Экономика » Анализ » Экономические последствия пандемии коронавируса для организаций культуры в России

Экономические последствия пандемии коронавируса для организаций культуры в России

Т. В. Абанкина
А. В. Мацкевич
Е. А. Николаенко
В. В. Романова


О мировом финансовом кризисе эксперты говорили еще задолго до начала пандемии. Ухудшение экономической ситуации в России началось с наложения в отношении нее санкций странами Западной Европы и Америки, что в совокупности с падением цен на нефть к 2019 г. привело к увеличению числа регионов, исполнивших бюджет с дефицитом (35 субъектов РФ), суммарный дефицит увеличился более чем в 3,5 раза по сравнению с 2018 г. и составил 232,9 млрд руб. Распространение коронавирусной инфекции спровоцировало наступление нового мирового кризиса. Экономическая ситуация в России еще больше обострилась: по оценке Минэкономразвития России, по итогам 2020 г. ВВП сократился на 3,1% по сравнению с 2019 г. На фоне пандемии сократились доходы федерального бюджета и образовался дефицит 4099,4 млрд руб. против профицита в сумме 1974,3 млрд руб. в 2019 г.

Большинство регионов получают дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности за счет средств федерального бюджета. Количество таких субъектов РФ на протяжении ряда лет практически не меняется (в 2017 г. — 72 региона, в 2018 — 73, в 2019, 2020 и 2021 гг. — 721). В условиях сокращения собственных доходов региональных бюджетов и необходимости увеличить расходы на антикризисные меры и меры по борьбе с пандемией в течение 2020 г. росли дефицит региональных бюджетов и долговая нагрузка (см. также: Климанов и др., 2020). Так, по итогам 2020 г. 57 субъектов РФ исполнили бюджет с дефицитом, который суммарно составил 729,8 млрд руб., что в 3,1 раза выше, чем в 2019 г.

Большинство экспертов отмечают, что началась мировая рецессия, последствия которой будут сказываться еще долгие годы (Колодко, 2020; Grigoryev, 2020; Паздникова и др., 2020; Щетинина, 2020). По данным OECD (2020), темп прироста мирового ВВП в 2020 г. сократился на 4,2% по сравнению с невысоким показателем 2,7% в 2019 г. По данным МВФ, пандемия COVID-19 оказала более негативное влияние на активность в первой половине 2020 г., чем предполагалось, и восстановление займет больше времени, чем прогнозировалось ранее (IMF, 2020). По мнению авторов статьи «Падение в мировую рецессию 2020...» (Григорьев и др., 2020. С. 5), ее начало обусловлено не шоком финансового сектора, а запретами «на общение и личное потребление услуг, которые ранее обычно не были подвержены колебаниям». В первую очередь пандемия затронула отрасли сферы услуг, туризма и культуры. А. Мурзин (2020. С. 3) справедливо заметил, что культура «самая хрупкая отрасль, производимое благо которой находится на вершине пирамиды Маслоу. Даже отрасли туриндустрии и пассажироперевозок, которые получили наибольший ущерб от объявленных ограничений, продолжают функционировать, хотя и в усеченном формате».

Чтобы оценить экономические последствия пандемии COVID-19 для сферы культуры, мы проанализировали динамику показателей бюджетного финансирования, рассмотрели расходы домохозяйств на организацию отдыха и культурные мероприятия, а также исследовали структуру численности работников организаций культуры по формам неполной занятости. Данные показатели, на наш взгляд, будут наиболее чувствительны к сложившейся ситуации.

Чтобы обогатить наши представления о ситуации непосредственно внутри культурных институций, мы провели качественное исследование — экспертный опрос руководителей учреждений культуры разных видов, расположенных как в столичных, так и малых городах и в сельской местности из всех федеральных округов. Опрос помог выявить спектр мнений и оценок влияния пандемии на деятельность этих организаций. В исследование в качестве экспертов было включено 90 руководителей учреждений культуры разных видов: музеев, театров, концертных организаций, библиотек и клубно-досуговых учреждений. Для корректности выборки, чтобы избежать «исчезновения» тех или иных значимых точек зрения, были соблюдены следующие пропорции: охвачены учреждения культуры всех федеральных округов, в каждом округе опрошено не менее 5 руководителей учреждений разных субъектов РФ; представлены мнения руководителей региональных и муниципальных учреждений культуры всех видов, а также федеральных учреждений культуры; включены руководители казенных, бюджетных и автономных учреждений. Отметим, что влияние фактора «тип учреждения» выявить в данном исследовании не удалось, в отличие от характера основной деятельности учреждений: театральной, концертной, музейной, библиотечной или клубно-досуговой. В структуре респондентов представлены руководители пяти основных видов учреждений, хотя сегменты по численности не равны, что допускается для качественного исследования. Таким образом, была сформирована неслучайная выборка, которая удовлетворяет целям проводимого исследования и является вполне оправданной2, позволяя строить описательный анализ.

Программа качественного исследования была сосредоточена на трех ключевых темах:

  • оценка влияния COVID-19 на финансирование сферы культуры и экономическое положение учреждений культуры;
  • новые формы и форматы работы учреждений культуры разных типов в период пандемии;
  • оценка перспектив развития учреждений культуры с учетом полученного опыта.

Оценка влияния COVID-19 на финансирование сферы культуры и экономическое положение учреждений культуры

Анализ ежемесячной динамики расходов на культуру по уровням бюджетной системы за 2020 г. по сравнению с аналогичными периодами предыдущего года показал, что, несмотря на рост расходов, его темпы замедляются и наиболее сильно из-за последствий эпидемии пострадали региональные бюджеты. На рисунке 1 видно замедление темпов роста расходов на культуру начиная с марта 2020 г., наименьший темп роста этих расходов наблюдается по консолидированным бюджетам субъектов РФ. К 01.01.2021 г. он составил 101,2% по сравнению с аналогичными расходами по состоянию на 01.01.2020 г. Наибольший темп роста расходов наблюдался по федеральному бюджету. Темп роста расходов на культуру в целом по консолидированному бюджету РФ к концу 2020 г. составил 103,8%.

Темпы роста расходов на культуру в 2020 г. по уровням бюджетной системы по сравнению с аналогичным периодом 2019 г. (в %)

Похожая динамика наблюдается и при рассмотрении доли расходов на культуру в общих расходах соответствующего бюджета (рис. 2). Среднее значение этого показателя по консолидированным бюджетам субъектов РФ сократилось с 4,2% по состоянию на 01.02.2020 г. до 3,1% на 01.01.2021 г. В целом за 2020 г. по консолидированному бюджету РФ сокращение указанного показателя составило 0,4 и. и. Доля расходов на культуру в рамках федерального бюджета по итогам 2020 г. по сравнению с 2019 г. практически не изменилась и составила 0,6%.

Доля расходов на культуру в общих расходах бюджета соответствующего уровня бюджетной системы в 2020 г. (в %)

Анализ отчетов об исполнении консолидированных бюджетов субъектов РФ в части расходов в сфере культуры показал сильную дифференциацию регионов. По итогам I полугодия 2020 г. сокращение расходов на культуру3 по сравнению с аналогичным периодом 2019 г. наблюдалось в 14 субъектах РФ, а расходов на предоставление субсидий бюджетным, автономным учреждениям и иным некоммерческим организациям в сфере культуры — в 21 субъекте РФ. При этом по состоянию на 01.01.2021 г. расходы на культуру сократились в трети регионов нашей страны (28), а их доля — в 74 субъектах РФ. Максимальное сокращение расходов по итогам 2020 г. наблюдалось в Сахалинской области и составило 16,8% по сравнению с 2019 г. На втором месте Ненецкий автономный округ и г. Москва — 11,9%.

Сравнительный анализ динамики расходов консолидированных бюджетов субъектов РФ показал, что в 2020 г. как общие расходы на культуру, так и, в частности, расходы на предоставление субсидий бюджетным, автономным учреждениям и иным некоммерческим организациям в номинальном выражении продолжали расти, однако в относительном выражении наметилась их отрицательная динамика: замедлились темпы роста расходов на культуру и их доли в большинстве субъектов РФ.

Анализ динамики объемов ВВП на душу населения (в постоянных ценах) и доли расходов домохозяйств на организацию отдыха и культурные мероприятия в общих расходах домохозяйств показал, что она во многом совпадает (рис. 3). Это свидетельствует о достаточно высокой чувствительности этих расходов к кризисным явлениям в экономике России4. При увеличении благосостояния страны в целом растет благосостояние граждан, и, наоборот, с обострением экономического кризиса сокращаются расходы домохозяйств на организацию отдыха и культурные мероприятия (Абанкина и др., 2020). На протяжении 15-летнего периода лишь в 2006 и 2010 гг. наблюдалась разнонаправленная динамика рассматриваемых показателей.

Объем ВВП на душу населения в реальном выражении и доля расходов домохозяйств на организацию отдыха и культурные мероприятия в общих расходах домохозяйств

Распространение коронавирусной инфекции негативно сказывается на экономике России, что показывают прогнозы Минэкономразвития, ВЭБ.РФ5 и МВФ и оценки McKinsey6. Таким образом, учитывая дальнейшее сокращение ВВП, расходы домохозяйств на организацию отдыха и культурные мероприятия неизбежно будут снижаться. Как следствие, доходы организаций культуры и внебюджетные доходы государственных и муниципальных учреждений культуры также будут сокращаться.

Выход из сложившей ситуации в основном возможен за счет мер, направленных на поддержку и обеспечение дальнейшего устойчивого развития сферы культуры.

В перечень отраслей российской экономики, в наибольшей степени пострадавших в результате распространения новой коронавирусной инфекции, утвержденный постановлением Правительства РФ от 03.04.2020 № 434, включены организации и ИП в сфере культуры, занятые: деятельностью в области искусства и организации развлечений; демонстрацией кинофильмов; музейной деятельностью; производством изделий народных художественных промыслов; организацией выставок. Кроме того, в перечень включены зоопарки.

В условиях распространения коронавируса организации в сфере культуры стремились сохранить рабочие места за своими сотрудниками (табл. 1). Однако они были вынуждены воспользоваться различными формами неполной занятости. Так, в I кв. 2020 г. наблюдался рост численности работников в целом по всем формам неполной занятости списочного состава на 19,2% по сравнению с I кв. 2019 г. В I кв. 2020 г. на 28,6% чаще, чем в аналогичном периоде 2019 г., работникам устанавливалось неполное рабочее время по инициативе работодателя. По России в целом отмечается значительный рост численности работников списочного состава, находившихся в простое по вине работодателя и по причинам, не зависящим от работодателя и работника, — в 17,5 раза (+6029 чел.) по сравнению с I кв. 2019 г.

Таблица 1

Структура численности работников организаций культуры по формам неполной занятости

Показатель

Численность работников, человек

Прирост к аналогичному периоду предыдущего года

I кв. 2018 г.

I кв. 2019 г.

I кв. 2020 г.

I кв. 2019 г., человек

I кв.

2020 г.,

человек

I кв. 2019 г., %

I кв. 2020 г., %

Работавшие неполное рабочее время по соглашению между работником и работодателем

33 696

39 107

42 172

5411

3065

16,1

7,8

Работавшие неполное рабочее время по инициативе работодателя

773

619

707

-154

177

-19,9

28,6

Находящиеся в простое по вине работодателя и по причинам, не зависящим от работодателя и работника

226

366

6 395

140

6029

61,9

в 17,5

раза

Находящиеся в отпуске без сохранения заработной платы

16 623

18 852

20 968

2229

2116

13,4

11,2

Итого

51 318

58 944

70 331

7626

11 298

14,9

19,3

Справочно:

Выбывшие работники

22 117

18 950

18 448

-3167

-502

-14,3

-2,6

Источник: расчеты авторов на основе данных Федеральной службы государственной статистики, раздел 1.30.7 «Неполная занятость и движение работников организаций, не относящихся к субъектам малого предпринимательства» (https: www.fedstat.ru organizations ).

Это привело к структурным изменениям форм неполной занятости. Так, если в I кв. 2018 и 2019 гг. на долю этого показателя в общей численности работников по формам неполной занятости приходилось не более 1% (0,4 и 0,6% соответственно), то в I кв. 2020 г. она приблизилась к 9%.

Среди всех секторов культуры наиболее пострадавшими оказались музеи, учреждения клубного типа, библиотеки. Так, в I кв. 2020 г. по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года численность работников, находящихся в простое по вине работодателя и по причинам, не зависящим от работодателя и работника, увеличилась в музеях в 93 раза (I кв. 2019 г. — 29 чел.; I кв. 2020 г. — 2713 чел.); в учреждениях клубного типа — в 37 раз (I кв. 2019 г. — 15 чел.; I кв. 2020 г. — 563 чел.); в библиотеках и архивах — в 10 раз (I кв. 2019 г. — 41 чел.; I кв. 2020 г. — 396 чел.)7. В целом по Российской Федерации 15,7% списочной численности работников организаций сферы культуры перешли на неполные формы занятости, в 36 регионах наблюдаются более высокие значения этого показателя, и в 49 субъектах РФ показатель ниже среднего по России значения.

Руководители и сотрудники организаций культуры в субъектах РФ по-разному реагировали на сложившуюся ситуацию. Так, суммарная численность работников с неполной формой занятости (доля от их списочной численности) составляет от 32,2% в Вологодской области до 1,5% в Республике Ингушетия. По числу заболевших (как доля в численности населения соответствующего субъекта РФ, по состоянию на 02.06.2020 г.) Вологодская область занимает 72-е место, а Республика Ингушетия — 6-е место8. Это может свидетельствовать о том, что принятые меры по минимизации численности сотрудников на рабочих местах привели к снижению числа заболевших. Следует заметить, что данный анализ проведен исходя из наличия данных только за I кв. 2020 г., когда режим самоизоляции в связи с пандемией коронавируса только начинали вводить. Однако уже с первых дней вырисовывалась отрицательная динамика показателей в сфере культуры. Во II кв. в связи с ослаблением ограничительных мер темп роста показателей несколько снизился: если в I кв. 2020 г. численность работников в целом по всем формам неполной занятости списочного состава сократилась на 19,6% по сравнению с I кв. 2019 г., то во II кв. 2020 г. этот показатель составил 11,1%. При этом доля работников культуры, перешедших на неполные формы занятости, от списочной численности работников культуры также снизилась (с 20% в I кв. до 18,9% во II кв. 2020 г.). В III кв. 2020 г. в связи с введением нового этапа ограничительных мер ситуация с сохранением рабочих мест в сфере культуры снова обострилась: численность работников культуры, перешедших на неполные формы занятости, достигла 23% от списочного состава. При этом введение неполных форм занятости неизбежно сопровождается сокращением заработной платы работников.

На неполные формы занятости больше всего сотрудников перешло в организациях, осуществляющих культурно-массовые мероприятия. Во время периода самоизоляции в отсутствие возможности проводить репетиции актерский состав — особенно балерины, хоровые исполнители, музыканты — теряют свою форму9, что непременно со временем отразится на качестве исполнительского искусства.

Правительство РФ в апреле 2020 г. предусмотрело меры поддержки федеральных государственных учреждений культуры, в мае 2020 г. было выделено более 3,8 млрд руб. в целях сохранения уровня заработной платы работников федеральных государственных бюджетных учреждений культуры10. Вместе с тем не только федеральным, но и региональным и особенно муниципальным учреждениям культуры требуется финансовая поддержка в период приостановки их деятельности. На основании данных ГИВЦ Минкультуры России были рассчитаны доли расходов на оплату труда за счет собственных средств всех учреждений культуры, подведомственных Министерству культуры РФ (табл. 2). Фактически у региональных и муниципальных учреждений культуры нет источников компенсации выпадающих доходов для сохранения уровня заработной платы при сокращении собственных средств в период самоизоляции.

Таблица 2

Расходы на оплату труда за счет собственных средств учреждений культуры, подведомственных Минкультуры РФ, 2019 г. (млн руб.)

Организация

Всего за год

В том числе за счет собственных средств за год

В том числе за счет собственных средств за один месяц

Доля, %

Культурно-досуговые организации

99 335,9

6201,0

516,7

6,2

Цирки

2884,9

1880,2

156,7

65,2

Театры

64 296,7

16 301,0

1358,4

25,4

Парки

5373,7

1860,6

155,1

34,6

Музеи

46 423,7

11 334,9

944,6

24,4

Концертные организации и самостоятельные коллективы

24 803,3

2812,0

234,3

11,3

Зоопарки

2265,8

879,0

73,3

38,8

Библиотеки

43 242,3

394,7

32,9

0,9

ДШИ

70 598,1

4641,8

386,8

6,6

Итого

358 219,6

46 425,3

3858,8

12,9

Справочно: учреждений — 87 619 ед., численность работающих — 759 950 человек.

Источник: ГИВЦ Минкультуры России.

Региональные власти снижают налоговую нагрузку, рекомендуют снижать стоимость арендной платы, предоставляют возможность получить антикризисные микрозаймы под низкий процент и ряд других мер. Однако большинство субъектов РФ имеют очень напряженные бюджеты и не могут выделить дополнительные средства на поддержку подведомственных учреждений культуры. Региональные сообщества волонтеров культуры более чем в 50 субъектах страны оказывают психологическую поддержку во время карантина и самоизоляции, ищут онлайн-возможности и сервисы, а затем делятся ими со всеми желающими.

Результаты экспертного опроса руководителей подтвердили острую необходимость поддержки со стороны Правительства РФ — мер по сохранению рабочих мест и уровня заработной платы в период борьбы с COVID-19 для учреждений культуры. Многие руководители организаций культуры, участвовавшие в нашем опросе, отметили, что заработная плата сохранена в полном объеме. Однако в учреждениях со значительной долей внебюджетных средств, большая часть которых тратилась на оплату труда, заработная плата уменьшилась. Некоторые региональные руководители отметили, что сократились денежные поступления в виде премий, стимулирующих выплат и т. и., прежде всего это коснулось театров и клубно-досуговых учреждений.

Важную проблему, выделенную руководителями, составляют финансовые сложности, связанные с невыполнением показателей, которые установлены в государственном задании учреждений культуры. На наш взгляд, в текущих условиях целесообразно предусмотреть в госзадании еще один показатель — посещение онлайн-мероприятий учреждения. В совокупности показатель посещаемости и показатель посещаемости онлайн-мероприятий наиболее полно отражают доступность услуг учреждений культуры населению. Кроме того, показатель «посещение онлайн-мероприятий» необходимо сделать системным и ввести дополнительно как целевой показатель национального проекта «Культура». В настоящее время существует один индикатор выполнения этого проекта — посещаемость. К концу 2020 г. число посещений должно было составить 797,8 млн. По данным Минкультуры России, за I кв. целевой показатель составил 220,4 млн посещений11. По итогам 2020 г. с учетом принимаемых различными регионами ограничительных мер при посещении учреждений культуры выполнение данного показателя существенно сократилось (предположительно в 2 раза), а интенсивность обращения к цифровым ресурсам, напротив, резко возросла. Об актуализации целевых показателей национальных проектов в связи с осложнением эпидемиологической ситуации и распространением коронавирусной инфекции пишет и М. Мильчаков (2020). Учитывая, что национальный проект нацелен на то, чтобы сделать культуру доступной не только в крупных городах, но и в отдаленных населенных пунктах по всей стране, необходимо рассмотреть вопрос о введении целевого показателя, характеризующего именно доступность услуг учреждений культуры.

Помимо финансовых сложностей руководители — участники экспертного опроса отмечали и другие проблемы, с которыми столкнулись учреждения культуры в условиях самоизоляции. Так, половина экспертов говорили о технических проблемах, связанных с переходом в онлайн-формат предоставления услуг: недостаточная оснащенность оборудованием, компьютерной и другой оргтехникой (например, вебкамер, записывающей аппаратуры), отсутствие или плохое качество интернет-связи, а также отсутствие у ряда сотрудников условий и опыта работы в дистанционном формате. Были отмечены и другие проблемы, среди которых:

  • сложность работы на электронных площадках и в онлайн-режиме для людей пожилого возраста;
  • психологические сложности как со стороны сотрудников организаций (страх перед видеоэфиром), так и со стороны потребителей услуг («из-за отсутствия непосредственного контакта руководителей кружков постепенно пропадает интерес к занятиям у детской и подростковой категории»);
  • повышенная конкуренция за время и внимание посетителя, так как рынок культурных услуг стал перенасыщен предложениями за счет использования всех возможных интернет-каналов;
  • руководители библиотек отмечали неготовность людей в сельской местности читать электронные книги;
  • руководители театров и концертных организаций говорили о невозможности организовать результативно репетиции артистов («актеры теряют профессиональную форму, репетируя в режиме онлайн, удаленно»; «репетиции артистов в домашних условиях не соответствуют установленным нормам по звукоизоляции в квартирах многоэтажных домов»).

С июня 2020 г. региональные власти стали снимать часть ограничительных мер, введенных из-за коронавирусной инфекции, начали работать музеи, парки, библиотеки, зоопарки. Однако быстрое восстановление в полном объеме поступлений внебюджетных доходов в учреждениях культуры из-за санитарных требований Роспотребнадзора, снижения доходов населения, психологического настроя, связанного с боязнью заразиться коронавирусной инфекцией, вряд ли возможно.

Организации культуры в период самоизоляции: новые формы и направления работы

Всеобщий переход организаций культуры в онлайн-формат произошел довольно быстро, несмотря на отмеченные руководителями — участниками опроса трудности. Экспертные интервью подтверждают, что за время самоизоляции наиболее интенсивно стали развиваться взаимодействие с аудиторией, профессиональные связи в секторах культуры, а также участие культурных институций в жизни сообществ.

Для осуществления текущей деятельности организаций культуры и привлечения широкой аудитории применялись следующие формы и направления работы:

  • освещение текущих плановых проектов, выставок, лекций, концертов с привлечением сотрудников, которых обычно не увидишь при посещении организаций культуры, — директора, проводящие экскурсии, хранители, отвечающие на вопросы публики, гримеры, костюмеры, звукорежиссеры;
  • публикация материалов из «запасников»: трансляция уже готовых записей спектаклей, видеофильмов, концертов, лекций. Отдельные театры все же выбирали стратегию фокусировки не на трансляции записей, а на новых просветительских программах, связанных с театральной тематикой;
  • сохранение и большее внимание к интерактивным образовательным проектам (мастер-классы, детские занятия, художественные проекты и практики), особенно для детской и подростковой аудиторий;
  • документирование периода карантина и творческое осмысление вопросов и переживаний карантинного периода (например, программа «100 способов прожить минуту» ГМИИ им. А.С. Пушкина).

На время самоизоляции пришлись всероссийские акции «Библионочь» и «Ночь музеев», ежегодный международный фестиваль «Интермузей» и форум «Музейный гид», которые стали доступны более широкой аудитории. Отметим, что, хотя в период пандемии и появились новые экспериментальные формы, например зум-постановки, многие уже в конце карантинного периода, а тем более после снятия ограничительных мер отмечали снижение интереса к онлайн-программам и мероприятиям. Заметными были и социальные инициативы культурных институций, социальная поддержка местных сообществ: создание каталога «Локатор» для поддержки местного среднего и малого бизнеса и некоммерческого сектора при участии Музея истории Екатеринбурга; программа музея «Гараж» «Все будет хорошо» для людей с инвалидностью, беженцев, иммигрантов, врачей и волонтеров; большая театральная акция «Помоги врачам» (инициированная БДТ) — сбор денег для конкретных больниц и чтение личных записей медиков и многие другие. Обобщая работу организаций культуры в период пандемии, можно сказать, что интенсивно развивается предоставление онлайн-услуг населению, укрепляются профессиональные связи в секторах культуры, а также расширяется социальное участие культурных институций в жизни сообществ.

Оценка перспектив развития учреждений культуры с учетом полученного опыта

В условиях самоизоляции отрасль культуры прошла серьезную проверку готовности к подобным испытаниям. С одной стороны, стали очевидны положительные результаты проводимой в последние годы работы по цифровизации российской культуры, что облегчило многим учреждениям культуры переход на режим работы онлайн. Посещаемость базовых ресурсов о культуре — порталы Культура. РФ, История.РФ, Национальная электронная библиотека (НЭБ.РФ), сайт Государственного каталога Музейного фонда (Госкаталог.РФ), платформа мультимедиагидов с технологией дополненной реальности АРТЕФАКТ — за период с начала 2020 г. до конца мая превысила 42 млн визитов. Число просмотров онлайн-трансляций культурных событий только в рамках проекта Stay Home with Russian Seasons, запущенного с 23 марта 2020 г., составило за два месяца около 20 млн. Создание — в рамках национального проекта «Культура» — модельных библиотек, обеспеченных высокоскоростным интернетом, доступом к электронным ресурсам, оцифрованным книгам и документам, способствовало более успешной организации библиотеками дистанционной работы с читателями.

С другой стороны, пандемия высветила и имеющиеся в отрасли проблемы: отсутствие или плохое качество интернет-связи, слабую техническую оснащенность многих учреждений культуры, финансовые сложности, отсутствие у сотрудников навыков дистанционной работы. С учетом полученного опыта сформировался ощутимый стимул для дальнейшего, более интенсивного развития отрасли, в первую очередь в части укрепления материально-технической базы учреждений культуры и цифровой трансформации отрасли. По оценке министра культуры России О. Любимовой, этот опыт оказался неоценимым и цифровые направления работы получат дальнейшее развитие в «мирное время» (Альперина, 2020).

Результаты нашего исследования показали, что большинство руководителей учреждений культуры видят свои перспективы в дальнейшем развитии онлайн-формата предоставления услуг и планируют после снятия режима самоизоляции продолжать дистанционное обслуживание. В качестве предложения было высказано пожелание о монетизации онлайн-активности. Однако многие считают работу в интернет-пространстве лишь дополнением к основной деятельности, которое будет способствовать расширению аудитории. Есть и более скептические настроения. Например, некоторые руководители муниципальных библиотек утверждают, что «новые формы в удаленном режиме не могут полностью удовлетворить запросы пользователей», и они хотели бы скорее восстановить прежний режим работы. Театрам и концертным организациям также сложно перейти в онлайн-формат, поэтому им будет трудно выходить из режима самоизоляции при отсутствии возможностей для репетиций и показа спектаклей оффлайн. Среди руководителей муниципальных культурно-досуговых учреждений наблюдается обеспокоенность, связанная с возможной потерей интереса к занятиям в домах культуры со стороны молодежи.

С учетом экспертных оценок для развития альтернативных вариантов работы организаций культуры рекомендуется:

  • внести изменения в Общероссийский базовый (отраслевой) перечень государственных и муниципальных услуг, оказываемых физическим лицам в сфере культуры12, добавив в него услуги, предоставляемые в онлайн-формате;
  • на основании упомянутых изменений предусмотреть возможность внесения в государственные задания учреждений культуры (и в список целевых индикаторов национального проекта «Культура») дополнительного показателя — посещение онлайн-мероприятий учреждения. В совокупности показатель посещаемости и показатель «посещение онлайн-мероприятий» более полно отражают доступность услуг учреждений культуры населению;
  • пересмотреть нормативные затраты на оказание услуг при расчете субсидии на финансовое обеспечение выполнения государственного (муниципального) задания для учреждений культуры, исходя из необходимости сохранить заработную плату работников на уровне средней по экономике региона, за счет бюджетных средств13. Сокращение внебюджетных доходов учреждений культуры, возникшее по объективным, не зависящим от учреждения культуры причинам, не должно привести к увольнениям или переводу на неполную занятость сотрудников и снижению гарантированной оплаты труда;
  • предусмотреть в части бюджетных ассигнований на финансовое обеспечение государственного задания учреждений культуры расходы на услуги и работы, предоставляемые и выполняемые в онлайн-формате;
  • обеспечить охват руководителей и специалистов организаций культуры интенсивными образовательными программами для работы с интернет-сервисами и онлайн-формами за счет средств Учредителя;
  • разработать новые модели обеспеченности населения регионов России культурными благами с учетом услуг и работ, предоставляемых и выполняемых в онлайн-формате; согласовать и внести изменения в Методические рекомендации субъектам РФ и органам местного самоуправления по развитию сети организаций культуры и обеспеченности населения услугами организаций культуры14;
  • обеспечить опережающее развитие цифровой инфраструктуры организаций культуры, расположенных в сельской местности, отдаленных и труднодоступных территориях, в соответствии с новыми требованиями обеспечения доступности культурных благ для населения регионов России;
  • дополнить Положение о присуждении грантов Президента Российской Федерации для поддержки творческих проектов общенационального значения в области культуры и искусства, включив в него приоритетную поддержку проектов, направленных на развитие культурно-образовательного туризма с использованием объектов культурно-исторического наследия народов России и учреждений культуры15. Актуальность такой поддержки вызвана ростом внутреннего туризма в период визовых ограничений, связанных с пандемией коронавируса.

В период роста заболеваемости коронавирусной инфекцией следует не только сохранить утвержденные федеральным законом № 380-Ф316 бюджетные средства, но и предусмотреть резервные средства, исходя из необходимости сохранить заработную плату работников на уровне средней по экономике региона. Отметим, что не только федеральным, но и региональным и особенно муниципальным учреждениям культуры требуется финансовая поддержка в связи с сокращением спроса на услуги культуры в период пандемии, запретом на проведение массовых мероприятий и ограничениями по плотности посадочных мест в учреждениях культуры. Исходя из этого, в части предоставления межбюджетных трансфертов в сфере культуры бюджетам субъектов РФ необходимо предусмотреть резервные средства на компенсацию выпадающих доходов для сохранения уровня заработной платы при сокращении собственных средств в период пандемии.

На наш взгляд, следует с осторожностью отнестись к уменьшению бюджетных ассигнований, предусмотренных на предоставление межбюджетных трансфертов в сфере культуры бюджетам субъектов РФ: в 2021 г. — на 691,3 млн руб., в 2022 г. — 824,5 млн руб. (Законопроект № 1027743-7 «О федеральном бюджете на 2021 г. и на плановый период 2022 и 2023 годов», далее Проект ФБ17). Сокращение объема выделяемых субсидий неизбежно приводит к уменьшению средств, направляемых на организацию новых мероприятий (постановок, концертов, выставок, новых форм оказания услуг) и оплату труда работников культуры. Уменьшение бюджетных ассигнований может негативно сказаться на качестве предоставляемых услуг, а также обеспеченности населения услугами культуры не только в период ограничений и самоизоляции, но и после него.

Как отмечено в Пояснительной записке к Проекту ФБ, выходу российской экономики на траекторию высоких темпов роста будет способствовать реализация национальных проектов, в том числе национального проекта «Культура». Однако по федеральному проекту «Творческие люди» запланировано уменьшение ассигнований федерального бюджета: в 2021 г. — на 655 млн руб., в 2022 г. — на 653,8 млн, а в 2023 г. — на 671,6 млн руб. При этом уточняется, что уменьшение бюджетных средств не скажется на значениях достигаемых результатов. Однако обоснованно возникают сомнения в возможности достичь заданных результатов. Бюджетные ассигнования, направляемые на обеспечение федерального проекта «Цифровая культура», перенесены с 2021 и 2022 гг. на 2023 г. Но до сих пор, несмотря на снижение заболеваемости, ограничительные меры полностью не отменены (на момент написания статьи): продолжают находиться дома люди старше 65 лет, наполняемость театральных залов 50%, поэтому недофинансирование проекта «Цифровая культура» может негативно сказаться на обеспеченности населения культурными благами.


1 Приказы Минфина России 09.11.2016 № 481; от 15.11.2017 № 1029; от 14.11.2018 № 3130 от 15.11.2019 № 1032; от 11.11.2020 № 1030.

2 Поскольку «сохраняется некоторый уровень доверия к тому, что допущения используемой модели достаточны для целей исследования» (ААРОИ, 2016. С. 137).

3 Данные по подразделу 0800 бюджетной классификации расходов бюджетов накопленным итогом за 6 месяцев.

4 Коэффициент корреляции равен 0,6, что свидетельствует о достаточно тесной прямой связи рассматриваемых показателей.

5 https:  www.rbc.ru economics 12 04 2020 5e919e0a9a7947391241d05b

7 Данные Федеральной службы государственной статистики, https: www.fedstat.ru indicator 57775

8 При составлении рейтинга субъектов РФ регионы были упорядочены от максимального значения показателя к минимальному.

9 Данный факт также отмечал художественный руководитель и генеральный директор Мариинского театра В. Гергиев во время встречи В. Путина с деятелями культуры 08.06.2020 г.

10 Распоряжение от 08.05.2020 г. № 1231-р; постановление Правительства РФ от 03.04.2020 г. № 437 «О мерах поддержки федеральных государственных учреждений культуры в связи с осуществлением мероприятий по борьбе с распространением новой коронавирусной инфекции COVID-19».

11 https: tass.ru kultura 8824191

12 Перечень представлен на сайте http: budget.gov.ru

13 Приказ Минкультуры России от 28.03.2019 № 357 «Об утверждении Общих требований к определению нормативных затрат на оказание государственных (муниципальных) услуг в сфере культуры и кинематографии, применяемых при расчете объема субсидии на финансовое обеспечение выполнения государственного (муниципального) задания на оказание государственных (муниципальных) услуг (выполнение работ) государственным (муниципальным) учреждением». (Зарегистрировано в Минюсте России 04.06.2019 № 54839).

14 Распоряжение Минкультуры России от 02.08.2017 № Р-965 «Об утверждении Методических рекомендаций субъектам Российской Федерации и органам местного самоуправления по развитию сети организаций культуры и обеспеченности населения услугами организаций культуры».

15 Постановление Правительства РФ от 09.09.1996 № 1061 (ред. от 24.12.2014) «О грантах Президента Российской Федерации для поддержки творческих проектов общенационального значения в области культуры и искусства».

16 Федеральный закон от 02.12.2019 № 380-ФЗ (ред. от 18.03.2020) «О федеральном бюджете на 2020 г. и на плановый период 2021 и 2022 гг.».


Список литературы / References

AAPOR (2016). Отчет рабочей группы AAPOR о неслучайных выборках: июнь 2013. Американская ассоциация исследователей общественного мнения. М.: Общероссийский общественный фонд «Общественное мнение». [AAPOR (2016). Report of the AAPOR task force on nonprobability sampling: June 2013. American Association for Public Opinion Research. Moscow: Public Opinion Foundation. (In Russian).]

Абанкина T. В., Николаенко E. А., Романова В. В. (2020). Экономический потенциал сферы культуры и досуга в России и странах ОЭСР. Журнал Новой экономической ассоциации. Т. 46, № 2. С. 98 — 117. [Abankina Т. V., Nikolayenko Е. А., Romanova V. V. (2020). Economic potential of the sphere of culture and leisure in Russia and the OECD countries. Journal of the New Economic Association, Vol. 46, No. 2, pp. 98-117. (In Russian).]

Альперина С. И. (2020). Искусство доставки на дом. Как культура сохраняет здоровье нации во время пандемии. Российская газета. 21 мая. [Alperina S. I. (2020). The art of home delivery. How culture preserves the health of the nation during the pandemic. Rossiyskaya Gazeta, May 21. (In Russian).]

Григорьев Л. M., Павлюшина В. А., Музыченко E. Э. (2020). Падение в мировую рецессию 2020. Вопросы экономики. № 5. С. 5—24. [Grigoryev L. М., Pavlyushina V. A., Muzychenko Е. Е. (2020). The fall into 2020 recession... Voprosy Ekonomiki, No. 5, pp. 5—24. (In Russian).]

Климанов В. В., Казакова С. М., Сафина А. И. (2020). Бюджеты регионов России накануне кризиса: итоги первого квартала 2020 года. Аналитический доклад. М.: Институт реформирования общественных финансов. [Klimanov V. V., Kazakova S. М., Safina A. I. (2020). Budgets of Russia’s regions on the eve of the crisis: Results of the first quarter of2020. Analytical Report. Moscow: Institute for Public Finance Reform. (In Russian).]

Колодко Г. В. (2020). Последствия. Экономика и политика в постпандемическом мире. Вопросы экономики. № 5. С. 25 — 44. [Kolodko G. W. (2020). After. Economics and politics of the post-pandemic world. Voprosy Ekonomiki, No. 5, pp. 25 — 44. (In Russian).]

Мильчаков M. B. (2020). Реализация национальных проектов в регионах в условиях противодействия коронавирусной инфекции Финансовый журнал. Т. 12, № 3. С. 28 — 47. [Milchakov М. V. (2020). Execution of national projects in regions under the conditions of countering the coronavirus pandemic. Financial Journal, Vol. 12, No. 3, pp. 28 — 47. (In Russian).]

Мурзин А. Д. (2020). Экономика образования и культуры в период пандемии. Вектор экономики. № 4. [Murzin A. D. (2020). Economy of education and culture in the pandemic period. Vektor Ekonomiki, No. 4. (In Russian).]

Паздникова H. П., Глазкова H. Г., Буреш Д. C. (2020). COVID-19: влияние нового типа коронавирусной инфекции на национальную экономику. Экономика: вчера, сегодня, завтра. Т. 10, № 2А. С. 169 — 177. [Pazdnikova N. Р., Glazkova N. G., Buresh D. S. (2020). COVID-19: Influence of a new type of coronavirus infection on the country’s national economy. Economics: Yesterday, Today and Tomorrow, Vol. 10, No. 2A, pp. 169 — 177. (In Russian).]

Щетинина И. В. (2020). Государственные ограничительные меры в условиях пандемии и их социально-экономические последствия. ЭКО. Т. 50, № 5. С. 156 — 174. [Shchetinina I. V. (2020). Public restrictions during pandemic and their socio-economic consequences. EKO, Vol. 50, No. 5, pp. 156 — 174.

Grigoryev L. M. (2020). Global social drama of pandemic and recession. Population and Economics, Vol. 4, No. 2, pp. 18—25.

IMF (2020). World economic outlook update: A crisis like no other, an uncertain recovery, June, 2020. Washington, DC: International Monetary Fund.

OECD (2020). OECD economic outlook, No. 108.

 

Популярные книги и учебники

Мы используем файлы cookie!
Это позволяет нам анализировать взаимодействие посетителей с сайтом и делать его лучше. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Я согласен
Я не согласен
Подробнее...