Революция трудолюбия: потребительское поведение и экономика домохозяйств с 1650 года до наших дней - Ян де Фрис

Скачать бесплатно книгу: Революция трудолюбия: потребительское поведение и экономика домохозяйств с 1650 года до наших дней, Ян де Фрис

Год выпуска: 2016

Автор: Ян де Фрис

Жанр: Экономика

Издательство:

Формат: PDF

Качество: OCR

Количество страниц: 464

Описание: В «долгом» XVIII веке, понимаемом как исторический, а не календарный период, сочетание новых потребительских ожиданий с новым уровнем трудолюбия привело к фундаментальному преобразованию материальных культур Северо-Западной Европы и Северной Америки. Эта «революция трудолюбия» создала те условия экономического ускорения, которые связывают с промышленной революцией. В настоящем издании вниманию читателя предлагается рациональное объяснение новой природы потребительских товаров и фактического потребительского поведения домохозяйств всех уровней финансового достатка.
Автором рассматривается влияние зарождения и эволюции потребительского спроса на процесс экономического развития сквозь призму потребительского поведения, взятого в контексте экономики домохозяйств. Анализируются меняющиеся потребительские цели домохозяйств в период с XVII в. до наших дней и как решения конкретных домохозяйств стали связующим звеном между макроэкономическим ростом и совершенствованием природы человека. Наконец, настоящее исследование выявляет основные сильные и слабые стороны существующей теории потребления и предлагает соответствующие поправки, добавляя в экономические абстракции исторический реализм.


Данное исследование вопросов долгосрочного экономического развития отличается от большинства предшествующих исследований тем, что т первостепенное внимание устремлениям потребителя, а не производственной деятельности, причем рассмотрение ведется с позиции домохозяйств, а не индивидуальных потребителей. Настоящая работа охватывает период истории западной цивилизации, на который пришлась промышленная революция, однако революция эта остается здесь на втором плане, чтобы можно было уделить достаточное внимание инициативам домохозяйств, меняющимся по мере преобразования как их потребительских целей, так и стратегий реализации данных целей. Эта система поведения домохозяйств, названная нами «революция трудолюбия», формирует условия, в которых разворачивались производственные инициативы, известные нам как промышленная революция.
Для экономической теории спроса и предложения упор на спрос как движущую силу перемен в долгосрочном развитии экономики несвойственен. Подобный подход рассматривается скорее в качестве неортодоксального. При этом в более широком контексте социальных наук ставить потребление во главу угла современного общества — дело вполне обыденное. Данный вопрос, оказывается, способен одновременно порождать крайнее беспокойство в напыщенных критиках позднего капитализма и возбуждать воображение не признающих авторитеты постмодернистов. Между теми, кто отметает проблему потребления как слишком сложную для моделирования, и теми, кто рассматривает ее как излишне очевидную и потому не заслуживающую подробного рассмотрения, лежит значительная, однако слабо изученная и в недостаточной мере охваченная теорией территория. Настоящая работа нацелена на то, чтобы помочь с более правильным пониманием исторического феномена, игнорируемого слишком большим числом специалистов в области общественных наук; можно даже сказать, что такое невнимание намеренное.
Это исследование по экономической истории, рассматривающее в качестве экономической единицы историю домохозяйства, позволяющей создать новую экономическую концепцию изучения поведения потребителя в долгосрочном плане. То есть в настоящей книге я утверждаю, что у ожиданий потребителя есть своя история, что ожидания эти вовсе не являются второстепенными последствиями прочих, более фундаментальных сил, как не являются они и независимыми деяниями творческого подхода человеческой личности. В связи с этим мною выработана экономическая концепция, позволяющая толковать принятие решений домохозяйствами, которые обычно рассматриваются преимущественно с точки зрения социальных, культурных и идеологических условий. Отдельные ее элементы объединены мною в понятии «революция трудолюбия». Дело в том, что в определенный исторический период на определенной географической территории усилилось влияние новой формы экономического поведения домохозяйств, что привело к одновременному росту предложения рыночной продукции и спроса на широкий, хотя и строго определенный, набор потребительских товаров.
Революция трудолюбия разворачивалась на протяжении «долгого» XVIII в. Этот «долгий» век можно датировать 1650-1850 гг., вместившими в себя промышленную революцию в Великобритании и политические революции во Франции и США. Подобная нетрадиционная периодизация ставит под сомнение — и делает это сознательно! — бытующие на протяжении уже долгого времени представления об истоках современного индустриального общества в истории стран Запада. У меня нет намерений подменить одну несложную историю другой, однако я надеюсь, что настоящее исследование поможет рассмотреть уже привычные «революционные» события в более широком контексте ранних этапов развития современных рынков, домохозяйств и материальной культуры.
Хотя предлагаемая вниманию читателя «революция трудолюбия» к середине XIX в. фактически сходит на нет, настоящее исследование не ограничивается указанным периодом, рассматривая поведение потребителя в рамках экономики домохозяйства вплоть до настоящего времени. Две заключительные главы настоящей книги преследуют собой двойную задачу. Во-первых, они призваны заострить наше понимание отличительных характеристик «трудолюбивого» домохозяйства путем его сравнения с весьма особенной экономикой домохозяйства, утвердившегося после 1850 г., — домохозяйства типа «кормилец — домохозяйка». Во-вторых, они призваны помочь нам лучше понять наше настоящее и будущее. Наши представления о вариантах нашего будущего и наших перспективах сильно зависят от нашего понимания того, через что мы прошли, истого, каким образом мы пришли к реалиям сегодняшнего дня. Мое исследование доказывает, что общепринятое понимание данных вопросов в свете их связи с экономикой домохозяйств и современным обществом потребления неправильно. Поэтому заключительная задача данной книги состоит в том, чтобы предложить альтернативные точки зрения на наше настоящее и возможные варианты нашего будущего.
Данная работа основывается на опыте более широком, чем опыт отдельной страны. При этом она не претендует на то, чтобы предложить историческую концепцию, применимую для всей Европы или мира в целом. Влияние «революции трудолюбия» и связанной с ней организации домохозяйства оказалось наибольшим на весьма ограниченной территории, хотя и не имеющей четких границ. Наиболее заметное ее проявление было зафиксировано в северо-западной части Европы: Англия, Нидерланды, а также отдельные части Франции и Германии. Свойственна она была и североамериканским колониям, пусть экономические условия в них и сильно отличались от условий севе-ро-запада Европы. Некоторые ее черты можно было наблюдать и в ряде крупных городов других стран. Однако ни в Восточной Европе, ни в Средиземноморском регионе территорий, которые участвовали бы в основных процессах революции трудолюбия полноценным образом, не оказалось. В настоящем исследовании последовательно рассматривается целый ряд стран, о которых собраны исторические свидетельства. Но данная работа не является сравнительным исследованием, а сводной историей общего опыта (common experience) региона, далеко не в первую очередь определяемого политическими границами.
Я долго размышлял над проблематикой данной книги — то возвращаясь к ней, то откладывая ее до лучших времен. Некоторые из представленных здесь идей впервые сформировались у меня при подготовке докторской диссертации в 1968-1969 гг. После публикации ряда статей я отложил свой интерес к вопросам домохозяйства и поведения потребителей до лучших времен, вернувшись к ним лишь в 1990 г, когда со стороны британского историка Джона Брюэра мне поступило предложение принять участие в организуемой им серии семинаров, посвященных материальной культуре и потреблению. Вполне вероятно, что я ответил бы отказом, если бы в 1986 г. не произошла моя короткая встреча с Акирой Хаями, японским историком, занимающимся проблемами демографии. Его утверждения о том, что экономическое развитие Японии проходило в форме «революции трудолюбия» — крайне трудоемкого вида экономического роста, — заставили меня по-новому взглянуть на развитие стран Запада в предшествующий промышленной революции период. Приглашение Брюэра привело к написанию моих первых статей, в которых вводилась концепция «революции трудолюбия» применительно к странам Запада.
Другие направления моей профессиональной деятельности вновь заставили меня отложить свой интерес к данной тематике — до того момента, как мой годовой академический отпуск в І997-1998 гг. позволил мне более широко и глубже ознакомиться с трудами по потребительской экономике и политической экономике потребительского поведения, когда мне довелось поработать в качестве внештатного преподавателя в оксфордском Колледже Олл Соулз. Я обнаружил, что истории, рассказываемые об Оксфорде, и еще более богатые истории о Колледже Олл Соулз являются правдой, а не вымыслом. Пусть причины практикуемых в Оксфорде методов поначалу, а иногда и по долгому размышлению, и кажутся неясными, однако их совокупный эффект крайне полезен для стимулирования интеллекта и расширения рамок научных взглядов отдельного человека. В моей жизни были годы, когда я работал более интенсивно, чем в период своего пребывания в Оксфорде, однако, наверное, именно в этот период я узнал больше и занимался повседневной научной деятельностью с наибольшим удовольствием, чем когда-либо до или после. Перечень оказавших мне содействие британских экономистов и историков получился бы довольно длинным, поэтому я ограничусь выражением благодарности покойному Чарльзу Файнстайну, Полу Дэвиду, Авнеру Оффнеру, Джейн Хамфриз, Максин Берг, Джону Робертсону и покойному Рису Дейвису.
Год, проведенный мною в Оксфорде, дал мне возможность более полно сформировать концепцию «революции трудолюбия», рассмотрев ее и применительно к XIX и XX вв. И опять же благодаря великодушию британских коллег в 2000 г. я получил возможность представить результаты своих исследований на лекциях фонда им. Эллен Макартур в Кембриджском университете. Пригласил же меня принять участие в лекциях сэр Эдвард Энтони Ригли, чья работа служила для меня на протяжении моей карьеры тем стандартом, к которому я старался прийти и сам. Возможность высказаться перед компетентной и критической аудиторией — отличнейший подарок: из Кембриджа я уехал с гораздо более четким пониманием того, как именно преобразовать свои лекционные материалы в монографию, которую вы держите в руках. В связи с этим мне
особенно хотелось бы поблагодарить Мартина Донтона, Ричарда Смита, Джона Хэтчера, Алана Макфарлейна, Пола и Маргарет Спаффорд, Эмму Ротшильд и Шейлу Огилви.
В силу ряда обстоятельств переложение материалов четырех лекций в шесть глав настоящей книги сильно замедлилось. К счастью, мне выпала возможность отдохнуть от учебно-административных дел, выполнение которых с момента лекций в Кембридже занимало большую часть моего времени: мне было предложено провести односеместровый академический отпуск, выпавший на осень 2005 г., в Нидерландском институте передовых исследований (НИПИ). Это было уже четвертое мое посещение НИПИ. Данный институт сыграл важную роль в завершении каждого из крупных научных проектов, которыми мне довелось заниматься,— я навсегда останусь перед ним в долгу. Сочетание таких факторов, как гостеприимство ректора Вима Блокманса, эффективное содействие со стороны сотрудников НИПИ и поддержка сообщества преподавателей из разных стран мира, тотчас создало атмосферу радушия, а также благоприятные условия для ведения исследовательской работы и продуктивного обмена научными мнениями. Вассенар, город, в котором расположен НИПИ, заслуживает быть упомянутым здесь: я полагаю, что доступные в этом городке утонченные удовольствия более всего способны оценить те, кто полностью отдается своей работе. По счастливой случайности мое пребывание в НИПИ совпало с пребыванием там Эрика Джонса, Тони Аткинсона, Барбары Ха-наволт и Руфь Морманн. Крайне полезным оказалось и общение с многочисленными голландскими коллегами, включая Пира Фриса, Хенка Весселинга, Ада ван дер Вуде, Яна Лютена ван Зандена, а также коллегами из Бельгии — Брюно Блонде, Эриком Тёнем, Вальтером Превенье и Херманом ван дер Bee.
Преобразование набора идей и вопросов в настоящую книгу стало результатом серии благоприятных возможностей, а также предположений и вопросов, высказанных большим числом специалистов из разных стран. Я признателен каждому из них и освобождаю их всех, как того требует традиция, от вины за любые ошибки и недостатки настоящего издания.
В неменьшей мере, хотя и по другим причинам, благодарен я и моей семье. Мои идеи формировались на протяжении периода, за время которого мои дети успели покинуть родительский дом и обзавестись собственными. Наблюдать это воочию было поучительно и отрадно: несмотря на мой природный пессимизм, испытывать его применительно к будущему моей семьи было невозможно.


Содержание книги

«Революция трудолюбия»

1.    Трансформация потребительских желаний в «долгом» XVIII в.
2.    Истоки революции трудолюбия
3.    Революция трудолюбия: предложение труда
4.    Революция трудолюбия: потребительский спрос
5.    Домохозяйство типа «кормилец — домохозяйка»
6.    Вторая революция трудолюбия?
Библиография


icon скачать книгу: Революция трудолюбия - Ян де Фрис (3.03 Мбайт)