Глобальный продовольственный кризис и перспективы российского животноводства


Глобальный продовольственный кризис и перспективы российского животноводства

В.В. Рау

Мировые тенденции. В 2005-2008 гг. на мировом рынке произошел почти двукратный скачок цен на зерновые культуры, в первую очередь на зерно кукурузы, ячменя и пшеницы, и далее ценовая волна охватила другие сельскохозяйственные отрасли, прежде всего животноводство. Источником такого беспрецедентного ценового всплеска стал ряд факторов: значительное повышение платежеспособного спроса многомиллионного населения в развивающихся странах, в основном в Индии, Китае и Индонезии; неурожай в течение ряда лет во многих странах мира, в частности в Китае (из-за небывало холодной зимы 2007-2008 гг. там было уничтожено около 700 тыс. га посевов и еще 10 млн. га сельхозугодий серьезно повреждено); все более значительное использование продовольственного и кормового зерна на биотопливо, в первую очередь в США и странах ЕС, где были приняты масштабные государственные программы по производству горючего из сельскохозяйственного сырья.

В результате, если в 2007 г., по данным ООН, продовольственного резерва всех стран мира хватило на 169 дней потребления, то в 2008 г. - лишь на 53 дня, что явилось наиболее низким уровнем за последние 30 лет и послужило дестабилизирующим фактором для многих развивающихся стран, оказавшихся на пороге голода. От роста цен на продукты питания, как и следовало ожидать, более всего пострадали самые бедные и социально незащищенные слои населения, тратящие на продовольствие большую часть своих доходов. В 2007 г. индекс мировых цен на продукты питания увеличился по сравнению с предыдущим годом на 40%, и эксперты прогнозируют его дальнейший рост. Специалисты убеждены, что одна из глубинных причин кризиса - запредельно высокие мировые цены на энергоносители - вряд ли будет устранена в ближайшее время.

Как отмечалось на римской конференции ФАО в июне 2008 г., только за последние полгода число голодающих по всему миру увеличилось на 400 млн. чел. и приблизилось к 1 млрд. чел. При этом от голода ежедневно умирают 10 тыс. детей и 25 тыс. взрослых. Для того, чтобы удовлетворить спрос на продовольствие, мировое аграрное производство должно к 2030 г. возрасти не менее чем на 50% [1].

В условиях глобального продовольственного кризиса и роста цен на продукты питания отечественное сельское хозяйство все более воспринимается не как пресловутая «черная дыра», в которой бесследно исчезают народнохозяйственные ресурсы, а как национальный приоритет и зона стратегического конкурентного преимущества страны на международной арене. Современная ситуация позволяет России стать одним из лидеров мирового продовольственного рынка и внести посильный вклад в обеспечение мировой продовольственной безопасности. Это зависит от обоснованности и адекватности аграрной политики, ее способности ответить на вызовы времени, консолидировать производительные силы и обеспечить реальные предпосылки для частно-государственного партнерства.

Пожалуй, главный вывод для России из сложившейся ситуации - необходимость интенсивного развития аграрного производства в целях обеспечения его конкурентоспособности на внутреннем и внешнем рынках. Рост мировых цен на продовольствие и потребностей в продуктах питания создают для России выгодные условия для импортозамещения, для экспорта продовольствия в другие страны. Сейчас, когда сельское хозяйство России в основном вышло из кризиса 1990-х годов, важен своевременный перевод отрасли на инновационный ресурсосберегающий путь развития, формирования стратегических предпосылок повышения ее эффективности [2-14].

Непрерывный рост российского аграрного сектора продолжается уже десять лет, хотя его темпы пока ниже, чем в целом народного хозяйства. Удельный вес прибыльных сельскохозяйственных предприятий за эти годы возрос с 20 до 73%, а общий уровень рентабельности аграрного производства достиг 15%. Важным свидетельством позитивных перемен является динамика инвестиционных процессов: общий объем привлеченных кредитов в сельское хозяйство только за 2005-2007 гг. вырос в 3 раза, в том числе инвестиционных кредитов на срок более года - почти в 10 раз, а объем кредитов в малые формы хозяйствования на селе - в 287 раз. Используя небывало высокие цены мирового зернового рынка, Россия в 2007 г. вывезла за рубеж 16,7 млн. т зерна - на 50% больше, чем в 2006 г. - став, таким образом, одним из крупнейших наряду с США и Канадой мировых экспортеров.

В условиях угрозы глобального продовольственного кризиса Россия вновь выступила с предложением создать международный орган по координации производства и торговли зерном. Основателями подобной «зерновой ОПЕК» могли бы стать все заинтересованные страны, в том числе Казахстан и Украина, также являющиеся сегодня крупными зерновыми экспортерами. Создание такого органа дало бы возможность более действенно, эффективно регулировать международную торговлю зерном, в том числе кормовым, и следовательно, влиять на формирование цен на продукцию животноводства.

Однако если в российском растениеводстве объемы производства давно превышают показатели 1990 г., то в животноводстве они составляют по отношению к ним лишь 58%. Ситуация существенно различается также внутри самого животноводства: в то время как его «скороспелые» динамичные подотрасли - птицеводство и свиноводство - уже давно демонстрируют устойчивый рост, более инерционное скотоводство, где оборот стада и капитала происходит гораздо медленнее, только начинает оправляться от последствий кризиса.

На ситуацию в животноводстве сильно влияют процессы, происходящие на мировом продовольственном, в частности мясном, рынке, который в последние годы также испытывает бурные потрясения. Эти потрясения связаны как с ростом мировых цен на зерно, так и с периодически возникающими в разных районах планеты эпидемиями среди домашних животных: вспышки коровьего бешенства и ящура крупного рогатого скота в Западной Европе и Северной Америке чередовались с массовой гибелью кур и уток от смертельно опасного для человека вируса птичьего гриппа в Юго-Восточной Азии. Это вызвало необходимость уничтожения огромного количества поголовья, введения строгих карантинных мер, вплоть до полного эмбарго на поставки из зараженных и соседних с ними районов. Многие страны-экспортеры по этим причинам были вынуждены значительно сократить объемы производства и даже уступить место на рынке другим поставщикам. Потребительские предпочтения населения в отношении отдельных видов мяса также существенно менялись, исходя из складывающейся эпизоотической ситуации и потенциальной опасности заражения от больных животных.

В результате в настоящее время в общем мировом производстве мяса больше всего - около 40% - приходится на долю свинины, 30% - на мясо птицы, 25% - на говядину и остальное - на прочие виды мяса, в первую очередь баранину. Около половины всего мяса производят три страны - Китай, США и Бразилия. При этом в США, например, 80% всего стада крупного рогатого скота составляют специализированные мясные породы. Быстро наращивает мясное производство Китай: только за 1990-е годы оно выросло более чем вдвое. Вместе с тем сохраняется огромная разница в уровнях потребления мяса: если в развитых государствах оно давно уже превысило 70 кг на душу населения в год, то в ряде стран Азии достигает лишь 27,5 кг, Африки - только 14,1 кг [9].

Следует заметить, что Китай и другие динамично развивающиеся «экономические драконы» Юго-Восточной Азии не обладают, как правило, обширными земельными ресурсами (Китай, например, должен накормить 22% населения Земли, имея только 7% мировой пашни). Поэтому их быстрорастущий спрос в перспективе будет, по всей видимости, отчасти удовлетворяться ресурсами мирового рынка, что в свою очередь может способствовать дальнейшему росту продовольственных цен. Уже сейчас во всем мире растет спрос на сельскохозяйственную технику, удобрения, осваиваются пустующие и заброшенные земли, интенсивно развивается производство продуктов питания, в особенности животного происхождения.

В этой ситуации Министерство сельского хозяйства США несколько увеличило свою оценку производства говядины крупнейшими мировыми экспортерами в 2007 г. - на 2,3% в сравнении с предыдущим годом - до 54,7 млн. т, при этом общий экспорт возрастал на 6,5% и достиг 7,5 млн. т, что также свидетельствует о повышающемся внешнем спросе и вероятности роста мировых цен. Наибольшее увеличение производства ожидается в США, Китае и Бразилии. В частности, Бразилия, являясь одним из крупнейших мировых производителей, динамично наращивает экспорт, в том числе в Россию. Производство говядины в этой стране увеличилось в 2007 г. по сравнению с предыдущим годом на 3,4% (до 9,3 млн. т), а экспортный потенциал возрос на 6% (до 2,2 млн. т). Увеличению производства в Китае в первую очередь способствовал существенный рост внутреннего спроса и частичная переориентация потребительского спроса с мяса птицы (из-за угрозы птичьего гриппа) на другие виды мяса. В целом же дальнейшее развитие мирового производства и торговли мясной продукцией продолжают сдерживать, как уже отмечалось, многочисленные ветеринарные запреты на поставки из стран, где ранее были зафиксированы вспышки опасных инфекционных заболеваний, а также стремительный рост цен на зерно, корма и другие виды ресурсов для животноводства, произошедший за последние годы повсеместно, включая Россию.

Отечественные реалии. Скотоводство в настоящее время, пожалуй, одна из самых проблемных отраслей российского сельского хозяйства. Если в 2000 г. рентабельность, например, производства зерна в России составляла 65%, то молока лишь 13%, а производство мяса крупного рогатого скота - (-33%). И хотя к 2006 г. рентабельность зернового хозяйства снизилась до 27%, а производства молока и говядины несколько повысилась, составив соответственно 19% и (-14%), глубокое различие в условиях эффективности осталось очевидным. Несмотря на некоторую позитивную динамику, выращивание скота на мясо пока неэффективно. По оценкам отечественных и зарубежных специалистов, минимально необходимым для обеспечения устойчивого расширенного воспроизводства считается 25-процентный уровень рентабельности - ему соответствует в настоящее время рентабельность зернового хозяйства, но отнюдь не скотоводства (табл. 1).

В этих условиях вполне естественно, что на протяжении всех последних лет численность крупного рогатого скота неуклонно снижалась. Лишь в 2007 г. была достигнута, наконец, стабилизация общего поголовья, в то время как поголовье коров продолжало незначительно сокращаться. В результате, только за период с 2000 по 2007 г. доля коров в стаде снизилась с 47 до 43%, а общая численность поголовья крупного рогатого скота достигла рекордно низкого для России уровня -21,5 млн. голов, в том числе 9,3 млн. коров (табл. 2). Для сравнения: в дореволюционной (1915 г.) России было 33,0 млн. голов крупного рогатого скота, в том числе 17,3 млн. коров, послевоенной (1945 г.) соответственно 26,2 и 12,9 млн. голов, в доперестроечной (1985 г.) - 59,6 и 21,6 млн. голов.

Таблица 1

Рентабельность продукции, реализованной сельскохозяйственными предприятиями, %*

Показатель

2000 г.

2001 г.

2002 г.

2003 г.

2004 г.

2005 г.

2006 г.

Зерно (включая кукурузу)

65

48

18

41

42

16

27

Молоко и молочные продукты

13

17

5

11

13

18

19

Крупный рогатый скот в жи-

вом весе

-33

-23

-26

-34

-29

-19

-14

* Источник данных таблиц 1-7-

- Российский статистический ежегодник, 2001-2007 гг.

Таблица 2

Динамика поголовья крупного рогатого скота в хозяйствах всех категорий, млн. голов, на конец года

Показатель

2000 г.

2001 г.

2002 г.

2003 г.

2004 г.

2005 г.

2006 г.

2007 г.

Крупный рогатый скот, всего

27,3

27,1

26,5

24,9

23,0

21,5

21,5

21,5

в том числе коровы

12,7

12,2

11,8

11,1

10,3

9,5

9,4

9,3

Доля коров в стаде, %

47

45

45

45

45

44

44

43

Сокращение поголовья происходило во всех категориях хозяйств, но особенно быстро - в крупных сельскохозяйственных предприятиях. К началу 2007 г. в них содержалось лишь 49% всего поголовья крупного рогатого скота и 44% - дойного стада. Вторая половина поголовья оказалась сосредоточенной в мелких и средних аграрных формированиях: личных подсобных хозяйствах населения - 46%, в том числе 51% коров, и крестьянских (фермерских) хозяйствах - 5%, в том числе 5% коров (табл. 3).

Таблица 3

Поголовье крупного рогатого скота по категориям хозяйств, на конец года

Показатель

2006 г.

КРС, всего

в том числе коровы

млн. голов

%

млн. голов

%

Хозяйства всех категорий

21,5

100

9,4

100

В том числе:

сельхозпредприятия

10,6

49

4,1

44

ЛПХ населения

9,8

46

4,8

51

Параллельно сокращению поголовья снижалось производство продукции, в частности мяса крупного рогатого скота. При этом по мере выхода из кризиса птицеводства и свиноводства доля говядины в производстве всех видов мяса достаточно быстро уменьшалась: только с 2000 по 2007 г. она сократилась с 43 до 30% (табл. 4).

Таблица 4

Производство мяса крупного рогатого скота (КРС) в хозяйствах всех категорий

Показатель

2000 г.

2001 г.

2002 г.

2003 г.

2004 г.

2005 г.

2006 г.

2007 г.

Скот и птица (в убойном

весе), млн. т

4,4

4,5

4,7

4,9

5,0

4,9

5,2

5,6

в том числе КРС, млн. т

1,9

1,9

2,0

2,0

2,0

1,8

1,7

1,7

Доля мяса КРС в общем

42

41

40

37

33

производстве мяса, %

43

43

30

Важным фактором, сдерживающим рост конкурентоспособности отечественного скотоводства как, впрочем, и других отраслей животноводства, остается неудовлетворительное состояние кормовой базы. На протяжении последних лет производство кормовых ресурсов продолжало сокращаться. Расход кормов в расчете на условную голову крупного скота составлял примерно 30 ц кормовых единиц, что было явно недостаточно для достижения высокой продуктивности животных. При этом структура кормовых рационов, по мнению специалистов, оставалась энергоемкой, несбалансированной по питательным веществам и высокозатратной (табл. 5).

Таблица 5

Расход кормов в животноводстве в хозяйствах всех категорий

Показатель

2000 г.

2001 г.

2002 г.

2003 г.

2004 г.

2005 г.

2006 г.

Все корма в пересчете на кор-

мовые единицы, млн. т

107

109

109

105

100

95

95

в том числе концентрирован-

ные

37

38

41

40

37

36

38

Доля концентрированных

кормов, %

35

35

38

38

37

38

40

Расход кормов в расчете на

одну условную голову КРС,

28,5

29,7

29,6

29,8

29,9

ц корм. ед.

29,8

29,8

В условиях непрерывного сокращения поголовья рост продуктивности скота обеспечивался все эти годы исключительно за счет ускоренной выбраковки малопродуктивных животных и, естественно, не мог компенсировать потерь от сокращения численности стада, а также недостатков кормления и содержания (табл. 6).

Таблица 6

Продуктивность крупного рогатого скота в хозяйствах всех категорий, кг

Показатель

2000 г.

2001 г.

2002 г.

2003 г.

2004 г.

2005 г.

2006 г.

Надой молока на одну корову Продукция выращивания КРС

2502 114

2651 122

2797 124

2949 120

3037 120

3176 127

3356 139

Вследствие существенного снижения жизненного уровня в 1990-е годы общее потребление мяса в расчете на душу населения сократилось с 69 кг в 1990 г. до 45 кг в 2000 г., 50 кг в 2005 г. и 53 кг в 2006 г. Для сравнения можно отметить, что потребление мяса в европейских странах сейчас достигает 70-80 кг и более на душу населения в год, а в США - 120 кг (табл. 7). Доля говядины в общем потреблении мяса в России составляет 30-35%, имея тенденцию к постепенному снижению по мере наращивания производства в птицеводстве и свиноводстве.

Таблица 7

Потребление мяса на душу населения в год, кг

Страна

Год

Мясо и мясопродукты в пересчете на мясо (без сала и субпродуктов)

 

 

1990

69

Россия

2000 2005

45 50

2006

53

Германия Польша

2004 2005

83 67

США

2004

120

Финляндия

2005

72

За период с 2000 по 2007 г. средние цены сельскохозяйственных производителей на крупный рогатый скот выросли с 14 до 42 руб. за килограмм живого веса, или в 3 раза [15]:

Крупный рогатый скот (в живом весе)

2000 г. 14

2001 г. 20

2002 г. 26

2003 г. 22

2004 г. 26

2005 г. 34

2006 г. 39

2007 г. 42

Однако сами производители не ощутили этого эффекта в полной мере, поскольку цены на промышленные ресурсы и услуги для села росли в это время не менее быстрыми темпами, а основная часть дополнительных доходов от реализации аграрной продукции, как и раньше, оседала у поставщиков и посредников.

Лишь с 2006 г. ситуация в российском животноводстве стала ощутимо меняться к лучшему. Во многом это связано с успешной реализацией национального проекта в сфере АПК и разработанной затем на его основе программе по развитию сельского хозяйства на 2008-2012 гг., в которой животноводство было отнесено к приоритетной отрасли аграрного производства. Одним из знаковых индикаторов наметившегося подъема можно считать происходящий в последние годы значительный рост ввода в действие новых животноводческих помещений за счет нового строительства, расширения и реконструкции имеющихся [15]:

Животноводческие помещения для КРС, тыс. скотомест

2004 г. 38,1

2005 г. 27,5

2006 г. 59,8

2007 г. 152,8

В целом позитивно сказалась на положении российских производителей тенденция роста мировых агропродовольственных цен. Средние потребительские цены на говядину (на конец года, руб./кг) составили:

Говядина (без учета бескостного мяса)

2000 г. 53

2001 г. 70

2002 г. 73

2003 г. 74

2004 г. 93

2005 г. 116

2006 г. 132

Кроме того, положительным было также действие механизма квотирования импорта мясной продукции [15] - средние импортные цены на мясо (долл. США за 1 т) составили:

1995 г.

2000 г.

2002 г.

2003 г.

2004 г.

2005 г.

2006 г.

Мясо свежее и мороженое (без мяса птицы)

1525

1145

1159

1232

1402

1460

2335

В условиях открытости рынков это привело к определенному росту оптовых и розничных цен внутри страны, создало предпосылки для увеличения рентабельности и повышения конкурентоспособности отечественного производства.

Правда, как уже было отмечено, во многом эффект роста цен на продовольствие поглощался столь же быстрым ростом стоимости горюче-смазочных материалов, электроэнергии, комбикормов, удобрений, других ресурсов для АПК, а также растущими торговыми наценками посредников и перекупщиков аграрной продукции.

О стремительности подъема цен на мясную продукцию, в частности, на мясо крупного рогатого скота в связи с динамикой мировой конъюнктуры, а также введением механизма квотирования, свидетельствуют и данные таможенной статистики (табл. 8). Приведенные в табл. 8 данные показывают мощный ценовой всплеск в 2006 г., когда стоимость импортных поставок возросла с 1369 до 2350 долл. за тонну, или почти в 2 раза. Механизм квотирования не был применен в отношении стран СНГ, поэтому для них ценовая динамика оказалась более плавной.

Таблица 8

Объемы и стоимость импортных поставок мяса крупного рогатого скота в РФ

Страны

Объемы поставок, тыс. т

Стоимость, всего

Стоимость 1 т, долл.

млн. долл.

%

2004 г.

Всего

510,3

687

100

1346

Дальнее зарубежье

427,9

517

75,3

1208

Страны СНГ

82,4

170

24,7

2063

2005 г.

Всего

696,2

953

100

1369

Дальнее зарубежье

639,5

812

85,2

1270

Страны СНГ

56,7

141

14,8

2487

2006 г.

Всего

679,1

1596

100

2350

Дальнее зарубежье

676,8

1590

99,6

2349

Страны СНГ

2,3

6

0,4

2609

2007 г.

Всего

733,9

1769

100

2410

Дальнее зарубежье

699,4

1673

95,3

2392

Страны СНГ

34,5

96

4,7

2783

Источник: [16].

Основными поставщиками говядины в Россию являлись крупнейшие мировые экспортеры этого вида мяса из Южной Америки (Бразилия, Аргентина, Парагвай), на долю которых приходилось 70-80% всего импорта в РФ, а также Германия и Украина. Определенное количество мяса крупного рогатого скота поставляли другие европейские страны, Монголия и Казахстан.

Возможные перспективы. В сложившейся нестабильной ситуации как никогда актуальной становится роль долгосрочных прогнозов развития аграрного сектора и его животноводческих подотраслей [4, 6-8, 17-20].

В разработках ученых ВНИИЭСХ, например, предусмотрены два основных сценария функционирования АПК, в частности, его мясного подкомплекса в долгосрочной перспективе: первый - в условиях реализации Государственной программы развития сельского хозяйства на 2008-2012 гг. с сохранением базовых условий функционирования агропромышленного комплекса до 2020 г.; второй -также в условиях осуществления Государственной программы, но с учетом улучшения социально-экономических условий функционирования аграрного сектора в 2013-2020 гг. По первому варианту прирост валовой продукции сельского хозяйства, согласно ориентировочным расчетам, возрастет к 2020 г. по сравнению с 2006 г. в 1,6 раза, или примерно на 4% в год, что признается все-таки недостаточным для решения задач ускоренного развития АПК. По второму (инновационному) варианту при росте валовой продукции в 2020 г. в 2-2,1 раза по сравнению с 2006 г., или около 7% в год, представляется возможным в основном обеспечить реализацию ключевых задач аграрного развития на этом историческом этапе. При реализации данного варианта валовой сбор зерна может увеличиться до 115-120 млн. т, производство мяса - до 11-12 млн. т в убойной массе, а доля его импорта уменьшиться до 15% [17-20].

Анализ сценарных условий развития российской экономики на период до 2020 г., проведенный в ИНП РАН, также показывает, что повышение конкурентоспособности животноводства может обеспечить существенный потенциал роста объемов производства в этой подотрасли сельского хозяйства. По наиболее оптимистичному сценарию производство мяса может увеличиться вдвое, а доля импорта в общем объеме ресурсов внутреннего рынка снизиться до 18%. При этом предполагается, что говядина как наименее конкурентоспособный в данный момент вид мясной продукции будет и в дальнейшем постепенно вытесняться с рынка свининой и мясом птицы, и ее удельный вес в общем производстве мяса снизится с современных 30 до 21% к 2020 г. Соответственно доля говядины в потреблении мяса населением может уменьшиться в рассматриваемой перспективе с 33% в 2006 г. до 26%, а удельный вес мяса крупного рогатого скота в общей структуре мясного импорта в Россию, напротив, возрасти с 27 до 40-42%, компенсируя, таким образом, более медленное наращивание его внутреннего производства [6, 7].

Сходные прогнозно-аналитические расчеты, выполненные автором несколько позднее, также свидетельствуют о высокой вероятности постепенного снижения доли говядины в общем производстве и потреблении мяса при сохранении нынешних тенденций развития основных подотраслей животноводства. Вместе с тем существует целый ряд аргументов в пользу того, что при определенном развитии событий, эффективность и конкурентоспособность производства мяса крупного рогатого скота в России могут быть в перспективе значительно увеличены, сравнявшись, по сути, со свиноводством и птицеводством. В этом случае можно предполагать сохранение в целом современных позиций и удельного веса говядины как в общем производстве мяса, так и в его потреблении и импорте мясной продукции при значительном абсолютном снижении последнего. Рассмотрим эти аргументы и условия более подробно.

В России существуют все объективные предпосылки для гораздо более эффективного развития скотоводства как в ближайшей, так и в отдаленной перспективе. Они связаны в первую очередь с наличием обширных естественных кормовых угодий - сенокосов и пастбищ (более 70 млн. га), которые пока освоены крайне слабо и при этом не могут продуктивно использоваться свиноводством и птицеводством. Конкуренцию скотоводству здесь может составить лишь овцеводство в южных регионах. Для российского мясного скотоводства - это огромный ресурс роста продуктивности. Другая уникальная особенность скотоводства - возможность получения двух важнейших видов продукции - молока и мяса - делает его поистине незаменимым как для крупных, так и особенно для мелких хозяйств, зачастую ведущих полунатуральное производство и постоянно нуждающихся в этих продуктах как для личного потребления, так и для розничной реализации на местных аграрных рынках.

Поэтому хотя скотоводство в целом еще проигрывает в ценовой конкуренции «скороспелым» высокодоходным свиноводству и птицеводству, за ним всегда сохраняется естественная экономическая ниша и устойчивый природный ареал распространения, которые могут быть значительно расширены за счет освоения регионально адаптированных инновационных технологий разведения и выращивания крупного рогатого скота. В частности, имеется в виду формирование практически нового для России специализированного направления - мясного скотоводства - в наибольшей степени приспособленного для содержания животных на естественных кормовых угодьях при существенно меньших затратах трудовых и материальных ресурсов в расчете на единицу продукции. В настоящее время доля мясных пород в общей численности крупного рогатого скота в стране составляет лишь 2%.

Мировой и отечественный опыт убедительно свидетельствуют об огромных потенциальных возможностях данного направления. Признанные мировые лидеры производства говядины из Южной Америки давно практикуют выращивание специализированных мясных пород крупного рогатого скота на естественных кормовых угодьях. В России - в Калмыкии, Астраханской области, ряде мест Северного Кавказа, где имеются естественные и улучшенные пастбища, также успешно производят говядину при минимальных затратах живого труда и материальных средств, что весьма важно в условиях стремительно нарастающего дефицита трудовых ресурсов в сельской местности.

Не случайно в Государственной программе развития сельского хозяйства на 2008-2012 гг. формирование подотрасли специализированного мясного скотоводства выделено в качестве одной из приоритетных задач. Ее реализация должна обеспечить трехкратный рост производства говядины от мясных пород КРС за указанный период с 33 до 90 тыс. т в убойной массе. Намечены также конкретные меры по поддержке выращивания племенного молодняка. Они предусматривают, в частности, увеличение доли племенных животных в общем поголовье с 6,1% в 2006 г. до 13% в 2012 г., т.е. более чем в 2 раза, обеспечение приплода племенного стада в количестве не менее 80 телят на 100 коров, ежегодную реализацию племенного молодняка, соответствующего требованиям стандарта породы, не менее 10 голов в расчете на 100 ед. маточного поголовья.

За последние годы достигнуты серьезные успехи и в области селекции крупного рогатого скота мясного направления. Научными учреждениями Российской академии сельскохозяйственных наук получен патент на породу мясного скота «Русская комолая» с интенсивностью прироста живой массы 1200 г/сутки и убойным выходом мяса около 60%, принят на апробацию тип мясного скота «Уральский герефорд» с интенсивностью прироста 1200-1300 г/сутки. Однако в целом уровень племенной работы далеко не соответствует растущим потребностям отечественного производства. Сказались и серьезные ошибки, допущенные в период кризиса 1990-х годов, когда племенные заводы были выведены из-под контроля научных учреждений, а в дальнейшем большинство из них приватизировано и перепрофилировано. В результате государственная племенная служба понесла тяжелые потери. Поэтому сейчас зачастую приходится приобретать за рубежом племенных животных, не всегда достаточно приспособленных к российским природным и экономическим условиям [12].

Например, в ходе осуществления приоритетного национального проекта по развитию АПК в 2006-2007 гг. сельскохозяйственным производителям было поставлено по лизингу 105 тыс. голов импортного племенного скота. Однако в ряде регионов возникли серьезные затруднения в процессе адаптации высокопродуктивных животных к местным условиям содержания и кормления, в результате далеко не всех из них удалось сохранить для улучшения стада и повышения его продуктивности.

Тревожной тенденцией в этой связи представляется продолжающееся в 2007-2008 гг. сокращение запасов кормов в расчете на условную голову крупного рогатого скота, а также стремительный рост цен на комбикорма из-за существенного удорожания зерна, горюче-смазочных материалов, электроэнергии, удобрений и других материально-технических ресурсов для села.

Так, вслед за ростом мировых цен, средние цены российских производителей на зерно «взлетели» с 3008 руб./т в 2006 г. до 4653 руб./т в 2007 г., т.е. более чем в 1,5 раза в течение одного года. Если подобная тенденция сохранится, то в более трудном положении, безусловно, окажутся в перспективе птицеводство и свиноводство, так как в этих подотраслях удельный вес зерна в кормовых рационах гораздо выше, чем в скотоводстве.

Доля затрат аграрных производителей на электроэнергию в структуре себестоимости продукции увеличилась за 2001-2006 гг. с 4 до 7,5%. Только за I кв. 2008 г. цены на энергоресурсы для села в разных регионах России повысились на 25-44%, на удобрения и другие средства химизации - на 30%.

Следует особо подчеркнуть, что вплоть до 2007 г., из аграрного сектора ежегодно вследствие диспаритета цен изымалось до 80 млрд. руб. Лишь в 2007 г., впервые за много лет, среднегодовой рост цен на сельскохозяйственную продукцию превысил рост цен на промышленную продукцию и ресурсы для АПК, однако это возместило сельскому хозяйству лишь менее половины потерь от диспаритета цен, сложившегося по итогам одного только 2006 г. [17-20].

Вместе с тем сохраняющееся давление субсидируемого импорта мясомолочной продукции не позволяет российским животноводам адекватно повышать цены на свою продукцию, чтобы сделать ее более рентабельной. Без этого, естественно, затруднены столь необходимые здесь инвестиции и инновации, технологическая и техническая модернизации и в конечном счете дальнейшее повышение эффективности и конкурентоспособности всех животноводческих отраслей, в том числе скотоводства.

В связи с беспрецедентным ростом мировых цен на продукты питания, Минсельхоз России выступило с инициативой принятия закона о продовольственной безопасности, устанавливающего реальную ответственность государства за физическую и экономическую доступность продовольствия для каждого гражданина. Закон позволил бы, согласно позиции министерства, не только более эффективно бороться с последствиями мирового продовольственного кризиса, но и целенаправленно противостоять монополистам и перекупщикам на внутреннем рынке, препятствующим установлению справедливой конкуренции и свободных рыночных отношений на пути продвижения продукции от поля до прилавка. Предполагается также, что этот аспект проблемы найдет свое решение и в законе о торговле, который призван, в частности, упорядочить весьма болезненный для сельскохозяйственных производителей вопрос их взаимоотношений с крупными торговыми сетями и оптовыми посредниками, зачастую пользующимися монопольными правами на региональных продовольственных рынках, в частности рынках животноводческой продукции.

В России торговая наценка на продукты питания сейчас достигает 25-30 и даже 40% - этого нет ни в одной стране мира. Так, в Канаде, Китае, Белоруссии, Казахстане предельная наценка составляет 12%, а на социально значимые продукты - 8%, такой она была и в советской России [21].

Мировая ценовая конъюнктура мясного рынка, в частности рынка говядины, дает возможность успешного развития собственного производства и последовательного импортозамещения в этом столь важном сегменте аграрного производства. Чтобы реализовать эту потенциальную возможность, нужна четко выстроенная государственная аграрная политика, направленная на поддержку отечественного производителя, создание благоприятных условий для снижения его затрат и повышения качества продукции, возможности успешно противостоять субсидируемому импорту из развитых стран мира. Выход с мясом говядины на внешние рынки возможен лишь в очень отдаленной перспективе и в ограниченных объемах, в первую очередь, вероятно, в страны Ближнего и Среднего Востока, в том числе и страны СНГ (бывшие закавказские и среднеазиатские республики СССР), традиционно отдающие предпочтение говядине и баранине и испытывающие недостаток в собственной продукции. За счет реализации комплексной инновационно-ориентированной стратегии импортозамещения возможен постепенный рост удельного веса мяса говядины и телятины отечественного производства на внутреннем рынке в ближайшие годы до 70%, а в долгосрочной перспективе до 80-85%, что в существенной мере повысит общий уровень национальной продовольственной безопасности.


Кризис в сельском хозяйстве нельзя считать полностью преодоленным, пока из него не вышла самая отстающая подотрасль. В настоящий момент это долгожданное событие, пожалуй, наступает: несмотря на все трудности и проблемы скотоводство, самая убыточная и депрессивная сфера деятельности российского аграрного производства, начинает преодолевать, наконец, последствия глубокого многолетнего спада и формировать объективные долговременные предпосылки устойчивого развития.


Литература

1. Воробьев В. Хлеба! Не надо зрелищ // Российская газета. 2008. 5 июня.

2. Бородин К.Г. Оценка конкурентоспособности продукции в условиях современной торговли // Проблемы прогнозирования. 2006. № 3.

3. Гончаров В.Д. Рынок мяса и мясопродуктов России (обзор). М.: ВНИКМП, 2001.

4. Ивантер В.В., Узяков М.Н. и др. Долгосрочный прогноз развития экономики России на 2007-2030 гг. (по вариантам) //Проблемы прогнозирования. 2007. № 6.

5. Крылатых Э.Н., Строкова О.Г. Аграрные аспекты вступления стран СНГ в ВТО // Научные труды ВИАПИ, вып. 6. М.: ЭРД, 2002.

6. Ксенофонтов М.Ю., Козин Д.Е., Поскачей МА., Сапова Н.Н. О необходимости перехода на новую парадигму разработки и реализации агропродовольственной политики // Проблемы прогнозирования. 2008. № 4.

7. Ксенофонтов М.Ю., Козин Д.Е., Поскачей М.А., Сапова Н.Н. Сценарное прогнозирование как инструмент разработки стратегии развития сельского хозяйства // Проблемы прогнозирования. 2008. № 5.

8. Маслова В., Счастливцева Л., Тяпкин Н. Регулирование рынка животноводческой продукции // АПК: экономика, управление. 2007. № 8.

9. Огнивцев С.Б., Сиптиц С.О. Совершенствование государственного регулирования рынка мяса России. М.: ООО «Инвест-М», 2005.

10. Петриков А.В. Современная аграрная политика России: от крайнего либерализма к структурному регулированию //Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. 2007. № 1.

11. Прудникова А.А. Инвестиционная политика в условиях открытой экономики // Проблемы прогнозирования. 2007. № 5.

12. Романенко Г. Ученые-аграрии подвели итоги научных исследований // АПК: экономика, управление. 2008. № 3.

13. Тарасов В.И. Проблемы адаптации агропродовольственного комплекса при вступлении России в ВТО // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. 2006. № 9.

14. Узун В.Я. Крупный и малый бизнес в сельском хозяйстве России: адаптация к рынку и эффективность. М.: ЭРД, 2005.

15. Российский статистический ежегодник. М.: Росстат, 2001-2007.

16. Российский таможенный ежегодник.

17. Ушачев И.Г. Направления развития сельского хозяйства России на долгосрочный период // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. 2007. № 12.

18. Ушачев И.Г. Научное обеспечение Государственной программы развития сельского хозяйства // АПК: экономика, управление. 2008. № 3.

19. Ушачев И.Г. Перспективы развития агропромышленного комплекса России // АПК: экономика и управление. 2007. № 11.

20. Ушачев И.Г. Сельское хозяйство: приоритетно-целевой принцип развития // Экономист. 2007. № 9.

21. Милосердов В.В. Нынешняя инфляция — результат ущербности сельского хозяйства // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. 2008. № 1.

Комментарии (1)add comment

ЮСУФ НОСИРОВ said:

УВАЖАЕМИЕ ЧИТАТЕЛИ У МЕНЯ ЕСТ ДХ ПО ЖИВОДНАВОДСТВО В ТАДЖИКСТАНЕ ИШУ СПОНСОРА ПО ФИНАНСОВИЙ ДЕЛА ДЛЯ РАСШИРЕНИЕ ДЕХКАНСКИЕ ХОЗЯСТВА ОБРАТИТЕ ВИНИМАНИЕ НАДЁЖНИЕ ДОХОДНОЕ БИЗНЕС С ДОКУМЕНТАМИ ВСЁ ПОРЯДКЕ СТРАНА ТЁПЛИЙ КЛИМЕТ ВЫГОДНЕЙ ДЕЛА ДЛЯ ИНВЕСТРОВ И ДЛЯ НАС СПОСИБО ЗА ВНИМАНИЕ С УВАЖЕНИЕМИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ДХ (ЮЗОСИФ) ЮСУФ НОСИРОВ
31 Август, 2013

Написать комментарий
меньше | больше

busy