Медико-демографическая характеристика населения трудоспособного возраста в России


Медико-демографическая характеристика населения трудоспособного возраста в России

Г.И. Тихонова
Т.Ю. Горчакова
Е.А. Касьянчик

Численность и возрастная структура населения России. По данным Росстата, на 1 января 2008 г. численность населения России составила 142,0 млн.чел., из них 89,8 млн.чел. в трудоспособном возрасте1. В ближайшие годы благоприятная ситуация с численностью населения рабочих возрастов в стране ухудшится: в трудоспособный возраст будут вступать малочисленные когорты рождения 1990-х -начала 2000-х годов, а выбывать родившиеся в 1950-е - начале 1960-х годов, когда рождаемость в России была высокой за весь послевоенный период (рис. 1) [1].

 

График возрастно-половой структуры населения России.

Рис. 1. Возрастно-половая структура населения России на 1 января 2008 г.

По оценкам экспертов Института демографии Высшей школы экономики (цит. по [2]), к 2015 г. трудовые ресурсы страны сократятся на 8 млн. чел., а к 2025 г. - на 19 млн. чел. [2]. В соответствии со средним вариантом перспективных расчетов, выполненных Росстатом, опережающими темпами будет сокращаться численность населения трудоспособного возраста. В то время как численность всего населения к 2026 г. уменьшится на 4,3%, численность трудоспособного - на 16,4%. Это приведет к снижению в возрастной структуре доли данной группы с 63,2% в 2008 г. до 55,1% к 2026 г. В результате общая демографическая нагрузка на 1000 лиц трудоспособного возраста возрастет с 582 до 812 чел., в том числе нагрузка детьми составит 334 чел., а лицами старше трудоспособного возраста - 478 чел. [3 с. 527-528].

Сложившаяся демографическая ситуация в стране неизбежно вызовет в перспективе дефицит рабочей силы. Экономический кризис лишь на время ослабит проявление этого дефицита. Противоречие между повышением спроса на труд и сокращением его предложения будет усугубляться ростом среднего возраста работников, а также снижением качества трудового потенциала [4].

Одной из наиболее значимых качественных характеристик рабочей силы является состояние здоровья. В системе показателей здоровья, наряду с такими демографическими характеристиками, как численность и структура, важное место занимают коэффициенты естественного движения, прежде всего, показатели смертности и ожидаемой продолжительности жизни (ОПЖ), а также различных видов заболеваемости, в том числе со стойкой утратой трудоспособности (инвалидность).

Смертность населения трудоспособного возраста. Несмотря на снижение смертности в 2006-2007 гг., до сих пор не преодолены последствия ее роста, происходившего с конца 1980-х годов. Современная Россия отстает по показателю ОПЖ не только от развитых, но и от развивающихся стран [3; 5]. Низкая продолжительность жизни населения в России формируется преимущественно за счет сверхсмертности в трудоспособном возрасте [6-8]. Это подтверждается анализом темпов роста возрастных коэффициентов смертности в стране в течение двух последних десятилетий. К 2006 г. по сравнению с 1986-1987 гг. - периодом минимальной смертности в связи с антиалкогольной кампанией - в наибольшей степени возрос уровень смертности населения рабочих возрастов (рис. 2) (рассчитано по [9, с. 121; 10, с. 326]. Максимум роста смертности как мужчин (в 2,0-2,5 раза), так и женщин (в 1,5-2,0 раза) приходится на возраст 25-39 лет. В детских возрастах, особенно младенческом (до года), уровень смертности существенно сократился, что замедлило снижение ОПЖ, а в группах старше трудоспособного возраста - незначительно вырос. Таким образом, по динамике показателей смертности наиболее неблагополучной оказалась ситуация со смертностью в трудоспособном возрасте.

График роста возрастных коэффициентов смертности в 2006 г.

В 2006 г. в России из числа достигших 15-летнего возраста не доживали до 60 лет 43,2% мужчин и 15,8% женщин. В Японии соответствующие показатели составляли 8,9 и 4,4%, в Великобритании - 9,8 и 6,1%, Германии - 10,6 и 5,5%, Турции - 15,3 и 9,1%, Мексике - 15 и 8,9%, Панаме - 13,4 и 8,1%, Болгарии - 21,9 и 9,3% [5].

В 2005 г. в РФ умерли 739,9 тыс. чел. трудоспособного возраста. В 2006 г. этот показатель снизился более чем на 70 тыс. (почти на 10%), составив 668,5 тыс. чел., в том числе 534,4 тыс. мужчин и 134,1 тыс. женщин [3, с.180]. В структуре причин смерти мужчин трудоспособного возраста в течение многих лет первое место занимают внешние причины (несчастные случаи, отравления, травмы), второе - болезни системы кровообращения, третье - злокачественные новообразования (табл. 1).

Таблица 1

Коэффициенты смертности населения трудоспособного возраста в России (на 100000 чел.) и доля основных причин в структуре смертности, %

Причина смерти

Мужчины

Женщины

1990 г.

1995 г.

2000 г.

2005 г.

2006 г.

1990 г.

1995 г.

2000 г.

2005 г.

2006 г.

Коэффициент смертности населения в трудоспособном возрасте

760,4

1278,6

1154,2

1300,7

1172,1

198,1

297,5

294,9

337,6

304,4

Структура причин смерти Болезни системы кровообращения

29,1

28,8

28,8

32,8

32,7

24,2

24,6

26,2

28,3

27,2

Внешние причины

37,5

40,2

39,7

34,1

33,6

26,1

33,2

30,1

26,3

26,3

Новообразования

18,8

11,1

9,9

8,8

9,8

30,5

20,0

21,0

17,9

19,2

Болезни органов дыхания

4,1

5,1

5,1

5,7

5,1

3,1

3,5

3,9

4,4

4,1

органов пищеварения

3,1

4,3

4,2

6,1

6,3

3,6

5,3

5,3

9,7

9,9

инфекционные и паразитарные

2,6

3,3

4,7

4,4

4,5

1,5

2,2

2,8

3,7

3,9

Первое место среди причин смерти женщин рабочих возрастов в 2005-2006 гг. занимали болезни системы кровообращения, второе - внешние причины, третье -злокачественные новообразования. Однако доли смертей от первых двух классов причин очень близки, и в течение нескольких предыдущих лет на первом месте у женщин, как и мужчин, были несчастные случаи, отравления, травмы.

Снижение удельного веса смертей от злокачественных новообразований преимущественно связано с ростом смертности от других причин. Всего на эти три класса причин смертности приходится около 75% смертей в трудоспособном возрасте как у мужчин, так и у женщин [3, с. 335].

Несмотря на существенное снижение смертности в 2006 г., ее уровень в трудоспособном возрасте был значительно выше, чем в 1990 г., т. е. в начале реформ (рис. 3). Наиболее велики различия в уровнях смертности от болезней органов пищеварения - у мужчин в 2006 г. показатель был выше, чем в 1990 г. в 3,2, у женщин - в 4,2 раза; инфекционных и паразитарных болезней (соответственно в 2,7 и 4,3 раза); болезней органов дыхания (в 1,9 и 2,0 раза). Уровень смертности от основных причин (болезней системы кровообращения и внешних причин) за этот период увеличился примерно в 1,5 раза как у мужчин, так и у женщин.

Диаграмма смертности мужчин и женщин в трудоспособном возрасте по основным классам причин смерти в 1990 г. и 2006 г.

Очень высокие темпы роста смертности населения, особенно женщин, от причин преимущественно экзогенного характера свидетельствуют о том, что страна находится на пути «обратного эпидемиологического развития» [6; 11]. В России вновь набирают силу причины смерти, характерные для населения развивающихся стран с низким уровнем жизни и отсутствием развитых социальных институтов, ответственных за формирование и сохранение здоровья. Результатом этого регресса явилось увеличение в структуре смертности населения трудоспособного возраста совокупной доли смертей от болезней органов пищеварения, инфекционных и паразитарных болезней и болезней органов дыхания - с 9,8% у мужчин и 8,2 у женщин в 1990 г. до 15,9% и 17,9 соответственно в 2006 г.

Обращают на себя внимание более высокие темпы роста смертности женщин трудоспособного возраста от перечисленных причин. Опережающий рост смертности от болезней социального неблагополучия свидетельствует о маскулинизации смертности женского населения, т. е. о том, что женская смертность приобретает черты мужской, которая в России чрезвычайно высока. Негативные последствия этого процесса усугубляются наиболее высокими темпами роста смертности в младшем трудоспособном возрасте (до 40 лет) (см. рис. 2), что наносит более существенный ущерб продолжительности жизни.

Продолжительность жизни в интервале трудоспособного возраста. Важнейшей характеристикой здоровья населения является ОПЖ, т.е. ожидаемая продолжительность предстоящей жизни при рождении. Наряду с интегральным показателем ОПЖ населения страны большое аналитическое значение имеет показатель средней продолжительности жизни мужчин и женщин в интервале трудоспособного возраста, поскольку «цена» демографических потерь в рабочих возрастах существенно выше. При этом важно дать количественную оценку ущерба от отдельных причин смерти для продолжительности жизни, чтобы определить возможное увеличение средней интервальной продолжительности жизни (ИПЖ) в случае устранения той или иной причины.

Эффект роста продолжительности жизни при гипотетическом устранении отдельной причины смерти может служить важнейшей характеристикой при формировании системы мер, направленных на увеличение продолжительности жизни населения страны.

По статистическим данным о численности и возрастно-половом составе всего населения и умерших от отдельных причин смерти авторами построены таблицы смертности и рассчитана ИПЖ мужчин (е15-59) и женщин (е15-54) в рабочих возрастах для 1998, 2005 и 2006 гг. Затем на основе обычных таблиц были построены гипотетические таблицы смертности, которые позволили оценить, насколько увеличилась бы ИПЖ при устранении отдельных причин смерти.

Гипотетическая вероятность смерти при устранении определенной причины (qix) в каждой возрастной группе рассчитывалась как разность между вероятностью смерти от всех причин (qx) и вероятностью смерти от устраняемой причины (qix). Разность между фактической ИПЖ (е15-59(54)) и гипотетической ИПЖ (е-i15-59(54)) свидетельствует об эффекте устранения данной причины смерти2 [12, 13, с. 463].

Максимальное число лет, которое можно прожить в интервале трудоспособного возраста при отсутствии смертности, составляет 45 лет для мужчин и 40 лет для женщин. Для сравнения характеристик смертности населения трудоспособного возраста в 2005 и 2006 гг. был принят 1998 г., имеющий наилучшие показатели за весь период социально-экономического реформирования в стране. Анализ таблиц смертности мужского населения показал, что при возрастных уровнях смертности 1998 г. каждому мужчине предстояло прожить в интервале трудоспособного возраста в среднем 39,3 года из 45 потенциально возможных лет жизни, таким образом, средние потери лет жизни в расчете на каждого мужчину составляли 5,7 года.

Построение гипотетических таблиц смертности позволило определить, что самое большое увеличение ИПЖ мужчин в трудоспособном возрасте в 1998 г. могло быть при устранении внешних причин смерти (рис. 4). Возможный эффект при условии устранения смертности от болезней системы кровообращения оказался ниже почти в 3 раза. На третьем месте - эффект устранения новообразований, он составляет менее 14% гипотетического роста ИПЖ при отсутствии внешних причин. На четвертом, пятом и шестом местах - инфекционные и паразитарные болезни, болезни органов пищеварения и органов дыхания.

В 2005 г. ИПЖ мужчин трудоспособного возраста в России составляла 37,87 лет. Потери человеко-лет жизни увеличились на 25,1% и составили 7,13 года в расчете на одного мужчину. Возросли потери человеко-лет от болезней системы кровообращения (в 1,4 раза), болезней органов пищеварения (в 2,2 раза), болезней органов дыхания (в 1,9 раза), инфекционных и паразитарных болезней (в 1,4 раза) и от травм и отравлений (на 3,5 %). При этом почти на четверть (22,5%) снизились потери от новообразований, хотя рост ИПЖ был незначителен (0,09 года). Это привело к изменению структуры потерь. На третье место вышли потери от болезней органов пищеварения, четвертое-пятое заняли инфекционные болезни и новообразования и шестое - болезни органов дыхания.

Рис. 4. Потери человеко-лет жизни и эффект устранения отдельных причин смерти мужчин в интервале трудоспособного возраста в России в 1998, 2005 и 2006 гг.

Ситуация в 2006 г. по сравнению с 2005 г. улучшилась. Потери человеко-лет жизни в трудоспособном возрасте сократились на 8,3%, от травм и отравлений - на 7,4%, болезней системы кровообращения - на 8,2%, органов дыхания - на 16,7%. Практически не изменилась смертность от остальных причин.

Анализ таблиц смертности женского населения показал, что при возрастных уровнях смертности 1998 г. каждой женщине в среднем предстояло прожить в интервале трудоспособного возраста 38,8 года из 40 потенциальных лет жизни, т.е. средние потери составили 1,2 года (рис. 5). Наибольший ущерб ИПЖ женщин, как и мужчин, наносили внешние причины смерти (42,5%), в меньшей степени - потери от новообразований (18,3%) и болезни системы кровообращения (15,8%).

В 2005 г. потери по сравнению с 1998 г. возросли на 0,36 года (30,0%). Увеличился ущерб ИПЖ от болезней системы кровообращения, инфекционных и паразитарных болезней, болезней органов пищеварения, органов дыхания и от внешних причин смерти. При этом на 8,1%, как и у мужчин, сократились потери человеко-лет от новообразований.

В 2006 г. ущерб от преждевременных смертей для женщин сократился по сравнению с 2005 г. на 8,3%. Снижение смертности в большей степени происходило за счет болезней системы кровообращения и в меньшей - внешних причин смерти. Остались на прежнем уровне потери от инфекционных и паразитарных болезней и болезней органов пищеварения.

Показательно, что если в 1998 г. суммарный эффект устранения инфекционных и паразитарных болезней, болезней органов пищеварения и органов дыхания у женщин составлял 0,11 человеко-лет, или 50% эффекта устранения новообразований (0,22), то в 2006 г., на фоне роста ИПЖ потери человеко-лет жизни от первых трех классов причин смерти составили 0,27 года в расчете на каждую женщину трудоспособного возраста и в 1,35 раза превысили потери от новообразований.

Рис. 5. Потери человеко-лет жизни и эффект устранения отдельных причин смерти женщин трудоспособного возраста в России в 1998, 2005 и 2006 гг.

Таким образом, в 2006 г. наблюдались позитивные изменения ОПЖ мужского и женского населения страны, в том числе трудоспособного возраста, хотя ИПЖ не достигла уровня 1998 г. Разница составила 0,84 года для мужчин и 0,23 года для женщин. Вместе с тем сохраняются и некоторые негативные тенденции: деградация структуры причин смерти, рост доли экзогенных причин, средний возраст смерти от которых, как правило, значительно ниже, чем от причин эндогенного характера (болезней сердечнососудистой и эндокринной системы, новообразований и т.д.).

Именно более ранний средний возраст смерти обусловливает вдвое большие потери человеко-лет жизни как у мужчин, так и у женщин в трудоспособном возрасте от класса внешних причин по сравнению с болезнями системы кровообращения, хотя коэффициенты смертности от этих классов причин близки. Средний возраст смерти от несчастных случаев, отравлений и травм в интервале трудоспособного возраста составляет у мужчин 40,0 лет и у женщин - 38,4 года, тогда как от болезней системы кровообращения - соответственно 49,6 и 46,3 года. Таким образом, вклад в уменьшение интервальной продолжительности предстоящей жизни каждого случая смерти вследствие воздействия внешних причин почти в 2 раза выше, чем от болезней системы кровообращения (соответственно у мужчин - 20,0 лет и 10,4 лет; у женщин - 16,6 и 8,7 лет).

Более ранний средний возраст смерти характерен и для других болезней экзогенной природы. Особенно это выражено у мужчин: в 2006 г. средний возраст смерти в интервале трудоспособнго возраста от инфекционных и паразитарных болезней был равен 42,5 лет, болезней органов пищеварения - 45,9 лет, болезней органов дыхания - 47,1 лет.

В результате увеличения доли смертей от болезней социального неблагополучия (внешние причины смерти и перечисленные выше), имеющих более низкий средний возраст смерти, растут суммарные потери от них в интервале трудоспособного возраста. В 2006 г. они превысили потери от болезней системы кровообращения и новообразований у мужчин в 2 раза и у женщин в 1,7 раза. Кроме того, значительная часть смертей от болезней системы кровообращения также обусловлена образом жизни, наличием вредных привычек. Только на алкогольные кардио-миопатии в 2005 г. пришлось 15% потерь в этом классе причин смерти у мужчин и 20% - у женщин.

Смертность от злоупотребления алкоголем. Значительная часть смертей населения в трудоспособном возрасте связана с злоупотреблением алкоголем. По данным Росстата, в 2005 г. от причин, непосредственно связанных с употреблением алкоголя, умерли 104,7 тыс. чел. В 2006 г. этот показатель снизился на 14%. число умерших составило 89,9 тыс. чел., из них мужчины - 66,2 тыс. чел., в том числе в трудоспособном возрасте - 55,7 тыс. (84,1%), и женщины - 23,7 тыс. чел., в трудоспособном возрасте - 15,0 тыс. (63,3%). Среди причин смерти почти 90 тыс. умерших: алкогольная кардиомиопатия - 33,7 тыс. чел., случайные отравления алкоголем - 33,0, алкогольная болезнь печени - 14,2, хронический алкоголизм - 4,7, алкогольные психозы - 0,7 тыс. чел. Кроме того, дополнительно в статистику смертей, связанных с употреблением алкоголя, правомерно включить значительную часть случаев смерти от убийств, самоубийств и транспортных травм. По данным А.В. Немцова, 73,5% убийств и 55,0% самоубийств мужчин происходит в состоянии алкогольного опьянения [14, с. 41].

По данным Росстата, в 2006 г. в классе внешних причин смерти мужчин первое место занимали самоубийства -16,3% случаев смерти, второе - все виды транспортных несчастных случаев - 13,0%, третье - случайные отравления алкоголем и его суррогатами - 12,2% [3, с. 279; 15, с. 338].

В последние годы в стране осуществляется ряд программ, по снижению смертности в результате транспортного травматизма. Они дают положительные результаты, несмотря на рост автомобильного парка. К сожалению, смертность вследствие суицидов, которая превышает смертность от транспортных несчастных случаев, не привлекает пристального внимания общества и государства. Потери лет жизни вследствие самоубийств в России в 2006 г. составили в среднем около полугода в расчете на каждого мужчину трудоспособного возраста.

Многие отечественные и зарубежные исследователи указывают на зависимость уровня смертности от суицидов и других причин смерти, обусловленных образом жизни, психическим и психологическим состояниями, от социально-экономической ситуации. Например, в Финляндии исследование здоровья населения рабочего возраста (30-64 года) показало, что риск психических расстройств среди безработных, выше чем среди занятых. Относительный риск составил для депрессивных расстройств 1,79 (95-процентный доверительный интервал - ДИ 1,26-2,54), для тревожных расстройств - 2,68 (ДИ 1,85-3,89) и для нарушений, вызванных злоупотреблением алкоголем, - 2,58 (ДИ 1,82-3,65) [16].

Проблемой для современной России является также широкое распространение суррогатного алкоголя. Эпидемиологическое исследование, выполненное в рамках совместного проекта Лондонской школы гигиены и тропической медицины, Демографического института им. Макса Планка (Росток, Германия), Института демографии Высшей школы экономики и Ижевского медицинского института, позволило оценить основные факторы смертности мужчин трудоспособного возраста в г. Ижевске [17]. Наибольшее различие между группой умерших и контрольной группой было связано с потреблением непитьевого алкоголя (41% по сравнению с 8%). Употребление суррогатного алкоголя наиболее распространено среди мужчин, не имеющих постоянной работы (таких почти четверть их числа), с низким уровнем образования, разведенных, никогда не состоявших в браке. Среди тех, кто имеет постоянную работу, употребление суррогатов в 20 раз реже.

По оценке авторов, ежегодное число избыточных смертей в Ижевске, связанное со злоупотреблением алкоголем, превышает 1500. Авторы распространили данную оценку на все население России. Число избыточных и потенциально гредотвратимьгх смертей составило приблизительно 170 тыс. в год. Кроме того, авторы сопоставили вероятность для 25-летнего мужчины умереть, не достигнув возраста 55 лет, в Ижевске и в Англии и Уэльсе в 2003-2004 гг. Эти вероятности составили, соответственно 36 и 6%. Избыточное по сравнению с Англией число мужских смертей в возрасте 25-54 года составляет в Ижевске около 3,4 тыс. в год, в России - около 370 тыс.

Вступившие в силу в 2006 г. поправки (№ 102-ФЗ от 21.07.2005) к Федеральному закону от 1995 г.3, направленные на совершенствование правового регулирования отношений в сфере производства и оборота алкоголя, усиление государственного контроля в данной сфере экономики и планомерное вытеснение из нее теневого сектора по сравнению с 2005 г. способствовали значительному сокращению розничной продажи водки и ликероводочных изделий (на 9,7%). При этом возросли продажи таких напитков, как пиво, шампанское и коньяк. В том же 2006 г. на 13,7% по сравнению с предыдущим годом снизилась смертность от причин, связанных с употреблением алкоголя: мужчин на 13,5%, женщин - на 14,1%. Причем более всего (почти на 20%) уменьшилось число смертей от случайных отравлений алкоголем [15, с. 283]. Можно полагать, что эти первые шаги государства по контролю над алкогольным рынком способствовали существенному улучшению ситуации.

Инвалидность. Важнейшая характеристика здоровья - инвалидность, т.е. заболеваемость со стойкой утратой трудоспособности, имеет значительные медицинские, социальные и экономические последствия. В стране наблюдается рост общего контингента инвалидов, состоящих на учете в Пенсионном фонде4. Только за 1997-2006 гг. он увеличился с 7,9 млн. до 13,0 млн. чел. В 2006 г. в стране впервые были признаны инвалидами 1,474 млн. чел., из них 544,8 тыс. составили лица трудоспособного возраста (в 2003 г. было впервые признано инвалидами в рабочем возрасте 537 тыс. чел., в 2004 г. - 529, в 2005 г. - 565,9 тыс. чел.) [15, с. 336].

Уровень первичной инвалидности в трудоспособном возрасте в 2006 г. составил 66,5 чел. на 10000 лиц трудоспособного возраста. Динамика уровня инвалидности по основным классам болезней за 1997-2005 гг. показана на рис. 6 (рассчитано по [9, с. 279].

Структура инвалидности по классам болезней населения трудоспособного возраста имеет свои особенности (табл. 2). Доля психических расстройств как причина инвалидности в трудоспособном возрасте составляет 13%, в то время как во всем взрослом населении их удельный вес равен 3,3%.

В структуре первичной инвалидности взрослого населения по группам инвалидности значительная доля приходится на инвалидов 1-й и 2-й групп - соответственно 9,4 и 54,7% общего числа впервые признанных инвалидами и немногим более трети - на инвалидов 3-й группы. Это свидетельствует о тяжести хронической патологии, являющейся причиной инвалидизации. Всего в 2006 г. в Бюро медико-социальной экспертизы (БМСЭ) обратилось 2,7 млн. чел. трудоспособного возраста.

Таблица 2

Доля основных причин в структуре инвалидности всего взрослого населения и в трудоспособном возрасте

Все взрослое население

Население трудоспособного возраста

Болезни

%

Рейтинг, место

Болезни

%

Рейтинг, место

Болезни системы кровообращения

51,3

первое

Болезни системы кровообращения

24,6

первое

Злокачественные новообразования

13,0

второе

Психические расстройства

13,0

второе

Болезни костно-мышеч-ной системы

8,0

третье

Болезни костно-мышеч-ной системы

10,0

третье

Травмы, отравления и др.

4,6

четвертое

Травмы, отравления и др.

9,8

четвертое

Психические расстройства

3,3

пятое

Злокачественные новообразования

8,2

пятое

Заболеваемость. Еще одним критерием состояния здоровья населения является заболеваемость, однако возможности ее анализа ограничены. Статистическая информация о заболеваемости населения трудоспособного возраста в РФ отсутствует. Показатели заболеваемости по данным об обращаемости за медицинской помощью о первичной и госпитальной заболеваемости публикуются Минздравсоцразвития России либо для всего населения в целом, либо отдельно для детей, подростков и взрослого населения, включающего лиц трудоспособного возраста и старших возрастных групп.

Получить представление о тенденциях заболеваемости населения трудоспособного возраста позволяют данные о заболеваемости с временной утратой трудоспособности, хотя численность и состав населения трудоспособного возраста не совпадают с составом работающего населения (больничные листы оформляют только работающие).

В течение 90-х годов ХХ в. происходило снижение показателей числа случаев и дней нетрудоспособности в расчете на 100 работников. В 2006 г. они были на треть ниже уровня начала 1990-х годов и сопоставимы с аналогичными показателями стран Евросоюза [18]. Параллельно росла средняя длительность одного случая заболевания, что свидетельствует о позднем обращении работников за медицинской помощью, когда на выздоровление требуется больше времени.

Следовательно, снижение заболеваемости с временной утратой трудоспособности происходит вследствие не улучшения здоровья работников, а несвоевременного обращения за медицинской помощью, отказа от больничных листов, попыток самолечения. Причинами этого могут быть как страх быть уволенным, особенно на предприятиях негосударственных форм собственности, так и низкая доступность качественной медицинской помощи. Прямым следствием хронизации и утяжеления патологии является высокий уровень инвалидности и смертности населения. Можно предположить, что снижение заболеваемости характерно только для случаев временной утраты трудоспособности, поскольку может повлечь за собой потери и заработной платы, и даже работы.

Если рассматривать заболеваемость и смертность как объективные процессы, то очевидно, что среди населения с высоким уровнем смертности от эндогенных причин должна быть высокой доля больных лиц, так как эти процессы связаны прямой зависимостью.

Авторами предпринята попытка оценить связи между регистрируемыми уровнями заболеваемости и смертности в различных регионах России на примере болезней системы кровообращения. Анализ был основан на оценке первичной заболеваемости как числа диагнозов, установленных впервые в жизни, в течение года в расчете на 100000 населения. Сопоставлялись показатели заболеваемости и смертности всего населения, поскольку в статистических публикациях Минздравсоцраз-вития России есть данные о заболеваемости болезнями системы кровообращения всего взрослого населения, а для населения трудоспособного возраста - отсутствуют, а в изданиях Росстата, напротив, - есть данные о смертности в трудоспособном возрасте, а для всего взрослого населения отсутствуют [3].

При оценке связи были важны не сами по себе уровни заболеваемости и смертности, которые зависят от множества факторов (состава населения по полу и возрасту, медико-генетических особенностей популяции, климатогеографических и социально-экономических условий, образа жизни, традиций и т.д.), а их соотношение.

Для каждого региона РФ было рассчитано соотношение коэффициента первичной заболеваемости и коэффициента смертности от болезней системы кровообращения. Из разработки были исключены два региона - Чеченская Республика и Республика Ингушетия, данные о заболеваемости по которым наименее надежны. Все регионы были ранжированы по уровню этого соотношения и разделены на пять групп. В первую группу с самым низким соотношением коэффициентов вошло 18 регионов, а в остальные по 17.

Была определена общая численность и возрастно-половая структура населения в каждой из пяти групп и рассчитаны (косвенным методом) стандартизованные показатели смертности от болезней системы кровообращения. За стандарт были приняты показатели смертности от болезней системы кровообращения населения РФ в 2006 г.

В первой группе уровень заболеваемости превышал уровень смертности в среднем в 1,97 раза. Самое низкое соотношение было в Псковской области, где этот показатель составил всего 1,2, т.е. в медицинских учреждениях в течение года число лиц, которым впервые был установлен диагноз какого-либо заболевания системы кровообращения, было всего на 20% больше умерших от этого класса причин.

В первую группу вошли преимущественно регионы Северо-Западного и Центрального федеральных округов, а также несколько субъектов Южного ФО (Краснодарский и Ставропольский края и Республика Адыгея), а также Нижегородская область, Хабаровский край и Еврейский АО. В Московской, Ленинградской и Калининградской областях на соотношение коэффициентов заболеваемости и смертности влияет высокий миграционный прирост. Известно, что мигранты находятся в худшем положении по сравнению с коренным населением не только по условиям работы и жизни, но и по доступу к медицинским услугам. Так, в Московской области, где самое высокое положительное сальдо миграции в стране (в 2006 г. - 10,5%о), этот показатель был ниже, чем в среднем по первой группе, - 1,75, что указывает на низкую обращаемость мигрантов за медицинской помощью [3; 19]

В последнюю, пятую группу, где уровень первичной заболеваемости в среднем в 6,2 раза превышал уровень смертности, что свидетельствует о высокой доступности для населения медицинской помощи и хорошей выявляемости патологии, вошли преимущественно национальные республики (Чувашская, Башкортостан, Татарстан, Саха (Якутия)), Чукотский АО и др., а также нефте- и газодобывающие регионы РФ.

Средние стандартизованные уровни смертности в каждой из пяти групп показаны на рис. 7. В первой группе с самым низким соотношением уровней заболеваемости и смертности стандартизованный показатель смертности от болезней системы кровообращения был самым высоким. Его уровень (960,3 на 100000 населения) почти на треть превышал аналогичный показатель в пятой группе (725,5).

Диаграмма смертности от болезней системы кровообращения в пяти группах регионов РФ в 2006 г.


Подытоживая вышеизложенное, можно утверждать, что в настоящее время по показателям инвалидности, смертности и интервальной продолжительности жизни здоровье населения трудоспособного возраста в России следует оценивать как критическое. Наибольший ущерб продолжительности жизни, ожидаемый в интервале трудоспособного возраста, наносят предотвратимые причины смерти, обусловленные низким жизненным уровнем и девиантным поведением. Эффект их устранения увеличил бы продолжительность жизни в указанном интервале почти на четыре года для мужчин и на 0,85 года для женщин, что составляет около 60% всех потерь в рабочих возрастах у обоих полов.

Группами с высоким риском смерти от этих причин являются безработные, мигранты, а также лица, занятые на тяжелых, вредных и малопрестижных работах, с низким уровнем образования и заработной платы, зачастую не обеспечивающим даже прожиточного минимума для семьи [6-8; 11, 14]. Увеличивающийся разрыв в доходах населения ведет к росту доли малообеспеченных слоев, среди которых особенно велика распространенность алкоголизма и нездорового образа жизни. Это обусловливает «омоложение» смертности, усиление деградации структуры смертности с возрастанием доли экзогенных причин.

Высокий уровень смертности трудоспособного населения России от болезней эндогенного характера в значительной степени связан с состоянием системы здравоохранения. Снижаются территориальная и экономическая доступность медицинской помощи, ее качественные характеристики. Высокотехнологичными методами диагностики и лечения по-прежнему может воспользоваться лишь незначительная часть населения страны.

Вместе с тем улучшение общей экономической ситуации в стране и меры по оздоровлению положения на алкогольном рынке способствовали существенному снижению смертности и росту продолжительности жизни, в том числе в трудоспособном возрасте, в 2006 г. Это снижение продолжилось и в 2007 г.

Дальнейшее снижение смертности от предотвратимых причин в трудоспособном возрасте связано с проведением государством социально ориентированной политики, с разработкой и внедрением системы мер по формированию здорового образа жизни (с использованием СМИ, рекламы, трудового законодательства и т. д.), повышением доступности и качества медицинской помощи населению и др. Особое значение эти меры приобретают в связи с продолжающимся снижением численности населения страны и доли в ней лиц трудоспособного возраста, а также ростом среднего возраста работников.


1 В соответствии с законодательством РФ трудоспособный возраст мужчин составляет 16-59 лет и женщин — 16-54 года, но поскольку все демографические и другие показатели здоровья представлены по пятилетним возрастным группам, в статье рассматриваются группы соответственно в возрасте 15-59 и 15-54 лет.

2 Отметим, что общие потери человеко-лет жизни в интервале трудоспособного возраста, рассчитанные по основной таблице смертности, больше, чем сумма (суммарный эффект) человеко-лет жизни, полученных при устранении отдельных причин смерти. Это связано с тем, что для лиц, умерших от определенной причины, вероятность умереть от иной причины равна 0, а при построении гипотетической таблицы предполагается, что лица, умершие от устраняемой причины, продолжают жить и для них вероятность умереть в каждом возрасте от всех других причин такая же, как для остальных членов когорты, доживших до данного возраста. Таким образом, гипотетический эффект устранения определенной причины смерти меньше, чем ущерб для продолжительности жизни, причиняемый ею. Эти различия в данной статье не рассматриваются и термины «эффект» и «ущерб» (потери, недожитые человеко-годы) употребляются как синонимы.

3 Федеральный закон № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции».

4 В общую численность инвалидов включаются лица, состоящие на учете и получающие пенсию в системе Пенсионного фонда Российской Федерации (до 2002 г. — в органах социальной защиты населения), Министерстве обороны Российской Федерации, Министерстве внутренних дел Российской Федерации, Федеральной службе безопасности Российской Федерации. До 2000 г. — в возрасте 16 лет и старше, с 2000 г. — в возрасте 18 лет и старше.


Литература

1. Сайт Федеральной службы государственной статистики http://www.gks.ru/free_doc/2008/demo/nas-pol08.htm

2. ПоспеловаЕ. Мигранты спасут Россию. —РБКdaily. — 7августа 2008: www.hse.ru/news/1165619/5242525.html 5. Демографический ежегодник России. 2007. Стат. сб. M.: Росстат, 2007.

4. Коровкин А.Г., Долгова И.Н., Королев И.Б. Дефицит рабочей силы в экономике России: макроэкономическая оценка//Проблемы прогнозирования. 2006. № 4.

5. World Health Statistics 2008. WHO. France, 2008.

6. Стратегия демографического развития России / Под ред. В.Н. Кузнецова и Л.Л. Рыбаковского. М.: ЦСП, 2005.

7. Галецкий В.Ф. Демографические аспекты устойчивого развития России // Проблемы прогнозирования. 2005. № 6.

8. Прохоров Б. Б. Динамика социально-экономического реформирования России в медико-демографических показателях // Проблемы прогнозирования. 2006. № 5.

9. Российский статистический ежегодник.2007: Стат.сб. М.: Росстат,2007. с.121;

10. Население СССР. 1988: Стат. ежегодник /Госкомстат СССР. М.: Финансы и статистика, 1989.

11. Семенова В .Г. Обратный эпидемиологический переход в России. М.: ЦСП, 2005.

12. Корчак-ЧепурковскийЮ. А. Избранные демографические произведения (монография). М.: Статистика, 1970. 15. Демографический энциклопедический словарь. М.: Сов. энциклопедия, 1985.

14. Демографическая политика в России: от размышлений к действию // Представительство ООН в России. М., 2008.

15. Социальное положение и уровень жизни населения России. 2007. Стат. сб. M.: Росстат, 2007.

16. Honkonen Т., Virtanen M., Ahola K., Kivimaki M., et al. Employment status, mental disorders and service use in the working age population // Scand J Work Environ Health. 2007; 55(1). P.29-56

17. Tomkins S.,Saburova L.,Kiryanov N.,Andreev E.,McKee M.,Shkolnikov V. & Leon D.A. Prevalence and socioeconomic distribution of hazardous patterns of alcohol drinking: study of alcohol consumption in men agen 2554 years in Izhevsk, Russia. Addiction 2007.

18. Заболеваемость населения России в 2006 г. Стат. материалы Ч. 2. М.: Минздравсоцразвития России, 2007.

19. Измеров Н. Ф., Тихонова Г. И., Яковлева Т. П. Современная медико-демографическая ситуация в России // Мед. труда и пром. экология. 2005. № 5.

Комментарии (1)add comment

Ангелина 5 said:

Это не победительница битвы
26 Декабрь, 2010

Написать комментарий
меньше | больше

busy
 

  • Консультант

    Найти: резюме - Консультант, Врачом функциональной диагностики, Дерматологом-RDW.

    www.rabota.ru