учесть, что экономическая деятельность человека, по сравнению с ее неэкономическими видами, определяется особой мотивацией и имеет достаточно сложную природу. Например, координация экономической деятельности предполагает координацию совместного производства благ (производственной деятельности), а также координацию их совместного распределения, обмена и потребления. На микроуровне процессы экономической координации представляют собой сложный гибрид трех базовых форм, что в некоторой степени соответствует выводам исследователей гибридных организаций в экономике (Menard, 2004). Получен вывод, что система процессов экономической координации в целом состоит из одного основного процесса и двух уровней дополнительных процессов.

Микроуровневое описание процессов позволяет получить более детальные представления об экономической координации. Данный подход создает единую методологическую базу для анализа разнокачественных способов координации, а полученные на его основе результаты позволяют исследовать направления совершенствования процессов координации в экономике.

Базовые формы и способы координации

Исходное предположение данного исследования: человек от природы обладает способностями учитывать деятельность других людей.

  1. В процессе прямых коммуникаций друг с другом люди умеют договариваться, кто что делает и в какой последовательности (Weigand et al., 2003), а также поддерживать во времени это состояние скоординированности действий, адаптируя свои договоренности к изменениям ситуации. Так координируют деятельность члены семьи и участники других малых групп. Таким же образом в иерархических организациях договариваются исполнители и руководители.
  2. В процессе косвенных коммуникаций люди используют стигмергию (Heylighen, 2016; Crowston et al., 2017), которая означает способность человека наблюдать за деятельностью других людей щ или следами их деятельности в общей среде жизнедеятельности, анализировать эту информацию и принимать решение о содержании собственной деятельности. Таким образом координируют деятельность участники рынка в экономике, авторы научных публикаций, участники пешеходного и автомобильного движения и т. и.
  3. При отсутствии всяких коммуникаций люди могут следовать общим правилам, что позволяет им действовать согласованно. Так члены общества, следуя культурным нормам и/или законодательству страны, координируют свою общественную деятельность. Таким же образом водители автомобилей, соблюдая ПДД, координируют свою деятельность в отсутствие видимости других участников движения и т. и. К примерам использования общих правил относятся все способы экономической координации, которые предполагают стандартизацию (Устюжанина, 2022).

Форма проявления способностей человека учитывать деятельность других людей различается в зависимости от возможностей обмена информацией. При этом возможности для коммуникаций могут изменяться в широком диапазоне. Для упрощения будем рассматривать следующие основные случаи обмена информацией:

  • прямые коммуникации, обеспечивающие прямой обмен информацией типа «все со всеми»;
  • опосредованные коммуникации, при которых прямой обмен информацией невозможен, но возможен косвенный через общую среду;
  • отсутствие как прямых, так и косвенных коммуникаций.

Определим базовые формы социально-экономической координации как специфическую активность людей, с помощью которой они учитывают деятельность друг друга в зависимости от перечисленных выше возможностей для коммуникаций. Три выделенных типа возможностей для коммуникаций определяют для социально-экономических агентов следующие три базовые формы координации.

  1. Договорная форма, которая возможна, если экономические агенты имеют средства для прямых коммуникаций типа «все со всеми». Эта форма проявляется как взаимное согласование агентами их совместной деятельности при условии, что все участники самостоятельно принимают решение о содержании своей деятельности.
  2. Стигмергия, если между агентами возможны только косвенные коммуникации. Данная форма означает самостоятельное принятие агентами решений о содержании своей деятельности на основе наблюдения за деятельностью друг друга.
  3. Общие правила, если между агентами отсутствуют любые коммуникации. Эта форма предполагает действия агентов в соответствии с ранее установленными правилами.

Стремление людей получить максимальную выгоду от их совместной деятельности, известное в теории рационального выбора как максимизирующее поведение2 агентов, мотивирует их к поиску комбинаций базовых форм координации, которые, при прочих равных условиях, позволяют получить от их деятельности более высокую выгоду или осуществлять координацию с меньшими затратами. Найденные агентами методом проб и ошибок удачные комбинации базовых форм координации, которые дают агентам наибольшую выгоду от их деятельности и поэтому используются на постоянной основе, будем называть способами координации. Созданные таким образом способы координации различаются для разных видов деятельности, так как они приспособлены к особенностям соответствующих видов социально-экономической деятельности. Выше были приведены примеры некоторых способов координации.

Описание способов координации в виде комбинаций трех базовых форм, например, для используемых в экономике рыночной координации, координации иерархических организаций и т. и., позволяет анализировать функционирование соответствующих процессов координации на микроуровне. Описание на микроуровне разнокачественных процессов координации дает возможность анализировать их с единых методологических позиций. Данный подход позволяет ставить и решать большое количество новых исследовательских задач, часть из которых рассматривается ниже.

В рамках данного подхода социально-экономическая координация в самом общем виде может быть представлена как двухуровневая методологическая конструкция. Нижний уровень этой конструкции, или микромир координации, составляют фундаментальные процессы координации, основанные на способностях человека учитывать деятельность других людей. Верхний уровень этой конструкции, макромир координации, образует множество созданных людьми способов координации, которые приспособлены к особенностям разных видов деятельности. Для определенных видов деятельности, в которых участвует большая часть членов общества (например, экономическая деятельность), агенты создают институциональные структуры для стандартизации правил использования способов координации. Этим достигается некоторое снижение расходов на нее, а также создаются условия для постоянного единообразного использования способов координации. Такие институционально оформленные ее способы, на наш взгляд, можно отнести к механизмам координации.

Микроуровень сетевого способа координации

В примере 1 выше отмечалось, что сетевой способ координации основывается на достижении и поддержании договоренностей между участниками совместной деятельности. Таким образом, в основе этого способа лежит базовая договорная форма координации. Как уже отмечалось, на использование агентами базовых форм оказывает влияние их максимизирующее поведение. В частности, агенты заинтересованы в снижении затрат времени на поддержание договоренностей, так как это позволяет им тратить больше времени на основную деятельность и повышать таким образом выгоду от нее.

Сетевой способ координации, используемый в семьях, бригадах и других малых группах, дополнительно к договорной координации может также использовать координацию на основе общих правил и/или стигмергии. Это возможно в определенных ситуациях или на отрезках времени, когда условия для совместной деятельности стабильны. В таких ситуациях участники договорного процесса координации могут экономить время, усилия на коммуникации и использовать заранее установленные правила поведения (например, следовать установленным обязанностям) или сигнальную систему (например, оставлять сообщения в общей среде). Замена на некоторое время договорной формы на стигмергию и, или общие правила в таких случаях не нарушает поддержание координации, но позволяет снизить затраты времени, сил и повысить таким образом выгоду от совместной деятельности.

Свойства сетевого способа координации определяются свойствами базовой договорной формы координации, так как она является основой. Однако в реальной социально-экономической деятельности сетевая координация может включать использование стигмергии и общих правил, поскольку это позволяет агентам снизить затраты на координацию.

Микроуровень иерархического способа координации

Для создания иерархической координации отдельные участники (исполнители) делегируют другим участникам (руководителям) права принимать решение о содержании их деятельности. Таким образом исполнители принимают обязательство в рамках выполнения их деятельности исполнять команды руководителя. Обычно для иерархической координации используется прямой обмен информацией руководителя с исполнителями. Руководитель, исходно договорившись с исполнителями о содержании их трудовых обязанностей и размере вознаграждения, посылает им команды, которые предусматривают согласование деятельности всех исполнителей между собой. При этом руководитель может выполнять команды других руководителей выше по иерархии.

В иерархической координации присутствует процесс взаимного согласования, который сочетается с ограничением прав части участников самостоятельно принимать решение о содержании своей деятельности. В общем случае передача прав от исполнителей к руководителям может быть полной или частичной, что позволяет объяснить существующие варианты иерархического способа координации, отличающиеся строгостью подчинения и степенью взаимного согласования.

Иерархическая координация основана на базовой договорной форме, которая модифицирована ограничением некоторых прав исполнителей и реализуется на основе множества парных коммуникаций типа «руководитель — исполнитель». Координация на базе парных прямых коммуникаций «руководитель—исполнитель» будет заведомо менее полной по сравнению со случаем прямых коммуникаций «все со всеми». Полнота координации в данном случае означает степень учета намерений и возможностей агентов в процессе их совместного определения содержания коллективной деятельности. Чем больше полнота координации, тем выше вероятность получить максимальную выгоду от совместной деятельности из-за лучших возможностей агентов для самореализации (Паринов, 2022а. С. 20).

В иерархическом способе координации ограничено или отсутствует «горизонтальное» согласование деятельности, которое позволяло бы исполнителям учесть свои намерения и возможности напрямую без посредничества руководителя. Однако коммуникации «исполнитель—руководитель», создающие иерархическую координацию, позволяют согласовывать деятельность для гораздо большего количества участников, чем в сетевом способе, основанном на «чистой» договорной форме координации (Паринов, 2022а. С. 5). Таким образом, иерархическая координация, если она применяется для видов деятельности, в которых развитие специализации и разделения труда выгодно, дает участникам возможности получить больше выгоды от их деятельности, чем сетевая координация.

Аналогично, как и в сетевом способе координации, агенты стремятся снизить расходы на иерархическую координацию. Затраты на использование базовой договорной формы могут быть уменьшены в этом случае, если агенты используют стигмергию щ или общие правила в ситуациях, когда это не нарушает координацию.

В результате максимизирующего поведения агентов иерархический способ координации представляет собой сложный гибрид базовых форм. При создании иерархии агенты частично пожертвовали полнотой координации, которая возможна при «чистой» договорной форме, а также фрагментарно заменили договорную форму там, где это возможно, на менее затратные формы координации. Известное из практики массовое использование иерархии как универсального способа координации различных видов социально-экономической деятельности подтверждает, что в данном случае некоторые потери от уменьшения полноты координации перекрываются ростом выгоды за счет увеличения количества участников координируемой деятельности (Паринов, 2022а. С. 5).

Сформулированный выше вывод — иерархическая координация является гибридом базовых форм — близок к выводам исследователей гибридных организаций в экономике. Например, К. Менар отмечает, что гибридные организации не являются ни рынком, ни иерархией, а также они создаются в результате стремления агентов уменьшить трансакционные издержки (Menard, 2004). Однако микроуровневое рассмотрение, которое отличает наш подход от исследований гибридных организаций, позволяет выявить сочетание базовых форм координации, которые дают снижение трансакционных издержек в процессах координации и таким образом условия для появления в экономике гибридов из элементов рынка, иерархии и переговоров.

Связанные с координацией особенности экономической деятельности

В отличие от способов координации «сеть» и «иерархия», которые применимы к различным видам деятельности человека, рыночный способ координации относится к экономической деятельности. Его описание на микроуровне требует предварительного рассмотрения некоторых ее особенностей.

Данное исследование исходит из того, что целью экономической деятельности, в самом общем виде, является обеспечение людей ресурсами поддержания жизнедеятельности (РПЖ), которые им необходимы для физического и социального воспроизводства в стохастической среде обитания. С помощью экономической деятельности люди стремятся в текущий момент и на перспективу обеспечить себя и тех, кто от них зависит, определенным количеством и качеством РПЖ. Поскольку экономическая деятельность осуществляется в среде с непредсказуемыми изменениями, это определяет ее максимизирующий характер, проявляющийся в стремлении агентов получить максимально возможную выгоду от их деятельности.

Ключевой для данного исследования особенностью экономической деятельности, отличающей ее от других видов деятельности, является необходимость создания двух видов отношений между ее участниками. С одной стороны, требуется создать отношения для коллективного производства РПЖ, а с другой — для коллективного согласования распределения созданного РПЖ между экономическими агентами. Подобные отношения возникают у агента, создающего продукт не только для личного использования, но и, например, для его обмена на другие продукты. Агент сначала вступает в производственные отношения с агентами, от которых зависит его процесс производства продукта, а когда продукт произведен, он вступает в отношения с агентами, которые хотят его использовать.

С учетом отмеченных особенностей экономической деятельности процесс ее координации состоит из производственной координации, в процессе которой агенты определяют, кто что делает, а также из распределительной координации, определяющей, сколько РПЖ агенты получают за свой вклад в совместную производственную деятельность. Однако распределительную координацию усложняет проблема неразложимости результата коллективной деятельности на вклады ее участников (Алчиан, Демсец, 2004).

Если обе части процесса координации экономической деятельности ведутся с помощью базовой договорной формы, то проблема неразложимости результатов коллективной деятельности преодолевается агентами на основе их наблюдений за деятельностью друг друга (Алчиан, Демсец, 2004. С. 116). В процессе наблюдений агенты вырабатывают субъективные оценки качества выполнения работы другими участниками. Агенты коллективно обсуждают эти оценки и согласовывают общее мнение. В результате они вырабатывают некоторое коллективное решение. Даже если это решение не лучшее, то методом проб и ошибок они находят способ распределения РПЖ, который стимулирует участников совместной деятельности не уклоняться от надлежащего исполнения своих обязанностей.

Однако в экономической деятельности существует возможность получить больше выгоды за счет развития специализации и разделения труда между участниками. Этот факт создает сильную мотивацию для увеличения количества ее участников. Когда оно превышает предельный размер, допустимый для работы сетевого и/или иерархического способа координации, агенты должны использовать другие ее формы, например стигмергию (Паринов, 2022b. С. И). Из этого следует, что использование последней для координации экономической деятельности выступает необходимым условием увеличения количества ее участников, что, в свою очередь, позволяет агентам углублять их специализацию и извлекать выгоды из развития системы разделения труда (СРТ). Пример — типичное для экономической деятельности получение дополнительной выгоды от расширения масштабов производства.

Однако стигмергия основывается на косвенных коммуникациях, при которых практически невозможно одновременное производственное и распределительное согласование. Одна из причин в том, что косвенные коммуникации в их классическом виде (без интернет-технологий) ограничивают возможности агентов наблюдать за поведением друг друга. Кроме этого, достижение договоренностей между агентами, по определению, требует согласия всех сторон, участвующих в процессах согласования. В условиях свободы воли — когда агенты не могут диктовать свое мнение другим — договоренности не могут быть достигнуты, если одна из сторон не согласна с условиями процессов согласования. При косвенных коммуникациях достижение договоренности требует больших затрат от агентов.

Для устранения причин, мешающих использовать стигмергию, агенты создали организационный механизм, который обеспечивает оборот прав на РПЖ вместо фактического РПЖ. В реальной экономике данный организационный механизм действует как глобальная денежно-финансовая система. Такой механизм, с одной стороны, позволяет агентам использовать стигмергию для вовлечения в совместную деятельность всех существующих агентов и максимизировать таким образом выгоду от их совместной деятельности. С другой — это позволяет разбить задачу согласования экономической деятельности на отдельные относительно независимые этапы, что существенно снижает затраты на достижение договоренностей по поводу распределения РПЖ.

В результате перехода к обороту прав на РПЖ экономическая деятельность разбивается на четыре относительно независимых этапа, в которых каждый агент выступает в роли как производителя, так и потребителя.

Этап 1. Процесс производства, организованный как множество индивидуальных актов агентов, которые приводят к получению каждым из них определенного результата (продукта), созданного в целях его обмена на определенное количество прав на РПЖ. На данном этапе агент на основе косвенных коммуникаций с другими агентами определяет, что ему производить, в расчете, что созданный продукт будет использован другими агентами. Агент принимает такое решение самостоятельно, и, как следствие, результаты его деятельности принадлежат только ему. Проблема неразложимости результата по вкладам участников в данном случае не возникает, так как коллективная деятельность в ее прямом виде отсутствует. Для случаев, когда процесс производства не может быть реализован индивидуальным агентом, создается экономический агент как группа индивидуумов, которые координируют деятельность внутри группы на основе договорной И/ или иерархической формы. Пример — создание агентом некоторого продукта для продажи на рынке.

Этап 2. Процесс обмена принадлежащих агенту результатов процесса производства на определенный размер прав на РПЖ. В классическом определении экономической деятельности этот этап соответствует «распределению». Выступая в роли производителя, агент согласовывает с агентами, потенциальными потребителями произведенного им продукта, получение от них в обмен на свой продукт максимально возможного размера прав на РПЖ. Если такой обмен состоится, то подтверждается полезность деятельности агента для СРТ. На данном этапе агент-производитель должен иметь возможность получать предложения по обмену созданного продукта на права на РПЖ от всех участников СРТ. Это следствие развития специализации в производственной деятельности агентов, а также необходимое условие использования всеми участниками СРТ выгод, возникающих от их совместной деятельности. Пример — продажа агентом созданного продукта на рынке.

Этап 3. Процесс обмена имеющихся у агента прав на РПЖ на фактический РПЖ. В классическом определении экономической деятельности этот этап соответствует «обмену». В роли потребителя агент согласовывает с другими агентами, которые являются потенциальными поставщиками РПЖ, обмен имеющихся у него прав на максимально возможный объем и качество фактического РПЖ. На данном этапе агент-потребитель должен иметь возможность получать РПЖ от всех участников системы разделения труда, что обеспечивает использование любым агентом выгод, создаваемых СРТ. Пример — покупка агентом предметов потребления на рынке.

Этап 4. Процесс потребления РПЖ, совместный для множества агентов, когда потребляемые ресурсы являются общественными благами. При этом часть процесса потребления РПЖ остается индивидуальной, так как некоторый объем РПЖ агент получает в единоличное использование. Общественные блага возникают в случае, если обмен прав на РПЖ на фактический РПЖ происходит в форме «платы» агентов за доступ к неделимым и неконкурентным благам. Например, агенты создают общественные блага в случае, когда тратят определенную часть своих прав на РПЖ в виде налогов, что позволяет им пользоваться общественными благами, которые создаются государством. На этапе коллективного потребления агент-потребитель согласовывает с другими участниками СРТ, например, в форме общественного договора, параметры совместного использования общественных благ, которые были ими совместно созданы.

Созданием денежно-финансовой системы, которая обеспечивает оборот прав на РПЖ вместо оборота фактического РПЖ, агенты создали условия для использования стигмергии с целью координировать экономическую деятельность очень большого количества участников. Это позволило им сконструировать рыночный способ координации, который в его современном виде обслуживает глобальную экономику.

Микроуровень координации экономической деятельности

Следствием максимизирующего поведения агентов является их стремление получить максимальную выгоду от экономической деятельности, в том числе за счет улучшения ее координации. В целях совершенствования процессов координации агенты для каждого из четырех перечисленных выше этапов экономической деятельности создали на основе базовых форм следующие процессы:

  • координация совместного производства на основе косвенных коммуникаций и стигмергии;
  • координация совместного распределения, которая является процессом достижения договоренностей и позволяет агентам найти потребителей для продуктов своей производственной деятельности, а также получить в обмен на свой продукт определенный размер прав на РПЖ;
  • координация совместного обмена, которая также является процессом достижения договоренностей между агентами, позволяющих им получать РПЖ, который создан другими агентами, в обмен на имеющиеся у них права на РПЖ;
  • координация совместного потребления, которая является процессом согласования агентами коллективного использования РПЖ, имеющих форму общественного блага.

Как уже отмечалось, координация процесса производства в масштабах СРТ (процесс 1 в списке выше) должна быть реализована в виде стигмергии, так как это условие получения агентами выгоды от экономической деятельности за счет ее специализации. Для упрощения анализа будем считать, что процесс координации коллективного потребления (процесс 4) реализуется на базе формы «общие правила».

Для координации двух «обменных» этапов экономической деятельности (процессы 2 и 3 в списке выше) существует два важных требования, которые частично обсуждались:

  • согласование обмена требует достижения договоренностей между участниками, что теоретически означает использование базовой договорной формы координации;
  • получение выгоды от СРТ каждым участником СРТ требует участия всех агентов-участников в достижении договоренностей по поводу содержания «обменных» этапов.

Требование «а» означает использование базовой договорной формы, однако она не может быть использована на обменных этапах, так как не работает для большого количества агентов (Паринов, 2022а. С. 5). Если следовать требованию «а» и применять договорную форму координации, то нельзя выполнить требование «б», так как эта форма не работает для всех участников СРТ. Следовательно, два указанных условия не могут быть выполнены одновременно. Агенты тем не менее нашли возможность сконструировать процессы координации обменов (процессы 2 — 3), которые удовлетворяют этим требованиям.

Для включения всех участников СРТ в процессы координации обменов агенты создали гибрид из элементов стигмергии и договорной формы. Агенты, как при стигмергии, помещают в общую среду участников СРТ информацию об их возможностях и намерениях по отношению к обменам «РПЖ» <-> «права на РПЖ». Данная информация содержит сведения, на каких условиях и, в частности, по какому курсу агенты хотят совершить акт обмена. В реальной экономике эту информацию несут цены. На основе этой информации из всех участников СРТ выявляются потенциальные участники обмена. Когда они определены, сам процесс обмена агенты согласовывают с ними в договорной форме. В результате согласование, с одной стороны, включает всех участников СРТ, а с другой — позволяет учитывать динамически меняющиеся условия и параметры согласования.

Типичным способом координации экономической деятельности применительно к СРТ в целом является использование:

  • стигмергии для согласования производства РПЖ (процесс 1);
  • гибрида из элементов стигмергии и договорной формы для согласования обменов РПЖ (процессы 2 — 3);
  • формы «на основе общих правил» для согласования потребления коллективных благ (процесс 4).

По результатам рассмотрения на микроуровне процесса координации экономической деятельности в масштабах СРТ можно заключить, что это сложный гибрид всех базовых форм. Практическим воплощением в экономике данного гибридного процесса является рыночная координация.

Система процессов экономической координации на микроуровне

Важно отметить, что в описанном выше процессе координации СРТ существуют «экономические ниши» для появления дополнительных процессов координации. Координация производственной деятельности для СРТ на базе стигмергии возможна при существенном снижении подробностей о возможностях и намерениях агентов применительно к этой деятельности. Это следствие использования косвенных коммуникаций через традиционную (без интернет-технологий) общую среду жизнедеятельности агентов. Такой неполный учет возможностей и намерений агентов проявляется как упущенная возможность получить более высокую выгоду от их деятельности. Агенты могут использовать резервы, созданные такой упущенной выгодой, и получать дополнительную выгоду. Для этого они должны организовать дополнительную совместную производственную деятельность, которая оказалась не востребована при согласовании их участия в СРТ. В этом случае условием получения дополнительной выгоды является использование способа координации, который обеспечивает более полный учет возможностей и намерений агентов. Относительно способа координации на базе стигмергии такими являются сетевая и иерархическая координация.

Например, агент может самостоятельно торговать на рынке3 своей продукцией, используя для координации стигмергию, и параллельно быть членом бригады, использующей сетевой способ координации, щ или работать в компании с иерархической координацией. В таких случаях каждый дополнительный вид деятельности позволяет агенту полнее использовать его возможности и намерения и, как результат, получать больше выгоды от его деятельности.

Создавая дополнительные процессы производственной экономической деятельности, а также координируя их с помощью сетевого щ или иерархического способа, агенты стремятся получить дополнительную выгоду. Созданное таким образом множество взаимосвязанных процессов координации экономической деятельности может быть представлено как система, содержащая один основной процесс и определенное количество дополнительных, состоящих из двух уровней. Исходя из рассмотренного выше, система процессов экономической координации на микроуровне имеет следующую структуру.

1. Основной процесс координации для СРТ в целом, который использует:

  • стигмергию для согласования производства РПЖ;
  • гибрид из стигмергии и договорной формы для согласования обмена РПЖ;
  • форму «на основе правил» для согласования потребления общественных благ.

2. Дополнительные процессы координации первого уровня, созданные для реализации агентами их намерений и возможностей, которые остались не учтенными в рамках СРТ. Эти процессы используют иерархический или сетевой способ координации для согласования производства РПЖ. Чтобы использовать при этом выгоды от СРТ, обмены и потребление созданного таким образом продукта должно координироваться для всех участников СРТ. Таким образом, этот дополнительный процесс охватывает только производственную деятельность, а для согласования обменов и потребления РПЖ его участники используют соответствующие процессы из основного процесса координации.

3. Дополнительные процессы координации второго уровня, созданные для реализации агентами их намерений и возможностей, которые остались не учтенными в их деятельности в дополнительных процессах первого уровня. Резервы второго уровня возникают, если для координации дополнительных процессов первого уровня используется иерархия, в которой возможности и намерения агентов учитываются в меньшей степени, чем в сетевом способе координации. Процессы координации второго уровня используют сетевую для согласования производства РПЖ, а также основной процесс координации в части согласования обменов и потребления РПЖ.

С учетом представлений о структуре системы процессов экономической координации рассмотренный выше условный пример агента, самостоятельно торгующего на рынке своей продукцией, может быть дополнен некоторыми деталями. Допустим, подобный агент использует для координации косвенные коммуникации и стигмергию. Таким образом он участвует в основном процессе координации для СРТ в целом. Если бы рынок позволял агентам полностью использовать их возможности и намерения, то у них отсутствовали бы резервы в получении выгоды от их деятельности. Массовое применение в реальной экономике иерархического и сетевого способов можно рассматривать как подтверждение наличия у агентов намерений и возможностей, которые рынок не реализует.

Используя свои возможности и намерения, которые не реализованы на рынке, агент также может работать в компании с иерархической координацией, которая относительно рыночной координации является дополнительным процессом первого уровня. Чтобы использовать выгоды от СРТ, эта компания торгует на рынке своей продукцией. Из этого следует, что создание продукции координируется в компании иерархическим способом, а процессы распределения, обмена и потребления созданной продукции -соответствующими частями основного процесса, то есть рынком.

Если характерное для компаний согласование деятельности агента с другими агентами в виде выполнения команд менеджера не позволяет полностью реализовать возможности и намерения агента, то он может пытаться их реализовать в виде дополнительной деятельности, став членом бригады, использующей сетевой способ координации. С точки зрения системы координации сетевая образует в данном случае дополнительный процесс второго уровня. Аналогично, как и в случае компании, сетевая координация используется внутри бригады для производства продукции, а остальные этапы экономической деятельности согласуются соответствующими частями основного процесса.

При микроуровневом представлении система процессов экономической координации является сложным гибридом всех трех базовых форм. При этом ее основной процесс соответствует рыночному методу, а два уровня дополнительных процессов — экономическому применению универсальных методов сетевой и иерархической координации.

Микроуровень рыночного способа координации

Рыночный способ координации экономической деятельности, включая действие «невидимой руки» рынка для регулирования спроса и предложения на продукты с помощью цен, может быть в несколько упрощенном виде описан на микроуровне последовательностью действий агентов.

  1. На основе информации, полученной от косвенных коммуникаций, агенты принимают решение, какой продукт им производить. Это первое действие «невидимой руки», которое является частью стигмергии.
  2. Агенты выкладывают в общее пространство информацию о произведенных продуктах и желательных курсах его обмена на права на РПЖ. Это второе действие «невидимой руки», при котором в рамках стигмергии происходят предложение продукта участникам рынка и объявление цены на него.
  3. С заинтересованными потребителями агенты договариваются о фактических условиях обмена продукта на права на РПЖ с учетом других предложений в общей среде. Происходит третье действие «невидимой руки»: сделка, где используется договорная форма.
  4. Полученные от продажи продукта права на РПЖ агенты обменивают на необходимый им для потребления РПЖ. Это четвертое действие «невидимой руки», при котором используется договорная форма для реализации спроса на продукт.

Первые два пункта являются использованием стигмергии. Это означает, что агенты анализируют полученную в результате косвенных коммуникаций информацию об изменениях на рынке и принимают решения о содержании их индивидуального спроса, предложения и желательных ценах. Наблюдения, а также пробы и ошибки агентов в их рыночных действиях создают оптимальные рыночные цены. Таким образом, стигмергия является процессом приспособления деятельности агентов к спросу, предложению других агентов на основе косвенных коммуникаций.

Данное описание на микроуровне дополняет традиционные представления о рыночной координации. Например, по сравнению с представлениями о «спонтанном порядке»4 (Хайек, 2006) микроуровневое описание, в частности, позволяет точнее представить, в какой момент и какие базовые формы координации используются, а также какие процессы обмена и обработки информации лежат в основе соответствующих процессов координации. Данные знания полезны для разработки методов совершенствования процессов экономической координации, например, за счет их цифровизации (Паринов, 2022с), а также для анализа возможных социально-экономических последствий от грядущей цифровой трансформации процессов координации в экономике. Подобный подход позволяет исследовать эволюцию рыночного способа, например, в ответ на тренды в развитии информационных технологий. Поскольку предложенный нами подход предполагает рыночную координацию как взаимную адаптацию агентов методом проб и ошибок, то в сочетании с возможностями эволюционного анализа может рассматриваться как развитие инструментов эволюционной экономической теории (Ходжсон, 2008).

Заключение

Проведенный анализ показал, что наиболее известные способы экономической координации — «рынок», «иерархия» и «сеть» — можно представить в виде комбинаций предложенных трех базовых форм. Данный подход позволяет с единых методологических позиций исследовать особенности функционирования различных применяемых в экономике способов координации. Таким образом, возникает перспектива построения единой фундаментальной модели социально-экономической координации, которая позволила бы, в том числе, повысить точность и реалистичность большого количества экономических моделей.

Предложенный подход развивает методологические представления о природе и процессах координации для различных видов совместной социально-экономической деятельности человека. Он позволяет представить социально-экономическую координацию как процессы обмена и обработки информации, что дает возможность разрабатывать методы совершенствования координации за счет использования современных коммуникационных технологий и компьютерных методов обработки данных (Паринов, 2022с), в том числе с помощью цифровой трансформации методов координации. Таким образом создаются возможности для развития традиционных экономических инструментов, применяемых для рыночного И/ или организационного дизайна (market and organization design), для улучшения эффективности торговых площадок (effectiveness of marketplaces), для развития онлайновых средств сотрудничества и т. д.


1 Общественные блага понимаются в традиционном смысле — как блага, обладающие признаками неисключения (невозможно исключить человека из круга потребителей данного блага) и неконкурентности в потреблении (потребление блага одним человеком не уменьшает возможностей потребления его другим).

2 Гипотеза о максимизирующем поведении агентов рассматривается в данном исследовании как следствие способности человека оценивать и сравнивать различные варианты своих действий, выбирая из них в определенном смысле наилучший. В таком виде она не противоречит представлениям поведенческой экономики об ограниченной рациональности экономических агентов, так как не предполагает наличие у них полной информации об условиях выбора. Для нашего исследования достаточно предположения о наличии у агентов мотивации к совершенствованию процессов координации.

3 Рынок здесь понимается в его микроуровневом представлении, которое подробнее рассмотрено ниже.

4 Отметим, что понятие стигмергии можно признать современным изложением идей Хайека о спонтанном порядке. Например, это следует из его утверждения, что ценовые сигналы предоставляют возможности каждому экономическому субъекту, принимающему решения, сообщить скрытую или распределенную информацию друг другу, чтобы решить проблему экономического расчета.


Список литературы / References

  1. Алчиан А., Демсец Г. (2004). Производство, информационные издержки и экономическая организация. Истоки: Экономика в контексте истории и культуры.Вып. 5 Под ред. Я. И. Кузьминова и др. М.: ГУ ВШЭ. С. 166—207. [Alchian A., Demsetz Н. (2004). Production, information costs, and economic organization. In: Y. I. Kuzminov et al. (eds.). The origins: The economy in the context of history and culture, Iss. 5. Moscow: HSE Publ., pp. 166—207. (In Russian).]
  2. Власова H. Ю., Молокова E. Л. (2019). Механизмы координации стейкхолдеров рынка высшего образования: теоретические подходы к идентификации Управленец. Т. 10, № 2. С. 21-30. [Vlasova N. Y., Molokova Е. L. (2019). Mechanisms for coordinating stakeholders of the higher education market: Theoretical approaches to identification. Upravlenets — The Manager, Vol. 10, No. 2, pp. 21-30. (In Russian).]
  3. Дементьев В. E., Евсюков С. Г., Устюжанина Е. В. (2017). Гибридные формы организации бизнеса: к вопросу об анализе межфирменных взаимодействий. Российский журнал менеджмента. Т. 15, № 1. С. 89 — 122. [Dementiev V. Е., Evsukov S. G., Ustyuzhanina Е. V. (2017). Hybrid forms of business organization: The interfirm cooperation perspective. Russian Management Journal, Vol. 15, No. 1, pp. 89 — 122. (In Russian).]
  4. Паринов C. (2021). Основания общей теории социально-экономической координации. Препринт MPRA. № 110667. [Parinov S. (2021). Foundation of a general theory of socio-economic coordination. MPRA Paper, No. 110667. (In Russian).]
  5. Паринов С. (2022а). Экономическая координация как результат координирующего поведения агентов. Препринт MPRA. № 112190. [Parinov S. (2022а). Economic coordination as a coordinating behavior of human agents. MPRA Paper, No. 112190. (In Russian).]
  6. Паринов C. (2022b). Координирующее поведение агентов: уточнение содержания и структуры процессов координации в экономике. Цифровая экономика. № 2. С. 5 — 14. [Parinov S. (2022b). Coordination behavior of human agents: Clarification of the content and the structure of coordination processes in an economy. Digital Economy, No. 2, pp. 5 — 14. (In Russian).]
  7. Паринов С. (2022c). Новые подходы к совершенствованию механизмов координации. Форсайт. Т. 16, № 4. С. 82 — 89. [Parinov S. (2022с). New approaches to the improvement of coordination mechanisms. Foresight and STI Governance, Vol. 16, No. 4, pp. 82 — 89. (In Russian).]
  8. Полтерович В. M. (2018). К общей теории социально-экономического развития. Часть 1. География, институты или культура? Вопросы экономики. № И. С. 5—26. [Polterovich V. М. (2018). Towards a general theory of socio-economic development. Part 1. Geography, institutions, or culture? Voprosy Ekonomiki, No. 11, pp. 5—26. (In Russian).]
  9. Устюжанина E. В. (2022). Вопросы построения теории координации хозяйственного взаимодействия. Журнал институциональных исследований. Т. 14, № 1. С. 25 — 35. [Ustyuzhanina Е. V. (2022). Creating the theory of economic interaction and coordination: The main issues. Journal of Institutional Studies, Vol. 14, No. 1, pp. 25-35. (In Russian).]
  10. Хайек Ф. (2006). Право, законодательство и свобода: Современное понимание либеральных принципов справедливости и политики. М.: ИРИСЭН. [Hayek F. (2006). Law, legislation and liberty: A new statement of the liberal principles of justice and political economy. Moscow: IRISEN. (In Russian).]
  11. Ходаков В. E., Соколова H. А., Кирийчук Д. Л. (2014). О развитии основ теории координации сложных систем. Проблеми інформаційних технологій. № 2. С. 12—21. [Khodakov V. Е., Sokolova N. A., Kirijchuk D. L. (2014). Coordination theory of complex systems. Problemi Informatsiynikh Tekhnologiy, No. 2, pp. 12—21. (In Russian).]
  12. Ходжсон Дж. (2008). Эволюционная и институциональная экономика как новый мейнстрим? Terra Economicus. Т. 6, № 2. С. 8—21. [Hodgson G. (2008). Evolutionary and institutional economics as the new mainstream? Terra Economicus, Vol. 6, No. 2, pp. 8—21. (In Russian).]
  13. Adler P. S. (2001). Market, hierarchy, and trust: The knowledge economy and the future of capitalism. Organization Science, Vol. 12, No. 2, pp. 215—234.
  14. Chandler A. (1977). The visible hand: The managerial revolution in American business. Cambridge, MA: The Belknap Press of Harvard University Press.
  15. Crowston K., Rubleske J., Howison J. (2007). Coordination theory: A ten-year retrospective. In: P. Zhang, D. F. Galletta (eds.). Human-computer interaction and management information systems: Foundations. New York: Routledge, pp. 134 — 152.
  16. Crowston K., Osterlund C. S., Howison J., Bolici F. (2017). Work features to support stigmergic coordination in distributed teams. Academy of Management Proceedings, Vol. 2017, No. 1, article 14409.
  17. Elliot M. (2006). Stigmergic collaboration: The evolution of group work. M C Journal, Vol. 9, No. 2.
  18. Elliott M. (2016). Stigmergic collaboration: A framework for understanding and designing mass collaboration. In: U. Cress, J. Moskaliuk, H. Jeong (eds.). Mass collaboration and education (Computer-supported collaborative learning series, Vol. 16). Cham: Springer, pp. 65 — 84.
  19. Heylighen F. (2016). Stigmergy as a universal coordination mechanism I: Definition and components. Cognitive Systems Research, Vol. 38, pp. 4 — 13.
  20. Malone Т. W., Crowston К. (1994). The interdisciplinary study of coordination. ACM Computing Surveys, Vol. 26, No. 1, pp. 87—119.
  21. Marsh L., Onof C. (2008). Stigmergic epistemology, stigmergic cognition. Cognitive Systems Research, Vol. 9, No. 1—2, pp. 136—149.
  22. Menard C. (2004). The economics of hybrid organizations. Journal of Institutional and Theoretical Economics, Vol. 160, pp. 1 — 32.
  23. Mintzberg H. (1980). Structure in 5’s: A synthesis of the research on organization design. Management Science, Vol. 26, No. 3, pp. 322 — 341.
  24. Powell W. W. (1991). Neither market nor hierarchy: Network forms of organization. In: В. M. Staw, L. L. Cummings (eds.). Research in organizational behavior, Vol. 12. Greenwich, CT: JAI Press, pp. 295 — 336.
  25. Provan K. G., Kenis P. (2008). Modes of network governance: Structure, management, and effectiveness. Journal of Public Administration Research and Theory, Vol. 18, No. 2, pp. 229—252.
  26. Weigand H., van der Poll E, de Moor A. (2003). Coordination through communication. In: H. Weigand, G. Goldkuhl, A. de Moor (eds.). Proceedings of the 8th International Working Conference on the Language-Action Perspective on Communication Modelling (LAP 2003). Tilburg: Tilburg University Press, pp. 115 — 134.
 
Мы используем файлы cookie!
Это позволяет нам анализировать взаимодействие посетителей с сайтом и делать его лучше. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Я согласен
Я не согласен
Подробнее...