ДИВЕРСИФИКАЦИЯ ИСТОЧНИКОВ ДОХОДА СЕЛЬСКИХ ДОМОХОЗЯЙСТВ И АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ЗАНЯТОСТЬ: РЕЗУЛЬТАТЫ ОБСЛЕДОВАНИЯ


ДИВЕРСИФИКАЦИЯ ИСТОЧНИКОВ ДОХОДА СЕЛЬСКИХ ДОМОХОЗЯЙСТВ И АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ЗАНЯТОСТЬ: РЕЗУЛЬТАТЫ ОБСЛЕДОВАНИЯ

Е. СЕРОВА
доктор экономических наук
профессор ГУ-ВШЭ
старший консультант ФАО
Ц. ЛЕРМАН
профессор Иерусалимского университета (Израиль)
Д. ЗВЯГИНЦЕВ
кандидат экономических наук
директор информационно-аналитического департамента Российского зернового союза

Советское сельское хозяйство характеризовалось низкой производительностью труда, в результате занятость в нем была относительно выше, чем в развитых странах. В теории модернизация сельской экономики в переходный период должна вести к уменьшению численности занятых в аграрном производстве. В России же наблюдались резкое сокращение занятости на крупных сельхозпредприятиях и ее увеличение в личных подсобных хозяйствах, то есть производительность труда еще больше снизилась. Это было вызвано падением спроса на сельхозпродукцию в ходе трансформационного шока в силу уменьшения доходов населения, а также сокращением неаграрной занятости в сельской местности из-за деградации сферы услуг.

Использование новых технологий в сельскохозяйственном производстве, с одной стороны, обусловливает еще большее высвобождение труда из этого сектора, а с другой - ужесточает требования к качеству рабочей силы. Однако в период российских рыночных реформ в сельской местности оно только ухудшилось. Молодежь, как потенциальная рабочая сила, слабо заинтересована в работе именно в сельском хозяйстве.

В настоящее время на рынке труда в сельской местности России избыток рабочей силы сосуществует с дефицитом квалифицированных работников. Одновременно растет относительная сельская бедность. Работоспособное и энергичное сельское население мигрирует в города, что приводит к обезлюдению многих сельских территорий, утрате традиционного образа жизни, культуры и традиций. Все эти проблемы - следствие неразвитости сельской экономики, в первую очередь отсутствия перспектив альтернативной занятости сельского населения (и несельскохозяйственной, и в нишевом аграрном производстве).

Как показывает мировой опыт, сельскохозяйственная занятость будет сокращаться и далее, и только расширение несельскохозяйственного сектора в сельской местности позволит снизить безработицу, диверсифицировать источники дохода сельских жителей, способствуя росту их благосостояния и сохранению сельских населенных пунктов. В свою очередь, это послужит стимулом для притока квалифицированных кадров, и в частности в аграрное производство, что повысит его эффективность. Проблема развития альтернативной занятости в сельской местности как один из приоритетов федеральной политики была впервые поставлена на национальном уровне в принятой в 2007 г. "Государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 годы".

Данная статья базируется на обследовании 791 сельского домохозяйства (1149 опрошенных) в двух регионах России - Пермском крае и Ивановской области, проведенного Аналитическим центром агропродовольственной экономики (АПЭ) осенью 2006 г.(1)

Структура дохода сельских домохозяйств

Доход сельских домохозяйств формируется из следующих источников: а) заработная плата; б) доход от продажи сельскохозяйственной продукции (личного подсобного хозяйства); в) стоимостное выражение потребленной внутри домохозяйства сельскохозяйственной продукции от личного подсобного хозяйства; г) несельскохозяйственный доход от самозанятости, включая продажу грибов, ягод и других дикоросов, рыбы, дичи, шкур, меха, другую торговую деятельность, оказание услуг, а также доход от имущества, то есть от сдачи в наем жилья, помещений, предоставления в аренду земли и т. п.; д) пенсии и другие социальные трансферты; е) прочий доход, включая дивиденды, стоимость жилищных субсидий, льгот, проценты на банковские накопления и др.

По всей выборке около 60% указанного дохода приходится на заработную плату, в том числе 17% - на зарплату в сельскохозяйственном секторе, и 17% дает ведение личного подсобного хозяйства (из него 1/3 обеспечивает продажа сельскохозяйственной продукции и 2/3 - это стоимостная оценка потребления сельскохозяйственной продукции внутри домохозяйства). Доход от ведения личного подсобного хозяйства относится к сфере сельскохозяйственной самозанятости. Таким образом, на сельскохозяйственные доходы (от самозанятости и найма) приходится 34% совокупного дохода сельской семьи. Несельскохозяйственный доход от работы по найму (то есть зарплата в торговле, строительстве, общественном секторе и т. п.) составляет 41% совокупного семейного дохода. К нему следует добавить 7% доходов от несельскохозяйственной самозанятости (включая другие источники), так что в целом несельскохозяйственные доходы семьи превышают сельскохозяйственные (соответственно 48 и 34%). Еще 18% семейного дохода - это пенсии и другие социальные трансферты.

Однако при сравнении двух регионов в структуре семейного дохода выявляются существенные различия. Доля заработной платы выше в Пермском крае, в то время как доля доходов от самозанятости в сельском хозяйстве (особенно от продажи продукции ЛПХ) и от несельскохозяйственной самозанятости - в Ивановской области (отличия статистически значимы). Таким образом, сельское население последней производит больше продукции в личном подсобном хозяйстве, активнее занимается несельскохозяйственной деятельностью (главным образом, сбором дикоросов, доходы от продажи которых составляют 60% несельскохозяйственных доходов семьи) и менее зависит от заработной платы. Это, скорее всего, объясняется вынужденной адаптацией населения к худшим экономическим условиям в регионе.

При сравнении совокупного семейного дохода оказалось, что он выше в Пермском крае (ИЗ тыс. руб. в год против 96 тыс. руб. в Ивановской области). Данный фактор мы объясняем не только успешностью экономического развития региона, но и большими размерами семьи и количеством работающих по найму вне домохозяйства(2).

Источники дохода сельских домохозяйств

Большинство сельских семей располагают диверсифицированными источниками семейного дохода. Домохозяйства с одним его источником в нашей выборке составляют менее 2% всех семей. Главным инструментом диверсификации является самозанятость, в основном в личном подсобном хозяйстве (24% семейного дохода). Хотя доля несельскохозяйственных источников в структуре совокупного дохода семьи не превышает 7%, такие доходы получают около 20% всех семей. Вторичная занятость по найму мало распространена: лишь в 3, 4% всех опрошенных домохозяйств есть один член семьи, имеющий вторичную занятость.

У большинства сельских домохозяйств доход складывается из двух источников: заработная плата и подсобное хозяйство. Доходы от несельскохозяйственной занятости получают 18% семей, а трансферты - 66%.

Диверсификация источников семейного дохода способствует его повышению от 60 тыс. руб./год для семей с одним источником дохода до 170 тыс. руб./год для семей с шестью источниками (средний доход семьи в выборке - 104 тыс. руб./год).

Специфика дохода сельских домохозяйств от занятости по найму

В большинстве домохозяйств (86%) от 1 до 2 членов семьи получают доход в виде заработной платы. Являясь основным его источником (58%), она включает доходы от занятости по найму в трех секторах: сельском хозяйстве, общественном (образование, здравоохранение, государственная и муниципальная служба) и несельскохозяйственном (строительство, промышленность, торговля, услуги и др.). Конечно, общественный сектор также относится к сфере несельскохозяйственной занятости, но в целях нашего исследования важно его выделение, поскольку занятость в нем выступает неотъемлемой частью постоянной сельской инфраструктуры, определяемой численностью жителей населенного пункта и их распределением по возрастным группам. Таким образом, предложение рабочих мест в общественном секторе является относительно фиксированным. Зато в других секторах рабочие места в случае необходимости могут быть созданы рынком.

Согласно нашим расчетам, на сельское хозяйство приходится 29% всех полученных доходов от занятости по найму, на несельскохозяйственный сектор - 39 и на общественный - 32%. Сравнение почасовой оплаты труда, рассчитанной для всех опрошенных членов семьи, работающих по найму, показывает, что самая низкая оплата труда - в сельском хозяйстве, а самая высокая - в общественном секторе.

Основываясь на информации о секторах занятости по найму опрошенных членов семьи, мы составили следующую классификацию домохозяйств:

- сельскохозяйственные семьи (где оба члена семьи заняты в сельском хозяйстве);

- семьи, относящиеся к общественному сектору (где оба члена работают в общественном секторе);

- несельскохозяйственные семьи (где оба члена имеют несельскохозяйственную занятость);

- смешанные сельскохозяйственные семьи (где один из членов семьи работает в сельском хозяйстве, а другой занят в несельскохозяйственном или общественном секторе);

- смешанные несельскохозяйственные семьи (где один из членов семьи работает в общественном секторе, а второй - в несельскохозяйственном).

Для трех "чистых" категорий, где оба члена семьи заняты в одном и том же секторе, межсекторные различия в оплате труда статистически не значимы: она составляет около 60 тыс. руб. в год. Но в двух смешанных категориях оплата труда статистически значимо выше: около 90 тыс. руб. в год. Таким образом, семьи, в которых есть занятые в различных секторах экономики, получают больший доход в виде заработной платы. Это подтверждает положительное влияние диверсификации источников дохода на семейное благосостояние.

Специфика дохода сельских домохозяйств от несельскохозяйственной самозанятости

Менее 20% семей в выборке (142 домохозяйства из 791) получают доход от самозанятости в несельскохозяйственном секторе, в основном от продажи дикоросов. Из них у половины есть один и более занятых по найму в сельском хозяйстве.

Общий доход таких семей немного выше, чем у тех, кто не имеет дохода от самозанятости в несельскохозяйственном секторе (соответственно 107 400 руб. и 103 400 руб. в год, но разница статистически не значима). Основное отличие наблюдается при сравнении доли заработной платы в семейном доходе, которая намного меньше в семьях, получающих доход от несельскохозяйственной самозанятости (49 400 руб. в год против 65 500 руб. в год в семьях, не имеющих такого дохода). Возможно, для сельских жителей он компенсирует недополученный доход от занятости по найму. Тогда первый можно считать не средством повышения семейного благосостояния, а способом возмещения недополученных средств по основному месту работы (из-за низкой заработной платы).

Низкая зарплата компенсируется не только дополнительной несельскохозяйственной деятельностью, но и более интенсивной работой в ЛПХ. Так, соответствующий доход (включая реализацию и потребление собственной продукции в семье) у семей, имеющих поступления от несельскохозяйственной самозанятости, на 10 тыс. руб. выше, чем у тех, кто ими не располагает, а несельскохозяйственная самозанятость приносит дополнительно 12 тыс. руб. в год.

Представлена структура несельскохозяйственного дохода от самозанятости: 2/3 обеспечивают продажи дикоросов, а также небольшие доходы от рыболовства и охоты; 1/3 приходится на доход от оказания услуг и других несельскохозяйственных видов деятельности (транспортные услуги, грузовые перевозки, реализация лесоматериалов).

Факторы, определяющие получение сельскими домохозяйствами дохода от несельскохозяйственной самозанятости

Как представляется, на получение домохозяйством доходов от несельскохозяйственной самозанятости влияют структура и качество его человеческого капитала. Так, большой размер семьи может стимулировать поиск дополнительных источников дохода, а наличие безработных членов в семье предполагает недоиспользованность человеческих ресурсов, которые могут быть задействованы в секторе самозанятости. В то же время наличие пенсионеров является показателем зрелости семьи, которая уже не в состоянии заниматься диверсификацией источников собственного дохода. Качество человеческого капитала, определяемое уровнем образования членов семьи, тоже может влиять на готовность заниматься несельскохозяйственной деятельностью. Так, люди с более высоким уровнем образования будут менее склонны заниматься сбором дикоросов, стремясь получить хорошо оплачиваемую работу по найму.

Мы рассмотрели факторы человеческого капитала в домохозяйствах, имеющих и не имеющих доходы от несельскохозяйственной самозанятости. Как и предполагалось, размер семьи и количество безработных выше, а количество пенсионеров в семье меньше и уровень образования ниже в домохозяйствах, имеющих несельскохозяйственные источники дохода (все отличия статистически значимы). Отрицательная взаимосвязь уровня квалификации и несельскохозяйственной самозанятости означает, что домохозяйства, получающие низкую заработную плату, доля которой в семейном доходе невысока (что, возможно, связано с их низкой квалификацией), пополняют семейный бюджет посредством несельскохозяйственной самозанятости.

Распространенность несельскохозяйственной самозанятости зависит от региона. Так, в Ивановской области 28% семей имеют несельскохозяйственные источники дохода, а в Пермском крае - только 7%. Данный эффект можно объяснить разным уровнем экономического развития этих регионов.

Переменные, выраженные парными сравнениями, в дальнейшем были использованы в логистической регрессии, оценивающей вероятность наличия дохода от несельскохозяйственной самозанятости. Дополнительно мы использовали фиктивные переменные, описывающие региональные отличия (база сравнения - Ивановская область). Результаты множественного регрессионного анализа подтверждают выводы, полученные при попарных сравнения.

По результатам логистической регрессии установлено, что на вероятность получения дохода от несельскохозяйственной самозанятости значимо влияют следующие факторы:

- размер семьи: чем она больше, тем выше вероятность того, что семья будет искать дополнительную несельскохозяйственную занятость;

- количество пенсионеров: чем их в семье больше, тем меньше вероятность ее вовлечения в несельскохозяйственные виды занятости, так как пенсионеры относятся к менее активной группе населения; кроме того, их доход стабилен и в некоторых случаях выше, чем в сельском хозяйстве;

- количество безработных: их наличие в семье повышает вероятность получения несельскохозяйственного дохода, поскольку безработный хотел бы найти любой вид занятости;

- уровень образования: чем он выше, тем ниже вероятность получения несельскохозяйственного дохода; в сельской России люди с более высоким уровнем образования стремятся получать достойный основной заработок, не полагаясь на неустойчивые дополнительные доходы;

- регион: несельскохозяйственная занятость больше распространена в сравнительно неразвитой Ивановской области.

Сельская занятость: сравнение трудовой нагрузки

При проведении нашего исследования мы не могли ограничиться простым перечислением способов получения дохода в сельской местности. Важен также характер трудовой нагрузки членов домохозяйств. Нужно понять, насколько для них значима несельскохозяйственная занятость, есть ли вообще у них время заниматься несельскохозяйственными видами занятости или они стараются сконцентрироваться на основной работе по найму. Кроме того, возникает вопрос: насколько занятость в личном подсобном хозяйстве конкурирует с несельскохозяйственными ее видами или они лишь дополняют ее и выбираются членами домохозяйств, исходя из соображений доходности?

Для оценки эффективности разных видов занятости сравним их доходность. Доход от ЛПХ выше, чем почасовая оплата труда по основному месту работы (соответственно 29 руб. и 24 руб./ час), а в случае ЛПХ со сбором дикоросов (23, 6 руб./час) практически равен ей. Именно поэтому большинство домохозяйств и занимаются производством продукции в личном подсобном хозяйстве - это важный способ пополнения семейного бюджета.

Сравнение трудозатрат применительно к основной и вторичной занятости показывает, что последняя является именно дополнительной. На нее приходится почти в четыре раза меньше рабочего времени; она обеспечивает существенно более низкий годовой доход; трудовая нагрузка в 2, 5 раза меньше, чем на основной работе. Но распространенность вторичной занятости минимальна. В нашей выборке сельские жители в большинстве случаев имеют одну работу: из 1149 членов семей только у 27 есть вторая работа, не связанная с работой в домохозяйстве. В выборке не оказалось ни одной семьи, в которой два и более членов имеют вторичную занятость по найму. 80% имеющих вторичную занятость - женщины. Место такой работы находится в населенном пункте, где проживают респонденты. Вторичная занятость в основном представлена работой в бюджетном секторе - образовании и здравоохранении. Подобные рабочие места замещают, как правило, тоже работники бюджетного сектора. Те, кто имеет вторичную занятость, меньше времени проводят на основном месте работы. Очевидно, именно характер основной занятости позволяет им иметь вторичную.

Общая трудовая нагрузка на члена домохозяйства состоит из занятости по основному месту работы и дополнительной занятости (главным образом самозанятости). В среднем члены домохозяйств тратят на работу около 2600 часов в год в случае основной занятости и ЛПХ и 2800-3000 часов - в случае первичной и вторичной занятости и ЛПХ со сбором дикоросов. Предположив, что член домохозяйства работает около 270 дней в году по 11 часов в день, мы получаем некий физический максимум для работы - примерно 3000 часов в год. Таким образом, у членов домохозяйств почти нет свободного времени для дополнительных видов занятости. Но с учетом сезонности ЛПХ и несельскохозяйственных видов занятости можно предположить, что такое время появляется в несезонный период.

Как свидетельствуют наши данные, в товарных домохозяйствах, где существенны доходы от ЛПХ, достаточно проблематично заниматься еще и сбором дикоросов: оба вида деятельности трудозатратны. Максимальный доход в час при занятости не по найму семьи получают от реализации продукции личного подсобного хозяйства. Если к этому добавить еще и сбор дикоросов, то доходность в час снижается (но не статистически значимо) и значительно повышается трудовая нагрузка, что может свидетельствовать о конкуренции этих двух видов занятости в сезон. Именно этим, по-видимому, и объясняется невысокая распространенность вторичной занятости: на основное место работы и личное подсобное хозяйство приходится большая часть рабочего и свободного времени членов домохозяйств. Вместе с тем существуют потребительские домохозяйства, изначально более бедные, где может появиться несельскохозяйственная занятость и семейный доход станет более диверсифицированным (это позволяет меньшая трудовая нагрузка членов таких домохозяйств).

Диверсификация источников дохода и уровень благосостояния сельских домохозяйств

В дополнение к вопросам о структуре семейного дохода респонденты отвечали на качественные вопросы, призванные выявить их субъективную оценку уровня жизни своей семьи. Мы также предполагали, что по мере диверсификации источников семейного дохода повышается качество жизни сельского населения.

Респонденты оценивали уровень жизни, выбирая из имеющихся вариантов: "выше среднего" (более состоятельная семья), "средний" (как большинство семей) и "ниже среднего" (менее состоятельная). В качестве базы для сравнения принимался уровень жизни в данном населенном пункте. Менее 10% семей характеризуют свой уровень жизни как "выше среднего", а 80% - как "средний" и "ниже среднего".

Качественные оценки своего уровня жизни, которые дали респонденты, в целом соответствуют количественному показателю - абсолютному доходу семьи. Видно, что общий семейный доход (как и душевой) действительно растет при повышении субъективной оценки уровня жизни. Такие оценки подтверждаются и другими показателями, например наличием в домохозяйстве физического капитала. Под ним имеется в виду метраж жилой площади, степень обустроенности жилья (электричество, горячая вода, телефон, телевидение и др.), а также наличие бытовой техники (компьютеры, видеомагнитофоны, DVD-проигрыватели, мобильные телефоны). Эти показатели растут вместе с повышением субъективной оценки уровня жизни.

Отличается и структура дохода в семьях, по-разному оценивающих качество своей жизни. Респонденты, которые характеризовали уровень жизни своей семьи как "ниже среднего", получают больше трансфертов и имеют более высокую долю потребленной внутри домохозяйства сельскохозяйственной продукции в совокупном доходе, чем те, у кого уровень жизни "выше среднего". В то же время у первых - более низкая доля заработной платы и незначительный доход от продажи сельскохозяйственной продукции. Следовательно, заработная плата и доход от реализации продукции ЛПХ служат "островками безопасности" для домохозяйств с уровнем жизни "ниже среднего". Семьи, относящиеся к категории "выше среднего", реже получают доход от несельскохозяйственной самозанятости: таковых только 11% по сравнению с 17-19% в двух других категориях.

Семьи с уровнем жизни "выше среднего" имеют более высокую долю заработной платы в совокупном семейном доходе, члены таких семей работают в общественном секторе. В семьях с уровнем жизни "ниже среднего" заработная плата достаточно ровно распределена по всем трем секторам занятости.


Стремясь повысить семейный доход, сельские домохозяйства используют две стратегии: увеличение источников дохода, или их диверсификация (в основном посредством сельскохозяйственной или несельскохозяйственной самозанятости); занятость по найму в различных секторах сельской экономики. Доходы от несельскохозяйственной самозанятости значимы для 20% сельских домохозяйств. Члены этих семей вынуждены работать в данном секторе, так как им не хватает получаемой заработной платы. Основными внутренними факторами, определяющими использование указанной стратегии, являются большой размер семьи, наличие в ней безработных, низкий уровень образования ее членов.

Нами выявлен и внешний фактор - уровень регионального развития. В экономически слабых регионах больше число сельских домохозяйств, получающих доходы от несельскохозяйственной самозанятости. Поэтому нужно разработать специфические меры региональной политики по стимулированию альтернативной занятости на основе использования имеющихся ресурсов (например, лесных) и с учетом географических особенностей региона, а также развития туризма.

Политика стимулирования альтернативной занятости в сельской местности будет способствовать уменьшению бедности среди ее жителей. Также важна государственная поддержка несельскохозяйственного бизнеса, формирующего спрос, например, на дикоросы. В пользу этого говорит и тот факт, что сельские жители предпочитают предпринимательству работу по найму, не собираются ее менять, но опасаются потерять.


1 Авторы выражают благодарность сотрудникам программы "Социальная политика: реалии XXI века" Независимого института социальной политики за поддержку в работе над проектом (проект N SP-06-2-16). Программа финансировалась за счет средств Фонда Форда.

2 Средний размер семьи в Ивановской области - 2, 5 человека, а в Пермском крае -3, 0 человека. Работающих по найму в Ивановской области - 1, 3 человека в семье, а в Пермском крас - 1, 5 человека. Все разницы при межрегиональном сравнении статистически значимы (р = 0, 1).

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy