Охрана и условия труда в малом предпринимательстве

Статьи - Анализ

О.В. Петухова


Слабое исследование проблемы охраны труда занятых на малых предприятиях можно объяснить как междисциплинарным характером самой проблемы, так и особенностями функционирования сектора малого предпринимательства. Охрана труда представляет собой комплексную систему гарантий безопасных и здоровых условий на рабочих местах. В свою очередь условия труда — совокупность факторов производственного процесса, оказывающих влияние на здоровье и дееспособность работника. Правовые основы регулирования отношений в области охраны труда между работниками и работодателями независимо от форм собственности, сферы деятельности и размеров предприятия установлены Трудовым кодексом и Федеральным законом от 17 июля 1999 г. «Об основах охраны труда в РФ».

Междисциплинарный характер проблемы охраны труда обусловил привлечение к ее решению, по крайней мере, трех субъектов управления.

Минтруда РФ в лице Федеральной инспекции труда реализует контрольно-надзорную функцию за соблюдением законодательства. Министерство также утверждает и непосредственно участвует в разработке отраслевых стандартов системы безопасности труда, санитарных правил, норм и гигиенических нормативов; предоставляется техническая охрана объектов в Харькове, определяет типовые отраслевые нормы обеспечения занятых специальной одеждой и средствами индивидуальной защиты; формирует списки производств, работники которых имеют право на различные льготы. Под методическим руководством Минтруда проводится аттестация рабочих мест по условиям труда с последующей сертификацией работ по охране труда в организации.

Аттестация предполагает участие в этом процессе представителей органов Сан-эпиднадзора Минздрава РФ, особенно в случае, если у предприятия отсутствует собственная лабораторная база, соответствующие технические средства, нормативносправочная информация. Деятельность органов Санэпиднадзора регламентируется Постановлением Правительства Российской Федерации № 554 от 24 июля 2000 г. «Положение о государственной санитарно-эпидемиологической службе Российской Федерации». Из множества функций этой структуры с охраной труда связаны:

  • выявление условий и установление причин возникновения и распространения профессиональных заболеваний людей, связанных с воздействием неблагоприятных факторов рабочей среды путем проведения специальных санитарно-эпидемиологических расследований, нахождение причинно-следственных связей между состоянием здоровья и условиями труда;
  • ведение государственного учета профессиональных заболеваний.

Федеральный закон № 125 от 24 июля 1998 г. «Об обязательном государственном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» определил еще одного участника в области охраны труда в лице Фонда социального страхования РФ. Этот вид страхования предусматривает социальную защиту работников при наступлении страхового несчастного случая или профессионального заболевания, повлекших за собой временную или стойкую утрату профессиональной трудоспособности, а в случае смерти застрахованного - социальную защиту иждивенцев в связи со смертью кормильца.

Фонд социального страхования в отличие от Минтруда РФ и Санэпиднадзора Минздрава РФ, являясь гарантом государства, выплачивает компенсации за последствия при несоблюдении безопасных условий труда и надлежащей организации его охраны у хозяйственных субъектов. Этот фонд - единственный из числа участников процесса охраны труда - располагает количественными данными, позволяющими оценить, во что обходятся государству затянувшаяся реорганизация системы охраны труда, плохое состояние условий труда на предприятиях и как следствие рост травматизма на производстве и профессиональных заболеваний.

По данным Госкомстата России, в 2000 г. в условиях, не отвечающих системе санитарно-гигиенических критериев, трудились: в отраслях промышленности -21,3% занятых, в строительстве - 9,9, на транспорте - 11,2%. Около половины работающих во вредных и опасных условиях - женщины, при этом намечается тенденция к замещению мужского труда женским в тех профессиях, где условия труда, как правило, не удовлетворяют указанным критериям. Численность занятых в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим нормам, в основных отраслях экономики РФ за последние годы растет. Если в 1997 г. в таких условиях трудились 17,1% общего числа занятых, то в 2000 г. - 18,1%.

Источником информации для расчета показателей, характеризующих условия труда, служат данные ежегодного обследования Госкомстатом России условий труда работающих на крупных и средних предприятиях промышленности, транспорта и связи, строительства. При этом учитываются только те рабочие места, которые прошли аттестацию на соответствие санитарно-гигиеническим нормативам. Однако практически ни отрасли, ни Минтруда РФ не знают реального соотношения числа проаттестованных и подлежащих аттестации рабочих мест. В связи с этим результаты мониторинга за условиями труда даже на уровне крупных и средних предприятий дают далеко неадекватную характеристику состояния условий труда работников отраслей, включенных в программу наблюдения.

Отсутствие действенного экономического и правового механизма позволяет работодателю игнорировать предписанные законом требования охраны и гигиены труда, особенно часты нарушения требований законодательства в этой области на малых предприятиях, на что, в частности, указывается в Государственным докладе «О санитарно-эпидемиологической обстановке в РФ в 2000 г.» [1].

Тот факт, что рабочие малых предприятий могут подвергаться большим профессиональным рискам, чем их коллеги на крупных предприятиях с аналогичными видами деятельности, признают и зарубежные исследователи [2]. Они объясняют это тем, что малые предприятия обычно имеют ограниченный доступ к современным службам гигиены труда и техники безопасности. Обследования на малых предприятиях в Финляндии и Германии подтвердили относительно высокий уровень заболеваемости работников, во многом обусловленный производственной деятельностью, не адекватной стандартам системы безопасности труда. При этом отмечается, что в развивающихся странах профессиональные заболевания и травматизм более распространены именно на малых предприятиях.

Из-за отсутствия постоянно действующей системы мониторинга за условиями труда на малых предприятиях в качестве их косвенной оценки можно использовать показатели производственного травматизма и профессиональной заболеваемости как своеобразные индикаторы условий труда работников. Источник такой информации - программа наблюдения Госкомстата России за несчастными случаями на производстве, производственными травмами и профессиональными заболеваниями. Круг малых предприятий, представляющих эту отчетность, формируется отраслевыми управлениями Госкомстата России. Форму заполняют те предприятия, на которых в отчетный период произошли несчастные случаи (профессиональные заболевания или отравления), и (или) если они осуществляют выплаты пострадавшим от несчастных случаев прошлых лет. Состав отраслей, привлекаемых для анализа, ограничен (см. в табл. 2) в связи с необходимостью сопоставимости данных за 1998, 1999, 2000 гг. При этом в их число попали те отрасли, на предприятиях которых наблюдается наибольшее число несчастных случаев на производстве. Доли предприятий этих отраслей в указанные годы составили соответственно 94, 98, 96% общего числа малых предприятий, на которых произошли несчастные случаи, т.е. выбранные отрасли достаточно представительны с точки зрения рассматриваемого явления.

При сравнении «вклада» малых предприятий различных отраслей в общее число новых несчастных случаев на производстве наиболее выделяются промышленность (34,2; 36,4; 36,7%) и строительство (31,6; 33,2; 33,9%); сельское хозяйство, следующее за ними, отстает от них более чем в 2 раза. Среднее число пострадавших в расчете на одно малое предприятие возрастает практически во всех отраслях, за исключением лесного и сельского хозяйства. В 2000 г. по сравнению с 1998 г. рост в среднем по всем отраслям составил 1,2%. При этом доля пострадавших со смертельным исходом за этот же период в среднем по всем отраслям увеличилась на 28%. Наибольшее их число приходится на промышленность (рост 42,2%), за ней следуют материально-техническое снабжение (41%) и строительство (18,3%). Доля пострадавших от несчастных случаев со смертельным исходом на малых предприятиях имеет не только явно выраженную тенденцию к росту, но и значительно (в среднем в 2 раза) превышает соответствующие значения для крупных и средних предприятий (табл. 1).

Таблица 1

Сравнительная структура и динамика пострадавших от несчастных случаев на малых, крупных и средних предприятиях, 1998-2000 гг., %

Показатель

1998 г.

1999 г.

2000 г.

Доля пострадавших от несчастных случаев со смертельным исходом в общем числе пострадавших на предприятиях: малых

4,9

5,3

6,2

крупных и средних

2,7

2,7

2,8

В целях сопоставимости данных для оценки динамики и сравнения уровня производственного травматизма на малых, крупных и средних предприятиях используем систему относительных показателей (табл. 2).

Таблица 2

Структура и динамика уровня травматизма на малых, крупных и средних предприятиях, 1998-2000 гг.

Отрасль

Численность пострадавших с утратой трудоспособности на 1 раб. день и более и со смертельным исходом в расчете на 1000 работающих, чел.

Из них со смертельным исходом в расчете на 1000 работающих, чел

Число дней временной нетрудоспособности в расчете на одного пострадавшего

1998 г.

1999 г.

2000 г.

1998 г.

1999 г.

2000 г.

1998 г.

1999 г.

2000 г.

Промышленность

5,9

(5,3)

5,9

(5,5)

6,5

(5,5)

0,205

(0,135)

0,292

(0,134)

0,319

(0,134)

27,0

(28,0)

26,7

(28,0)

27,4

(28,7)

Сельское хозяйство

8,0

(9,5)

6,4

(8,9)

7,3

(8,8)

0,325

(0,184)

0,238

(0,199)

0,227

(0,204)

21,0

(25,0)

26,2

(25,9)

28,7

(25,8)

Лесное хозяйство

10,6

(5,1)

7,9

(5,1)

2,2

(4,6)

0,000

(0,262)

0,483

(0,208)

0,000

(0,234)

30,0

(30,0)

44,3

(35,0)

57,0

(34,0)

Транспорт

5,3

(3,8)

5,0

(3,7)

5,7

(3,6)

0,323

(0,147)

0,388

(0,148)

0,349

(0,152)

25,0

(30,0)

28,6

(29,5)

27,6

(29,6)

Строительство

5,3

(5,1)

5,3

(5,3)

6,0

(5,5)

0,369

(0,261)

0,300

(0,290)

0,497

(0,297)

30,0

(34,0)

31,9

(33,3)

33,0

(34,2)

Снабжение и сбыт

2,8

(3,5)

3,5

(3,3)

3,5

(3,5)

0,214

(0,202)

0,138

(0,143)

0,354

(0,188)

29,0

(28,0)

29,1

(31,7)

28,2

(29,8)

Жилищно-комму

нальное хозяйство

1,6

(3,3)

4,2

(3,2)

3,4

(3,2)

0,000

(0,090)

0,413

(0,103)

0,270

(0,104)

26,0

(28,0)

23,9

(28,3)

25,3

(28,8)

Здравоохранение

4,9

(1,9)

1,3

(1,9)

1,4

(2,0)

0,000

(0,017)

0,000

(0,015)

0,000

(0,012)

33,0

(26,0)

20,7

(26,1)

18,8

(25,6)

В среднем по экономике

5,4

(5,2)

5,1

(5,2)

5,8

(5,1)

0,269

(0,140)

0,267

(0,141)

0,368

(0,144)

27,0

(28,0)

28,5

(27,9)

29,5

(28,3)

Примечание. Здесь и далее в таблицах в скобках — значения для крупных и средних предприятий.

Динамика показателей уровня производственного травматизма за 1998-2000 гг. на малых предприятиях имеет тенденцию к росту как по экономике в целом (107,4% по сравнению с 1998 г.), так и по отраслям с традиционно высокими уровнями травматизма - промышленности и строительству. Уровень производственного травматизма на крупных и средних предприятиях по экономике в целом имеет незначительную тенденцию к снижению, а по отраслям наблюдается небольшой рост для промышленности, строительства и здравоохранения.

Тенденция уровня смертельных исходов от несчастных случаев на малых предприятиях явно негативна (37% роста в среднем по отраслям экономики по сравнению с 1998 г.). При этом показатель уровня устойчиво растет на малых предприятиях промышленности, транспорта и строительства. На крупных и средних предприятиях рост в среднем по отраслям экономики составил менее 3%.

Сравнение относительных показателей, характеризующих уровень травматизма на малых, крупных и средних предприятиях, подтверждает гипотезу, высказанную в исследовании [2]. Действительно, уровень производственного травматизма на малых предприятиях по сравнению с аналогичными показателями для крупных и средних предприятий в среднем по отраслям экономики выше, причем со смертельным исходом - почти вдвое. Он стабильно более высок в промышленности, сельском хозяйстве, на транспорте, в строительстве. В жилищно-коммунальном хозяйстве в 1999 г. это превышение было почти 4-кратным.

Тенденция роста смертельных исходов в результате несчастных случаев на производстве (которые крайне сложно скрыть от расследования в отличие от остальных несчастных случаев) свидетельствует о более высоких рисках, которым подвергаются занятые в малом бизнесе. В этом смысле показатель смертельных исходов от несчастных случаев на производстве в расчете на 1000 работающих - достаточно надежный индикатор качества условий труда на малых предприятиях.

Несчастные случаи на малых предприятиях приводят к длительной временной нетрудоспособности работников. Число дней временной нетрудоспособности в результате несчастного случая в расчете на одного пострадавшего на малых предприятиях превышает примерно вдвое среднее число дней временной нетрудоспособности в расчете на один случай зарегистрированного заболевания работника (табл. 3).

Таблица 3

Сравнительная динамика показателей временной нетрудоспособности, 1998-2000 гг.

Показатель

1998 г.

1999 г.

2000 г.

Среднее число дней временной нетрудоспособности в расчете




на один случай зарегистрированного заболевания

16,3

14,0

13,8

на одного пострадавшего на малых предприятиях

27,0

28,5

29,5

Условия труда женщин, занятых на малых предприятиях, оцененные по показателям уровня производственного травматизма, на первый взгляд, улучшаются (табл. 4).

Таблица 4

Структура и динамика уровня женского травматизма на малых, крупных и средних предприятиях, 1998-2000 гг., чел.

Отрасль

Численность пострадавших женщин с утратой трудоспособности на 1 раб. день и более и со смертельным исходом в расчете на 1000 работающих женщин

Из них со смертельным исходом в расчете на 1000 работающих женщин

1998 г.

1999 г.

2000 г.

1998 г.

1999 г.

2000 г.

Промышленность

2,6

(2,5)

2,3

(2,5)

2,6

(2,7)

0,024

(0,021)

0,031

(0,020)

0,027

(0,023)

Сельское хозяйство

5,5

(6,3)

4,5

(5,9)

4,8

(6,0)

0,049

(0,027)

0,074

(0,027)

0,000

(0,027)

Лесное хозяйство

0,0

(1,3)

2,2

(1,3)

0,0

(1,2)

0,000

(0,060)

0,000

(0,059)

0,000

(0,039)

Транспорт

1,8

(2,1)

1,3

(2,0)

1,4

(2,1)

0,000

(0,024)

0,000

(0,030)

0,000

(0,020)

Строительство

1,6

(2,2)

2,0

(2,2)

2,0

(2,2)

0,027

(0,034)

0,062

(0,034)

0,020

(0,044)

Снабжение и сбыт

0,9

(1,2)

0,6

(1,3)

1,2

(1,2)

0,000

(0,040)

0,000

(0,032)

0,000

(0,041)

Жилищно-коммунальное

хозяйство

0,7

(1,6)

2,8

(1,5)

1,1

(1,5)

0,000

(0,019)

0,000

(0,018)

0,000

(0,015)

Здравоохранение

4,7

(1,7)

1,1

(1,6)

1,1

(1,7)

0,000

(0,006)

0,000

(0,006)

0,000

(0,007)

В среднем по экономике

2,5

(2,7)

2,1

(2,6)

2,4

(2,7)

0,042

(0,020)

0,039

(0,019)

0,021

(0,020)

Действительно, наблюдается небольшое снижение уровня женского производственного травматизма в целом с одновременным значительным (в 2000 г. в 2 раза по сравнению с 1998 г.) снижением показателя уровня женской смертности от несчастных случаев на производстве. Однако последний по-прежнему превышает аналогичное значение для крупных и средних предприятий (в 1998-1999 гг. в 2 раза). Так, в промышленности (в которой в среднем происходит 30% всех несчастных случаев со смертельным исходом) не наблюдается тенденции к снижению уровня женского травматизма от несчастных случаев на производстве ни в целом, ни со смертельными исходами.

Территориальная дифференциация уровней производственного травматизма в основном обусловлена региональной отраслевой специализацией малого бизнеса. В 2000 г. у 46% субъектов Федерации показатель числа пострадавших с утратой трудоспособности в расчете на 1000 работающих на малых предприятиях превысил среднероссийский (5,8 чел.), при этом более чем вдвое в Вологодской области (14,1), в Архангельской (13,9), Кировской области (13,6), Удмуртской республике (13,6) и Костромской области (13,1). Характерно, что в этих же регионах более высок аналогичный показатель и для крупных и средних предприятий, что подтверждает зависимость территориальной дифференциации производственного травматизма от отраслевой специализации регионов. Распределение показателей уровня производственного травматизма по федеральным округам отражает «лидерство» Вологодской и Архангельской областей, обусловивших и наиболее высокий уровень травматизма по Северо-Западному федеральному округу в целом, который превысил среднероссийский на 45% (табл. 5).

Таблица 5

Территориальная дифференциация уровня производственного травматизма

Федеральный округ

Численность пострадавших с утратой трудоспособности на 1 раб. день и более и со смертельным исходом в расчете на 1000 работающих, чел.

Из них со смертельным исходом в расчете на 1000 раб., чел

Число дней временной нетрудоспособности у пострадавших с утратой трудоспособности в расчете на 1 пострадавшего

Российская Федерация

5,8

0,368

29,5

Северо-Западный

8,4

0,464

26,0

Центральный

5,9

0,292

30,3

Приволжский

6,2

0,422

28,4

Южный

3,2

0,173

31,2

Уральский

6,4

0,468

32,6

Сибирский

5,8

0,512

31,8

Дальнево сто чны й

5,7

0,353

28,2

Работодатели малых предприятий экономят на затратах на охрану труда. Так, в 1988 г. на малых предприятиях в расчете на одного работающего на эти цели было израсходовано 205,4 руб. (на крупных и средних предприятиях - 503,5 руб.). В 2000 г. эти затраты составили соответственно 323,8 руб. и 1012,2 руб. Разрыв значений этих показателей, составивший в 1998 г. 2-кратную величину, в 2000 г. был уже 3-кратным. Наибольшее стремление сэкономить на охране труда присуще предприятиям, находящимся в частной собственности (примерно 96% общего числа малых предприятий). В 2000 г. затраты на мероприятия по охране труда в этом секторе составили 311,4 руб. (95% средних затрат на малых предприятиях всех форм собственности). Конечно, нельзя считать, что только экономия на мероприятиях по охране труда (их величина крайне мала и на крупных и средних предприятиях) порождает высокий уровень травматизма на частных предприятиях (табл. 6). В числе других причин стремление сэкономить на этих мероприятиях характеризует поведение работодателя в области охраны труда наемных работников.

Таблица 6

Структура и динамика уровня травматизма на малых предприятиях по формам собственности, 1999-2000 гг.

Малые

предприятия

Численность пострадавших с утратой трудоспособности на 1 раб. день и более и со смертельным исходом в расчете на 1000 работающих, чел.

Из них со смертельным исходом, чел.

Число дней временной нетрудоспособности у пострадавших с утратой трудоспособности в расчете на 1 пострадавшего

Израсходовано на мероприятия по охране труда в расчете на 1 работающего, руб.

1999 г.

2000 г.

1999 г.

2000 г.

1999 г.

2000 г.

1999 г.

2000 г.

Всех форм

собственности

5,1

5,8

0,267

0,368

28,5

29,5

177,9

323,8

Частные

5,3

6,0

0,305

0,392

28,8

29,5

177,1

311,4

Профессионально обусловленная заболеваемость - еще один выходной параметр качества производственно-технологической среды и организации охраны труда. Следует, однако, иметь в виду, что говорить об уровне и тенденциях развития профессиональной заболеваемости в малом бизнесе можно только по истечении достаточно длительного периода времени. Поскольку стаж развития профессиональных заболеваний составляет от 15 до 35 лет, вновь выявляемые из них сегодня на малых предприятиях в основном регистрируются у лиц, начавших работать на вредных производствах еще в период с 1967 по 1987 г. В значительной степени эти заболевания обусловлены предшествующим «стажем контакта» с вредными производственными факторами.

По мнению специалистов НИИ медицины труда РАМН, реальный уровень профессиональной заболеваемости в России в 10 раз выше официально регистрируемого. Причины этого обусловлены слабым охватом работающих (особенно на малых предприятиях) предварительными и периодическими медицинскими осмотрами; затянувшейся на десятилетие реорганизацией службы профессиональной патологии, передачей ведомственной медицины на муниципальный баланс; общим состоянием системы здравоохранения. Можно предположить, что в малом бизнесе, где собственные службы гигиены труда отсутствуют, а на оплате «сторонних» медицинских услуг работодатель экономит (либо не обладает информацией о таких услугах), с 2005 г. возможен значительный рост профессиональных заболеваний, обусловленных условиями труда, сложившимися непосредственно в этом секторе предпринимательства.

Даже ограниченные возможности анализа данных официальной статистики позволяют утверждать, что сегодня работодатели обеспечивают наемным работникам гарантированное законом право на безопасный и охраняемый труд на малых предприятиях в значительно меньшей степени, чем на крупных и средних. Отсутствие государственного административного и правового регулирования социально-трудовых отношений на малых предприятиях между работодателями и наемными работниками привело к возникновению проблемной ситуации в области условий и охраны труда.

Возникшая дискриминация в социальной защищенности работников малых предприятий вряд ли может быть решена административными мерами. Фактически этот аспект трудовых отношений (и многие другие в этой области) оказался полностью неуправляемым со стороны государственных и отраслевых органов управления охраной труда, что и обусловило высокие показатели уровня производственного травматизма. Малые предприятия, «выключенные» из системы административного управления охраной труда, не подпадают под действие рыночных механизмов, позволяющих регулировать поведение работодателя в процессе обеспечения законодательно гарантированных безопасных условий труда работников.

Сегодня единственным рычагом экономического управления поведением работодателя в области охраны труда является обязательное государственное страхование от несчастных случаев и профессиональных заболеваний, которое может повысить его заинтересованность в снижении профессиональных рисков путем проведения гибкой отраслевой тарифной политики и реализации механизма скидок (надбавок) к страховым тарифам с учетом состояния условий и охраны труда на предприятиях отраслей. Однако в системе государственного обязательного страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний малые предприятия не рассматриваются как особые субъекты страхового рынка, по отношению к которым должны проводиться отдельная тарифная политика либо превентивные меры. Статус малого предприятия в системе обязательного страхования от несчастных случаев и профессиональных заболеваний такой же, как крупного и среднего. При более высоком уровне производственного травматизма и одинаковых страховых тарифах малые предприятия фактически становятся реципиентами крупных и средних предприятий, что вполне устраивает работодателей в малом предпринимательстве.

Малое предприятие сегодня фактически не попадает в поле зрения Фонда социального страхования России, который при выработке своей тарифной политики работает с отраслью в целом. При ежегодном утверждении закона о тарифах страхования от несчастных случаев и профессиональных заболеваний его интересы, как правило, не бывают представлены ни работодателями этого сектора экономики, ни защитниками интересов наемных работников в лице профсоюзов (они практически отсутствуют в малом бизнесе). Экономический рычаг в виде системы скидок (надбавок) к страховому тарифу также не будет действовать на уровне малого предприятия (результаты распределения на уровне отрасли излишков выплаченных отраслью страховых сумм просто не дойдут до малого предприятия, так как оно не включено в систему административного отраслевого управления).

Экономические рычаги страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний могут стать действенными в малом бизнесе, если система социального страхования будет учитывать специфику его производственно-технологических условий и поведенческих факторов, проявляющихся в том числе и в отношениях с наемными работниками, при формировании не только гибкой тарифной политики, но и превентивных мер. Однако существующая организация статистического наблюдения за субъектами малого бизнеса, при которой из поля зрения органов государственной статистики к тому же полностью выпали предприниматели без образования юридического лица, представляющие сегодня основу малого предпринимательства, не дает такой возможности. Это порождает порочную практику нормотворчества в условиях информационного вакуума, классическим примером которой явилось принятие Государственной Думой в декабре 2001 г. закона о едином социальном налоге в малом бизнесе и последовавшим вскоре за этим (в июле 2002 г.) освобождением от его уплаты предпринимателей, с которых взимается единый налог на вмененный доход. При этом как принятие, так и последующая отмена единого налога для значительной части предпринимателей не были обоснованы ввиду практически полного отсутствия необходимых данных.


Литература

  1. О санитарно-эпидемиологической обстановке в РФ в 2000 г. М.: Федеральный центр Госсанэпиднадзора Минздрава РФ, 2001.
  2. http://cis.cotspb.ru/iloencrus/
 

Популярные книги и учебники