Экономика » Политика » О неотложных социально-экономических мерах в период «коронакризиса»

О неотложных социально-экономических мерах в период «коронакризиса»

В. К. Фальцман


В экономике России сформировалась чрезвычайная ситуация [1-4]. В последние пять лет страна оказалась близкой к нулевому росту. Обостряется конкуренция на рынке углеводородов, а наиболее доступные запасы нефти скудеют. В условиях бюджетной зависимости от нефти и природного газа обрушаются мировые цены на нефть и природный газ. Перманентно нарастают санкции. Вследствие осложнившейся геополитической обстановки экономика России несет повышенную внешнюю нагрузку. Усиливается опасная конкуренция с китайскими товаропроизводителями. Вследствие депопуляции сокращается численность занятых в экономике. Кадры стареют.

Пандемия Covid-19 добавила положению беспрецедентную непредсказуемость. Пандемия больно ударила по бизнесу, особенно по пассажирским перевозкам, туризму, общественному питанию. Масштабы предстоящего разрушительного воздействия пандемии на мировую и российскую экономику пока не определены. Но мировой спрос на нефть уже сократился на 20%.
Условно будем обозначать будущий кризис как «коронакризис». Независимо от сроков и масштабов зарождающегося экономического кризиса для сдерживания его последствий необходимо принять ряд неотложных стабилизирующих мер. К числу важнейших из них, по нашему мнению, относится глубокая институциональная реформа экономики, направленная на формирование особого экономического уклада для ускоренного развития малого и среднего предпринимательства (МСП). Мировой опыт свидетельствует, что это - первейший, если не единственный, путь выхода экономики России из зоны нулевого роста. Например, в США из 29 млн. действующих компаний 98% приходится на МСП. В России дело обстоит иначе: МСП находится под мощным прессингом государственного управленческого аппарата, коррупции, крупных предприятий.
Развитие производства продукции на предприятиях МСП должно быть направлено на компенсацию возможных потерь от сокращения продаж нефти, природного газа и других традиционных товаров и услуг российской экономики. Но в условиях чрезвычайной ситуации избежать «коронакризиса», вероятнее всего, не удастся. Поэтому во второй части статьи рассмотрены некоторые направления социальной поддержки населения от угрожающих последствий кризиса.

О формировании особого экономического уклада для ускоренного развития МСП

Для формирования второго экономического уклада российской экономики недостаточно ограничиться традиционными методами поддержки развития МСП, тем более - их поверхностной имитацией. Необходима глубокая институциональная реформа пока еще слабой сферы МСП [2]. Суть реформы состоит в создании условий для использования местной предпринимательской инициативы, местных ресурсов и рынков для развития производства отечественных товаров, импортоза-мещения и несырьевого экспорта. В этих целях местную предпринимательскую инициативу должно освободить от опеки регистрирующих, лицензирующих, проверяющих органов, деятельность которых иногда сопряжена с коррупцией.
МСП способно в короткий срок дать богатый «урожай» доходов и налогов. Но не следует начинать жатву, когда нива еще не поспела. Налоги (наряду с коррупцией и криминалитетом) - самый опасный враг МСП, пока оно недостаточно защищено местными и региональными властями. Непродуманная фискальная политика может на корню задушить слабые ростки МСП. Для успеха дела, возможно, целесообразно на ограниченный срок вообще освободить от налогообложения новую продукцию малых предприятий. Во всяком случае, льготное налогообложение должно быть первоочередным мероприятием предстоящей реформы развития МСП.
Ускоренное развитие МСП предполагает усиление децентрализации управления развитием экономики. Ответственность за ускоренный рост оборота МСП должна быть возложена на региональную и местную администрацию, для которой главными критериями качества работы должны служить показатели развития МСП. При этом условии региональная и местная власть будет вынужденно содействовать доступу МСП к ресурсам земли, воды, к энергетической и транспортной инфраструктуре, к выходу на местные рынки, не претендуя на коррупционную ренту. Налоговый кодекс и другие нормативные документы должны предусматривать укрепление экономики регионов и муниципалитетов за счет развития МСП, постепенное сокращение централизованных дотаций.
Формирование второго экономического уклада путем институциональной реформы имеет исключительно созидательный характер, может быть направлено на укрепление мощной вертикально интегрированной системы крупных предприятий, относящихся к первому экономическому укладу. При поддержке федерального правительства региональный предпринимательский сектор способен дополнить и подкрепить мощный государственный сектор, составляющий основу российской экономики и включающий предприятия ОПК, ТЭК, транспорта, финансовые и другие организации. Хозяйственный уклад сектора МСП не только не подавляет крупные государственные предприятия, но и способен укреплять их экономику.
Например, МСП может содействовать решению сложной проблемы диверсификации производств ОПК на выпуск продукции гражданского назначения. Но для этого федеральная власть должна способствовать совместной деятельности МСП с предприятиями ОПК, которая в настоящее время ограничена условиями секретности.
Предприятия МСП самостоятельно или совместно с зарубежными фирмами могут способствовать локализации производства автомобилей, замещая импорт комплектующих частей и принадлежностей к ним, масштабы которого в отдельные годы достигают 6-10 млрд. долл.
У большинства российских отраслей (кроме добывающего и финансового секторов) мало шансов на то, чтобы выиграть конкуренцию за международный капитал на мировых финансовых рынках. По мере развертывания «коронакризиса» отток капитала будет усиливаться. Поэтому после успешного укрепления МСП (но не ранее!) оно способно стать внутренним источником инвестиций для крупных предприятий государственного сектора.
Производительность труда на малых предприятиях в 1,7 раза выше, чем в целом по народному хозяйству. Однако малые предприятия, за исключением стартапов, располагают ограниченными возможностями для разработок и выпуска инновационной продукции. Тем более, что преобладающее число предприятий МСП сосредоточено в отраслях с относительно низкой наукоемкостью выпускаемой продукции - в строительстве, сельском хозяйстве, торговле, ремонте бытовой техники.
Удельный вес инновационной продукции на малых предприятиях вдвое меньше, чем на средних, и в пять раз меньше, чем в целом по народному хозяйству. Однако потенциальный вклад МСП в инновационный процесс, полагаем, заключается в расширении возможностей реализации местных творческих инициатив и сохранении отечественного человеческого капитала от утечки за рубеж. Уровень инновационной активности и конкурентоспособности МСП можно повысить за счет создания и распространения государственных предприятий лизинга зарубежного оборудования.
На первом этапе радикальной институциональной реформы, возможно, следует ограничиться ускоренным ростом МСП в производстве потребительских товаров - продовольствия, одежды, обуви и необходимого для этого сельскохозяйственного и химического сырья, а также бытовой техники. Это области с широкими возможностями для импортозамещения и ускоренного оборота капитала. Перспективными сферами развития МСП также являются индивидуальное жилищное строительство, местный туризм, стартапы.
Финансирование ускоренного развития МСП должно базироваться преимущественно на частных капиталах собственников при умеренных и ограниченных займах из региональных и муниципальных источников. Именно этим путем шло развитие стартапов Силиконовой долины. Кредиты федерального уровня могут представлять угрозу для МСП: за финансовой поддержкой государства неизбежно следуют проверки и усиление государственного регулирования, что для частной инициативы губительно.
Между тем в последние годы рецессии и ухудшения экономической обстановки коэффициент автономии у малых предприятий снизился вдвое: на три четверти их капитал является заемным. В этих условиях велика угроза свертывания деятельности предприятий МСП под влиянием кризиса. Поэтому для поддержания роста российской экономики требуется глубокая институциональная реформа, продвигающая экономический уклад ускоренного развития МСП. В экономической жизни России эта реформа призвана сыграть примерно такую же роль, как развитие добычи и экспорта нефти и газа в 1960-1970-е годы.

Социальная защита населения от «коронакризиса»

По мировым рейтингам Россия не является бедной страной. По показателю ВВП (по ППС) на душу населения страна находится на 40-м месте в мире. Но по относительной бедности страна примыкает к группе стран с низкими показателями. Причина расхождения между уровнями доходов и бедности заключается в высокой дифференциации доходов, превышающей (по соотношению крайних децильных групп) 15 раз. В благоприятный период 2000-2010 гг. доля населения с доходами ниже прожиточного минимума сократилась с 29,9 до 12,5%. Но в последующие годы рецессии доля бедных стала расти. Между тем в стране насчитывается 152 долларовых миллионера [3].
В годы предстоящего кризиса задача состоит в том, чтобы ограничить «расползание» бедности, не допустить ее перерастание в стадию нищеты, когда состояние экономики начинает отрицательно сказываться на здоровье населения и сокращать наметившийся рост активного долголетия людей.
В условиях «коронакризиса» важнейшей мерой социальной поддержки населения от его последствий, по нашему мнению, является перераспределение части доходов от самых богатых к самым бедным. Предпосылки для такого перераспределения доходов сформировались за последние 20 лет, когда душевой ВВП (по ППС) России возрос примерно в три раза. Соответственно увеличились доходы и благосостояние богатых слоев населения, их обеспеченность техникой, недвижимостью и другими товарами с возможностью отложенного спроса.
Теперь назрела необходимость для высокодоходных групп населения ввести прогрессивную шкалу налогообложения, принятую во многих странах мира. Для самых бедных слоев населения налоги можно сократить, либо, не отменяя НДФЛ, ввести точечную поддержку семей с низкими доходами. В этом последнем случае поддержку финансируют федеральные и региональные бюджеты из средств от повышения налогообложения высоких доходов, а реализуют местные власти, муниципалитеты и префектуры.
Во II кв. 2020 г. доля населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума составляла 12,7%. Это 18,6 млн. чел. бедных. Для доведения доходов этой группы бедных до прожиточного минимума, по расчетам Росстата, потребуется добавить им дополнительную сумму, равную 1,3% общих доходов населения. Для того, чтобы полностью избавиться от бедности, потребуется всего около 700 млрд. руб. В преддверии надвигающегося кризиса Россия оказалась в одном шаге от возможности избавиться от бедности. Правда, от бедности номинальной и рассчитанной по российской методике, отличной от европейской. Как изменится структура распределения доходов, если путем введения прогрессивной шкалы налогообложения эту сумму изъять у высокодоходных слоев населения и перераспределить в пользу наименее обеспеченных?
Росстат показывает распределение общего объема денежных доходов населения на пять групп. В каждой группе поровну - по 20% населения, около 30 млн. чел. Но объемы денежных доходов по группам сильно различаются. Если принять общий объем доходов за 100%, то на пятую группу с наибольшими доходами приходится 47,1% доходов, на следующую четвертую группу - 22,6%, итого на две высокодоходные группы - 69,7% доходов. Если у этих двух групп путем налоговой реформы изъять сумму, равную 1,3% общих доходов, то их доля в суммарном объеме денежных доходов уменьшится незначительно - до 68,4%. Но при этом с 5,3 до 6,6% увеличится доля первой группы с наименьшими доходами, куда входят 18,6 млн. чел. бедных. От введения прогрессивной шкалы налогообложения обеспеченные группы населения пострадают незначительно, а самые нуждающиеся слои населения перестанут числиться бедными.
Прогрессивная шкала обложения налогами богатых может оказаться незаменимой мерой социальной защиты населения от падения доходов в период «коронакризиса». Масштабы и продолжительность кризиса в настоящее время непредсказуемы. Поэтому ничего не остается другого, кроме анализа гипотетических предположений.
Предположим худший (по современным оценкам) вариант развития событий, когда уровень душевого ВВП (по ППС) и соответственно доходы населения сократятся на треть. Тогда размер экономики страны и уровень жизни будут отброшены кризисом примерно на десять лет назад, к 2007-2009 гг. Если возникшие при этом потери равномерно распределить по всем группам населения, неизбежно произойдет расползание бедности, а для наименее обеспеченных слоев населения - ее перерастание в нищету.
Поэтому для первых трех групп менее обеспеченного населения доходы желательно сохранить на неизменном уровне и всю тяжесть кризиса нагрузить на оставшиеся две группы самых обеспеченных людей, справедливо распределив потери доходов в соответствии с прогрессивной шкалой налогообложения.
Как мы уже отметили, на две группы населения с наивысшими доходами приходится около 70% всего объема денежных доходов населения. Гипотетическое сокращение всего объема доходов на треть сделает обеспеченных людей этих групп почти вдвое беднее. Насколько уязвимы эти две группы к такой потере доходов?
По данным Росстата, домашние хозяйства тратят на приобретение непродовольственных товаров (автомобилей, яхт, другой домашней техники, недвижимости и т. д.) в пятой самой высокодоходной группе населения 40,8% своих доходов, а в предшествующей четвертой группе - 33,3% доходов. Приобретение этих товаров со свойствами отложенного спроса так же, как ремонты и реконструкции жилья, заграничный туризм, желательно перенести за пределы «коронакризиса». Что же касается продуктов питания, то гипотетическая прогрессивная шкала налогообложения их не затронет. Поэтому более равномерное распределение доходов за счет прогрессивной шкалы налогообложения, даже в таком жестком гипотетическом варианте, как приведенный выше, серьезной угрозы среднему классу не несет. Не говоря уже о семьях 152 долларовых миллионеров.
В зависимости от ситуации, возможны две модели антикризисной социальной поддержки населения: 1) поддержание уровня минимальных доходов (заработных плат, пенсий, пособий) за счет их индексации и страхования; 2) адресная точечная социальная помощь нуждающимся. При этом социальная помощь может быть оказана в форме пособий по безработице, поддержки многодетных семей, дотаций предприятиям на выплату заработной платы и т.п. Например, А. Кудрин предложил на один год увеличить минимальный размер оплаты труда и пособие по безработице, предоставить дотации бизнесу на выплату заработной платы, используя для этого Фонд национального благосостояния и финансовые рынки [5].
Помимо денежных выплат, помощь может поступать нуждающимся в натуральной форме: в виде бесплатных обедов, талонов на бесплатное получение продуктов, медицинского обслуживания пожилых людей, ухода за малолетними и т.д.
Создание второго экономического уклада для ускоренного развития предприятий МСП открывает широкие возможности для самореализации и самозащиты населения от надвигающегося кризиса. При этом следует готовить общественное мнение к предстоящим экономическим трудностям, к неизбежной умеренности в потреблении и запросах.


Итак, в преддверии возможного экономического кризиса рассмотрены два рода упреждающих антикризисных мер.
Экономические меры. Возможному снижению экономической активности под влиянием спадов мирового рынка, спроса и цен на нефть, санкций и пандемии Россия может противопоставить высвобождение предпринимательских инициатив населения, местной и региональной власти, направленных на ускоренный рост предложения отечественных потребительских товаров, услуг внутрироссийского туризма, производства агрегатов, узлов и деталей, комплектующих автомобили, сервисного обслуживания авиатехники иностранного производства и многих других отечественных товаров и услуг, замещающих импорт. Эту «целину» отечественного бизнеса можно поднять при условии глубокой институциональной реформы, направленной на формирование особого хозяйственного уклада развития МСП.
Социальные меры. Для социальной защиты населения от последствий кризиса можно применять широко известную в мировой практике прогрессивную шкалу налогообложения для групп населения с высокими доходами. Расчеты показывают, что корректное увеличение налогов на высокие доходы населения породит отложенный спрос на товары длительного пользования, но при этом позволит ослабить негативное влияние кризиса на наименее защищенные слои населения. Рациональное перераспределение доходов в пользу бедных не должно радикально снижать уровень жизни среднего класса. Перераспределение части доходов богатых в пользу малообеспеченных и бедных как антикризисная мера не несет дополнительной нагрузки на бюджет, не требует увеличения денежной массы, не сопровождается увеличением инфляции. В конечном итоге оно может послужить укреплению государственного сектора.

Социальной нормой предстоящей жизни всех слоев населения России должна стать умеренность в потребительских запросах и амбициях.


Литература

  1. Фальцман В.К. Проблемы экономики России до 2050 года. М.: МАКС Пресс, 2020. 256 с.
  2. Фальцман В.К. Проблемы прогнозирования малого и среднего бизнеса // Проблемы прогнозирования. 2019. № 1. С. 16-22.
  3. Аганбегян А.Г. О приоритетах социальной политики. М.: Дело, 2018. 512 с.
  4. Экономика по академику Ивантеру. Сб. / Сост. Б.Н. Порфирьев, М.Н. Узяков, А.А. Широв, А.Е. Ивантер, И.В. Зубков. М .: Наука, 2020. 226 с.
  5. Ведомости от 13. 04. 2020.
 

Популярные книги и учебники