Хайп вокруг (не)денежной (не)теории

Статьи - Теория

С. Р. Моисеев


Государственный долг, если он не будет чрезмерным, станет для нас национальным благословением.

А. Гамильтон, первый министр финансов США, из письма члену Континентального конгресса Дж. Дуэйну, 1781 г.

Идея дефицита [бюджета ММТ] просто безумна (Rogoff, 2019).

К. Рогофф, профессор Гарвардского университета, главный экономист МВФ в 2001—2003 гг.

Происхождение

Хотя страницы популярных изданий — от Financial Times до Forbes — только в 2018—2019 гг. запестрели фронтовыми сводками о борьбе именитых сторонников и противников теории, она оформилась около 30 лет назад. В 1990-е годы ряд единомышленников-посткейнсианцев объединились в научную школу, что привело к формализации и популяризации ММТ. В число ее сторонников входят преимущественно американские и австралийские экономисты. В США их представляют У. Мослер, соучредитель Центра полной занятости и ценовой стабильности при Университете Миссури в Канзас-Сити; Р. Рей, старший научный сотрудник Института экономики имени Л. Леви при Бард-колледже; С. Келтон, профессор экономики Университета штата Нью-Йорк в Стоуни-Брук; П. Чернева из Бард-колледжа. К ним примыкает профессор Дж. Гэлбрейт из Техасского университета в Остине (сын видного экономиста Дж. Гэлбрейта). В Австралии в число сторонников теории входят профессора экономики У. Митчелл и М. Уоттс. Американские экономисты вышли из одной alma mater — Университета Миссури в Канзас-Сити. В Австралии ММТ культивируется в кругу Митчелла и его студентов из Университета Ньюкасла. Таким образом, ММТ поддерживается региональной группой экономистов, не связанных с ведущими академическими заведениями или международными организациями.

Ключом к популяризации любой экономической теории является ее выход на просторы широкой публики. Лауреат Нобелевской премии по экономике П. Самуэльсон в предисловии к своему учебнику писал: «Мне все равно, кто пишет законы страны, если я могу написать ее учебники по экономике» (Samuelson, 1990. Р. 4). Сторонники ММТ вышли в образовательное пространство для охвата поколений будущих экономистов. В 2019 г. британское издательство «Macmillan» выпустило в свет первый учебник по ММТ за авторством Митчелла, Рея и Уоттса. Свое произведение авторы называют революционным новым учебником, побуждающим студентов критически подходить к устоявшимся в макроэкономике догмам (Mitchell et al., 2019).

Чему посвящена теория с названием, напоминающим рекламный слоган от economics? Это неортодоксальная концепция, в соответствии с которой государство может с определенными оговорками финансировать бюджетные расходы за счет денежной эмиссии для достижения полной занятости и без инфляционных последствий. Хотя в названии ММТ фигурирует слово «современная», этого нельзя сказать об ее основных постулатах. О том, что государство может в условиях денежной монополии принудительно устанавливать стоимость денег, известно давно. Авторы ММТ полагают, что их теория восходит к идеям немецкого экономиста Г. Кнаппа (1842—1926), представителя так называемой «новой исторической школы». В 1905 г. в работе «Государственная теория денег» он отметил, что, в отличие от металлизма, при котором стоимость денег определяется ценностью драгоценного металла, государство может административно определять стоимость денег силой закона (Knapp, 1905). Идеи Кнаппа оформились в хартальную теорию денег, или хартализм (chartalism). Считается, что название «современная денежная теория» предложил австралийский профессор Митчелл, до этого ее сторонники чаще называли свои взгляды «неохартализмом».

Помимо государственной теории денег, ММТ комбинирует другие разработки полувековой, а также столетней давности (Mitchell et al., 2019):

  • кредитная теория денег заместителя государственного секретаря Великобритании по финансам в Египте А. Митчелла-Иннеса (1864—1950), согласно которой деньги представляют собой обязательство заплатить в будущем, а их стоимость определяется кредитоспособностью заемщика, выпускающего деньги;
  • теория функциональных финансов американского экономиста А. Лернера (1903—1982) о том, что правительство должно применять инструменты налоговобюджетной политики — сбор налогов, выпуск облигаций и увеличение расходов — для достижения долгосрочных макроэкономических целей, включая сглаживание делового цикла, достижение полной занятости и низкой инфляции;
  • предложения американского экономиста и представителя посткейнсианства X. Мински (1919—1996) по макроэкономической стабилизации: управление занятостью в государственном секторе для обеспечения полной занятости в экономике, создание «большого» (с точки зрения расходов) правительства, снятие барьеров для мобильности трудовых ресурсов;
  • подход британского экономиста В. Годли (1926—2010), согласно которому балансы трех секторов экономики (государственный и негосударственный секторы, а также внешний сектор) всегда уравновешивают друг друга, и для стимулирования инвестиций государственный сектор, включающий правительство и центральный банк (ЦБ), должен иметь дефицит.

Теория

В основе ММТ лежат следующие исходные положения (Mitchell etal., 2019):

  • монополия на денежную эмиссию принадлежит правительству, а субституты бумажных денег отсутствуют;
  • правительство может выпускать государственные облигации, а также погашать их за счет денежной эмиссии, в результате дефолт по госдолгу невозможен;
  • госрасходы могут оплачиваться за счет эмиссионного финансирования бюджетного дефицита;
  • инфляция ускоряется при росте государственных расходов в условиях полной занятости;
  • контроль над инфляцией сохраняется благодаря не денежно-кредитной, а налогово-бюджетной политике путем увеличения налогов и выпуска государственных облигаций.

В ММТ принято несколько допущений, которые уводят ее от острых прикладных вопросов. Теория описывает закрытую экономику, где нет внешней торговли, трансграничного движения капитала и проблемы колебаний валютного курса. ЦБ лишен независимости и выступает агентом правительства, финансирующим его расходы. Инфляционные ожидания и фактор неопределенности, которые могли бы ускорять рост потребительских цен, отсутствуют. Государственный бюджет хронически разбалансирован, выпуск государственных облигаций осуществляется для управления уровнем цен, а не для покрытия дефицита бюджета. Власти в широком смысле, включая законодательную и исполнительную ветви, имеют долгосрочные приоритеты, избегают популизма и выгодных краткосрочных решений, придерживаются согласованной во времени политики, а также пользуются доверием и репутацией. Государственные расходы эффективны и приводят к повышению производительности труда. Управление совокупным спросом всецело основано на налогово-бюджетной политике.

Чернева предложила первую математическую модель ММТ. В ее работе рассматриваются монополия государства на денежную эмиссию и возможность властей управлять уровнем цен посредством налогово-бюджетной политики. В качестве исторического примера Чернева приводит европейские колонии в Африке, где спрос на деньги в примитивной экономике определялся обязанностью уплачивать налоги в валюте метрополии. В простой структурной модели закрытой экономики показано, как государство, устанавливая налоги и обладая монополией на денежную эмиссию, влияет на товарные цены. Регулируя уровень налогообложения, власти могут одновременно поддерживать ценовую стабильность и обеспечивать полную занятость, приходит к заключению Чернева (Tcherneva, 2002).

В целом ММТ свойственно несколько особенностей при анализе макроэкономической политики. Во-первых, в составе государственного сектора консолидируются министерство финансов (фискальные власти) и ЦБ (денежные власти). Они рассматриваются как единый институциональный сектор. Во-вторых, вводятся различия между так называемыми «вертикальными трансакциями» между государственным и негосударственным секторами, а также «горизонтальными трансакциями» внутри негосударственного сектора (банки, домохозяйства и фирмы). Хроническая безработица считается порождением слабых вертикальных трансакций. Правительству следует создавать достаточный объем чистых финансовых активов для негосударственного сектора в счет расширения госдолга. В-третьих, в суверенной экономике, где правительство эмитирует госдолг в национальной валюте, считается, что дефолт правительства невозможен, а ограничения инвесторов не играют никакой роли. Наконец, в-четвертых, традиционная кейнсианская политика увеличения государственных инвестиций не в состоянии обеспечить полную занятость и макроэкономическую стабильность из-за отсутствия механизма противодействия инфляции (Nesiba, 2013. Р. 48).

Практика

Рекомендации ММТ для экономической политики более прагматичны, чем ее теоретические выкладки. Конечной целью макроэкономической политики предлагается считать полную занятость. Ее достижение позволит решить проблему как благосостояния (нулевой гэп между фактическим и потенциальным ВВП), так и ценовой стабильности. Для обеспечения полной занятости государство должно взять на себя роль работодателя последней инстанции и предоставить гарантии трудоустройства всем незанятым гражданам, относящимся к трудоспособному населению. Правительству следует увеличивать расходы и расширять наем в государственном секторе, пока безработица не выйдет на естественный уровень. Оригинальная идея восходит корнями к выступлению Мински на конференции Калифорнийского университета (Minsky, 1965) и была окончательно формализована Митчеллом (Mitchell, 1998).

Временное вовлечение населения в экономическую активность рассматривается как буферная занятость. Трудовой резерв будет сокращаться в период бума и расширяться в период спада. Чтобы миграция труда происходила в пользу частного сектора, заработная плата в государственном секторе фиксируется и устанавливается на минимальном уровне. Для финансирования новых рабочих мест в государственном секторе правительству не следует прибегать к займам или новым налогам. В условиях рецессии они только усугубят экономические проблемы и приведут к росту процентных ставок, вытеснению частных инвестиций и сокращению выпуска продукции. 

Финансирование следует осуществлять напрямую за счет ЦБ. Во избежание инфляции оплата труда занятых в государственном секторе не индексируется.

В ММТ предполагается, что существует некоторое оптимальное соотношение между буферной и общей занятостью. Это равновесное состояние, нарушение которого может вести к инфляционным последствиям. По аналогии с естественной нормой безработицы в монетаризме ММТ вводит понятие нормы буферной занятости, при которой не ускоряется инфляция (non-accelerating inflation buffer employment ratio, NAIBER). Кроме того, сторонники ММТ предлагают изменить подход к государственной политике на рынке труда. Вместо стимулирования трудоустройства в частном секторе за счет подготовки кадров правительство должно само выступить работодателем.

Хотя Международная организация труда не считает гарантии занятости эффективным инструментом, они тем не менее находят свое применение. В частности, в 2002—2005 гг. в Аргентине действовала программа «Jefas у Jefes de Hogar Desocupados» («Безработные главы домохозяйств»), которая обеспечивала работой глав семей с детьми, инвалидами или беременными женщинами. В 2005 г. в Индии был принят «Национальный закон о гарантировании занятости в сельской местности имени Махатмы Ганди». По нему каждому неквалифицированному работнику в сельской местности предоставляется 100 дней оплачиваемой работы в год. Если в течение 15 дней после подачи заявления работник не обеспечивается оплачиваемой работой, то он получает право на пособие по безработице. Считается, что гарантия полной занятости служит альтернативой выплате населению безусловного базового дохода (вне зависимости от уровня дохода гражданина и без обязательств выполнения какой-либо работы).

Если расширение государственных расходов и совокупного спроса вызовет инфляционное давление, то бремя дезинфляционной политики ложится на плечи фискальных властей. ЦБ должен сохранить низкие процентные ставки, чтобы не ограничивать экономический рост. Совокупный спрос будет сокращаться в результате повышения налогов и продажи государственных облигаций на открытом рынке. Таким образом, налоговая политика рассматривается не как способ финансирования деятельности правительства, а как инструмент управления инфляцией и безработицей. В идеале, налогообложение может полностью отсутствовать за ненадобностью, однако его разумно оставить, полагают сторонники ММТ, для уменьшения социального неравенства и сохранения инфляции под контролем. Без ответа остается вопрос: будет ли правительство увеличивать занятость в государственном секторе, если под влиянием растущего налогообложения частный сектор сокращает свой персонал?

Центральному банку отводится роль оператора тонкой настройки, который должен управлять временным профицитом или дефицитом ликвидности банковского сектора. Естественная (равновесная) реальная процентная ставка приравнена к нулю. При достижении полной занятости процентная ставка ЦБ тождественна инфляции. Сам ЦБ не управляет денежным предложением: оно задается правительством. Описание взаимодействия фискальных и денежных властей в ММТ отчасти напоминает политику количественного смягчения. Центральные банки ведущих стран покупали государственные долговые ценные бумаги, что фактически означало рефинансирование долга правительства. Однако, в отличие от текущей практики, когда ЦБ управляют денежным предложением, роль денежного регулятора отходит к фискальным властям. Они управляют денежным предложением, погашая или выпуская новые объемы госдолга.

Хотя в явной форме это не озвучивается, дезинфляционная налоговобюджетная политика в русле ММТ, по всей видимости, должна нарушать слаженную работу денежного рынка. В современных условиях при росте краткосрочных процентных ставок ЦБ вливает ликвидность в банковский сектор, пока ставки не перестанут расти. Пределы колебаний ставок денежного рынка ограничены процентным коридором ЦБ. Объем ликвидности (денежного предложения) меняется, неизменными остаются процентные ставки, этим их таргетирование отличается от таргетирования денежного предложения. Однако что будет происходить, если ЦБ станет воздерживаться от увеличения ликвидности, а полномочия по управлению денежным предложением отойдут правительству? Должен ли он пассивно наблюдать за ростом долгосрочных процентных ставок, пока правительство в течение нескольких кварталов (или лет) не увеличит свои расходы? И наоборот: при падении процентных ставок будет ли ЦБ воздерживаться от денежной стерилизации, пока правительство не повысит налоги? К сожалению, операционные вопросы ММТ остаются в тени, хотя теория может подразумевать распределение ответственности между денежными и фискальными властями в кратко- и среднесрочном периодах. ЦБ может управлять денежным предложением несколько кварталов, а министерство финансов — на горизонте от года. Однако фискальный мультипликатор участвует в грубой настройке экономики, в результате координация денежных и фискальных властей будет напоминать корабли, идущие в темноте навстречу друг другу.

В названии ММТ фигурирует слово «денежная», но, по сути, она фискальная, поскольку посвящена преимущественно налогово-бюджетной политике. Ее также вряд ли можно назвать теорией в полном смысле слова. Она не выдвигает гипотезы, нуждающиеся в проверке, и не предлагает оригинальное описание модели экономики. Скорее ММТ представляет подход к комбинации мер макроэкономической политики (см. таблицу).

Таблица

Сравнительные характеристики макроэкономической политики

Предметная область

Макроэкономический мейнстрим

ММТ

Цель денежно-кредитной политики

Ценовая стабильность

Финансирование деятельности правительства

Цель налоговобюджетной политики

Сглаживание делового цикла и повышение уровня потенциального ВВП

Достижение полной занятости

Источники финансирования государственных расходов

Налогообложение и эмиссия государственного долга

Эмиссионное финансирование госрасходов

Социальные обязательства правительства в период рецессии

Субсидии безработным и незащищенным слоям населения

Гарантии занятости трудоспособного населения

Ответственность за ценовую стабильность

Центральный банк

Правительство (министерство финансов)

Управление инфляцией

Ужесточение процентной политики для снижения денежного предложения

Фискальная стерилизация через продажу государственных облигаций на открытом рынке и повышение ставок налогообложения

Влияние дефицита бюджета на инвестиции и инфляцию

Большой и хронический дефицит приводит к вытеснению частных инвестиций в пользу финансирования госбюджета, в долгосрочном плане ведет к росту цен

Вытеснение частных инвестиций не происходит благодаря эмиссионному финансированию бюджета, инфляционные последствия отсутствуют, поскольку фискальные власти не наращивают расходы при достижении полной занятости

Источник: составлено автором.

Критика

До конца 2010-х годов ММТ не привлекала внимание широкой публики, пока ее представители не вышли на политические круги, принимающие решения. Келтон стала советником Б. Сандерса, сенатора от Вермонта. В 2016 г. он был претендентом на роль кандидата от Демократической партии на президентских выборах в США. Сандерс намерен также участвовать в президентских выборах 2020 г. Кроме того, к сторонникам ММТ примкнула А. Окасио-Кортес, член Конгресса США от округа Нью-Йорк. Сторонники ММТ группируются в лагере демократических социалистов, то есть левого крыла Демократической партии. ММТ как «свежая» идея нужна демократам, чтобы обосновать расходы правительства на «Зеленый новый курс» (Green New Deal), который позволит США повлиять на изменение климата и социальное неравенство, а также финансировать медицинскую программу «Medicare for all».

Выход ММТ на сцену политических дебатов вызвал бурную реакцию в профессиональном сообществе. В 2019 г. Школа бизнеса имени Бута при Чикагском университете провела опрос среди 38 известных экономистов (в их число входили А. Алесина, Б. Эйхенгрин, У. Нордхаус и другие специалисты по макроэкономике) о том, насколько они разделяют взгляды авторов ММТ. Ни один из них не поддержал идеи ММТ (IGM, 2019). Лауреат Нобелевской премии по экономике П. Кругман в колонке газеты «The New York Times» сравнил споры с представителями ММТ с «Кальвин-болом» (игрой в комиксе «Кальвин и Хоббс», в которой игроки меняют правила по своему усмотрению): каждый раз, когда профессиональные макроэкономисты ловили «левых» коллег на несоответствии, те говорили, что их неправильно понимают (Krugman, 2019а).

В простой кейнсианской модели IS—LM теория неизбежно сталкивается с рядом противоречий. Правительство может увеличить совокупный спрос в краткосрочном периоде, однако в долгосрочном плане рост расходов ведет к перегреву экономики и повышению инфляции. Следовательно, правительственные расходы на занятость не могут быть безграничными во времени. Связь между занятостью и инфляцией описывают кривая Филлипса и модель естественной нормы безработицы Фридмена—Модильяни. Однако определить оптимальный уровень безработицы — задача далеко не тривиальная, учитывая ее динамический характер. В отличие от инфляционных ориентиров центральных банков, оптимальная занятость напрямую не наблюдается и носит умозрительный характер — ее величина зависит от спецификации модели. Кроме того, безработица и экономический рост глубоко инертны, а инфляция и инфляционные ожидания развиваются на порядок быстрее. Если ЦБ, отслеживая инфляцию, реагирует с ежеквартальной частотой, то горизонт таргетирования занятости составляет годы. Операционные проблемы ставят под сомнение возможность одновременно управлять занятостью и инфляцией посредством только налогово-бюджетной политики. По правилу Я. Тинбергена, число инструментов политики не может быть меньше числа макроэкономических целей. Несоответствия объясняются тем, что ММТ основана на упрощенном анализе и занижает риски политических последствий своих рекомендаций. В открытой экономике с плавающим валютным курсом политика в русле ММТ приводит к инфляции и обесценению валюты, а в экономике с фиксированным курсом правительство столкнется с бюджетными ограничениями и проблемой доверия. Логические просчеты ММТ отчасти связаны с отсутствием полноценной экономико-математической модели общего равновесия — большинство сторонников ММТ опираются на описательные доводы.

Кругман отметил, что налогово-бюджетная и денежно-кредитная политика могут находиться в противофазах и давать противоположные результаты. Дефицит госбюджета должен быть достаточно большим, чтобы обеспечить полную занятость, однако не настолько большим, чтобы вызвать инфляционный перегрев. Это был разумный подход, который сработал в борьбе с Великой депрессией в 1930-е годы. Однако он не может быть реализован в долгосрочном периоде, поскольку связан с бесконечным увеличением государственного долга. Расходы на нерыночные проекты (дороги, мосты, каналы, школы, больницы и проч.) будут менее эффективными, чем инвестиции частного сектора в коммерческие проекты. В результате темпы роста госдолга превысят темпы роста ВВП. Увеличение госдолга сопровождается ростом доли процентных расходов в совокупных расходах бюджета. Рано или поздно правительство будет вынуждено повысить налоги или, — что ММТ отрицает, — объявить дефолт по своим обязательствам перед ЦБ. Если часть обязательств составляют активы частного сектора, то увеличение госдолга будет сопровождаться ростом процентных ставок сначала по «безрисковым» активам, а затем и по всем. Таким образом, стимулирующий эффект может оказаться краткосрочным. Высказанные соображения обсуждались в рамках концепции функциональных финансов А. Лернера, и, по выражению Кругмана, все они «делают невыгодными финансирование полной занятости за счет госдолга» (Krugman, 2019b).

По мнению сторонников ММТ, правительства стран, эмитирующих собственную валюту, прежде всего США, не имеют жестких бюджетных ограничений, поскольку они могут просто напечатать деньги на покрытие расходов. В малых открытых экономиках денежный «фокус» не имеет шансов на успех. Политика в духе ММТ проводилась в Чили (1970—1973 гг.), Перу (1985—1990 гг.), Аргентине (2003—2015 гг.), Венесуэле (с 1999 г.) и др. Все правительства оправдывали рост государственных расходов, которые оплачивал ЦБ, популистскими целями. Однако все эксперименты завершились плачевным результатом: безудержной инфляцией, обесценением национальной валюты и падением реальных доходов населения. Главный экономист Европейского центрального банка П. Прат так прокомментировал свое отношение к ММТ: «Идея, что государственный долг может финансироваться центральными банками, весьма опасна. В прошлом это привело к гиперинфляции и экономическим потрясениям. Вот почему центральные банки независимы» (Praet, 2019).

В ответ на критику сторонники ММТ утверждают, что общество оказалось жертвой массового маркетинга устаревшей экономической доктрины. Критики либо не до конца понимают ключевые идеи ММТ, либо намеренно используют приемы фрейминга — когнитивного искажения, при котором форма подачи информации влияет на негативное восприятие этой теории («безответственные расходы», «черная дыра бюджета», «закончились деньги», «страна-банкрот», «опасный уровень долга» и проч.) (Connors, Mitchell, 2017). Приверженцы ММТ верят, что их теория точно описывает реальное функционирование денежной системы. Независимость ЦБ — иллюзия, поскольку он в значительной мере зависит от министерства финансов. Во всех развитых странах ЦБ выступает главным держателем госдолга. Несмотря на его масштабную скупку, ценовая стабильность на протяжении последних эпизодов рецессий сохранялась.

Основатель управляющей компании Bridgewater Associates Р. Далио, симпатизирующий ММТ, в2018г. выпустил книгу «Принципы для навигации в больших долговых кризисах». В ней он документирует шаги центральных банков в период кризисов. В острой фазе они финансируют приоритетные статьи государственных расходов. Ярким примером служит Вторая мировая война, когда предельная доходность кратко- и долгосрочных облигаций США ограничивалась, а ФРС США приобретала большие объемы госдолга для финансирования военных действий. Самые большие риски, полагает Далио, связаны не с самим госдолгом, а с неспособностью политиков принимать правильные решения из-за ограниченного знания или отсутствия полномочий (Dalio, 2018. Р. 64). Угрозу хронического дефицита и растущего госдолга приверженцы ММТ считают реальной, однако ее представители в случае прихода к власти сторонников этой теории намерены «навести порядок в фискальном доме», — заявила Келтон в интервью газете «Barron’s» (Walsh, 2018). В целом потенциальные выгоды от смены политики затмевают возможные риски, считают авторы ММТ. «Ортодоксальная экономическая риторика спекулирует на неполном понимании макроэкономических реалий и использует мощные метафоры, чтобы их скрыть», — отмечают Митчелл с соавтором. Доминирующая макроэкономическая теория лишает «детей будущего и шанса на процветание самых уязвимых членов общества» (Connors, Mitchell, 2017. Р. 259).

Краткосрочные заключения

Дебаты вокруг ММТ, походящие на хайп в навязчивой потребительской рекламе, носят преимущественно локальный характер. Они охватывают только англоязычные страны — США, Австралию, Канаду и Великобританию, обходя стороной Европейский союз и Японию. Казалось бы, их последствия будут иметь ограниченный характер. Самостоятельно ММТ никогда не смогла бы выйти за пределы провинциальных аудиторий Среднего Запада США. Однако именитые профессора, уделив ей исключительное внимание, сами вытащили ее на всеобщее обозрение. В интервью Bloomberg Келтон отметила взятие ММТ новой высоты: «Сначала они [оппоненты] игнорируют вас, затем смеются над вами, а затем сражаются против вас... и тогда вы побеждаете» (Coy et al., 2019). В результате политика в духе ММТ, поддерживаемая левыми демократами, окажется в эпицентре американской президентской гонки 2020 г. Левые политики Великобритании не отстают от своих заокеанских коллег: лидер Лейбористской партии Дж. Корбин призвал ввести «народное количественное смягчение», чтобы Банк Англии отказался от рефинансирования финансового сектора и профинансировал муниципальное жилье и общественный транспорт (Stone, 2015). ММТ оказалась очень кстати, отвечая актуальным политическим настроениям.

На пресс-конференции в апреле 2019 г. на вопрос об ММТ — может ли экономика при низкой инфляции позволить себе намного больше долга -директор МВФ К. Лагард ответила: «Мы не думаем, что ММТ служит панацеей. Существуют очень-очень ограниченные обстоятельства, в которых она могла бы сработать. Мы не думаем, что в текущих обстоятельствах найдется какая-либо страна, где эта теория сможет показать устойчивый и хороший результат» (IMF, 2019). О каких ограниченных обстоятельствах упоминает Лагард? С практической точки зрения ММТ есть частное решение макроэкономической задачи, реализуемой в ограниченный период времени. Прежде всего это большая открытая экономика, в которой дефляция, а не инфляция, выступает главной проблемой ЦБ. Процентная политика денежных властей неэффективна из-за «ловушки ликвидности», в результате ЦБ сначала скупает госдолг, а потом — частный и акции нефинансовых компаний. Это экономика с плавающим валютным курсом, в которой невелика роль нерезидентов, внешней торговли и международного движения капитала. Кроме того, она располагает развитыми финансовыми рынками, прежде всего ликвидным и емким рынком госдолга, на котором тон задают внутренние институциональные инвесторы. Наконец, экономика должна пребывать в рецессии, страдать от крайне низких темпов роста потенциального ВВП или значительной безработицы.

В перечисленных условиях советы ММТ могут дать позитивный результат в течение непродолжительного времени. В долгосрочном периоде правительство столкнется с проблемой эффективности, обусловленной финансированием мегапроектов за счет госдолга, например улучшение климата, без очевидной экономической отдачи. Изменение институциональных правил игры — подчинение центрального банка министерству финансов — становится опасным после выполнения краткосрочных задач правительства. Соблазн использовать эмиссионное финансирование и дальше, после достижения заявленных задач, как правило, вытесняет здравый смысл. Перечень стран, где применимы положения ММТ, невелик: США, Великобритания, Япония, Швейцария, то есть эмитенты резервных валют. В мире развивающихся экономик рецепты ММТ обернутся падением доверия к властям, бегством в доллары и инфляцией. Это отчасти объясняет, почему полемика вокруг ММТ преимущественно не выходит за пределы США.


Список литературы

Connors L., Mitchell W. (2017). Framing Modern Monetary Theory. Journal of Post Keynesian Economics, Vol. 40, No. 2, pp. 239—259. https: doi.org 10.1080 0 1603477.2016.1262746

Coy P., Dmitrieva K., Boesler M. (2019). Warren Buffett hates it. AOC is for it. A beginner’s guide to Modern Monetary Theory. Bloomberg Businessweek, 21 March. Dalio R. (2018). Principles for navigating big debt crises. Westport: Bridgewater.

IGM (2019). Modern Monetary Theory. University of Chicago Booth School of Business, 13.03. http: www.igmchicago.org surveys modern-monetary-theory

IMF (2019). Transcript of International Monetary Fund Managing Director Christine Lagarde's opening press conference, 2019 Spring Meetings. 11 April, https: www. imf.org en News Articles 2019 04 11 tr041119-transcript- managing-director -christine-lagarde- press-conference- 2019-spring-meetings

Knapp G. (1905). Staatliche Theorie des Geldes. Leipzig: Duncker und Humblot.

Krugman P. (2019a). Running on MMT (Wonkish). The New York Times, 25 February. 

Krugman P. (2019b). What’s wrong with functional finance? (Wonkish). The New York Times, 12 February.

Minsky H. (1965). The role of employment policy. In: M. S. Gordon (ed.). Poverty in America: Proceedings of a national conference held at the University of California, Berkeley, Feb. 26—28. San Francisco: Chandler Publishing Company, pp. 175—200. 

Mitchell W. (1998). The buffer stock employment model and the NAIRU: The path to full employment. Journal of Economic Issues, Vol. 32, No. 2, pp. 547—555. https: doi.org 10.1080 00213624.1998.11506063

Mitchell W., Wray R., Watts M. (2019). Macroeconomics. London: Macmillan Education.

Nesiba R. (2013). Do institutionalists and post-ICeynesians share a common approach to Modern Monetary Theory (ММТ)? European Journal of Economics and Economic Policies: Intervention, Vol. 10, No. 1, pp. 44 — 60. https: doi.org 10.4337 ejeep.2013.01.05

Praet Р. (2019). Twitter Q&A with Peter Praet. European Central Bank, 12.03. https: twitter.com і moments 1105523805248778246

Rogoff K. (2019). Modern monetary nonsense. Project Syndicate, March 4. https: www.project-syndicate.org commentary federal-reserve -modern-monetary- theory-danger s-by- kenneth-rogof f-2 019-03

Samuelson P. (1990). Economics. New York: McGraw-Hill.

Stone J. (2015). Plough quantitative easing cash into building homes and infrastructure, says Jeremy Corbyn. The Independent, 9 July.

Tcherneva P. (2002). Monopoly money: The state as a price setter. Oeconomicus, Vol. 5, pp. 124-143.

Walsh B. (2018). Stephanie Kelton wants you to rethink the deficit. Barron's, 13 September.

 

Популярные книги и учебники