Реформа мировой валютной системы и применение


Реформа мировой валютной системы и применение

В. БУРЛАЧКОВ
доктор экономических наук
профессор кафедры международных финансов МГИМО(У) МИД России
Главная цель реформы мировой валютной системы — обеспечить ее стабильность и управляемость. В связи с этим следует учитывать, что предпосылками эффективного регулирования любой системы выступают объективные, устойчивые связи между ее элементами. Поэтому возможность регулировать экономику на национальном и международном уровнях определяется наличием в ней стабильных связей благодаря сохраняющимся величинам (инвариантам). Они позволяют количественно оценивать показатели ее последующей эволюции. В частности, инварианты обусловливают прогнозируемость системы, то есть возможность предвидеть направления ее дальнейшего развития. Анализ и опыт показывают, что количественные инварианты в экономике отсутствуют. В физических системах проявляются законы сохранения — энергии, импульса, момента импульса, заряда. Именно эти законы определяют прогнозируемость и, следовательно, управляемость физических систем. В экономике законы сохранения не действуют. Разумеется, это не означает, что в хозяйственной системе нечто возникает из ничего и пропадает бесследно. Просто в человеческом обществе такие законы проявляются сложнее, чем в природе. Кроме того, в экономике может произвольно изменяться число параметров, определяющих поведение системы1.
Но человечество давно научилось создавать искусственные инварианты, позволяющие поддерживать относительную стабильность общественной жизни. Примером служит правовая система. Законодательное установление денежной единицы, отражающей масштаб цен, также фактически означает введение в экономическую систему искусственного инварианта.
Разумеется, нормы права не могут определять действие рыночных сил. Но можно использовать искусственные экономические инварианты. К ним, в частности, относятся минимальный размер оплаты труда (МРОТ) и таргетирование инфляции. Первый пример — успешный; второй — неудачный. Дело в том, что искусственный инвариант может быть эффективным, если он не определяется в самой системе и, следовательно, его введение рационально. Этому критерию отвечает МРОТ. Но инфляция определяется непосредственно в экономической системе динамикой товарной и денежной масс. Поэтому ее таргетирование путем введения специального показателя бесполезно.
В сфере международных валютно-кредитных отношений примером искусственного инварианта выступают специальные права заимствования (SDR, СДР). Однако опыт использования этого инварианта вряд ли можно признать успешным. Проблема в том, что СДР рассчитывают на основе корзины ведущих валют, что отражает динамику их покупательной способности. Поэтому они не могут служить ориентиром при формировании ожиданий экономических агентов.
На встрече министров финансов и руководителей центральных банков «Группы 20» 19 февраля 2011 г. в Париже было решено использовать для контроля над макроэкономической ситуацией четыре показателя: государственный долг; бюджетный дефицит; норму частных сбережений; частный долг. Разумеется, эти показатели важны для проведения текущей макроэкономической политики, но они не могут играть роль экономических инвариантов.
Основной проблемой международной валютно-кредитной системы мы считаем отсутствие международного масштаба цен, то есть общепринятой денежной единицы. Здесь возникают два вопроса. Во-первых, можно ли создать такую валюту теоретически? Во-вторых, существуют ли практические предпосылки появления полноценной мировой валюты? На первый поставленный вопрос следует ответить положительно; на второй — отрицательно.
Создание мировой валюты потребует моделирования процесса, стихийно протекавшего в экономике в течение нескольких веков. Как известно, деньги появились как результат обмена продуктами труда между племенами. Они позволяли определять пропорции между стоимостью товаров, то есть относительные цены. Моделирование исторического процесса развития денег при создании международной меры стоимости и средства обращения предполагает определение покупательной способности вводимой денежной единицы на основе товарной корзины и установление процентной ставки по кредитам в этой валюте. Динамика ее покупательной способности будет определяться динамикой цен на основные объекты международной торговли. Эмитентом такой валюты могла бы стать одна из международных финансовых организаций.
До сих пор мы говорили лишь о теоретических аспектах создания международной валюты как инварианта системы мирохозяйственных связей. Теперь проанализируем практические аспекты.
Главная практическая задача, которая может быть поставлена перед мировой валютой, — решение дилеммы Триффина. Важный факт, подмеченный этим экономистом еще в 1950-е годы, состоял в том, что доллар выступает одновременно и национальной, и резервной валютой. Это противоречие со временем только обостряется. Масштабы поступления долларов в мировую экономику определяются не ее потребностями в резервной валюте, а ситуацией в американской экономике, в частности соотношением экспорта и импорта и размером дефицита государственного бюджета.
Функционирование Бреттонвудской системы привело к возникновению двух дисбалансов: устойчивого отрицательного сальдо торгового баланса США и накопления значительных долларовых резервов в европейских странах — крупнейших в тот период мировых экспортерах. Эти дисбалансы обусловили необходимость отказа от фиксированных валютных курсов, то есть перехода к новой, Ямайской валютной системе.
В настоящее время такая ситуация фактически повторилась. Устойчивое отрицательное сальдо торгового баланса США сочетается со значительными долларовыми резервами у крупнейших мировых экспортеров — Японии и Китая, а также России, Бразилии и Индии.
Сам факт повторения ситуации свидетельствует об ошибочности подходов к реформированию международной валютной системы в 1970-е годы. На наш взгляд, первая ошибка состояла в использовании национального законного платежного средства в качестве мировой резервной валюты; вторая — в попытке ввести международный резервный актив (СДР) на основе корзины национальных валют, а не товаров.
Глобальный финансово-экономический кризис выявил еще одно негативное последствие выполнения национальными деньгами функции резервной валюты. Страна, эмитирующая резервную валюту, использует денежную эмиссию для спасения национальных корпораций и банков. Обычно меры помощи бизнес-структурам при их тяжелом финансовом состоянии обосновывают тем, что они «слишком большие, чтобы обанкротиться». Фактически речь идет о том, что деятельность таких структур привела к реализации созданных ими финансовых рисков, несовместимых с размерами их собственности. Проблема в том, что масштабы частной собственности в современной экономике с высокими техногенными, природно-климатическими и финансовыми рисками объективно ограничены способностью частной компании ликвидировать за собственный счет последствия реализации этих рисков.
Несмотря на теоретическую возможность, создание и использование полноценной мировой валюты представляются маловероятными. Во-первых, при сохраняющейся напряженности в международных валютно-финансовых отношениях вполне реальна угроза валютных войн.
Во-вторых, предоставление какой-либо международной организации права эмиссии денег означает для конкретной страны отказ от значительной части национального суверенитета. Опыт стран, присоединившихся к евро-зоне, показал, что утрата национальным банком функции кредитора последней инстанции не позволяет принять своевременные меры по поддержке платежеспособного спроса в национальной экономике.
В-третьих, при изучении возможности создания мировой резервной валюты важно учитывать высокую вероятность продолжения сильных циклических колебаний мировой экономики. Поэтому для национальных экономик большое значение имеет полная свобода национальной денежно-кредитной политики.
Следует также принимать во внимание, что реальный, а не декларируемый, переход России к модернизации потребует на первом этапе ее осуществления поддерживать дорогой рубль в целях удешевления импорта, а на втором — снизить курс национальной валюты для стимулирования экспорта продукции модернизированных производств. В такой ситуации любое ограничение национальной валютной политики представляется излишним.
Тем не менее в международной валютно-кредитной системе можно создать искусственный инвариант в виде монетарного индикатора. Его использование может преследовать две цели: во-первых, воздействие на формирование ожиданий хозяйствующих субъектов, то есть включение в мировую экономику «фундаментального фактора»; во-вторых, создание реального инструмента выявления переоценки или, наоборот, недооценки конкретных национальных валют для своевременного регулирования дисбалансов в международной валютно-кредитной сфере.
Алгоритм расчета монетарного индикатора следующий.
1. Определяется товарная корзина, включающая около 30 основных товаров и услуг международного торгового оборота. Она оценивается в четырех мировых валютах: долларах США, евро, иенах и фунтах стерлингов. Соответственно получаем четыре корзины в разных валютах.
2. На основе четырех корзин составляется интегрированная товарная корзина. Она включает четыре неравные доли, выраженные в указанных валютах и соответствующие их долям в мировом платежном обороте. Полученная величина, выраженная в условных единицах, и есть монетарный индикатор. Он должен служить стабильной базой сопоставлений.
3. Определяются четыре соотношения товарных корзин в указанных валютах и монетарного индикатора.
4. В последующем периоде производится пересчет четырех товарных корзин с учетом изменения цен. Определяются их новые соотношения со стабильным монетарным индикатором.
5. Сопоставляются соотношения товарных корзин в мировых валютах и монетарного индикатора для разных периодов. В результате получаем информацию о тенденциях в изменении покупательной способности каждой валюты по отношению к стабильному показателю. Ценную информацию также дает сопоставление динамики соотношений каждого коэффициента «товарная корзина/монетарный индикатор» и валютных курсов. Фактически рыночные курсы валют сопоставляются с соотношением этих валют через стабильную базу. Также допустимо сопоставлять через монетарный индикатор валюты, не учитываемые при его формировании.
Однако при расчете товарной корзины возникнет ряд проблем: оценка ценовой динамики высокотехнологичных товаров и финансовых инструментов; учет спекулятивного фактора в котировках товарных рынков.
Очевидно, мировой денежной единицей может быть не виртуальная, а реально эмитируемая валюта. Только объем эмиссии денег определяет их покупательную способность, курс к другим валютам, процентную ставку.
Попытки создать мировую валюту предпринимались неоднократно. В частности, на переговорах об учреждении МВФ американская делегация предлагала ввести «юнитас» (international unit of account), а британская — «банкор» (bancor). Но мировой опыт подтверждает тезис, что политика есть искусство возможного. Путь земной цивилизации к единым деньгам «далек и долог». Но по дороге надо решать текущие задачи. В этом и состоит смысл введения монетарного индикатора.
1 Бурлачков В. Проблема прогнозируемости экономической системы: теоретические аспекты // Вопросы экономики. 2010. № 11.
Комментарии (1)add comment

Игорь Коляда said:

На мой взгляд все эти попытки введения единой мировой валюты преждевременны и неуместны.Вроде и порождают их высокие побуждения--международное сотрудничество,но если "присмотреться",то за мотивом "международное сотрудничество" "увидите" обыкновенное желание стран-инициаторов решить свои,чисто "шкурные",проблемы "перепроизводства" и тем самым обеспечить в первую очередь устойчивость "своих" экономик.Мы осуждаем "МММ" и считаем это "мошенничеством",но за "благими намерениями" ведущик экономик мира не можем рассмотреть "дорогу в ад",которую они нам предлагают.Мы радуемся "иностранным инвестициям" как одной из форм "международного сотрудничества",но не замечаем или на хотим замечать пропорциональную связь между "ними" и "оттоком капитала".В конце концов,сначала надо научиться управлять "национальной валютой" и только потом думать о "мировой".
04 Сентябрь, 2012

Написать комментарий
меньше | больше

busy