Продовольственный экспорт: курс на восток

Рау В.В.


Зерно — основа российского продовольственного экспорта

За последние 15 лет сельское хозяйство РФ в целом и его зерновой сектор в частности прошли большой путь от стагнации к устойчивому развитию. Россия вошла в число стран-лидеров по зерновому экспорту, одновременно наращивая производство и поставки качественной животноводческой и иной сельскохозяйственной продукции. Подавляющая часть внутренних потребностей в продовольствии сейчас полностью обеспечивается собственным производством. Страна постепенно превращается из импортера продовольствия в крупнейшего мирового его экспортера, что дает ей дополнительные доходы и формирует мощные стимулы для развития производительных сил и обустройства социальной сферы села, улучшения условий жизни сельских жителей. Безусловно, существует еще немало острых проблем, сдерживающих поступательное движение аграрной экономики, однако позитивная динамика все отчетливее ощущается как в производственных, так и научных кругах аграрной общественности [1-4].

Развитие зернового хозяйства после затяжного и болезненного спада 1990-х годов приобрело, наконец, устойчивую положительную динамику, что позволило значительно увеличить валовые сборы и урожайность зерновых культур, а также достичь в 2016 г. наиболее высокого показателя производства зерна на душу населения в размере 813 кг (табл. 1).

Таблица 1

Производство зерна в России

Годы

Посевная площадь, млн. га

Валовой сбор, млн. т

Урожайность с посевной площади, ц/га

Производство зерна на душу населения, кг

1986-1990

65,6

104,3

15,9

714

1991-1995

59,1

87,9

14,9

592

1996-2000

50,0

65,1

13,0

443

2001-2005

44,8

78,8

17,6

544

2006-2010

45,0

85,2

18,9

596

2011-2015

45,3

93,5

20,6

650

2016

47,1

120,7

25,6

813

Источник: [1].

Зерно в настоящее время занимает около 40% всего российского продовольственного экспорта. Пока это в основном пшеница (80% внешних поставок зерна), однако в будущем возможно некоторое увеличение экспорта также кормового зерна (ячменя, кукурузы) при безусловном обеспечении растущих внутренних потребностей российского животноводства.

Из анализа балансовой структуры зерновых ресурсов и использования зерна за последние годы можно сделать вывод, что основной рост демонстрировал именно зерновой экспорт, в отличие от импорта, который весьма устойчиво колебался вокруг отметки 1 млн. т. Доля же экспорта российского зерна в общем объеме его производства практически удвоилась, увеличившись по сравнению с 2005 г. с 15,8 до почти 30% (табл. 2; 3).

Таблица 2

Ресурсы и использование зерна (без продуктов переработки), млн. т

Показатель

2001-2005 гг.

2006-2010 гг.

2014 г.

2015 г.

2016 г.

Ресурсы

Запасы на начало года

43,4

53,3

52,6

60,2

64,8

Производство

78,8

85,2

105,3

104,8

120,7

Импорт

1,9

1,0

0,9

0,8

1,0

Итого ресурсов

124,1

139,5

158,8

165,8

186,5

Использование

Производственное






потребление

23,0

21,5

21,0

20,9

22,3

В том числе на:






семена

11,4

10,7

10,9

10,7

11,2

корм скоту

11,6

10,8

10,1

10,2

11,1

Переработано на муку, крупу,






комбикорма и другие цели

46,0

46,7

46,4

48,2

52,2

Потери

0,9

0,9

1,0

1,1

1,1

Экспорт

9,3

15,4

30,1

30,7

33,9

Личное потребление

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

Запасы на конец года

44,8

54,9

60,2

64,8

76,9

Таблица 3

Экспорт зерна в Российской Федерации, млн. т

Показатель

2005 г.

2010 г.

2015 г.

2016 г.

Экспорт зерна

12,3

13,9

30,7

33,9

Производство зерна

77,8

61,0

104,8

120,7

Доля экспорта в общем производстве, %

15,8

22,8

29,3

28,1

Источник: [3; 5].

Безусловно, такой значительный структурный сдвиг потребовал активных регулирующих воздействий со стороны государства, направленных в первую очередь на обеспечение стабильности внутреннего рынка, включая снабжение российского населения продовольствием, а отрасли животноводства фуражным зерном. В целом эта задача была успешно решена, хотя для ряда регионов были характерны структурные и ценовые деформации на зерновом рынке, связанные с его резко возросшей экспортной ориентацией. Основным же положительным результатом этих процессов стало закрепление России в числе ведущих мировых зерновых производителей и экспортеров, а также завершение многолетней зависимости страны от продовольственного импорта.

В 2015/2016 сельскохозяйственном году Россия по производству пшеницы, собрав 61 млн. т зерна, впервые превзошла уровень Соединенных штатов Америки -по сравнению 56,1 млн. т и заняла третье место среди крупнейших мировых производителей этой культуры после Китая и Индии, где производство пшеницы составило соответственно 130,2 и 86,5 млн. т (табл. 4).

Таблица 4

Производство пшеницы в мире, млн. т

Страна

2005/2006

2010/2011

2015/2016

2005/2016 к итогу,%

Всего

618,8

649,5

737,0

100

Китай

97,4

115,2

130,2

17,7

Индия

68,7

80,8

86,5

11,7

Россия

47,6

41,5

61,0

8,3

США

57,2

58,9

56,1

7,6

Канада

25,7

23,3

27,6

3,7

Украина

18,7

16,8

27,3

3,7

Пакистан

21,6

23,3

25,1

3,4

Австралия

25,2

27,4

24,2

3,3

Турция

18,5

17,0

19,5

2,6

Казахстан

11,2

9,6

13,7

1,9

Аргентина

13,8

17,2

11,3

1,5

Бразилия

4,9

5,9

5,5

0,7

Беларусь

1,2

1,7

2,9

0,4

Источник: [6; 7].

Однако даже при столь значительных объемах валового сбора и Индия, и Китай не могут в последнее время полностью обеспечить быстро растущие внутренние потребности многомиллионного населения своих стран и в перспективе будут, вероятно, вынуждены все в больших количествах импортировать зерно и другие продукты питания из-за рубежа, что создает благоприятные условия для развития взаимовыгодного торгово-экономического сотрудничества в продовольственной сфере между нашей страной и этими крупнейшими государствами Восточной Азии. По итогам 2015/2016 сельскохозяйственного года доля стран в мировом производстве пшеницы достигла (%): России - 8,3; США - 7,6; Канады - 3,7; Украины - 3,7; Австралии - 3,3; Казахстана - 1,9; Аргентины - 1,5; Бразилии - 0,7; Белоруссии - 0,4.

Следует заметить, что в условиях низких темпов роста внутреннего платежеспособного спроса продовольственный экспорт способен стать действенным, активирующим фактором развития агропромышленного комплекса народного хозяйства страны за счет поддержания и роста доходов как самих сельских производителей, так и технологически связанных с ними предприятий других отраслей АПК. Грамотно и своевременно регулируя экспортные поставки агропродовольственной продукции, государство получает возможность обеспечивать их оптимальный уровень и структуру для достижения баланса интересов отечественных производителей и потребителей на внутреннем и внешнем рынках.

Подобная экспортно-ориентированная стратегия широко применяется многими странами мира и позволяет даже в условиях неблагоприятной конъюнктуры сохранить потенциал развития продовольственного сектора с ориентацией его на достижение долгосрочных макроэкономических целей.

Позитивная динамика основных видов российского зернового экспорта прослеживается за последние годы по всем важнейшим странам-импортерам (табл. 5).

Таблица 5

Экспорт российского зерна основным странам-импортерам, тыс. т

Страна

2001 г.

2005 г.

2010 г.

2015 г.

2016 г.

Пшеница и меслин

Всего

1638

10319

11848

21234

25327

Египет

30

2879

4841

4534

5824

Турция

95

43

1453

3118

2648

Бангладеш

0

507

141

892

1860

Нигерия

0

0

0

866

1413

Азербайджан

138

816

125

1242

1141

Ячмень

Всего

1522

1768

1534

5295

2863

Саудовская Аравия

574

828

952

2970

1392

Иран

149

118

87

634

439

Иордания

0

3

0

269

197

Алжир

64

41

0

52

119

Ливан

10

48

20

52

113

Кукуруза

Всего

1

69

230

3698

5324

Корея

0

0

0

900

936

Турция

0

0

80

1368

838

Иран

0

0

64

133

705

Нидерланды

0

0

0

126

569

Ливан

0

9

14

83

409

Источник: [5; 6].

Главными потребителями российского зерна традиционно являются государства Ближнего Востока и Северной Африки: Египет, Турция, Саудовская Аравия, Иран, Иордания, Азербайджан, Алжир, Ливан и др. Наряду с ними сравнительно новыми и быстро растущими рынками российского продовольствия становятся Центральная Африка (Нигерия), Восточная Азия (Бангладеш, Корея), а также Европа (Нидерланды).

Освоение новых рынков сбыта является ключевой задачей отечественного продовольственного экспорта, ориентированного, главным образом, на страны и регионы с высоким потенциалом роста потребления и быстро растущим платежеспособным спросом. К ним в первую очередь следует отнести страны Восточной Азии, в которых темпы роста населения и экономического развития существенно опережают среднемировые и которые находятся, кроме того, в относительной близости от дальневосточных рубежей России.

Разумное, без ущерба для внутреннего потребления расширение продовольственного экспорта следует признать и важной гуманитарной миссией России на международной арене, способствующей успешной борьбе с голодом и недоеданием в наименее развитых государствах мира, а также странах, охваченных войнами и стихийными бедствиями. Этот аспект международной продовольственной помощи и торговли особенно актуален для нашей страны, обладающей уникальными и обширными земельными и водными ресурсами для эффективного аграрного производства, которые отсутствуют во многих других странах, вынужденных импортировать значительные объемы продовольствия, зачастую по весьма высоким ценам.

Экспортные цены на основные виды российского зерна, как правило, повторяют динамику мировых цен, отражая страновые и региональные особенности (табл. 6).

Таблица 6

Экспортные цены на основные виды российского зерна, долл./т

Страна

2001 г.

2005 г.

2010 г.

2015 г.

2016 г.

Пшеница и меслин

В среднем

88

110

175

186

166

Египет

85

110

177

186

170

Турция

86

117

165

182

160

Бангладеш

-

104

171

163

150

Нигерия

-

-

-

195

173

Азербайджан

102

111

200

191

167

Ячмень

В среднем

80

115

128

178

148

Саудовская Аравия

78

118

125

182

150

Иран

82

106

120

179

145

Иордания

-

110

-

178

149

Алжир

77

105

-

172

157

Ливан

124

110

110

149

139

Кукуруза

В среднем

365

95

188

162

161

Корея

-

-

-

168

166

Турция

-

-

177

158

151

Иран

-

-

195

184

171

Нидерланды

-

-

-

164

166

Ливан

-

81

172

159

155

Источник: [6].

Следует, однако, отметить, что средний уровень российских цен остается в целом несколько ниже уровня мировых, что свидетельствует, главным образом, о недостаточно высоком качестве российского зерна, поступающего за границу. Так, в 2016 г. цены на отечественное зерно были в ряде случаев на 10-20% ниже мирового уровня, подобная аналогия наблюдалась и в 2015 г. Соответственно отечественные производители и поставщики ежегодно теряли из-за невысокого качества зерна значительные доходы, а порой и рынки сбыта. Особенно важную роль проблема качества зерна и другой продовольственной продукции приобретает при выходе производителей на новые рынки, где они вынуждены основательно конкурировать с продукцией зачастую очень высоких потребительских кондиций, пользующейся к тому же значительной поддержкой своих государств.

Неудовлетворительное качество зерна создает трудности и в перерабатывающей промышленности при выработке необходимого ассортимента муки и крупы как для нужд внутреннего российского рынка, так и для продвижения данной продукции с более высокой добавленной стоимостью за рубеж. Объемы экспорта, в частности российской пшеничной и пшенично-ржаной муки за последние 15 лет остаются весьма незначительными: 2000 г. - 0,17 млн. т; 2005 г. - 0,23; 2010 г. - 0,14; 2015 г. - 0,26; 2016 г. - около 0,24 млн. т. Кроме того, для увеличения экспорта муки необходима существенная государственная поддержка мукомольных предприятий, а также более развитая система логистики, поскольку мука является гораздо менее транспортабельным продуктом, чем зерно, требующим особых условий хранения и перевозки.

Обладая обширными генетическими ресурсами зерновых культур, позволяющими во многих регионах страны получать зерно высокого качества, Россия, между тем выращивает пшеницу первого и второго классов всего лишь в объеме около 2% общего ее производства. На долю сильной пшеницы с содержанием клейковины свыше 28% также приходится не более 2% общих товарных ресурсов. Кроме того, в ряде регионов практически прекращено производство пшеницы твердых сортов. Ее посевы сосредоточены, главным образом, в Оренбургской, Челябинской, Саратовской областях и в Алтайском крае, составляя в целом менее 2% общей площади под пшеницей, а валовой сбор достигает лишь 0,5 млн. т, обеспечивая только треть внутренней потребности страны. Даже самой распространенной и востребованной на отечественном рынке мягкой пшеницы третьего класса с содержанием клейковины на уровне 25% и более выращивается пока явно недостаточно. В противоположность ей доля менее качественной пшеницы четвертого класса, которая, в основном, и поступает на экспорт, достигает 40% общего товарного объема. В отдельные же годы до 80% всех отгруженных за рубеж партий зерна приходится именно на пшеницу четвертого и пятого классов, что, конечно, значительно снижает ее конкурентоспособность на мировом рынке [2].

Развитие отечественного продовольственного и, в частности зернового экспорта, безусловно, должно находиться под постоянным контролем и поддержке государства. В совокупности с действием рыночных механизмов это обеспечит достижение наибольшей народнохозяйственной эффективности и сбалансированности всех отраслей АПК и в первую очередь растениеводства и животноводства. Органам государственного регулирования аграрных рынков следует также активнее ориентировать отечественных производителей на дополнение в большей степени экспорта сырья экспортом продукции с высокой добавленной стоимостью: муки, продукции глубокой переработки зерна и, конечно, продуктов животноводства, производимых на основе и с использованием зерновых компонентов. Такой подход не позволит наращивания внешних зерновых поставок в отрыве от интересов других отраслей аграрного производства и потребностей внутреннего рынка.

Сложным, в частности, остается положение с использованием зернофуража, поскольку фактическая кормоемкость отечественной животноводческой продукции в 1,5-2 раза превышает уровень, достигнутый в большинстве экономически развитых стран. Для решения этой проблемы необходимо не только использовать все кормовое зерно в отраслях животноводства в переработанном виде, но и оптимизировать состав и структуру комбикормов, насыщая их до нормативных уровней премиксами, микроэлементами, витаминами, белками и другими ценными компонентами, позволяющими повысить продуктивность, сократить падеж скота, улучшить качество и конкурентоспособность продуктов животноводства как на внешнем, так и на внутреннем рынках.

Между тем в структуре посевов и производстве фуражного зерна значительно снизилась за последние годы доля наиболее ценных зернобобовых культур, важнейшего источника кормового белка для скота и птицы и повышения почвенного плодородия. Так, если в 1990 г. посевная площадь под зернобобовыми составляла 3,5 млн га, то в 2016 г. всего лишь около 1,6 млн га. В то же время валовые сборы экспортно-ориентированных зерновых культур непрерывно возрастали.

В ряде российских регионов, главным образом южных припортовых, имеющих непосредственный выход к морским зерновым терминалам (Краснодарский край, Ростовская область), в условиях значительного, но недостаточно контролируемого роста экспортных поставок зерна, возник технологический разрыв между развитием зернового хозяйства и основных отраслей животноводства. Это привело к диспропорциям в функционировании аграрного рынка, нерациональному использованию биоклиматического потенциала, ориентации в большей степени на получение сиюминутной выгоды, а не на реальные потребности аграрного производства. Так, в 2011-2015 гг. более чем в трети российских регионов доля зернового клина занимала свыше 60% в структуре посевов сельскохозяйственных культур, существенно превышая, таким образом, рекомендуемые агротехнические нормы [1].

Назрела необходимость развивать аграрный сектор на основе формирования крупных специализированных зон производства основных видов сельскохозяйственных культур, включая зерно. Во многих странах мира давно и успешно осуществляется этот процесс, причем государство не только способствует более рациональному размещению аграрного производства, но и активно регулирует его посредством различного рода законодательных, экономических и организационных мер на межнациональном, страновом и региональном уровнях. Между тем, огромное климатическое разнообразие - одна из важнейших составляющих отечественного аграрного потенциала - позволяет России производить на своей территории большинство видов сельскохозяйственной продукции и надежно обеспечивать продовольственную безопасность страны.

Эффективная работа по совершенствованию размещения и специализации агропромышленного комплекса невозможна без развитой аграрной инфраструктуры и логистики. Одним из приоритетов Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков агропродовольственной продукции на 2013-2020 гг. является минимизация транспортных издержек и оптимизация других факторов, определяющих конкурентоспособность продукции сельского хозяйства и пищевой промышленности по регионам страны с созданием современных логистических центров.

Предполагается в этой связи, в частности, расширение действующих и строительство новых глубоководных зерновых терминалов в морских портах Азово-Черноморского, Балтийского и Тихоокеанского бассейнов. Это позволит увеличить к 2030 г. экспортный потенциал зернового хозяйства предположительно до 40-50 млн. т при безусловном выполнении всех агротехнических требований, а также обеспечении возрастающих потребностей внутреннего рынка и повышении качества производимой продукции.

В целом же зерно и в дальнейшем сохранит свои позиции важной статьи экспортных поставок продовольствия, играя значительную роль в общей системе международной торговли.

На современном этапе экономического развития весьма актуальна проблема высокой степени вовлеченности российского продовольственного экспорта в транснациональные торгово-технологические цепочки поставки и реализации продукции, ведущее место в которых принадлежит зарубежным фирмам и корпорациям. Отсутствие крупных отечественных трейдеров по многим важным видам продукции снижает общую эффективность экспортной деятельности в агропродовольственной сфере, ставит ее в зависимость от интересов международного капитала. Государство призвано в данном случае надежно обеспечить приоритет национальных производителей на международной арене и выход российских компаний на внешние рынки.

Другой не менее важной проблемой является достаточно узкий круг отечественных экспортеров. Пока слабо вовлечены в эту деятельность малые и средние формы сельскохозяйственных предприятий. Вероятно, следует идти в данном случае по пути создания специализированных экспортных кооперативов при самом активном участии в этом процессе соответствующих отраслевых союзов, в частности, зернового, мясного, молочного и др.

Хотя правила Всемирной торговой организации запрещают прямое государственное субсидирование экспорта, однако большинство стран широко использует косвенные формы его поддержки посредством разрешенных нормами ВТО мер так называемой «зеленой корзины», включающие, в частности, финансирование образовательных и научно-исследовательских программ сельского хозяйства, развитие его инфраструктуры, социальное обустройство сельской местности и др. Кроме того, целесообразно более широко использовать различные внебюджетные источники поддержки экспортной деятельности, в том числе через отраслевые союзы производителей и переработчиков сельскохозяйственной продукции и другие общественные организации. Это позволит более энергично и адресно привлекать, наряду с государственными, частные инвестиции компаний и фирм, заинтересованных в освоении новых рынков сбыта своей продукции в зарубежных странах.

Восточная Азия — крупнейший потенциальный импортер российского продовольствия

Если попытаться выделить на географической карте наиболее бурно развивающийся регион мира, то им, безусловно, окажется Восточная Азия, включающая, в частности, как многочисленные страны АСЕАН (Индонезию, Малайзию, Вьетнам, Лаос, Бруней, Кампучию, Мьянму, Сингапур, Таиланд, Филиппины), так и такие государства, как Индию и Китай. При этом для всех них характерны растущие численность и покупательная способность населения и возникающая при этом напряженность с его продовольственным обеспечением за счет собственных ограниченных природных ресурсов и возможностей. По мере своего экономического и социального развития этот регион все более превращается в крупнейшего мирового импортера сельскохозяйственной продукции и сырья. Его близость к российским восточным границам открывает, как уже отмечалось, широкие возможности для взаимовыгодного торгово-экономического сотрудничества в агропродовольственной сфере, а также сопряжения интеграционных процессов на Евразийском экономическом пространстве с аналогичными тенденциями в Восточной Азии и, в частности, с известным проектом «Экономический пояс Шелкового пути», инициируемым Китаем. Этому способствует уникальное территориальное положение России в качестве связующего транспортного моста между Европой и Азией.

Позитивные тенденции развития российского аграрного сектора и его экспортного потенциала, достигнутые в последние годы, позволяют надеяться, что наша страна без ущерба для внутренних потребностей сумеет закрепиться в роли одного из важнейших поставщиков продовольственной продукции на международной арене [8; 9].

По имеющимся оценкам, уже сейчас Китай ежегодно готов закупать по 3,5 млн. т российской пшеницы, Япония - 5 млн. т, Индонезия - 8,5 млн. т. Однако, чтобы отчасти удовлетворить эти потребности, России необходимо производить в регионах Сибири и Дальнего Востока не 15 млн. т зерна, как в настоящее время, а 25 млн. т. В этом случае появляется возможность как минимум 10-15 млн. т отправлять за рубеж, в первую очередь в страны Юго-Восточной Азии, расстояние до которых от нас значительно короче, чем от большинства других поставщиков продовольствия. Безусловно, такое расширение экспорта должно происходить постепенно, поскольку потребует существенных вложений в аграрное производство по всей технологической цепочке, в логистику, инфраструктуру: только для модернизации элеваторов потребуется примерно 270 млрд. руб. [10]. Однако указанные инвестиции при грамотной организации сельскохозяйственного производства способны эффективно окупиться на фоне бурно растущего спроса на продукты питания, который происходит в восточноазиатских странах.

Мировое производство продовольствия также динамично растет, стремясь за возрастающим потребительским спросом. Только за последние годы валовой сбор зерна, например, увеличился с 2 до 2,5 млрд. т, при этом доля России в общем зерновом производстве пока лишь 4%. Вместе с тем, если десять лет назад ее доля в мировом зерновом экспорте не превышала 1%, то сейчас она достигает 9% [10]. В целом удельный вес России на мировом продовольственном рынке пока также не велик - около 2%, однако потенциал роста огромен, учитывая масштабы еще не освоенных и экстенсивно используемых сельскохозяйственных угодий, а также новые возможности, открывающиеся для страны в связи с глобальным потеплением климата на планете. Так, несмотря на то, что на Россию приходится около 10% мировых посевных площадей и 40% всех черноземов, в настоящее время из них пока мелиорируется лишь 5% земель, в то время как в Германии - около 40%, в США -45%. Это позволяет указанным странам только за счет роста продуктивности орошаемых земель почти вдвое увеличивать урожайность. Кроме того, основная часть российской пашни испытывает острый недостаток удобрений, и это при том, что страна - сама крупнейший производитель и экспортер минеральных удобрений в мире с годовым объемом выпуска 20 млн. т. Однако, из этого количества внутри страны сейчас используется только 2,6 млн. т при минимальной потребности 10 млн. т. На гектар пашни в России вносится пока немногим более 40 кг действующего вещества удобрений, в то время как в Бразилии - 120 кг, США - 170 кг, Китае - 350 кг. Соответственно и урожайность зерновых в России даже в самые благоприятные годы в целом не более - 26 ц/га, в то время как в расширенном Европейском союзе - свыше 35 ц/га, в КНР - 45 ц/га [10].

Основой российского аграрного экспорта было и остается зерно и продукты его переработки. В последние годы, как отмечалось, несколько усилилась фуражная направленность зернового экспорта, что в ряде случаев повысило его привлекательность и конкурентоспособность на зарубежных рынках. Это в определенной степени касается как наших традиционных импортеров из стран Ближнего Востока и Северной Африки (Египта, Ирана, Саудовской Аравии), так и новых потребителей в лице государств Восточной Азии (Китая, Индии), а также стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) - Индонезии, Малайзии, Вьетнама, Лаоса и др. Указанная тенденция, по всей видимости, получит в перспективе дальнейшее развитие, в немалой степени способствуя освоению Россией новых рынков, где спрос на продукты питания животного происхождения растет опережающими темпами вслед за быстрым ростом численности и доходов населения.

Вместе с тем при росте экспортных поставок следует, конечно, учитывать необходимость безусловного обеспечения продовольственным и фуражным зерном, в первую очередь, отечественных потребителей. В условиях замедления роста реальных доходов населения важно не допустить неоправданного увеличения цен на продукты питания на внутреннем рынке. Для этого у государства есть достаточно экономических инструментов, включая введение, при необходимости, временной экспортной пошлины на тот или иной вид продукции, а также зерновых интервенций.

Весьма важными направлениями дальнейшего развития зернового хозяйства в условиях его растущей экспортной ориентации следует также признать:

  • повышение качества зерна за счет оптимизации размещения зернового производства на территории страны, выделения специализированных зон выращивания основных видов зерновых культур, существенного улучшения агротехники на основе роста уровня механизации, химизации, мелиорации, селекции и семеноводства, хранения и транспортировки зерновой продукции;
  • научно обоснованное поэтапное расширение, наряду с экспортом зерна, экспорта изделий из него с более высокой добавленной стоимостью (муки, крупы, готовых продовольственных товаров зерновой группы, включая кондитерские и хлебобулочные изделия), а также всех видов продукции животноводства, производимых с использованием зерновых кормов;
  • освоение инновационных технологий глубокой переработки зерна с получением широкого спектра ценных химических веществ (полисахаридов, эфиров, витаминов, органических кислот и т. д.), активно применяемых в современной медицине, косметологии, пищевой индустрии и других отраслях народного хозяйства, а также широко востребованных на мировом рынке.

В целом же сбалансированный экспорт в современных условиях является для отечественных производителей важным стимулом дальнейшего развития производства, роста его эффективности, улучшения ассортимента и качества продукции.

При этом ожидаемое глобальное потепление климата, безусловно, повышает биоклиматический потенциал нашей страны, следовательно, и перспективные экспортные возможности российского сельского хозяйства, особенно регионов Сибири и Дальнего Востока. Предполагается, в частности, что потепление может существенно отодвинуть северную границу эффективного земледелия и тем самым значительно расширить дополнительные территории под пашни, которые постепенно могут быть освоены и включены в нормальный сельскохозяйственный оборот.

Рассмотрим некоторые из этих вопросов на примере взаимодействия и торгово-экономического сотрудничества с крупнейшим восточным соседом и стратегическим партнером - Китаем.

Перспективы российско-китайского сотрудничества в продовольственной сфере

Стабильный экономический рост на уровне 6-8% и более, а также вступление страны в ВТО привели к тому, что за последние десять лет средний заработок китайских рабочих утроился и достиг 3,6 долл./час. По уровню заработной платы Китай уже обогнал крупнейшие государства Латинской Америки и приблизился к таким европейским странам как Португалия и Греция [11]. На этой основе активно формируется средний класс, стремящийся к стандартам жизни более развитых стран, что сказывается, в том числе, на структуре и качестве питания. Опережающими темпами растет, в частности, потребление мясомолочной продукции, экологически чистых продовольственных продуктов, товаров премиум класса и т. д.

Кроме того, за последние годы в Китае резко изменилась демографическая политика. Из-за стремительного старения рабочей силы в стране произошел отказ от известного тезиса «одна семья - один ребенок», и сейчас власти даже планируют поощрять семейные пары за рождение второго ребенка. В 2015-2016 гг. рождаемость в Китае оказалась рекордной за последние десятилетия (соответственно 17,8 и 18,7 млн. новорожденных при средней многолетней на уровне 16 млн. в предшествующий период), причем эта тенденция, по всей видимости, получит в перспективе дальнейшее развитие [12].

Хотя Китай считается одним из крупнейших мировых аграрных производителей (ежегодный валовой сбор всех видов зерна в КНР составляет, например, свыше 500 млн. т, в Индии - 450 млн. т, в США - 300 млн. т), обеспечивать столь быстро растущие внутренние потребности в продовольствии в дальнейшем ему будет, вероятно, все труднее, учитывая ограниченность земельных и водных ресурсов, пригодных для сельского хозяйства, а также достигнутую высокую степень интенсивности их использования в настоящее время. Вместе с тем следует отметить, что в стране разработана и на протяжении ряда лет успешно действует специальная программа, согласно которой Китай активно скупает или берет в долгосрочную аренду сельскохозяйственные угодья в различных странах мира с целью производства на них продуктов питания для собственных нужд. Однако даже с ее помощью решение продовольственной проблемы в перспективе становится весьма сложной задачей.

В этих условиях Россия, как было отмечено, способна нарастить продовольственный экспорт в КНР, в том числе за счет существующего потенциала сельскохозяйственных угодий в восточных регионах страны, непосредственно прилегающих к китайской территории. Этому благоприятствует и льготный экономический режим территорий опережающего развития, действующий в Дальневосточном федеральном округе (ДФО) и привлекающий как зарубежных инвесторов из Китая, Японии, Южной Кореи, так и российских предпринимателей.

В 2016 г., в частности, к финансированию крупных сельскохозяйственных проектов подключился недавно созданный Российско-Китайский фонд агропромышленного развития на Дальнем Востоке с целью уже к 2020 г. развернуть здесь масштабное производство экологически чистой продукции - сои, кукурузы, мяса, молока, морепродуктов - как для внутреннего потребления, так и для экспорта в страны АТР, прежде всего, в Китай. Обязательными условиями поддержки со стороны фонда являются использование производителями современных агротехноло-гий, неистощительное земледелие, а также привлечение преимущественно российской рабочей силы (доля иностранцев не должна превышать 20%). Планируется, что фонд будет выделять на финансирование проектов от 10% их стоимости, не меньшую сумму должны вложить сами инициаторы, остальные средства обеспечиваются кредитами банков, включая китайские, по ставке не более 6%. Для быстрого насыщения рынка готовой продукцией животноводства акцентируется развитие свиноводства. В настоящее время в агрофонде рассматриваются 27 крупных проектов с общим объемом финансирования более 190 млрд. руб. [13].

В 2016 г. начато также строительство в Приморском крае первого в России китайского животноводческого кластера. Два китайских агрохолдинга готовы разводить здесь коров, а также возродить два заброшенных молочных завода. Расположение на Дальнем Востоке весьма выгодно для них с точки зрения рынков сбыта: мясомолочной продукции не хватает как в самом Китае, так и в восточных российских регионах. Если первые подобные проекты с участием китайских бизнесменов окажутся удачными, российский Дальний Восток может ожидать настоящий бум аграрных инвестиций, а претендентов на участие в совместных предприятиях окажется несравненно больше [14].

Важное значение в этой связи имеет открытие в 2016 г. Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ), учредителями которого стали 57 стран, включая Россию. АБИИ был создан по инициативе Китая, а в пятерку стран с наибольшим объемом вложенных средств помимо КНР вошли Индия, Россия, Германия и Южная Корея. Уставной капитал банка составляет 100 млрд. долл., и по своему влиянию в регионе он вполне будет сопоставим в перспективе со Всемирным банком и Азиатским банком развития [15]. Для нашей страны это кредиты, прежде всего, на строительство железных и автодорог, объектов энергетики в Сибири и на Дальнем Востоке, модернизацию Транссиба и БАМа, развитие портовой инфраструктуры Северного морского пути и Тихоокеанского побережья. Все эти объекты жизненно необходимы как для внутреннего развития страны, так и для расширения взаимовыгодного сотрудничества, в том числе и в продовольственной сфере, с нашими восточными соседями.

Поставка российского продовольствия в Китай возможна как морским путем через незамерзающие дальневосточные порты, так и железнодорожным и автомобильным транспортом на участках совместной границы между двумя странами, а также через территорию наших партнеров по Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС) - Казахстана, Киргизии, Узбекистана в рамках активно формирующегося в настоящее время транспортного коридора «Западная Европа - Западный Китай».

Россия вместе с партнерами по ЕАЭС уже предложила более 40 крупных совместных проектов, дополняющих основные транспортные коридоры Евразии и предполагающих софинансирование со стороны Китая с целью выстраивания здесь мощной транспортной инфраструктуры, позволяющей перенаправить сюда значительную часть торговых потоков, следующих сейчас между Западной Европой и Китаем по морю. Таким образом, будет обеспечено упомянутое ранее практическое сопряжение активно идущих процессов евразийской интеграции и грандиозного китайского проекта «Экономический пояс Шелкового пути».

Все возрастающую помощь отечественным производителям при выходе на внешние рынки начинает оказывать Российский экспортный центр (РЭЦ) и соответствующие отраслевые структуры. Под их началом происходит объединение в целостную систему всех мер экспортной поддержки: продвижения, кредитования и страхования, субсидирования, включения в приоритетные национальные проекты и т.д. Под эгиду РЭЦ предполагается передать в дальнейшем также ряд торговых представительств в наиболее значимых для экспорта странах. Это позволит соединить административную поддержку со стороны торгпредств с коммерческим содействием экспортерам со стороны торговых домов, создание и расширение которых предусмотрено, в том числе, в ряде государств Восточной Азии и, в частности, в Китае. Важная роль принадлежит отечественным производителям из числа средних компаний, под которые формируется национальный зонтичный бренд «Сделано в России» по поставке качественной продукции для массового потребления. Наша страна позиционирует себя как европейская держава с важными интересами в Азии.

По данным Федеральной таможенной службы, уже в 2016 г. основной прирост общего экспорта в Китай был обеспечен именно за счет увеличения поставок отечественного продовольствия на сумму 1,5 млрд. долл., что на четверть больше, чем в 2015 г. [16; 17]. Благоприятным поводом для расширения экспорта готовой продовольственной продукции послужило также то обстоятельство, что грузовые поезда, следующие из Китая в Европу, в обратном направлении шли, как правило, незагруженными. Это, естественно, снижало общую эффективность таких перевозок. Возникла идея заполнять их на российской территории продуктами питания, пользующимися особым спросом у китайского потребителя: прежде всего, мясо, мед, шоколад, мороженое, кондитерские изделия, в том числе на зерновой основе, а также минеральная вода, соки, вина, крепкий алкоголь. С этой целью Российский экспортный центр (РЭЦ) и «Российские железные дороги» совместно с китайской стороной подготовили соглашение по льготному тарифу для подобных перевозок и точкам консолидации, где товары разных производителей могли бы накапливаться для загрузки сразу целого поезда, следующего в Китай. В качестве возможных точек консолидации, в частности, были намечены Калужская область и Республика Татарстан.

Первые пробные поезда с продуктами питания по новому маршруту пошли в Китай в апреле 2017 г. Его основное преимущество - существенное сокращение сроков поставки грузов (по морю из Европы в Китай суда плывут больше месяца, а по железной дороге из Центральной России поезда доходят туда за 14 дней). Железнодорожный транспорт в данном случае оказывается значительно быстрее морских перевозок, что имеет принципиальное значение для транспортировки продуктов питания с весьма ограниченными сроками годности. Особенно важно, что экспортные поставки, благодаря созданию пунктов консолидации грузов, становятся доступными не только для крупных, но и многих средних и малых производителей. Это увеличивает общий экспортный потенциал и способствует созданию экономических условий для справедливой конкуренции при выходе на внешние рынки.


Литература
  1. Алтухов А.И. Развитие производства зерна в стране: мифы и реальность // Экономика сельского хозяйства России. 2017. № 3. С. 31-38.
  2. Алтухов А.И. Производство пшеницы в стране растет, но качество ее снижается // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. 2016. № 11. С. 2-10.
  3. Алтухов А.И. Зерновое хозяйство и рынок зерна России в контексте реализации государственной программы развития сельского хозяйства // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. 2013. № 8. С. 7-13.
  4. Паппэ Я.Ш., Антоненко Н.С., Ползиков ДА. Продовольственная безопасность России: современный подход//Проблемы прогнозирования. 2017. № 3. С. 62-74.
  5. Российский статистический ежегодник (за соответствующие годы).
  6. http://www.itc.com
  7. http://www.apps.fas.usda/gov/psdonline/psdguery.aspx
  8. Гончаров В.Д., Рау В.В. Экспортные возможности зернового хозяйства //Инвестиции в России. 2017. № 2. С. 11-15.
  9. Рау В.В. Российский продовольственный экспорт: тенденции, возможности, приоритеты // Проблемы прогнозирования. 2017. № 4. С. 67-72.
  10. Куликов С. Не сойти нам с этого места //Российская газета. 2016. 21 ноября.
  11. Егоршева И. Догнали и перегнали //Российская газета. 2017. 1 марта.
  12. Федякина А. Курс на беби-бум //Российская газета. 2017. 1 марта.
  13. Дробышева И. Порция на двоих //Российская газета. 2016. 1 июня.
  14. Миронов В. Молоко прибежало //Российская газета. 2016. 18 мая.
  15. Домчева Е. Идем на Восток // Российская газета, 2016, 18 января.
  16. Зубков И. Балет, икра и шоколадка //Российская газета. 2016. 22 ноября.
  17. Куликов С. Поставки на куриных лапках //Российская газета. 2017. 6 апреля.