Взгляды С.Ю. Витте на государственное хозяйство


Взгляды С.Ю. Витте на государственное хозяйство

Н. Фигуровская


Курс лекций С.Ю. Витте был построен с учетом новейших тенденций в области экономической науки на рубеже XIX-XX вв., когда классическая политическая экономия, господствовавшая в России до конца XIX в., трансформировалась в науку о народном хозяйстве, а финансовые проблемы стали излагаться в курсе о государственном хозяйстве [1].

Этот лекционный курс является одним из ценнейших исторических источников для анализа экономических взглядов, концепции экономической политики выдающегося государственного деятеля. Но издание курса лекций вызвало противоречивую реакцию. Если М.И. Туган-Барановский приветствовал выход книги и считал С.Ю. Витте одним из тех выдающихся государственных деятелей, "которым суждено творить, прокладывать новые пути" [2], то экономист М.Е. Финн-Емотаевский считал книгу компиляцией из работ помощников С.Ю. Витте. В последнем издании (1997 г.) подчеркивалось, что "Конспект лекций о народном и государственном хозяйстве" "представляет собой одно из самых удачных учебных пособий по экономике начала XX в. Наряду с теоретическими вопросами здесь весьма обстоятельно рассматриваются экономическая история и экономическая перспектива России" [3].

Совершенно правомерно, что у С.Ю. Витте, как и у любого выдающегося государственного деятеля, было "научное окружение", в состав которого входили близкие ему по взглядам ученые [4]. Но сам С.Ю. Витте не был профессиональным политэкономом. Среди высших царских сановников, - писал И.Ф. Гиндин, - Витте выделялся своей образованностью. Хорошо разбирался в современной ему буржуазной политической экономии, в конкретно-экономических проблемах, особенно железнодорожного транспорта, и в политически-правовых науках. Содержание его документов середины 1890-х гг. свидетельствует, что он не только применял знания при решении конкретных вопросов, но и всю свою деятельность соизмерял с определенными экономическими концепциями [5]. Особенно обширными были его познания в области финансовой науки. Будучи выдающимся государственным деятелем с глубоко продуманным пониманием путей развития российского общества, С.Ю. Витте хотя менял со временем свои взгляды, но цельность их и определенную направленность сохранял.

Ценность "Конспекта лекций о народном и государственном хозяйстве" заключается в их практической направленности, концентрации на проблемах хозяйственного развития страны, учитывая опыт развития политической экономии в нашей стране, когда она носила абстрактный, оторванный от реальной жизни характер, и необходимости решения современных задач, создания курса новой политэкономии, сочетающей разработку теории с хозяйственной практикой. Тем более что практическая направленность была связана с глубоким перспективным пониманием национальных задач развития страны и активным участием и регулирующим воздействием государства, т. е. основополагающими постулатами, которые отстаивал С.Ю. Витте.

Как подчеркивал постоянный оппонент С.Ю. Витте, критик его экономической политики, политический и общественный деятель князь А.Г. Щербатов, "граф Витте прежде всего государственный деятель широкого, но исключительно практического ума. По складу своего ума он не допускает никаких отвлеченных соображений, никаких отвлеченных идеалов. Он берет и считается только с действительностью" [6].

Поэтому важно еще раз подчеркнуть практическую направленность, которую придавал С.Ю. Витте экономической теории, ее ориентацию на изучение хозяйственных процессов и выработку программы экономического развития страны. Особенно ценным представляется раздел о государственном хозяйстве. Что находит свое подтверждение в предисловии Витте к третьему изданию, которое включает только этот раздел. В ней Витте ссылается на мнение некоторых профессоров, что именно эта часть "Конспекта лекций о народном и государственном хозяйстве" является необходимым пособием для студенчества при слушании курса по "Государственному хозяйству" и желателен выпуск отдельным изданием, что и было осуществлено в 1914 г.

Предметом изучения политической экономии считалась хозяйственная жизнь народа - народное хозяйство, понимаемое как совокупность всех частных и общественных хозяйств, охватывающее всю сумму экономических связей и отношений между ними. Хозяйство предстает как единое "национальное, органически самостоятельное целое, скрепляемое единством государственных мероприятий". Основой народнохозяйственной жизни выступает частное хозяйство, которое и представляет "главный интерес" для политической экономии. Оно преследует частные "личные" хозяйственные цели. В отличие от этого общественное хозяйство (земское, городское), и в первую очередь хозяйство государственное, функционируют ради высших целей общежития", ради интересов всего общественного целого.

Изучением публичного (общественного хозяйства: городского и земского), и в первую очередь государственного хозяйства, начала заниматься наука о государственном, или финансовом хозяйстве (финансовая наука). Первоначально при возникновении университетского преподавания финансовые проблемы согласно традиции, установленной А. Смитом, входили в состав политической экономии. В учебниках Х.А. Шлецера "Начальные основания государственного хозяйства или науки о народном хозяйстве" (русский перевод 1805-1806 гг.), Г. Сарториуса "Начальные основания народного богатства и государственного хозяйства, следуя теории Адама Смита" (русский перевод 1812 г.) в разделе о государственном хозяйстве освещались и государственные финансы.

Университетский устав 1835 г. отделил преподавание финансов от курса политической экономии. Реакцией на это стало появление монографии И.Я. Горлова "Теория финансов" (1841 г., 2-е изд. - 1845 г.), взявшего схему К. Pay за основу для изложения своих взглядов на государственные финансы. Фундаментальное выделение финансовой науки из курса политической экономии осуществлено в "Учебнике политической экономии" К. Pay, последняя, III часть которого "Основные начала финансовой науки" (русский перевод 1868 г.) надолго определяет структуру и проблематику этой науки [7].

Такое подразделение наук об экономике, сложившаяся их новая структура были связаны с тем значением, которое приобретало государство, государственное регулирование экономики на рубеже XIX-XX вв., и с той ролью, которую в связи с усложнением экономических связей и отношений приобрела финансовая система. Понятие (категория) "государственное хозяйство" возникает как отражение процессов формирования государственно-капиталистического уклада, его тенденций и отношений. Этимологически под словом финансы, еще с XVII в., как разъясняет С.Ю. Витте, стали понимать всю совокупность государственного имущества и вообще состояние всего государственного хозяйства. В смысле всей совокупности материальных средств, имеющихся в распоряжении государства, - его доходов, расходов и долгов - понимается это слово и теперь.

Государственное хозяйство, как и другие виды хозяйств, подлежит действию общих законов, изучаемых политической экономией (общие законы рыночных цен, закона спроса и предложения и т. д.). Но поскольку государство выступает в качестве высшей общественной организации, обладающей в силу своих верховных прав особой принудительной властью, порождающей коренные отличия целей и средств ведения этого государственного хозяйства от частного, появляется необходимость выделения особой науки о финансах, отличной по своим основам от науки о народном хозяйстве, в "отрасль особой важности".

Это было связано, как подчеркивал С.Ю. Витте, с появлением новых функций государства (забота о народном просвещении, народном "здравии", содействие сельскому хозяйству, промышленности, торговле, строительству путей сообщения и т. д.), со сложностью и огромным расширением государственных задач и в еще большей степени возросшим значением и усложнением финансового хозяйства, созданием широко развитой финансовой организации по распоряжению, отчетности и контролю над финансами, управлению государственным долгом, составлению бюджета и разработке законодательных предложений в области финансов.

"Десятилетие в истории русских финансов, захватившее конец XIX в. и начало XX в., считается выдающимся периодом в истории русского государственного хозяйства" - писал финансист М.И. Боголепов.

Касаясь перспектив и необходимости государственного регулирования экономической и социальной жизни и самого государства как субъекта, осуществляющего эти важнейшие функции, Витте подчеркивал, что были, есть и будут интересы целого, пополнение пробелов и недостатков частнохозяйственной системы, распределения благ, культуры на все классы общества. Эта глубокая оценка сущности экономических и общественных функций государства актуальна и в наше время, перекликается с современной концепцией о преодолении государством "провалов рынка", но отличается комплексной оценкой необходимости осуществления государством различных функций во имя прогрессивного развития общества, преодоления узости частнохозяйственных интересов во всех сферах.

С.Ю. Витте видел особый характер - необычность, "возвышенность" задач общественных хозяйств. Он подчеркивал, что хозяйство государственное ведется ради высших интересов общежития, ради интересов всего общественного союза. В то же время государственное хозяйство может преследовать цели гораздо более отдаленные нежели хозяйство частное.

При этом Витте отвергал позицию меркантилистов - первой политэкономической школы, теоретически разрабатывавшей вопросы народного хозяйства и экономической роли государства. Он считал, что меркантилисты слишком широко определяют роль государства, его влияние на народнохозяйственные процессы, поскольку они расширяют до непосильной и несвойственной государственной власти задачи созидания народного хозяйства, его полного регламентирования, что на практике приводит к неблагоприятным последствиям для развития экономики, к всевозможным внутренним ограничениям развития торговли и промышленности, исключительным привилегиям, монополиям.

Непосредственной целью государственного хозяйства Витте считал выгоды государственной казны, но высшей целью, по его мнению, выступала охрана народного благосостояния. Соотношение этих целей предполагало "отказываться от фискальных выгод, идущих вразрез с преуспеянием народного хозяйства". Деятельность государства может быть направлена и на достижение целей "гораздо более отдаленных", чем цели хозяйства частного. Отличия идут и по линии обеспечения ресурсами. Если частное хозяйство базируется на личной промысловой деятельности, на использовании принадлежащих ему капиталов, то государственное хозяйство основывает свою деятельность на аналогичных факторах лишь в незначительной своей части. На этой основе функционируют государственные имущества и казенные предприятия. Главнейшая часть государственных ресурсов поступает за счет налогов и сборов. Но и в первом случае (эксплуатация, сдача в аренду казенных лесов и т. д.) государство "руководствуется не столько заботами о величине доходов, сколько соображениями общей пользы и народного блага, и не в одних лишь интересах настоящего поколения, но и в интересах будущих поколений" [9].

Широкое введение понятия "государственное хозяйство" в экономическую науку, литературу, создание учебных курсов по этой сформировавшейся научной дисциплине отразили тот исторический факт (позднее установленный в советской экономической науке), что характерные черты государственного капитализма во второй половине XIX в. в России были выражены гораздо сильнее, чем на Западе в период домонополистического капитализма. Теоретик и исследователь И.Ф. Гиндин подчеркивает, что особо надо выделить государственное финансирование частных предприятий в виде субсидий, долгосрочных ссуд и кредитов, которое проводится обычно с резкими отклонениями от коммерческих основ кредита и финансирования [10]. Именно эта сторона экономических отношений государства и частных предприятий была широко представлена в экономической политике страны, включающей многообразные меры государственной поддержки (заказы, ссуды, протекционизм и др.).

Первый раздел "Конспекта лекций о народном и государственном хозяйстве" открывается лекцией, в которой рассматриваются и характеризуются виды, типы и формы хозяйств - частные (единоличные), коллективные и общественные (артели, товарищества, акционерные общества, общинное землевладение, государственное хозяйство), т. е. основой экономической жизни народного хозяйства выступали все виды предприятий, способные реализовать основной хозяйственный принцип: достичь наибольших результатов с наименьшими затратами и обеспечить удовлетворение непрерывного роста потребностей. Совокупность всех частных и общественных хозяйств страны, которые всегда находятся в тесной связи между собой, характеризовалась как народное хозяйство. Предметом экономической науки выступала не только деятельность отдельных предприятий, видов хозяйств, но и исследование их совокупной деятельности. Поэтому политическая экономия и отождествлялась с наукой о народном хозяйстве.

С.Ю. Витте связывал экономическую науку, зрелость ее выводов с развитием экономики, развертыванием и усложнением хозяйственных процессов. Так, "заблуждения" меркантилистов он объяснял ограниченным опытом простейшего хозяйства, когда только-только совершился переход от натурального хозяйства к денежному и закономерности рыночного хозяйства лишь "смутно" угадывались. Иными словами, Витте исходил из определения политической экономии как науки о народном хозяйстве, что было характерно для многих курсов политической экономии конца XIX в. и было близко его мировоззрению мыслителя практического склада, отнюдь не теоретика, связанного по характеру своей государственной деятельности с хозяйственными процессами, не абстрактного мыслителя, исследующего глубинные процессы.

В этой лекции С.Ю. Витте говорит об отсталости нашей земледельческой промышленности, ставя на передний план отсутствие необходимых сельскохозяйственных знаний, а затем недостаток средств. Он подробно рассматривает господствующую в сельском хозяйстве Европейской России общинную форму землевладения, характеризуя ее более подробно, чем другие формы хозяйств и виды владения. Он отмечает, что община выступает препятствием к земельным улучшениям в связи с временными владениями участками земли, переделами, ведущими и к чересполосице и хищническому хозяйствованию. При этом круговая порука создавала такой экономический механизм, при котором трудолюбивый и бережливый крестьянин отвечает за ленивого и расточительного. Такая позиция отразила эволюцию взглядов Витте на общину, когда он от идеализации этой формы переходит к критической ее оценке и размышлениям о путях ее преобразования, подчеркивая, что общинное землевладение разрушается как само собой, так и путем законодательных мер, направленных к его устранению. С 1891 г. он подчеркивал, что вопрос о нуждах и пользах отечественной сельскохозяйственной промышленности представляется наиважнейшим в области государственной экономии по причине первенствующего значения этой отрасли в ряду прочих отраслей народного труда в России.

Последовательно выступая против общинного землевладения, он считал, что община должна стать союзом добровольным, а не принудительным, тем более что принцип уравнительности, на котором она построена, не обеспечивает задачи - сохранение земельных наделов в руках беднейших крестьян-общинников, во имя которой ее отстаивали. Тем самым Витте были разработаны начала, основные идеи той политики, которые нашли воплощение в столыпинской реформе, которая, однако, была осуществлена путем насильственных административных мер и со скоростью "курьерского поезда".

Курс лекций С.Ю. Витте отличался от обычно читаемых курсов по политической экономии (народному хозяйству), в которых мало уделялось внимания аграрным проблемам, особенно земельной ренте. Он подчеркивал, что сельское хозяйство и тогда, когда совершается переход к торгово-промышленному хозяйству - высшей стадии по тогдашней классификации, - остается одной из основ народного хозяйства, получающего еще большее развитие и значение, ибо прочно обосноваться может лишь та промышленность, которая перерабатывает свое сырье, доставляемое преимущественно земледелием, и обеспечена своим основным продуктом питания - хлебом.

Недостаточный уровень развития торговли Витте выявляет путем сопоставления с итогами движения внешней торговли в главнейших странах. Развитие торговли предполагает полноценное функционирование товарных бирж, развитие предприимчивости торгового класса, активизацию общественной самодеятельности, что непосредственно связано с подъемом народного образования, широкой постановкой коммерческого образования. Он высоко ценил деловые способности предпринимателя, предприимчивость. Его привычка к упорному труду, степень экономической культуры - все это были важнейшие предпосылки успешного развития народного хозяйства. Главной составляющей народного богатства он считал физические, нравственные и умственные силы народа.

С.Ю. Витте придавал решающее значение в социально-экономическом развитии страны формированию и проведению истинно государственной точки зрения. В процессе развития общества складываются такие виды потребностей, обеспечивающие его жизнедеятельность, которые не могут быть удовлетворены частными хозяйствами или удовлетворяются ими не в полной мере. К таким общественным потребностям он относил выпуск денег, почту, телеграф, транспорт, народное образование, медицинскую помощь. Одной из первейших потребностей называл обеспечение внутренней и внешней безопасности граждан. Эту задачу может выполнить только государство.

С.Ю. Витте отмечает "темные стороны" рабочего вопроса, связанные с тем, что рядом с чрезмерным и всевозрастающим богатством отдельных лиц наблюдается нищета в низших слоях рабочего населения. Причины он видит в недостаточной деятельности государства, ибо именно государство должно охранять равновесие общественных и личных интересов, и именно в деятельности государства намечается лучший путь к разрешению рабочего вопроса. Народное образование - в свете исторического опыта развитых стран - он полагал необходимым поставить в соответствие с нуждами основных отраслей народного хозяйства, причем особое внимание уделить техническому и коммерческому образованию.

В качестве важнейшего процесса, обеспечивающего жизнедеятельность общества, Витте называл предоставление того или иного объема хозяйственной деятельности местным жителям и образование наряду с государственным центральным и местным хозяйством общественного местного хозяйства. Витте выделял вехи формирования местного самоуправления (крестьянского хозяйственного самоуправления - 1861 г., земского - 1864 г., городского - 1870 г.), которому государство передает тот или иной объем хозяйственной деятельности, и дал общую оценку более чем 30-летней деятельности земств. Кардинальной чертой распределения этого вида "предметов и услуг" между гражданами выступает его связь с потребностями населения, а не предопределенность и зависимость от уплачиваемых им налогов и сборов, за счет которых формируются в значительной мере местные и государственные бюджеты.

Большое внимание уделено общественному хозяйству и, в частности, важнейшему в ряду общественных хозяйств - государственному. Общая причина возникновения этого типа хозяйств заключалась в невозможности удовлетворить все существующие потребности граждан посредством частных хозяйств. И одна из первейших потребностей общества заключалась в обеспечении внешней и внутренней безопасности граждан, что могло обеспечить только государство. Для осуществления этой функции нужны были денежные средства, что и потребовало формирования налоговой системы. А дальнейшее развитие общества порождало новые потребности, что вело к дальнейшему расширению государственного хозяйства - монетное дело, почта, телеграф, народное образование, медицина, строительство железных дорог в местностях, где новый путь не может служить источником дохода, но имеет общекультурное значение, поднимает благосостояние населения. Витте подразделяет государственное хозяйство на центральное и местное, но в обоих случаях оно имеет принципиальные отличия от частных хозяйств, поскольку его средства формируются принудительным путем за счет налогов и сборов, а распределяются между гражданами в соответствии с потребностями населения независимо от внесенных налогов и сборов.

Стремясь достичь индустриального преобразования страны, Витте считал, что путь к этому лежит через политику покровительства отечественной промышленности. И лишь создав развитую промышленность, способную выдержать внутреннюю и внешнюю конкуренцию, следует постепенно переходить к свободной торговле, как это в свое время стало возможным и необходимым для Англии. Витте обозначил проблему, которая и сейчас является актуальной. ВТО не может достигнуть соглашения о либерализации торговли между преуспевающими (США, Англия, Германия, Китай, Япония) и бедными странами. Бедные страны выступают против многомиллиардных дотаций сельскохозяйственным производителям в развитых странах и за снижение высоких импортных пошлин. Дискуссия по этим вопросам длится с 2001 г.

На смену 1850-1860-х гг. - периода почти повсеместного увлечения идеей свободы торговли - приходит, писал С.Ю. Витте, осознание необходимости иной торговой политики, "политики самозащиты", происходит поворот к политике протекционизма. Этот почти повсеместный поворот он связывает не только с экономическими неудачами и просчетами в торговой политике, но и с трудами Ф. Листа, обосновавшего необходимость для каждой страны стремиться к самостоятельному развитию всех своих производительных сил. Особую роль протекционизма Витте отмечал для формирования экономической политики России в связи с недостатком капиталов и экономической отсталостью, которую он связывал не только с длительным господством крепостничества, но и отсутствием "свободы труда".

Он видел причины слабого развития промышленности и господства хищнической экстенсивной системы в земледелии в истории формирования русского государства, которое происходило в непрестанной борьбе. Строительство страны поглощало все силы народа. Поэтому очень краткий исторический период был посвящен экономическому устройству страны, подъему народного хозяйства. И нельзя не изумляться, подчеркивал Витте, как много в этот короткий сравнительно период сделано и как велики созидательные силы русского народа.

И здесь он касается своеобразия того пути, которым шла страна, ибо если бы она развивалась, опираясь только на экономические силы частного капиталистического накопления, для этого нужны были века. Россия, по характеристике Витте, шла путем, по которому прошли уже многие страны, достигшие промышленно-торговой стадии развития, а именно путем насаждения при помощи покровительственной политики своей собственной обрабатывающей промышленности в сочетании с привлечением иностранных капиталов.

В этом отношении Витте излагает основы той экономической политики, которую сам разрабатывал и проводил в тяжелой борьбе, особенно по линии привлечения к задачам индустриализации иностранных капиталов. В связи с этим он выделяет три характерные черты проводимой экономической политики: постоянное ограждение России от эксплуатации ее иностранной промышленностью; распространение знаний; привлечение иностранных капиталов. В российской экономической мысли наряду с вещественным капиталом выделяются капиталы невещественные. К ним он относит прежде всего знания, поскольку благодаря им более всего и следует отнести совершенный уже веками и совершающийся на наших глазах прогресс в производстве. Борьба Витте с противниками привлечения иностранных капиталов получила отражение и в его лекциях. Он формулирует их позицию, рассматривающую приток иностранных капиталов как угрозу самобытности страны, обосновывающую необходимость в связи с этим ожидания того времени, когда можно будет обойтись собственными капиталами для создания промышленности и новых капиталов. К числу факторов, требующих решения проблемы накопления и расширенного воспроизводства, он относил резкую диспропорцию между бедностью капиталами и обильным трудом, не находящим применения.

Отсутствие опасности для самостоятельности страны он подтверждал историческим опытом Англии, Франции, Германии, США, создававших промышленность, привлекая чужие капиталы. Подтверждение своей позиции он находил и в историческом прошлом экономической жизни самой России, говоря, что мы сами поглотили уже иностранного капитала, явившегося нам в виде знаний, орудий труда, денег, ассимилировали совершенно стольких иностранцев, пришедших в качестве мастеров, хозяев предприятий, военных, учителей, что странно даже упоминать о какой-то опасности для русской самобытности от ищущих у нас заработка иностранцев и иностранных капиталов. Важным аргументом выступало то, что значительная часть капиталов поступает в ресурсы страны. Залогом безопасности привлечения иностранных капиталов является величие страны.

Именно поэтому Витте высоко ценил старую историческую школу в Германии и Ф. Листа, исследовавшего законы развития отдельной страны, и солидаризировался с теорией национального развития каждой страны, непременным компонентом экономической политики которой на стадии экономического становления являлся протекционизм. Восприняв идеи национальной экономии и "воспитательного протекционизма", дополнил его концепцию рядом положений применительно к условиям России и мировой экономики конца XIX в. Он подчеркнул, что покровительственная система была распространена и на сельское хозяйство. С.Ю. Витте отражал позицию стран с отсталой земледельческой структурой экономики. Поэтому его концепция включала пути достижения социальной справедливости для этой большой группы отставших в экономическом отношении стран и разработку хозяйственной стратегии, включающей в качестве важнейшего звена протекционизм, для того чтобы обеспечить будущее этих стран и возможности экономического прогресса. Сложившееся разделение труда он называл не естественным, а "искусственным", возражая против отнесения этого термина к промышленности, созданной в условиях протекционизма. Страны, достигшие высокого промышленного и экономического развития, шли путем осознания необходимости самостоятельной переработки своего сырья, путем протекционизма, установления покровительственной системы, распространения технических знаний и высокой постановки в стране технического образования, развития внутренней конкуренции, особенно необходимой при действии протекционного тарифа, привлечения капиталов извне, часть из которых остается в стране навсегда, формирования собственных капиталов и широкой организации промышленных предприятий.

Момент, когда промышленность достигает такого развития, что она не боится конкуренции извне и внутренний рынок становится ей тесным, определяет изменение торговой политики. Но для России Витте считал необходимым проводить настойчиво и последовательно политику протекционизма. Плодотворность этого направления политики он связывал не только с внешними причинами, но и с внутренними условиями: даровитость и трудолюбие населения и неисчерпаемые богатства страны. В то же время он подчеркивал необходимость сильной государственной власти. В мероприятиях протекционного характера на первый план он выдвигал таможенную систему.

Однако он полагал, что протекционная система должна включать и дополняться широким спектром последующих мер. Витте выделил из системы мер предложение Ф. Листа, сделанное впервые, о необходимости общей железнодорожной сети и последовавшее затем предложение о постановке народного образования. Наименьшие результаты таможенное покровительство, как он считал, принесет земледелию, поскольку оно ведет к росту цен на важнейшие предметы потребления, прежде всего на хлеб, и по социально-экономическому значению выступает как налог на беднейшие слои населения в пользу казны и крупного земледелия. Эти меры не могут привлечь капиталы к земледелию. Для подъема земледелия надо проводить иную политику - создание обширного внутреннего рынка путем развития местной промышленности, преодоления высоких накладных расходов путем совершенствования торговли сельскохозяйственными продуктами, снижения издержек производства, лучшего использования земли, развития сельскохозяйственной науки. Такую широкую программу Витте намечал для сельскохозяйственной отрасли, учитывая ее своеобразие по сравнению с промышленностью.

Характеризуя позицию России в мировой торговле и в международной экономической борьбе, он подчеркивает ее преимущества - обширные пространства страны, обеспечение "всем необходимым для достижения высшей степени экономического развития", единственный по величине рынок сбыта, которые превращают международные торговые отношения для нее не в "вопрос существования", а становятся "лишь способом естественного и притом мирного обмена излишков". Такое положение страны и предопределяет ее миссию на Востоке "охранительной и просветительной". Это была одновременно некоторая идеализация внешнеэкономических устремлений России, но и характеристика одного из возможных ее направлений.

Однако реальный путь развития производительных сил России привел к тому, что снабжая сырьем другие страны и получая обратно часть этого сырья в виде промышленных изделий, страна была полностью зависима от внешних рынков, ей было присуще одностороннее приложение национального труда, обрекающее на экономическую отсталость и отсутствие "деятельной предприимчивости, которой негде было развернуться".

Вступление России на новый путь развития - превращение ее в "самодовлеющую хозяйственную единицу", которое определялось бы "естественными условиями ее климата, почвы, географического положения, т. е. единственно нормальными условиями, способствующими взаимному обмену товарами между странами. Начало нового направления в торгово-промышленной политике Витте относил к 1877 г., когда было установлено взимание пошлин в золотой валюте, размер которых ввиду низкого курса русского рубля, фактически поднялся до 40% и более, и связывал с изменениями в 1877-1890 гг. в таможенном обложении экспортируемых товаров: повышением пошлин на чугун, железо и изделия из этих металлов. Причем эти изменения были объединены и приведены в систему, что нашло завершение в общем таможенном тарифе, установившим равномерное покровительство различным отраслям как обрабатывающей, так и добывающей промышленности, направленное на широкое развитие, укрепление промышленности и улучшение торгового баланса. Эта торгово-промышленная политика проводилась твердо и неуклонно.

Совершенствование тарифного законодательства не остановилось с изданием тарифа 1891 г., а продолжалось принятием новых мер, обеспечивающих

России всеукрепляющееся положение в международном товарообмене и направленных на достижение "задач серьезного покровительства отечественным производительным силам" (в частности, закон о двойном таможенном тарифе 1893 г.), развитие добывающей и обрабатывающей промышленности. Высоту ставок таможенного тарифа Витте связывал с тем, что Россия вступила на путь промышленного развития позже других развитых стран и ее промышленность должна быть ограждена от иностранной конкуренции вплоть до создания "прочной национальной промышленности, не боящейся иностранной конкуренции и нарождения деятельной внутренней конкуренции", когда "должен наступить конец самому протекционизму".

Все эти меры по содействию развития отечественной экономики С.Ю. Витте рассматривал на фоне "имеющего мировое значение" сооружения Великой сибирской железной дороги, ее громадного значения для внутренних экономических интересов страны, открывающего новый путь не только для русской, но и всемирной торговли. Развитие железных дорог, начавшееся с 1830-х гг. он характеризует как "явление беспримерное в истории". Помимо исторического аспекта имелось и методологическое его содержание: раскрывались особенности государственного регулирования этой сферы. На примере железных дорог впервые исследовалась проблема соотношения государственного и частного предприятия.

Витте раскрывает своеобразие создания железнодорожной сети в России, которая строилась частными предпринимателями на средства, гарантированные государством. Выдавались концессии на постройку и эксплуатацию железных дорог, предпринимателям устанавливался доход в размере 5%, который составлялся из акций (в небольшой части) и облигаций. Хотя эта система была заимствована у Франции, правительство не только хотело привлечь к участию частных предпринимателей, выдавая им концессии на льготных условиях, но и "не выпускать железнодорожного дела из своих рук".

По оценке Витте, эта система имела "двойную невыгоду - весь риск предприятий, которые неизбежно в первое время приносили значительные убытки, несло государство, что приводило к громадным долгам (приплаты обществам по гарантии их доходов достигали 60 млн. руб. в год)". С другой стороны, все железнодорожное дело было отдано почти в бесконтрольное владение частным предпринимателям, тем самым страна "подвергалась всем последствиям хозяйничанья на дорогах частных предпринимателей. Россия была как бы разделена между многими железнодорожными обществами, самостоятельные действия которых угнетали экономическую жизнь страны". Причем "частные дороги не считаются с такими потребностями, которые имеют большое значение с точки зрения государственной, но не сопряженными с какими-либо выгодами для обществ". Переворот в железнодорожной политике Витте связывал с постановлением 1887 г. о том, что правительству принадлежит "руководство действиями железных дорог в сфере тарифов с передачей всего тарифного дела Министерству финансов (1888 г.) и с публикацией положения о железнодорожных тарифах и об учреждениях (институциональное завершение) по тарифным делам (1889 г.).

В основе этих мероприятий "лежала одна важная и плодотворная мысль, а именно, что при составлении железнодорожных тарифов должны быть ограждены от ущерба интересы торговли, промышленности, населения и казны", поскольку тарифы, устанавливаемые на основе коммерческого расчета, строились исключительно в интересах доходности железных дорог. Еще одним важнейшим элементом новой железнодорожной политики Витте считал выкуп частных железных дорог, который уже привел к тому, что около 70% магистральных железных дорог находилось непосредственно в ведении казны, а остальные по линии тарифов и в финансовом отношении - под надзором государства (в состав правления иногда назначаются директора, отчеты поступают на ревизию). В результате в 1899-1902 гг. железнодорожная сеть приносила чистую прибыль.

На основе 60-летнего опыта эксплуатации железных дорог (первая железная дорога в России С. -Петербург - Царское Село была введена в действие в 1837 г.) Витте делает вывод о том, что, поскольку в железнодорожном деле сосредоточивается и перекрещивается масса разнообразных интересов, оставлять дороги в бесконтрольном ведении частных предпринимателей представляется крайне рискованным. Поэтому управление железными дорогами непосредственно правительственной властью является формой, наиболее обеспечивающей удовлетворение дорогами их назначения. Однако он это решение не считал абсолютно исчерпывающим. Ибо железные дороги должны отвечать и таким потребностям, как устройство элеваторов, оборудование пристаней, организация ссудных операций, на которые частная предприимчивость реагирует эффективнее, чем казенное управление. Главное - найти меру соотношения государственного и частного управления. Реализацию этого кардинального положения Витте усматривал в подчинении деятельности частных железнодорожных обществ правительственному надзору, что вытекало из государственной потребности обеспечения безопасности движения, правильной тарификации, получения доходов казной.

Необходимость учета интересов отдельных отраслей и народного хозяйства в целом осуществлялась Министерством финансов, которое наблюдало за тем, чтобы новые дороги строились по направлениям, наиболее соответствующим экономическим потребностям, чтобы тарифы железных дорог не нарушали интересов торговли, промышленности, населения и казны, а государственный контроль осуществлялся для того, чтобы при постройке дорог все выделенные для этих целей капиталы были действительно употреблены в дело, а отчеты по эксплуатации отражали бы истинное положение дела. Министерство путей сообщения следило бы за тем, чтобы постройка и эксплуатация железных дорог производились в соответствии с установленными правилами. Вне указанных сфер, подлежащих надзору со стороны министерств, частные железнодорожные общества действовали самостоятельно и по собственной инициативе принимали меры с целью извлечения наибольших выгод.

Казенные дороги находились в непосредственном управлении правительственными учреждениями. Меры по обеспечению безопасности движения, целесообразной тарификации, правильной отчетности распространялись также и на казенные железные дороги. Для их эксплуатации на тех же приблизительно началах, на каких она осуществлялась на частных железных дорогах, в рамках Министерства путей сообщения, были образованы Управление железных дорог и Управление по сооружению железных дорог, которым были подчинены как казенные, так и частные дороги. Все мероприятия по "упорядочению" эксплуатации железных дорог остаются паллиативными до тех пор, пока, подчеркивал С.Ю. Витте, не начинает преобладать мнение, что железные дороги являются не обыкновенными коммерческими предприятиями, имеющими целью приносить доход лицам их эксплуатирующим, а представляют крупнейший и выдающийся фактор государственной жизни, обнимающий собой интересы торговые, промышленные, стратегические, культурные и пр.

Именно под влиянием такого понимания правительства принимают меры к ограничению прав частных дорог, постепенно усиливается государственный контроль, происходит концентрация всего тарифного дела под эгидой правительственных учреждений.

В разделе, посвященном государственному хозяйству (наука о финансах) (1901-1902 гг.), выделяются лекции (III-V), посвященные бюджету или государственной росписи доходов и расходов: состав бюджета, бюджетный баланс, т. е. проблемам, непосредственно связанным с деятельностью С.Ю. Витте на посту министра финансов (1892-1903 гг.). Сущность финансового хозяйства Витте определял как удовлетворение "возможно лучше и полнее назревших потребностей" и при этом считал, что надо "израсходовать на это возможно меньше материальных средств". Для достижения этой цели необходим прежде всего строгий и подробный учет потребностей и выяснение всех имеющихся для удовлетворения ресурсов, т. е. подсчет средств и потребностей или составление сметы ожидаемых доходов и расходов - составление бюджетов. При безграничности государственных задач потребности его беспредельны. И здесь таится опасность "истощить платежные силы своих подданных, если государство решится на полное и немедленное удовлетворение потребностей и, пользуясь своей принудительной властью, увеличивает свои доходы путем повышения налогов и сборов, что вело бы к истощению платежные силы населения, затронув налогом ту часть народного дохода, которая необходима для восстановления народного ресурса, затрачиваемого в процессе производства".

За этим "пределом", подчеркивал С.Ю. Витте, началось бы прогрессивное уменьшение доходов государства и оно силой вещей принуждено было бы остановиться в дальнейшем преследовании своих безграничных задач. Однако "платежным силам народа был бы нанесен непоправимый ущерб, и вся страна вместо развития и прогресса обречена была бы на упадок и обеднение". Поэтому при составлении бюджета необходимо тщательное взвешивание назревших потребностей и выяснение максимальных средств, которые могли быть "взяты у народа для его удовлетворения".

Бюджет Витте определял как финансовый закон, "обязательный к выполнению", согласно которому должно управляться государственное хозяйство, но бюджет имеет не только техническое значение финансового плана, полной картины финансов государства, но и огромное политическое значение. Бюджет определяет размеры материальных средств, в пределах которых государство может осуществлять цели своей деятельности. Бюджет как финансовый закон выступает как необходимая административная мера для функционирования всего государственного управления. Бюджет должен представлять полную картину финансов страны, отражать все ожидаемые доходы и все предстоящие расходы государства по всем ведомствам. Сверхсметные кредиты оценивались как "нежелательный и опасный элемент в государственном хозяйстве". В связи с этим Витте обращается к разделению доходов и расходов на обыкновенные, имеющие более или менее постоянный характер, повторяющиеся из года в год, вытекающие из нормального положения дел в стране и направленные к удовлетворению текущих потребностей государственного управления и потому легко предусматриваемые при составлении бюджета, и чрезвычайные, направленные на удовлетворение неожиданных и временных потребностей, предназначенные для покрытия затрат долговременного характера, выходящих за пределы бюджетного периода.

Витте подчеркивал, что общепризнанных точных определений этих двух категорий ни теория, ни практика не дает, провести между ними ясную и резкую границу невозможно, особенно по отношению к расходам. Бюджеты ряда государств (Англии и Франции) вовсе не содержат в себе подобных разделений, но в России доходы и расходы разделяются на обыкновенные и чрезвычайные.

В докладе о бюджете на 1893 г. Витте отмечал, что в нашем отечестве по особым историческим условиям его государственного сложения и развития финансовое хозяйство не может замкнуться в строго определенных рамках, предусмотренных государственными потребностями в общепринятом значении этого слова. И в связи с этим он упоминает об огромных расходах, вызванных голодом 1891 г., сооружением Сибирской магистрали и другими чрезвычайными обстоятельствами. Далее подчеркивает, что в понятиях русского народа глубоко коренится исконное убеждение, что царской власти принадлежит почин во всем, до польз и нужд народных касающемся. Единственно к царской власти обращаются также надежды и упования народа во всех случаях общественных бедствий, и когда такие бедствия принимают значительные размеры, вся тяжесть борьбы с ними, при слабом развитии в населении самопомощи, неизбежно ложится на правительство, а в финансовом отношении - на казну.

Отмечая недостаточное развитие самопомощи, самоорганизации населения, он в данном случае не упоминает об исключительной бедности народных масс, но подчеркивает, что управляющий Министерством финансов позволяет себе высказать мнение о том, что в нашем отечестве, изобилующем разнообразными естественными богатствами, но еще не достигшем в желаемой степени пользоваться этими богатствами для возвышения своего благосостояния, финансовая политика не только не должна упускать из внимания нежелательных последствий излишней сдержанности в удовлетворении назревающих потребностей, но, напротив, должна поставить своей задачей разумное содействие экономическим успехам и развитию производительных сил страны.

Все обыкновенные доходы по различию принципов их получения Витте характеризовал, во-первых, как частноправовые, получаемые государством на правах частного хозяйства: доходы от государственных имуществ - земель и лесов, промысловые - от государственных промышленных предприятий и казенных капиталов, и, во-вторых, как регалии, пошлины, налоги. Причем размер налогового бремени, приходящегося на каждого члена общества, он определял не социальной принадлежностью, а величиной дохода и имущества (прямые налоги) и уровнем его потребления (косвенные налоги). Если обыкновенных доходов государства недостает на покрытие всех признанных неотложными расходов, а также расходов на удовлетворение текущих потребностей государства, то приходится прибегать к доходам чрезвычайным, главную роль в составе которых Витте отводил государственному кредиту.

Для финансовой науки и практики чрезвычайно важным, по его мнению, является разделение государственных потребностей по степени их необходимости. Безусловно, необходимыми потребностями он считал такие, без удовлетворения которых немыслимо дальнейшее существование государства. Это прежде всего расходы на содержание верховной власти и ее органов, государственное управление в собственном смысле, содержание вооруженных сил. И только за покрытием всех этих наиболее необходимых расходов открывается возможность удовлетворения культурных потребностей населения: образование, народное "здравие", общественное призрение, пути и средства сообщения, содействие всем отраслям народной промышленности. На эту категорию расходов, подчеркивал Витте, бюджеты современных государств уделяют весьма незначительную долю расходов по сравнению с издержками на основные потребности государства.

Хотя балансировать в бюджете должна вся совокупность расходов и доходов, но более верное представление о действительном положении финансов страны дает соотношение обыкновенных доходов и расходов. За десятилетний период (1904-1913 гг.) обыкновенные государственные доходы России ежегодно и неизменно превышали расходы. Превышение это достигло в совокупности за все десятилетие 2132 млн. руб., которые и были обращены на покрытие чрезвычайных государственных расходов. Без этого излишка в доходах государство или вовсе не удовлетворило бы тех потребностей, которые по закону были отнесены к разряду чрезвычайных, или было бы вынуждено заключить для их покрытия новые займы, обременяя ими свои последующие бюджеты. Имеются в виду расходы на сооружение железных дорог и портов, помощь населению, пострадавшему от неурожая или стихийных бедствий, и т. п.

С.Ю. Витте к категории обыкновенных расходов относил расходы текущего управления, которые при правильном ведении государственного хозяйства должны целиком покрываться из обыкновенных доходов. Капитальные затраты на предприятия, носящие долговременный характер, - расходы по сооружению новых железных дорог или выкупу уже существующих и частных обществ, а равно крупные экстраординарные расходы, вызываемые внезапно наступающими чрезвычайными обстоятельствами - войнами, неурожаями, эпидемиями, относил к особой группе чрезвычайных расходов, покрытие которых может совершаться как за счет избытка по бюджету обыкновенных расходов над таковыми же расходами, так и на особые чрезвычайные поступления - главным образом от займов.

Учитывая постоянные и огромные расходы на государственную оборону, Витте указывал, что ограждение интересов Государственного казначейства достигается установлением так называемых нормальных предельных бюджетов, которые определяются на ряд лет вперед исходя из возможных размеров расходов этих ведомств с тем, чтобы оградить финансовое ведомство от предъявления ему неожиданных требований на крупные суммы и обеспечить интересы обороны. Все эти расходы он считал неизбежными, но тяжело отражающимися, и только за их покрытием открывается возможность удовлетворения культурных потребностей населения - расходы на религиозные потребности и на развитие образования, попечение о народном "здравии", пути и средства сообщения, расходы на содействие всем отраслям народной промышленности (производство мелиорации, организация кредита), устройство выставок и т. д. Отмечая высокую полезность расходов, относящихся к этой категории, Витте констатирует, что бюджеты современных государств в состоянии уделять на эти культурные потребности лишь весьма незначительную долю расходов, которая и в сочетании со средствами местных самоуправлений, за исключением Англии и Пруссии, оказывается в общем итоге весьма недостаточной.

Основную цель при этом составляет бюджетный баланс, поскольку для покрытия своих обыкновенных текущих расходов он должен довольствоваться одними обыкновенными доходами. Именно по балансу обыкновенных доходов и расходов, считал Витте, следует судить об общем состоянии финансов, в связи с этим наличие бюджетных избытков имеет крупное значение для упрочения международного доверия к государству и его финансовым обязательствам.

В то же время Витте обращает внимание на то, что крупные социально-экономические реформы, какой была крестьянская реформа 1861 г., сооружение в больших масштабах усовершенствованных путей сообщения немыслимы без обращения к государственному кредиту, поскольку невозможно возложить все эти экстраординарные расходы "на плечи одного поколения", что означало бы "истощить, если не вовсе подорвать платежные силы населения и тем неминуемо обречь его на долгий упадок", что было бы и несправедливо, так как "выгодами от осуществления социальных реформ, от сооружения сети железных дорог и тому подобных капитальных затрат долговременного значения воспользуются и последующие поколения". В то же время самая возможность обращения к государственному кредиту небезгранична. Не надо забывать, предостерегал Витте, что покрытие каких угодно средств, добытых путем кредита, является всегда лишь отсрочкой, обходом покрытия их податным путем.

Он исходил из того, что налоги должны носить всеобщий характер, т. е. к участию в платеже налогов должны привлекаться все лица и хозяйства в соответствии с их платежной способностью. Время, место и способ уплаты должны быть согласованы с хозяйственными интересами плательщиков. Налоговая система должна отличаться продуктивностью и эластичностью. Общая теория обложения предполагает решение вопроса о том, кто является субъектом налога, что - объектом, т. е. из какой части имущества плательщика налог должен взиматься.

Витте возвращается к вопросу о субъекте налогообложения, чтобы подтвердить положение о всеобщности налогов, поскольку в России деление на податное и неподатное сословие еще сохранилось, хотя оно и утратило свое историческое основание. Далее он обосновывает положение о том, что объектом, т. е. источником, должен служить чистый доход. Обосновывая прогрессивную систему обложения, которая, по его оценке, отличается большей продуктивностью (эффективностью), достигаемой при этом без обременения несостоятельной части населения, он видел ее обоснование и в том, что крупные доходы и имущества обладают непропорциональной, а прогрессивной силой накопления богатств. Лица, обладающие большим доходом и имуществом, имеют больше шансов быстрее богатеть, чем лица с малым доходом. Но и наиболее совершенная система обложения, считал он, не может обеспечить "полной равномерности в распределении податного бремени среди населения" в связи с существующим в силу борьбы экономических интересов явлением, известном под термином "переложения налогов", когда каждый субъект экономических действий стремится переложить на другого, находящегося с ним в экономической взаимосвязи, контрагента часть лежащего на нем налогового бремени и, в конце концов, налоговое бремя ложится на покупателя товара.

При выборе системы обложения Витте обращал внимание и на необходимость учитывать исторически сложившийся социальный строй государства, так как "прямолинейное проведение правильных с внешней цифровой стороны схем налогов может глубоко противоречить установившимся условиям быта населения и с этой точки зрения являться несправедливым". Переходя к классификации налогов, он прежде всего останавливается на разделении налогов на прямые и косвенные.

Основной тенденцией в системе обложения России, наметившейся еще в 1880-х гг., являлся рост косвенных налогов при невозможности дальнейшего прямого обложения деревни. Увеличивался лишь промысловый налог и налог с денежных капиталов, составившие около 9% всего налогового обложения в 1900 г.

Обложение предметов массового потребления косвенными налогами стало одной из кардинальных черт российского бюджета. Витте подчеркнул, что прямые налоги более соизмеряются с платежной способностью граждан. Напротив, косвенные налоги, падая большей частью на предметы общераспространенные, находятся в прямом соответствии с имущественной состоятельностью потребителей, ложатся особенно тяжело на бедные классы населения и нередко оказываются обратно пропорциональными к средствам плательщиков. В то же время прямые налоги не могут обеспечить продуктивного обложения народных масс, и посредством этих налогов трудно собрать с народных масс те колоссальные суммы, какие требуются современными бюджетами. Между тем та же народная масса, переплачивая на предметах косвенного обложения, иногда мало заметно для себя, копейками вносит в казну огромные суммы, удорожая товары.

Косвенные налоги стесняют народное потребление, что, с одной стороны, действует угнетающим образом на развитие промышленности, а с другой - нередко вредно влияет на народное питание. Но главнейшим недостатком косвенных налогов является крайняя их неравномерность. Таким образом, лишь сочетание прямых и косвенных налогов может создать более или менее удовлетворительную систему обложения, не подрывая благосостояния массы населения и не препятствуя экономическому развитию страны доставлять государству достаточные средства.

Посвящая отдельные лекции государственному имуществу, государственным и местным финансам России, Витте различал понятие государственного имущества в широком и узком смысле слова, т. е. помимо общей характеристики государственного имущества, принадлежащего государству как юридическому лицу недвижимого и движимого имущества, он выделял те его виды, которые служат специально для получения от них дохода, - землю, леса, фабрики, заводы, железные дороги, денежные капиталы. При этом он обращал особое внимание на выявившееся социально-политическое значение сосредоточения в руках государства значительных земельных пространств. Одну из необходимых форм использования государственного земельного фонда он видел в наделении землей безземельных масс избыточного населения, что составляет одну из насущнейших социальных задач современного государства. Концентрацию земельных владений в руках государств он относил к мировым тенденциям, поскольку по мере того, как "все более усиливается капиталистический строй и концентрируется земельная собственность, возрастает безземельный пролетариат".

Необходимость охраны государственного землевладения помимо общих с земельными государственными имуществами оснований он видел и в том значении, которое имеет лес в народном хозяйстве. Он подчеркивал, что по мере истощения лесов все более укрепляется "сознание необходимости государственного вмешательства в дело охраны лесов от истребления". В этом процессе помимо издания руководства по эксплуатации частных лесов он отводил значительную роль казенным государственным лесам, поскольку "казна более чем кто-либо другой может подать пример рационального ведения лесного хозяйства", эксплуатировать лес через правильные лесовозобновительные периоды и вести рациональные лесоустроительные работы. Витте ссылается на опыт такого хозяйствования, который восходит к учреждению Министерства государственных имуществ и лесного департамента, в котором с 1837 г. сосредоточено управление казенными лесами. Вести рациональное лесное хозяйство частному собственнику препятствует, по его мнению, заинтересованность в извлечении возможно большего дохода как от продажи леса, так и от очищенной из-под него земельной площади.

Однако, подчеркивал Витте, до последнего времени считалось почти аксиомой, что частные предприятия, перешедшие в казенное управление, не могут приносить ту же доходность, что достигается при частном управлении. Считалось, что, создавая казенные заводы, государство преследовало лишь задачи внедрения новых отраслей, организации образцовых фабрик, совершенствования приемов производства, особенно военного снаряжения.

Впервые продуктивность казенного управления частнохозяйственными предприятиями, считал Витте, проявилась на железных дорогах. Вмешательство государства в железнодорожное дело он связывал с необходимостью экспроприации частных земельных владений при проведении железных дорог, со стратегическими интересами государства, а также с тем, что направление, которое принимает та или иная дорога, имеет огромное экономическое значение для развития отдельных областей. Для привлечения частных капиталов была разработана концессионная система, при сохранении за государством права регламентирования железнодорожного дела и права выкупа железных дорог через определенный срок в казну.

К последней категории государственных имуществ Витте относил денежные капиталы: суммы, находящиеся в государственном казначействе, оборотные капиталы кредитных и других организаций, специальные капиталы и сборы, казачьи капиталы, земские сборы и капиталы. Он обращал внимание на то, что многочисленные и разнообразные потребности государства не могут быть удовлетворены лишь текущими доходами, государству приходится производить затраты, рассчитанные на перспективу, результатами которых будет пользоваться ряд поколений, - расходы на укрепление обороноспособности, на коренное улучшение экономического благосостояния (выкупная операция после отмены крепостного права, восстановление металлического обращения, проведение сети железных дорог и др.).

Витте подчеркивал, что интенсивное и планомерное упорядочение денежного обращения и упрочение государственного кредита, двух находящихся в тесной связи устоев финансовой и экономической жизни страны, начинается с начала 1880 г. Происходит накопление в Государственном банке золота с целью восстановления металлического обращения, поскольку прочным базисом для государственного кредита может служить лишь "благоустроенная" денежная система. К этим же позитивным мероприятиям Витте отнес конверсию и выкуп большей части российских займов, учтя общее понижение ссудного процента на европейских денежных рынках, преобразовав их в 4%-ные и рассрочив погашения на более долгие сроки.

Серьезное значение для народного хозяйства Витте отводил финансовой организации местных территориальных союзов, подчеркивая, что на пределы компетенции местных союзов существуют разные взгляды. Задачей государственной и финансовой науки, считал он, является выработка оснований для плодотворного сотрудничества государства и местных союзов и правильное распределение между ними бремени удовлетворения общественных нужд. В местном обложении он отдавал безусловное преимущество местным налогам, подчеркивая, что местное обложение в России основывается на земских и городских сборах с недвижимых имуществ, которое дополняется взиманием добавочных сборов к государственному промысловому налогу.


1 Левитский В.Ф. Задачи и методы науки о народном хозяйстве. - Ярославль. 1890; Гурко В.И. Наше государственное и народное хозяйство. - СПб., 1909; Щербатов А.Г. Государственно-народное хозяйство России в ближайшем будущем. -М. 1910; Ходский Л.В. Основы государственного хозяйства: Пособие по финансовой науке. - СПб., 1894; Он же. Политическая экономия в связи с финансами. -СПб., 1908; Он же. Государственное хозяйство. Вып. 1. - СПб., 1907.

2 Речь. 1912. 1 (14) января.

3 Витте С.Ю. Конспект лекций о народном и государственном хозяйстве. Фонд "Начала". - М., 1997. С. 497. (Здесь и далее ссылки даются по последнему изданию).

4 "Став министром финансов, - писал И.Ф. Гиндин, - Витте окружил себя целым сонмом помощников и консультантов по важнейшим вопросам экономической политики. Наиболее видными из них "по части промышленности" были его заместители В.И. Ковалевский и М.М. Федоров, горячий сторонник протекционной системы Д.И. Менделеев, профессора И.И. Янжул и Н.П. Лонговой, а в области денежно-кредитных вопросов бойкий экономист А.Н. Гурьев, профессора Н.К. Бржеский и И.И. Иванюков. Большим влиянием при проведении денежной реформы 1896-1897 гг. пользовался крупный русский специалист по теории денег, сторонник "металлической" теории профессор И.И. Кауфман, который был членом Совета Государственного банка". Непостоянными консультантами Министерства финансов были А.И. Чупров и А.С. Посников. Гиндин И.Ф. Государство и экономика в годы управления С.Ю. Витте. // Вопросы истории. 2007. N 4. С. 92; N 5. С. 113.

5 См.: Гиндин И.Ф. Государство и экономика в годы управления С.Ю. Витте // Вопросы истории. 2007. N 10. С. 85.

6 Щербатов А.Г. Преобразование государственного денежного хозяйства; Щербатов А.Г. Обновленная Россия и другие работы. - М., 2002. С. 304.

7 Буковецкий А.И. Краткий обзор преподавания финансовой науки и финансового права в Петербургском (Петроградском) университете в XIX - первой четверти XX в. // История изучения финансов в Санкт-Петербурге: Сб. статей. - СПб., 1997. С. 9, 10, 13, 15.

8 Боголепов М.И. Государственное хозяйство (1892-1903) // История России в XIX в. Вып. N 30 Т. N 8. Отдел первый "Конец века". С. 2.

9 Витте С.Ю. Конспект лекций о народном и государственном хозяйстве. Фонд "Начала". - М., 1997. С. 369.

10 Гиндин И.Ф. Государство и экономика в годы управления С.Ю. Витте // Вопросы истории. 2006. N 12 С. 93, 97, 100.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy