Трудовая теория ценности: проблемные вопросы и историческое значение

Статьи - Теория
Индекс материала
Трудовая теория ценности: проблемные вопросы и историческое значение
страница 2
страница 3
Все страницы
М. Бодриков

В основе трудовой теории ценности лежат три принципа: пропорции обмена товаров определяются сравнительными количествами необходимого для их производства труда; к учету принимается не только живой, но и прошлый труд, воплощенный в средствах производства обмениваемых товаров; в качестве меры ценности используются единицы однородного труда. В том или ином виде эти принципы были известны достаточно давно, но свою каноническую форму они приобрели в пятой и шестой главах первой книги "Богатства народов" А. Смита, а также в первых трех разделах первой главы "Начал политической экономии" Д. Рикардо. Вместе с тем они практически не использовались ими в экономическом анализе(1). Как резюмировал Д. С. Милль, экономисты-классики придерживались теории затратного объяснения цен, рядом с которой в качестве вспомогательного элемента использовалась (в различных версиях) трудовая теория меры меновых пропорций(2). В проблемной области последней они выделяли два аспекта: единовременный и межпериодный. На самом деле для теории ценности имеет значение только первый из них, причем в каждый данный период любой товар может выполнять эту функцию(3). Но вследствие отношений собственности. Вместе с тем в определении приоритетов и характера действий для достижения означенных целей между ними существуют серьезные, а то и принципиальные расхождения. Если на одном полюсе проблему видят в недостатке предпринимательских свобод и в необходимости приоритета монетарных механизмов, то на другом - в избытке свободной игры рыночных сил и в недостаточности прямой регулирующей роли государства. Конечно, между этими крайними позициями существует множество нюансов, но предлагаемые сценарии развития разнятся весьма существенно. В таких условиях вполне вероятна опасность того, что в основу стратегии будет положен неадекватный сценарий.

В решении этой проблемы действует зона ответственности науки. Конечно, ни одно из ее направлений не может претендовать на обладание истиной. Каждая научная школа в силу тех или иных обстоятельств "высвечивает" часть объективной реальности, но только интеграция знаний дает целостное видение предмета. Цель представителей различных направлений - объединить усилия на разработке сценариев, раскрывающих всю многогранность и многовариантность возможных решений. Соответственно разработка такого сценария не может быть монополией какой-либо из научных школ, требуются серьезные усилия всех участников этого процесса для творческого взаимодействия.

Исторический опыт как России, так и других стран показывает, что экономические преобразования, пусть и проводимые в русле объективно необходимых перемен, но без восприятия их общественным сознанием, без участия общества в этом процессе, обречены на неудачу. Вот почему выработка стратегии не должна опираться на методологию "героев" и "толпы". Это особенно важно иметь в виду в силу исторически сложившегося и усилившегося по известным обстоятельствам глубокого недоверия российского общества к государству. Поэтому наметившиеся в последние годы пусть и небольшие ростки доверия дорогого стоят. Важно сохранять и развивать эту тенденцию, в том числе и на основе использования демократических форм широкого обсуждения предлагаемой стратегии. Это дает шанс изменить воспроизводственный вектор российской экономики.

непрерывности структурных изменений товарной экономики, каждое из которых обновляет условия задачи ценности (то есть задачи определения пропорций обмена или относительных цен товаров), система меновых пропорций меняется от периода к периоду. Соответственно в различные периоды один и тот же счетный товар выражает различные меры меновых отношений.

С учетом сказанного марксистскую версию трудовой теории ценности обычно рассматривают как простое повторение известных тезисов(4). При этом остается без внимания то, что в отличие от своих предшественников К. Маркс предпринял первую в истории попытку их доказательства. Вообще, когда речь заходит о его взглядах на ценность, как правило, упоминаются первая глава "К критике политической экономии", первая глава первого тома "Капитала" и двадцатая глава третьей части "Теорий прибавочной стоимости". Однако в этих местах Маркс лишь формулирует общую проблематику теории товарного обмена в терминах трудового объяснения ценности. К доказательству же последнего он приступает только в пятой главе первого тома "Капитала", где стремится обосновать симметричность трудового процесса производства благ и общественного процесса формирования ценности(5). В случае успеха это позволяло объявить труд единственным регулятором пропорций товарообмена.

Технологическое определение производства как комбинации средств и предметов труда с рабочей силой оказалось полезным для описания экономического развития и для понимания структуры общественных связей в товарной экономике(6). Вместе с тем из него отнюдь не следует, что в каждом периоде все средства производства проходят полный круг товарного обращения. Анализируя товарную экономику в целом и критикуя "догму Смита", Маркс вплотную подошел к вопросу о происхождении средств производства, используемых в секторе производящих их отраслей(7). Именно здесь он выдвигает ключевое допущение об их промежуточном обращении(8), благодаря которому под теорию ценности подводится модель производства как трудового процесса. Но несмотря на то что труд является единственным способом превращения предметов труда (посредством средств труда) в продукт, в составе первичных ресурсов отдельного периода товарного обращения, за который оцениваются меновые пропорции, могут присутствовать и другие моменты процесса труда. В частности, так происходит тогда, когда непрерывность производства товаров обеспечивается созданием межпериодных запасов средств производства(9).

В этой связи необходимо подчеркнуть, что правильного определения первичных ресурсов нет ни у одной школы экономической мысли и это постоянно сказывается на качестве дискуссий по теории ценности. Традиционно первичные ресурсы определяют либо по отношению к экономической системе в целом (например, в австрийской теории выделяется только два первичных ресурса - земля и труд), либо по институциональной структуре общества (как это представлено в развиваемой иео-классиками смитовской теории собственности на средства производства (включая землю) как источнике нетрудовых доходов). Данные классификации не способствуют определению меновых пропорций (относительных цен), а лишь конкретизируют товарные потоки. Анализ же последних всегда предполагает предварительное определение периода их измерения. Поэтому в теории ценности ресурсы следует классифицировать но соотношению периода производства товаров к общему периоду товарного обращения, принимаемого за единицу времени. Промежуточные ресурсы производятся и потребляются в рамках одного периода.

Напротив, первичные ресурсы производятся в один периоды, а потребляются в другие. В соответствии с этим общее уравнение цены производимых в предпринимательском секторе продуктов выражается функцией двух групп затрат и в матричном виде имеет вид формулы.

Где: p - вектор-столбец цен продуктов предпринимательского сектора; w - вектор-столбец цен первичных ресурсов (факторных цен); r - общая норма предпринимательской прибыли; аТ - транспонированная квадратная n х n - матрица технологических коэффициентов промежуточного (а не прямого) потребления продуктом; IТ - транспонированная прямоугольная матрица технологических коэффициентов расхода первичных ресурсов размера m х n.

В модели производства с одним первичным ресурсом матрица I становится вектором, а вектор w - скалярной величиной, что не только формально, но и содержательно упрощает задачу ценообразования.

Эта модель определяет условия и область применения трудовой теории ценности. И хотя она имеет значение частного случая, ее разработка Марксом была серьезным шагом вперед. Однако в течение всего последующего периода обсуждались принципы трудовой оценки меновых пропорций, а не аргументы в пользу такой оценки. Основные дискуссии развернулись вокруг проблемы редукции неоднородного труда к однородному, фактора времени (проблемы межвремешюй редукции продукта прошлого труда к количествам живого), сравнительных свойств ценовых систем в моделях бесприбыльной и прибыльной экономик.

Двойственность труда и проблема его редукции

Для любой модели производства, имеющей дело с однородными группами ресурсов, актуальна проблема определения их признаков, то есть решение проблемы приведения (редукции) неоднородных ресурсов данного вида к единому стандарту измерения. Для трудовой теории ценности она имеет решающее значение, из-за чего всегда была одной из самых обсуждаемых тем в марксистском наследии(10).

С самого начала отмечалось три способа определения признаков однородности труда. Первый из них основан на осреднении его качественных характеристик: однородным называется труд среднего для данных времени и места уровня умелости и напряженности(11). Однако средняя для множества неоднородных величин может быть получена только после приведения их к единообразному вид)' при помощи специальных коэффициентов или весов. По сути, это лишь проявление общей проблемы ценности: обращение к меновым пропорциям для агрегированного выражения разнородных благ (в данном случае - конкретных видов труда). Поэтому решение редукционной проблемы путем соотнесения индивидуальных и общей (средневзвешенной по величине всего труда общества) ставок зарплаты содержит логическое противоречие объяснения цен ценами.

В соответствии со вторым способом признак однородности связывают с результатами использования ресурса. Однородный труд характеризуется свойством равной чистой производительности, благодаря которому его оплата осуществляется по единой ставке. Но тогда оказывается, что неодинаковы нормы прибавочного труда конкретных видов, из-за чего задача редукции становится практически неразрешимой. Чистую производительность различных видов труда нельзя сравнивать между собой (так как она выражается в различных единицах измерения: в единицах производимого продукта или в единицах конкретного труда), а чистую производительность совокупного труда нельзя рассчитать независимо от цен (из-за невозможности неценового агрегирования конечного продукта экономики).

Третий способ связан с концепциями необходимых средств существования и ценности рабочей силы, согласно которым однородный труд определяют через физическое выражение средних потребностей рабочих(12). В такой постановке проблема редукции труда устранена изначально, но именно этот подход обеспечивает ее решение. Упрощение задачи классиками и Марксом объясняется тем, что коэффициенты редукции принимают здесь векторную форму, а это требует соответствующего математического аппарата, которого не было в их распоряжении. Только с появлением линейной алгебры идею экзогенных потребностей удалось интегрировать с теорией ценности. При этом были получены интересные выводы, которые рассматриваются ниже.

Фактор времени

Представленная выше классификация производственных ресурсов по признаку периодичности товарного обращения позволяет по-новому взглянуть на один из ключевых критических аргументов, предъявляемых трудовой теории ценности, касающийся влияния различной длительности производственных процессов на относительные цены товаров.Его история начинается с известных четвертого и пятого разделов первой главы "Начал политической экономии" Рикардо, давших Т. Р. Мальтусу основание заявить, что закон трудовой ценности - частный случай и даже исключение из общего правила, а затем ставших поводом для множества саркастических замечаний.

Анализ критических аргументов показывает, что при доказательстве допускается несколько общих ошибок. Например, рассматриваются годовой и двухлетний проекты вложения капитала одинаковой величины и делается "упрощающее" предположение о том, что капитал направляется только на оплату труда (соответственно тоже равной величины)(13). Однако эти предпосылки несовместимы друг с другом. В двухлетнем проекте капитал второго года превышает капитал первого года (а значит, и капитал годового проекта) на величину ценности незавершенного производства. И даже если во второй год производственный процесс протекает без участия труда (что уже противоречит условиям(14)), авансируемый капитал будет положительной величиной. С этим связано второе распространенное заблуждение: трудовая ценность отождествляется с затратами на оплату труда, тогда как на самом деле она эквивалентна денежной ценности его чистого продукта(15). Наконец, в подобных примерах ничего не говорится о том, когда происходит обмен, то есть за какой период товарного обращения оцениваются меновые пропорции. Если речь идет о модели двухотраслевой экономики, то, очевидно, реальный обмен не может произойти до завершения второго проекта, а в таком случае продукты равных капиталов обоих проектов к концу второго года будут иметь одинаковую ценность.

Каноническая формализация "фактора времени" воплощена в австрийской модели вертикально интегрированного процесса. Она представляет собой систему уравнений цен (число которых равно числу производственных периодов) промежуточных и конечного (для периода t) продуктов производственного процесса, начинающегося исключительно живым трудом.

Видно, что начиная со второго периода в производстве используются средства производства, доля которых в затратах с каждым новым периодом возрастает. Следовательно, в многопериодных производственных процессах - вне зависимости от регулярности занятости рабочих - капитал вкладывается не только в исходный момент, а в каждый период.

Данное уравнение связывает товарные цены с затратами на оплату труда во все периоды производственного процесса. В соответствии с ним относительная цена товаров с различной длительностью производства не равна отношению их трудоемкостей из-за различий в коэффициентах приведения затрат труда к одному моменту времени. Но этот случай выходит за рамки модели производства с одним первичным ресурсом, а уравнение (3) скрывает факт использования средств производства (тем более в качестве первичных ресурсов во все периоды, следующие за первым) - они в нем попросту не представлены. Поэтому "фактор времени" не опровергает трудовую теорию ценности, а лишь демонстрирует ограниченность ее предметной области.

Вместе с тем сама австрийская модель (2) не лишена внутренних противоречий. Предположим, что она описывает в матричном виде последовательность состояний товарной экономики (только в такой интерпретации она пригодна для решения ценовой задачи). Понятно, что в этих состояниях она имеет различную структуру и каждое уравнение отражает различные условия формирования относительных цен. Следовательно, в каждый отдельный период товарного обращения в экономике существуют своя система относительных цен и норма прибыли, что делает неприемлемым предложенный способ редукции капитала. В этом смысле он так же ошибочен, как и классические поиски межвременной меры ценности(16).

Неорикардианцы полагают, что им удалось дать более общее обоснование "фактора времени", которое учитывает начальные вложения и лишено сомнительного ретроспективного развертывания ценовых уравнений. Вместо него предлагается осуществлять последовательное замещение затрат на средства производства "датированными" (то есть дисконтированными по общей норме прибыли) фондами оплаты труда(17). Здесь "время" проявляет себя в числе редукционных итераций, а цены рассчитываются приблизительно(18). При этом постулируется, что конечный продукт производится с одним первичным ресурсом (однородным трудом). Но тогда полная трудоемкость товаров определяется на основе матрицы Леонтьева без всякой редукции и неразложимого остатка. Соответственно относительная цена двух товаров строго равна отношению их полных трудоемкостей (так как уравнения обеих цен содержат одинаковый и подлежащий сокращению член w(l + г)), а потому не зависит от "фактора времени". Этот вывод, изначально заложенный в условиях задачи с одним переменным ресурсом, не был сделан только потому, что заявленное "датирование количеств прошлого труда" подменено дисконтированием фондов его оплаты.

Таким образом, критика трудовой теории ценности за игнорирование "фактора времени" несостоятельна, но не потому, что та безупречна, а из-за того, что ведется с позиций иных моделей производства, значение которых также не выходит за пределы частных случаев. В модели производства с трудом в качестве единственного первичного ресурса различия в длительности производственных процессов отсутствуют по определению(19). В тех же условиях, когда они проявляют себя, модель производства не соответствует объекту критики. Но, несмотря на то, что "фактор времени" некорректно сформулирован и затрагивает не внутреннюю логику трудовой теории ценности, а сферу се применения, в стане марксистов обсуждается свой аналог этого "феномена", известного под названием "трансформационной проблемы".

Трансформационная проблема

В истории трудовой теории ценности ничто не порождало так много споров, как вопрос о влиянии прибыли на свойства товарного обмена(20). Суть так называемой "трансформационной проблемы" заключается в том, что при логическом и историческом "восхождении" от модели простой товарной экономики, в которой каждый участник обмена товаров создает их своим трудом, к модели капиталистической товарной экономики, основанной на системе наемного труда и мотиве прибыли, цены "стоимостного" (ценностного) типа преобразуются в цены производства. Формальное отличие между двумя типами цеп состоит в способе выражения нормы прибыли. В ценностных ценах (1) прибыль нормируется по затратам первичных ресурсов (в данном случае - по фонду оплаты труда), в ценах производства - по всем затратам производства. Первая модель излагается К. Марксом в I томе "Капитала", где постулируется всеобщий характер ценностной эквивалентности товарообмена, а вторая модель - в III томе, где обмен по ценам производства называется более развитым производственным отношением по сравнению с обменом по ценности. Из-за этого публикация черновиков третьего тома Ф. Энгельсом привела в смятение(21) марксистов и вызвала восторг в рядах их противников.

Основные усилия последних сосредоточились на доказательстве логического противоречия между двумя моделями. При равенстве сумм ценностных цен сумме цен производства массы прибыли в обеих моделях не равны друг другу. Тогда же, когда удается обеспечить равенство суммарных прибылей, нарушается соответствие сумм цен, а значит, и пропорций товарообмена(22). Параллельно опровергалось историческое существование простой товарной экономики(23). В обоих случаях обосновывался общий вывод об ошибочности трудовой теории ценности. Оправившиеся после шока защитники марксизма обратились к поиску способов непротиворечивого решения задачи трансформации цен. В локальных сражениях по поводу вновь предлагаемых и вновь опровергаемых решений участвовало такое количество экономистов, что одно только перечисление имен займет увесистый том(24). Для многих из них она превратилась в главный предмет профессиональных занятий.

Но как это обычно и бывает в науке, длительные безрезультатные поиски решения какой-либо проблемы рано или поздно приводят к осознанию того, что, возможно, она просто неправильно сформулирована. В рассматриваемом вопросе ошибки происходят по причине несопоставимости условий двух моделей, смешиваемых из-за неверного определения первичных ресурсов. В самом деле, простая товарная экономика - это модель производства с одним первичным ресурсом - самозанятым предпринимателем. В ней отсутствуют абсолютно ограниченные материальные ресурсы и наемный труд, а все производственные процессы имеют одинаковую длительность, равную периоду товарного обмена. При данных предположениях существует только один вид дохода - трудовой, а прибыль не может возникнуть даже из эксплуатации, поскольку единственный авансируемый ресурс является собственностью предпринимателей.

Иные условия описывает модель капиталистической экономики. Ее отличия не исчерпываются появлением наемного труда, как принято полагать. Если бы проблема сводилась только к этому, то модель цен производства следовало бы отвергнуть по той простой причине, что прибыль нельзя нормировать по промежуточному продукту. Предпосылка наемного труда приводит к делению национального дохода на заработную плату и прибыль, но корректное нормирование последней должно вестись только по фонду оплаты труда, представляющему собой бюджетное ограничение предпринимателя. Следовательно, возникновение рынка труда не способно само по себе привести к образованию цен производства. Требуется также, чтобы все ресурсы стали первичными или, иначе, чтобы продукты данного периода поступали в производственное потребление в следующие периоды. Только в этом случае ценность покупаемых средств производства входит в бюджетное ограничение предпринимателя и учитывается в расчете прибыли.

Однако отсюда не следует никаких выводов о ценовой трансформации, так как изменился объект моделирования: вместо модели с одним первичным и несколькими промежуточными ресурсами рассматривается модель с одними первичными ресурсами. К тому же вторая модель также не подходит на роль общего случая, так как не всегда промежуточное потребление продуктов действительно отсутствует. А главное - ценностные цены и цены производства нельзя противопоставлять друг другу как самостоятельные типы цен - и те и другие представляют собой лишь частные выражения общей формулы (1).

Таким образом, задача логически непротиворечивого описания "процесса трансформации цен" является ложной. И даже если будет предложено некое формальное ее решение, оно не будет иметь никакого смысла. В этом качестве "трансформационная проблема" чем-то напоминает поиски магического вещества в химии и вечного двигателя в физике. Что и как ни смешивай - "философский камень"-не получается, какие и куда грузики ни вешай - колесо все равно останавливается. Наверное, все науки переживают одинаковые стадии развития. И, похоже, экономическая наука находится только в самом начале пути, раз позволяет себе такую роскошь, как вера в мифы.


Закон ценности и метод Маркса

В рамках модели производства с одним первичным ресурсом "ценовая трансформация" (то есть ошибочное начисление прибыли на промежуточный продукт) нарушает круговые пропорции товарного обращения. В отличие от более поздних экономистов, Маркс понимал недопустимость такой постановки вопроса. В пылу азарта никто из участников дискуссии по "трансформационной проблеме" не обратил внимания на то, что отклонение цен производства от ценностных цен сохраняется у него только до тех пор, пока (в сорок пятой главе третьего тома "Капитала") в анализ не включается абсолютная рента. Ее величина определяется как разница между ценностной ценой и ценой производства, благодаря чему восстанавливается круговая пропорциональность товарного обмена и закон ценности(25). Вне зависимости от того, насколько обоснована теория абсолютной ренты, эта попытка примечательна, поскольку, во-первых, проясняет видение Марксом того, как должны развертываться экономические категории, а во-вторых, объясняет, почему он не стал публиковать продолжение первого тома "Капитала".

В соответствии со сформулированным Марксом методом(26), научное исследование представляет собой процесс выявления абстрактного содержания объекта познания и последующего восхождения к конкретным формам его проявления. При этом абстрактное, с одной стороны, понимается как самое общее выражение всего многообразия конкретных форм изучаемого объекта, из которых оно абстрагировано, а с другой стороны, в полной мере проявляет себя только при наиболее полном развитии последнего.

Опираясь на этот метод, Маркс приступает к написанию I тома "Капитала". В предисловии к нему исходной абстрактной категорией капиталистического способа производства (товарной экономики) назван товар, то есть предмет обмена, обладающий наряду со своими потребительскими свойствами свойством обмениваемости. Количественное выражение этого свойства дает агрегированную - ценностную - оценку "полезности" блага в глазах покупателей(27). Исходя из этого ценность определяется общественной формой товара (формой отношений между товаропроизводителями). Тогда при последовательном выведении категорий теории товарной экономики принцип ценностной эквивалентности обмена должен оставаться незыблемым, несмотря на то что структура товарной цены меняет свою форму. Однако в ходе работы над III томом Маркс столкнулся с трудностями, которые не смог преодолеть, потому что не увидел, как вместе с введением новых общественных отношений условия производства перестают соответствовать модели с одним первичным ресурсом.

В этом контексте уместно кратко сказать об одном из основных рубежей защиты марксистов, состоящем в обращении к известному указанию Маркса па "посредствующие звенья" между двумя режимами товарообмена(28). Отдельные экономисты (с обеих сторон линии фронта) увидели в них функциональные переменные сравниваемых типов цен(29). Большинство же исследователей трактует их как последовательные этапы восхождения от исходной абстракции товарной формы к конкретному виду товарной экономики(30). Эта концепция была развита в утонченное философское обоснование отсутствия противоречия между томами "Капитала", связанное с именем Э. В. Ильенкова(31). Его основу составляет тезис о том, что логический генезис (восхождение от) абстрактных моделей ко все более конкретному описанию повторяет историческое развитие изучаемого объекта. Но это не так, если учесть, что абстрактная форма в наиболее чистом виде проявляет себя только на самой высокой ступени эволюции объекта.

По замыслу Маркса, сначала должна рассматриваться модель простой товарной экономики(32), в которую затем поэтапно вводятся как новые условия: наемный труд, различия в длительности производственных процессов и запасы продуктов, вовлечение денег и земли в товарный оборот, образование мировой рыночной системы. Наряду с логическим развертыванием он действительно описывает исторический процесс возникновения капиталистических форм общественных отношений на периферии чуждых и постепенно вытесняемых феодальных обществ(33) Только в этом узком смысле "простой товарообмен" исторически предшествовал развитой товарной экономике (капитализму). И хотя в одних черновых заметках (постоянно упоминаемых критиками) Маркс говорил, что закон ценности действовал раньше закона цен производства, в других подчеркивал обратное - что ценность окончательно формируется только в развитой капиталистической экономике(32).

Тем не менее даже такое объяснение не способно "снять противоречие" между ценностью и ценой производства, потому что его причиной как раз и является нарушение логики развертывания экономических категорий. Ведь если товар есть базовая абстракция экономической теории капитализма, а абстрактное тем и характеризуется, что оно соответствует всем конкретным проявлениям изучаемого объекта, то закон ценности должен регулировать товарообмен на всех стадиях логического восхождения и во всех моделях товарной экономики. Поэтому противоречие между законами ценности и цен производства не является "реальным противоречием объекта"(35) а проистекает из ошибок его моделирования.

Сказанное позволяет выдвинуть гипотезу, согласно которой Маркс не опубликовал продолжение "Капитала" потому, что осознавал неудачи в применении собственного научного метода. Это, однако, не умаляет ни сам метод, ни закон ценности (в смысле всеобщей эквивалентности обмена) как сердцевины общей теории товарной экономики. Вопреки мнению критиков, в этой задержке просматривается не уклонение от признания своих прошлых ошибок, а честный поступок ученого, оставившего своим потомкам задачу и метод ее решения, которое, главным образом из-за отсутствия адекватных сложности задачи инструментов анализа, не смог довести до конца самостоятельно.

Межотраслевой анализ ценности

С середины XX века в теории ценности началось активное применение межотраслевых моделей, заменивших прежние модели, построенные по признаку деления продуктов в соответствии со способом их потребления (средства производства, средства существования рабочих и предметы роскоши капиталистов). Их одновременное использование экономистами разных школ сделало дискуссию о ценности многосторонней. Непосредственно марксистам оппоненты предъявили один общий тезис о независимости цен от каких-либо гипотез о внутренней природе ценности36. Кроме того, неорикардианцы доказывали влияние условий распределения дохода между рабочими и капиталистами на цены, а неоклассики акцентировали внимание на важности фактора спроса.

Опровержение идеи внутренней ценности наглядно демонстрирует закрытая межотраслевая модель экономики, в которой "производство товаров осуществляется посредством товаров", то есть исключительно за счет промежуточного потребления продуктов. Экономический смысл данной модели заключается в том, что представленная в ней матрица межотраслевых потоков является, в сущности, системой товарного обращения. Ее замкнутый (круговой) характер олицетворяет свойство всеобщей эквивалентности товарообмена, которое и служит наиболее общим выражением закона ценности.

Столбцы матрицы (а) раскрывают структуру покупок отраслей экономики в расчете на выпускаемый ими товар. Торговый баланс каждой отрасли обращается в тождество при помощи вектора специальных коэффициентов пропорциональности - пропорций обмена покупаемых товаров на отраслевой товар. Данный вектор соответствует тому, что Маркс назвал развернутой формой меновой ценности отдельного товара. Закрепление за одним товаром функции счетной единицы позволяет унифицировать систему товарных потоков и представить ее в однородном виде. При этом вектор развернутой формы меновой ценности счетного товара становится (по терминологии Маркса) всеобщей формой меновой ценности, частным случаем которой для денежного товара является форма цены (вектор р в уравнении (4)).

Поскольку речь идет о замкнутой системе товарных потоков, определитель матрицы (е - ат) равен нулю. Это означает, что существует бесконечное множество положительных векторов относительных цеп и любой товар пригоден для выполнения функции счетного товара. Следовательно, для нахождения системы меновых пропорций необходимо и достаточно знать структуру торговых операций, а категория абстрактного труда (и вообще внутренней сущности ценности) оказывается избыточной.

Реакция марксистов на этот вывод была неоднозначной. Экономисты школы аналитического марксизма согласились освободить более важную, на их взгляд, теорию капиталистического накопления от ложной трудовой теории ценности(37). Напротив, сторонники школы неравновесного марксизма перешли в контрнаступление на идею равновесных цен(38).

Третья группа марксистов, опираясь на данную И. И. Рубиным интерпретацию, защищала трудовую теорию ценности, отказавшись от количественного выражения величины абстрактного труда(39). По их мнению, акцент на общественной форме ценности сохраняет социально-экологическую значимость трудовой теории ценности, невзирая на ее недостатки при объяснении цен(40). По большому счету все эти авторы лишь уходили от решения проблемы(41).

Странные теоремы

На этом заканчивается единодушие и между противниками марксизма. Хотя с точки зрения товарного обращения все товары производятся исключительно посредством товаров, в технологическом аспекте продукты производятся посредством ресурсов. Из-за этого во всех случаях, когда производство осуществляется с участием первичных ресурсов, кругооборот товаров оказывается разомкнут. Часть производимых предпринимательским сектором продуктов, поступая в сектор конечного потребления домохозяйств, замещается потоками первичных ресурсов. Именно здесь возникают настоящие трудности, дающие простор для взаимного непонимания.

Неоклассики описывают подобные случаи при помощи открытых моделей межотраслевого анализа, когда в количественную задачу (задачу определения отраслевой или товарной структуры экономики) экзогенно вводится вектор конечного продукта, а в ценовую задачу - вектор средних добавленных ценностей. Апеллируя к множественности допустимых решений открытых моделей, они стремятся обосновать необходимость частичного анализа отдельных рынков, якобы позволяющего эндогенно объяснить величину данных векторов. Понятно, что раздельные решения задач межотраслевого анализа могут оказаться не только не единственными, но и не согласованными друг с другом. Однако это скорее аргумент против открытых моделей, чем довод в защиту частичного рыночного анализа(42).

Свои недостатки имеет и неорикардианская межотраслевая модель: конечный и чистый продукты в ней раскрываются в различных аспектах. В составе конечного продукта выделяются направления его использования, а чистый продукт моделируется в разрезе видов экономических доходов. Эта непоследовательность привела к подмене анализа доходов поиском симметрии между факторным распределением национального дохода и условиями экономического роста(43). Результат этих поисков воплотился в нескольких странных теоремах, две из которых имеют непосредственное отношение к трудовой теории ценности.

Первая теорема гласит, что трудовая теория ценности применима (то есть цены пропорциональны полной трудоемкости) только при нулевой прибыли(44). Следовательно, вторая теорема, условия распределения национального дохода между рабочими и предпринимателями являются значимым фактором ценообразования. Ошибочность обеих теорем коренится в противоречиях неорикардианской формулы целы. В качестве ее объекта рассматривается система производственных процессов с несколькими видами первичных ресурсов (например, в простейшем случае - процесс производства зерна посредством посевного зерна и труда). При этом первичным ресурсом называется только труд, а формально прибыль нормируется по денежным затратам на покупку средств производства. После этого математически задача решается так, как будто все обстоит как раз наоборот: цены ставятся в зависимость от полной трудоемкости товаров, только в качестве коэффициента пропорциональности выступает уже не матрица Леонтьева, а матрица, содержащая норму прибыли:

Фактически, в этой модели труд - единственный промежуточный ресурс, а к первичным ресурсам отнесены все средства производства, поскольку только при этих условиях прибыль может быть нормирована по затратам на их покупку. Однако, во-первых, ни при каких обстоятельствах труд не может быть отнесен к числу промежуточных ресурсов производства, так как он является продуктом предшествующего развития45. А во-вторых, первичный ресурс всегда привлекается в производство на условиях ante factum устанавливаемой цены. Подчеркиваемое неорикардианской школой допущение об оплате труда в режиме post factum предполагает временную отсрочку, за которую рабочие должны получить процентную надбавку. Но эта надбавка не является зарплатой, а выступает как самостоятельный вид дохода, основанный на перераспределении прибыли.

В системе (6) число неизвестных переменных продуктовых и факторных цен превышает число ценовых уравнений на два (ставка зарплаты и норма прибыли), и даже выбор счетного товара не обеспечивает разрешимости ценовой задачи. На этом основании формулируется еще одна теорема о том, что для ее решения требуется экзогенное определение одной из факторных цен(47). Данный вывод обязан своим появлением неполному учету исходных данных - в модели изначально отсутствуют уравнения факторных цен, а их построению препятствует моделирование структуры конечного продукта экономики по направлениям его использования (в закрытой модели без государства - на текущее потребление и сбережения). На самом деле для решения ценовой задачи сектор домохозяйств должен группироваться по признаку первичных ресурсов, что обеспечивает недостающие уравнения факторных цеп без необходимости в произвольном установлении одной из них.

Таким образом, по причине молчаливо допускаемой множественности первичных ресурсов неорикардианскую модель ценообразования нельзя использовать для критики трудовой теории ценности. В модели же производства с одним первичным ресурсом относительные цены строго пропорциональны сравнительной трудоемкости товаров даже при положительной прибыли, а потому распределение дохода между рабочими и капиталистами не оказывает на них никакого влияния(48).

Нащупывая противоречия неорикардианской теории, неоклассики обратились к изучению условий, при которых межотраслевой анализ цен не зависит от конечного спроса. Его результаты воплотились в теореме о незамещении, описывающей частный случай неоклассической модели общего равновесия применительно к условиям производства с одним первичным ресурсом (однородным трудом)(49) При этом основное внимание было уделено предпосылке о постоянном эффекте масштаба отраслей экономики (горизонтальном характере кривых предложения), которое увело спорящих в сторону от предметной области теории ценности. Неорикардианцы восприняли теорему о незамещении как проявление слабости неоклассической теории. И в этом есть доля истины. Иначе бы приверженцы последней не стали доказывать значимость фактора спроса на территории противника, то есть при экзогенно заданной норме прибыли.


Конечное потребление, меновые пропорции и норма прибыли

Проблемы, затрагиваемые упомянутыми теоремами, носят характер методических ошибок. Они возникают вследствие того, что в открытых моделях между потоками конечного потребления продуктов и потоками отраслевых доходов (потоками чистого продукта, остающегося от валовых продаж после возмещения промежуточного потребления) нет такой же прямой связи, какая наблюдается между круговыми межотраслевыми потоками в закрытых моделях. Однако это не означает, что такая связь отсутствует. Полное описание товарной экономики должно включать в себя все пункты, через которые проходят товарные потоки, то есть не только отрасли предпринимательского сектора, но и сектор домохозяйств. Взаимосвязь между конечным и чистым продуктами в том и проявляет себя, что потребление первого воспроизводит потоки первичных ресурсов из сектора домохозяйств в предпринимательский сектор. Следовательно, содержание конечного продукта необходимо раскрывать не в аспекте направлений его использования, а через потоки продуктов, поступающих домохозяйствам (сгруппированным в разрезе первичных ресурсов) и предпринимателям. Только в этом случае анализ отраслевых доходов на стороне уравнений производства можно связать с конечным продуктом и тем самым обеспечить разрешимость ценовой задачи.

Поэтому сектор домохозяйств должен моделироваться так же, как и предпринимательский сектор - в виде множества чистых однотоварных отраслей, специализирующихся на выпуске первичных ресурсов с технологиями, описываемыми при помощи своеобразных технологических коэффициентов конечного потребления продуктов в расчете на единицу поставленных предпринимательскому сектору первичных ресурсов. Эта классическая гипотеза об исторически обусловленном уровне потребления рабочих выглядит не только аналитически удобной, но и более правдоподобной по сравнению с "экзогенным" определением элементов вектора конечного спроса(50).

В строках модели (7) показаны матрицы потоков распределения валового выпуска продуктов (первая строка) и наличного запаса первичных ресурсов (вторая строка), в столбцах - технологии производства продуктов посредством ресурсов (первый столбец), а также конечного потребления домохозяйств (своего рода технологии производства запасов первичных ресурсов посредством продуктов - второй столбец) и предпринимателей (третий столбец). Данная модель охватывает всю сферу товарного обращения и вписывается в замкнутую его модель (4). Благодаря этому количественная и ценовая задачи решаются совместно, то есть на основе единого набора исходных допущений и одновременно посредством открытых по содержанию, но закрытых по форме моделей. Однако теперь каждая из них распадается на две подзадачи, касающиеся продуктов и первичных ресурсов.

По условию круговой пропорциональности товарного обращения определитель матрицы (с - ат - LTcT(1 + r)) равен нулю, и положительный вектор продуктовых цен существует при любом счетном товаре, выбором которого достигается формальная разрешимость системы n линейных уравнений с n+1 неизвестной (n продуктовых цен и общая норма прибыли51). В свою очередь, факторные цены производны от продуктовых цен, но структура матрицы потребительских коэффициентов оказывает непосредственное влияние на все цены и норму прибыли, а потому последнюю нельзя задавать экзогенно. Следовательно, не распределение влияет на цены, а сами условия распределения, говоря словами К. Маркса, "составляют оборотную сторону" отношений производства и потребления(52). Более того, их влияние наблюдается даже тогда, когда конечное потребление предпринимателей отсутствует или остается постоянным, а изменения затрагивают только сектор домохозяйств.

Нормальное состояние товарной экономики совместимо с различными системами относительных цен и общей нормы прибыли, а влияние структуры потребностей проявляет себя независимо от условий распределения конечного продукта между домохозяйствами и предпринимателями. Только в одном случае фактором конечного спроса можно пренебречь - когда продукты производятся с одним первичным ресурсом. Вообще данная модель обладает рядом удобных свойств: на меновые пропорции по определению не действует "фактор времени", валовый выпуск и конечный продукт определяются пропорциями распределения первичного ресурса между отраслями, а конечный спрос не влияет на относительные цены. Казалось бы, эти свойства удачно вписываются в трудовую теорию ценности. Однако признание неоднородности конкретных видов труда несовместимо с этим малоправдоподобным случаем.

Доказательство влияния условий потребления на систему относительных цен позволяет по-новому взглянуть на ряд проблемных вопросов теории ценности. Во-первых, такие часто используемые агрегаты, как органическое строение капитала, доля труда в национальном доходе (неорикардианская долевая зарплата) и капиталовооруженность труда, поскольку они зависят от цен продуктов, не могут служить функциональными переменными последних. Во-вторых, так как факторные цены представляют собой линейные функции коэффициентов потребления отдельных домохозяйств, а норма прибыли нелинейно зависит от потребительской матрицы всего сектора домохозяйств, между ними не существует строгой и однообразной функциональной связи(53). В-третьих, возвращаясь к проблеме редукции труда, можно утверждать, что редукционные коэффициенты рассчитываются только вместе с продуктовыми ценами, позволяющими агрегировать (экзогенно задаваемые) векторы потребления различных групп рабочих в скалярные величины. Следовательно, в-четвертых, расчет трудовых ценностей товаров (их трудоемкостей в единицах абстрактного труда) нельзя осуществить как промежуточный этап решения цеповой задачи и поэтому в нем нет необходимости.

Историческое значение трудовой теории ценности

Трудовое объяснение ценности - это пройденный этап теории ценности. Такой вывод напрашивается при ее современной оценке. Однако в науке любое открытие становится пройденным этапом лишь после того, как правильно восприняты его значение и следствия для дальнейшего развития. Ничего подобного в отношении трудовой теории ценности К. Маркса (а другой не существует) пока не наблюдается.

Нельзя отрицать, что идея абстрактного труда, как внутреннего содержания ценности, оказалась бесплодной. Но это стало очевидным только в последнее время. По сути, до появления межотраслевого анализа все объяснения феномена ценности отличались друг от друга лишь рассуждениями о ее природе, в зависимости от трактовки которой развернутое уравнение цены (отношение ценности к цене для всех товаров равно ценности денег или счетного товара) называли вторым законом Госсена, законом максимального удовлетворения Вальраса, законом трудовой ценности Маркса и т. д. Сегодня многим кажется, что усилия, направленные на поиски сущности ценности, могли быть сэкономлены для решения более важных задач. Напрасно, ибо история науки, как и история вообще, необратима и все прошлые этапы развития мысли, раз они были, являлись необходимыми и самоценными.

Но даже без концепции абстрактного труда (и вытекающей из нее трактовки прибыли как результата эксплуатации рабочих) отдельные элементы Марксова наследия и сегодня не потеряли своей актуальности. Марксистская формализация структуры цены, хотя и применима только к частному случаю производства с одним первичным ресурсом, по своим формальным признакам, как было показано, легко трансформируется в пригодный для общей теории ценности вид. Непреходящее значение имеет данное Марксом описание форм меновых пропорций, где до сих пор не представлено ничего более совершенного'1. Только марксистская модель ценовой задачи позволяет удовлетворительно описывать нормальное состояние товарной экономики, не прибегая к ложным упрощающим предпосылкам об отсутствии прибыли или об экзогенном определении одной из факторных цен.

На этом фоне альтернативные теории не только не могут быть развиты в общий случай, но и не в состоянии корректно описать даже производство с одним первичным ресурсом. Квазимарксистская теория цены производства и неорикардианская теория затрат производства допускают начисление прибыли на промежуточный продукт, австрийская теория вертикальной интеграции смешивает условия ценообразования смежных периодов, а неоклассическая теория факторов производства игнорирует промежуточное потребление продуктов, но при этом нормирует прибыль только по одному из первичных ресурсов (денежному выражению набора средств производства).

Вероятно, пройдет еще немало времени, прежде чем будет достигнуто понимание того, что взаимная непримиримость альтернативных объяснений ценности обусловливается несимметричностью содержащихся в них логических ошибок. Но каким бы ни был путь к общей теории, ее исходным пунктом и логическим основанием является трудовая теория ценности. И в этом своем качестве она не канула в Лету, а стала подлинным достоянием истории экономической мысли.


1 - Историки экономической мысли склонны видеть в классических апелляциях к труду лишь "расхожую фразу и удобный аргумент в борьбе с меркантилистским мышлением" (Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. М.: Дело, 1994. С. 47) пли "лицемерную банальность, могущую означать все или ничего" (Шумпетср II. А. История экономического анализа. СПб.: Экономическая школа, 2001. Т. 1. С. 405 -40(0. В лучшем случае за ними признается некое подобие "эмпирического утверждения" (Сшиглер Дж. Рикардо и f) .TV на и трудовая теория ценности // Вехи экономической мысли. Т. 3. СПб.: Экономическая школа, 1999. С. 169) или "теоремы аппроксимации" (Шумпстер И. А. Указ. соч. Т. 2. С. 778).

2 - Милль Д. С. Основы политической экономии с некоторыми приложениями к социальной философии. М.: Прогресс, 1981. Т. III. Гл. VI.

3 - Задолго до вальрасовской теории счетной единицы Мплль признал: "Любой товар будет служить мерой стоимости в данное время и в /чанном месте, поскольку мы всегда можем вывести пропорцию, в которой вещи обмениваются друг па друга, если знаем, в какой пропорции они обмениваются па третью вещь" (Милль Д. С. Указ. соч. С. 324).

4 - Леонтьев В. Современное значение экономической теории К. Маркса / Экономические ;х-се. Теории, исследования, факты и политика. М.: Политиздат, 1990. С. 100. Единственной отличительной чертой марксистского подхода признается анализ внутренней природы ценности (Шумистер II. А. Капитализм, социализм и демократия. М.: Эксмо, 2007. С. 397, сп. 2).

5 - "Как сам товар есть единство потребительной стоимости и стоимости, так и процесс производства товара должен быть единством процесса труда н процесса созидания стоимости" (Маркс К. Капитал. В 3-х т. М.: Политиздат, 1988-1989. Т. 1. С. 197).

6 - Спим связана одна из лучших интерпретаций марксистской экономической теории как общей теории производственных отношений, изложенная в книге некогда известного, по но российской традиции "забытого" экономиста Исаака Ильича Рубина "Очерки но теории стоимости Маркса". В период с 1926 по 1930 г. она выдержала четыре издания, по затем исчезла из поля зрения отечественных экономистов, хотя по-прежнему популярна за рубежом. Еще более печальная участь постигла его рукопись "Очерки по теории денег Маркса": она до сих пор не опубликована.

7 - Маркс К. Капитал. Т. 2, гл. XX; Т. 3, ч. 2, гл. XLV; Мирке К. Теории прибавочной стоимости (4-й том "Капитала"). В 3-х ч. М.: Политиздат, 1978. Ч. 1, гл. III.

8 - Промежуточное потребление средств производства Маркс называет "взаимным обменом" (Маркс К. Капитал. Т. 2. С. 448) и "воспроизводством элементов постоянного капитала, идущим параллельно с их производством" (Маркс К. Теории прибавочной стоимости. 4.1. С. 92).

9 - Фактически симметрия между трудом и процессом создания ценности опровергается самим Марксом, когда в составе периода оборота он выделяет не только рабочем время. но и время естественных и торговых операций (Маркс К. Капитал. Т. 2, отдел второй).

10 - Roficttfjlia A. The Reduction of Complex to Simple Labor Bulletin of the Conference of Socialist Economists. 1974. Vol. 3. P. 1-12; ZalaiE. Heterogeneous Labor and the Determination of Value Acta Oeconomica. 1980. Vol. 25, No 3-4. P. 259-276; Kwusc L>. Heterogeneous Labor and the Fundamental Marxian Theorem / Review of Economic Studies. 1981. Vol. 6H. No 1. P. 173-178; Steednwn I. Heterogeneous Labor, Money, Wages and Marx's Theory History of Political Economy. 1985. Vol. 17, No 3. P. 551-574; .знаменитая дискуссия па страницах "Cambridge Journal of Economics": Bowles S., Giiitis II. The Marxian Theory ol Value1 and Heterogeneous Labor; A Critique and Reformulation (1977. Vol. 1, No 2. P. 173 192); Moris/fillip Л/. Bowles S., Gintis H. The Marxian Theory of Value and Heterogeneous Labor (1978. Vol. 2, No 3. P. 305-309); Bowles S., Gintis H. Professor Morishima on Heterogeneous Labor and Marxian Value Theory (1978. Vol. 2, No 3. P. 311- 314).

11 - Смит А. Исследование о природе и причинах богатства пародов. М.: Эксмо, 2007. С. 89. Рикардо Д. Начала политической экономии и налогового обложения Избранное. М.: Эксмо, 2007. С. 89; Маркс К. Капитал. Т. 1. С. 47.

12 - Данные концепции утверждают существование нормального (но физиологическим и общественным признакам) для данного времени и места уровня реального потребления рабочих (Рикардо Д. Указ. соч. С. 129; Маркс К. Капитал. Т. 1. С. 181 - 183). Отсюда следует, что для задачи ценности он задастся экзогсппо и входит в ее исходные условия.

13 - Эту ошибку допускает сначала сам Рикардо, а вслед за ним О. Бсм-Бавсрк (Критика теории Маркса. Челябинск: Социум, 2002. С. 50 - 51), А. Маршалл (Принципы экономической пауки: В 3-х т. М.: Прогресс, 1993. Т. III. С. 276 - 277), М. Блауг (Экономическая мысль в ретроспективе. С. 87 - 88).

14 - "Один рабочий может произвести бушель пшеницы за один год, а двум рабочим потребуется два года для изготовления одного ярда ткани" (Блауг М. Указ. соч. С. 87).

15 - Маркс неоднократно предостерегал от такого смешения: "Речь идет не о заработной плате, или стоимости, которую рабочий получает, например, за одни день, а о стоимости товаром, в которой овеществляется его рабочий день" (Маркс К. Капитал. Т. 1. С. 53, си. 15).

16 - Поэтому В. Леонтьев называл капитал лишь упрощающим решение мипгопериодпых задач понятием (Леонтьев В. Хозяйство как кругооборот ., Василий Леонтьев: Документы. Воспоминания. Статьи. СПб.: Гумапиетнка, 200G.С. 78 - 79, 8(i -87. 10(0.

17 - Первое изложение псорикардиапского подхода к редукции капитала было пред ложсно В. К. Дмитриевым еще в 1898 г. (Дмитриев В. К. Экономические очерки. М.: ГУ-ВШЭ, 2001. С. 71-74). Затем его самостоятельно воспроизвел П. Сраффа (С\)<\фф<1 11. Производство товаров посредством товаров. Прелюдия к критике экономической теории. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 1999. С. 69 - 70). Формальное описание этой концепции дается в работе: Ki/рц X Д., Сальвадорп Н. Теория производства: долгосрочный анализ. М.: Финансы и статистика, 2004. С. 200-203.

18 - При любой положительной ставке зарплаты редукционное уравнение наряду с "трудовой составляющей" содержит неразложимый остаток затрат на средства производства (Сраффа П. Указ. соч. С. 70).

19 - По этой же причине лишен логики упрек в том, что трудовая теория ценности не соответствует своему предназначению при использовании в производстве основных средств производства (Steednian f. Marx after Sraffa. L.: New Left Books, 1977). Традиционный ответ на пего дан в статье: Swanson P. A. The Labor Theory of Value and Fixed Capital / Review of Radical Political Economics. 198(1 Vol. 18, No 3. P. 44-64.-" Он восходит к концепции Смита об исторической градации ступеней экономического развития. Рикардо подверг эту концепцию серьезной критике, но затем (н выводах по пятому отделу первой главы) воспроизвел ее логику. Маркс попытался объединить исторический п логический аспекты в рамках общей концепции развертывания категорий экономическом теории капитализма, по не завершил своего начинания.

21 - Впечатление русских марксистов от третьего тома "Капитала" хорошо передает рецензия: Бцлгакоа С. Н. Третий том "Капитала" К. Маркса (Зт марксизма к идеализму. Статьи и рецензии. 1895-1903. М.: Астрсль, 2006. С. 31-5:1

22 - Первая дискуссия по трансформационной проблеме состоялась еще до публикации третьего тома "Капитала" в связи с объявленным (в предисловии ко II тому) Ф. Энгельсом "конкурсом" на ее решение. Формальный анализ трансформационной проблемы начинается с известных, но до сих пор недоступных па русском языке трех статен В. фон Борткенича, модель трехсскторпон экономики которого длительное время (до появления моделей межотраслевого анализа) служила основным инструментом ее изучения.

23 - Характерное обсуждение состоялось на страницах "The Economic Journal": Morishinui A/., Catcrphorcs G. Is There an "Historical Transformation Problem"? (1975. Vol. 85, No .338. P. 309-328); Meek R. L. Is There an "Historical Transformation Problem"? Л Comment (197(>. Vol. 86, No 342. P. 342 - 347); Morisliinia M., Caterpliores G. The "Historical Translormai.ion Problem": Л Reply (1976. Vol. 86, No 342. P. 348 - 352). Историческое опровержение простого товарообмена, пожалуй, единственный позитивный итог изучения загадки "трансформации".

24 - Опубликовано немало обзоров основных рубежей обороны "трансформационной проблемы". Среди последних: Desai M.The Transformation Problem /'/ Journal of Economic Surveys. 1988. Vol. 2, No 4. P. 295-333; Folcy D. Recent Developments in the Labor Theory of Value // Review of Radical Political Economics. 2000. Vol. 32, No 1. P. 1-39; Bicri D. The? Transformation Problem: A Tale of Two Interpretations //' Интернет-ресурс: Munich Personal RcPEc Archive (mpra.ub.uni-mucnchcn.de), 2007. В России последняя серьезная публикация на эту тему, хотя и датируется 1990 годом, не потеряла своего значения: Мелкумхп В. Современные буржуазные и леворадикальные интерпретации теории стоимости и цены производства К. Маркса // Вопросы экономики. 1990. N 5. С. 93 - 104. Кроме того, доступна статья в сокращенном русском издании "Нового Пэлгрсйва": Глин Э. Марксистская экономическая теория // Экономическая теория / Под. ред. Дж. Итуэлла, М. Милгсйта, П. Ньюмена. М.: ИНФРА-М, 2004. С. 529 - 541. Открытое обсуждение проблемы ведется на интернет-сайте "Социнтсгрум" (www.socintegrum.ru).

25 - Этот вывод подтверждается также содержанием черновиков итогового седьмого отдела третьего тома, где (хотя и не везде) вновь идет речь о цепах ценностного типа.

26 - Экономические рукописи 1857 - 1858 годов. Введение /'/ Маркс К., Энгельс Ф. Собрание сочинении. М.: Политиздат, 1968. Т. 46, ч. 1. С. 36 - 45.

27 - Собственно говоря, необходимость в теории ценности (меновых пропорций) потому и возникает, что пс существует других способов агрегирования разнородных потребительских благ.

28 - Наиболее предметно Маркс говорите) "посредствующих звеньях" при характеристике метода классической школы и теории ценности Рпкардо (Теории прибавочной стоимости. Ч. 2. С. 177, ч. 3. С. 85.)

29 - Такого мнения придерживались ученые такой разной ориентации, как, например, Н. И. Бухарин (см.: Учение Маркса и его историческое значение Проблемы теории и практики социализма. М.: Политиздат, 1989. С. 391-392) и О. Бсм-Баверк (Критика теории Маркса. С. 63-69).

30 - С этой точки зрения "I п III тома представляют два последовательных момента развития теории ценности" (Булгаков С. Н. Указ. соч. С. 73), а "теория трудовой стоимости и теория цен производства представляют собою пс теории двух различных типов хозяйства, а теорию одного и того же капиталистического хозяйства, взятую па двух различных ступенях научно!! абстракции" (Рубни Н. И. Очерки но теории стоимости Маркса. М.-Л.: Гос. изд-во, 1929. С. 217).

31 - Ильенков Э. В. Диалектика абстрактного и конкретного в "Капитале" К. Маркса. М.: Изд-во АН СССР, 1960; Ильенков Э. В. Диалектическая логика. Очерки истории п теории. М.: Политиздат, 1974; Ильенков Э. В. Диалектика абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении. М.: Изд-во РОССПЭН, 1997.

32 - Хотя эта модель больше напоминает марксистскую модель будущего коммунистического общества ассоциированных товаропроизводителей (предпринимателей), определяя услонпл его наступления: неограниченность средств производства (так как различия в длительности производственных процессов неустранимы) и всеобщая трудовая деятельность как единственный способ удовлетворения потребностей.

33 - Так рассматриваются, например: товар (Капитал. Т. 1. С. 92; Т. 3, ч. 1. С. 358, 363 - 369; Теории прибавочной стоимости. Ч. 3, с. 112), деньги (Экономические рукописи 1857-1858 годов. Т. 46, ч. 1. С. 39), процент (Капитал. Т. 3, ч. 2. С. 648), земельная рента (Там же. С. 672) и внешняя торговля (Там же. Ч. 1. С. 260; Теории прибавочной стоимости. Ч. 3. С. 262).

34 - Достаточно сравнить, например, следующие отрывки: "Обмен товаров по их стоимостям... требует поэтому гораздо более низкой ступени, чем обмен по пенам производства" (Капитал. Т. 3, ч. 1. С. 193); "в тот период, когда вообще меновая стоимость - продукт в качестве товара - едва развита ... пс развит и закон стоимости" (Теории прибавочной стоимости. Ч. 3. С. 69-70, и далее: С. 70-71, 112).

35 - Ильенков Э. В. Диалектическая логика. С. 239.

36 - Самуэлъсоп П. Основания экономического анализа. СПб.: Экономическая школа, 2002. Мат. прил. С, п. 9; Samuclson P. Understanding the Marxian Notion of Exploitation: a Summary of the So-Called Transformation Problem between Marxian Values and Competitive Prices Journal of Economic Literature. 1971. Vol. 9, No 2. P. 399-431. Steednutn I. Op. cit.

37 - RoemcrJ. E. Analytical Foundations of Marxian Economic Theory. Cambridge, Cambridge University Press, 1981.

38 - Freeman A., Carchcdi G. Marx and Non-Equilibrium Economics. Cheltenham: Edward Elgar, 1996.

39 - Вероятно, имеется в виду следующее место: Рубин И. И. Указ. соч. С. 129 - 135.

40 - Himmclwcit 5., Mohun S. Real abstractions and anomalous assumptions / / I. Stccdman ct al. Value Controversy. L.: Verso, 1981 (по мнению Э. Глина (Марксистская экономическая теория. С. 534), эта защита никого не убедила); Itoh M. The Basic Theory of Capitalism. Hong Kong: MacMillan, 1988; Foster J. B. Thc, Crisis of the Earth: Marx's Theory of Ecological Sustainability as a Nature-Imposed Necessity for Human Production // Organization and Environment. 1997. Vol. 10, No3. P. 278-295.

41 - Иногда в качестве защитного аргумента указывается, что полная трудоемкость также1 рассчитывается независимо от пен. Однако, во-первых, это верно только в рамках модели, в которой труд является единственным первичным ресурсом, во-вторых, для этого сначала надо осуществить редукцию конкретных видов труда к однородному виду, а в-третьих, таким способом, говоря словами И. А. Шумпстсра, можно доказать даже "скотную теорию ценности" (Шумпстер И. А. История экономического анализа. Т. 1. С. 40G).

42 - Как известно, дискуссия между нсорикардиапцами и неоклассиками о пределах частичного анализа завершилась победой первых. И хотя это мало сказалось па содержании учебной литературы, закрывать глаза па несовместимость метода частичного анализа, игнорирующего все внешние переменные функционирования отдельного рынка, с обоснованием наклона функции предложения совершенно конкурентного рынка при помощи эффекта масштаба н экзогенной динамики факторных цеп становится все трудней.

43 - Pasinetti L. Rate of Profit and Income Distribution in Relation to the Rate of Economic Growth // Review of Economic Studies. 1962. Vol. 29, No 2. P. 267-279; Garcgnani P. Value and Distribution in the Classical Economists and Marx Oxford Economic Papers. 1984. Vol. 36, No 2. P. 291 - 325. На эту точку зрения встали и некоторые марксисты: Morislrinia A/. Marx's Economics. A Dual Theory of Value and Growth. Cambridge: Cambridge University Press, 1973.

44 - Pasinetti L. Lectures on the Theory of Production. N. Y.: Colombia University Press; L.. Macmillan, 1977. P. 76; Грэм Д. Л. Метод затраты-выпуск и линейное программирование Современная экономическая мысль. М.: "Прогресс", 1981. С. 228; КурцХ. Д., Салышдорн И. Указ. соч. С. 142.

45 - В отличие от формулы (1) здесь матрица и7'состоит из технологических коэффициентов прямого потребления продуктов, а / - это вектор-столбец их nipi/доемкастеii.

46 - Если это оправдывается заменой потоков труда потоками продуктов потребления рабочих (реальной ставкой зарплаты), то модель просто преобразуется к виду (4), где труд. как и другие ресурсы производства, вообще не фигурирует.и Это описание по праву привлекает к себе внимание. См.: Mohun S. Abstract'. Labor and its Value Form // Science and Society. 1984. Vol. XLVIII, No 4. P. 388-406; Llkitldjsonibooii P. Marxian Theories of Value-Form // Review of Radical Political Economics. 1995. Vol. 27, No 2. P. 73-10.5.

47 - Мнимость данного решения скрывается допущением об однородном труде. Как только к учету принимается множественность конкретных видов труда, на соответствующую величину возрастает и число неизвестных переменных, превышающих число уравнении системы ((0. В этом случае экзогенное определение одной из факторных цеп уже не способно обеспечить разрешимость неновой задачи.

48 - Что касается связанного с этой теоремой следствия о неприменимости трудовой теории ценности в условиях совместного производства нескольких продуктов в одном процессе, то. как признал сам Сраффа, оно относится к (ошибочному) "редукционному способу расчета полной трудоемкости" и преодолевается при помощи метода подсистем продуктов конечного потребления (Сраффа П. Указ. соч. С. 93-94). Вообще проблема совместно производимых продуктов исчерпывается техническими трудностями формирования условий (технологической матрицы) ценовой задачи и не затрагивает логику се решения.

49 - Общий обзор дискуссии по теореме о псзамсщенип дай в работе: Курц Х. Д., Сальвадоры Н. Указ. соч. С. 58 - 59.

50 - Основную трудность представляет проблема измерения потребительских векторов. Однако практически она решается так же, как и нахождение векторов производственного потребления чистых одпотовариых отраслей предпринимательского сектора.

51 - Норма прибыли находится в ходе решения матричного уравнения e - cir - lrcT(\ + г) = 0. Как видно, она не зависит от системы относительных пен и определяется структурными параметрами экономики, а именно - условиями производства и потребления продуктов.

52 - Маркс К. Капитал. Т. 3, ч. 2. С. 956; Теории прибавочной стоимости. Ч. 3. С. 81 (а также с. 52, 77-78); Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 46, ч. 1. С. 31-32.

53 - Например, изменение нормы прибыли может сопровождаться разнонаправленным движением ставок зарплаты различных видов конкретного труда.

 

Популярные книги и учебники