Накопление человеческого капитала и изобилие природных ресурсов


Накопление человеческого капитала и изобилие природных ресурсов

О. Васильева
кандидат экономических наук
доцент Амурского государственного университета (г. Благовещенск)
старший научный сотрудник Амурской лаборатории экономики и социологии Института экономических исследований ДВО РАН

Статья написана в рамках проекта «Устойчивый рост и проклятие природных ресурсов» (Европейский университет в Санкт-Петербурге).
Осуществленного при поддержке «Higher Education Support Program».


К числу наиболее интригующих эмпирических наблюдений, активно обсуждаемых в современной научной литературе по проблемам экономического развития, относится так называемое «проклятие природных ресурсов». Его суть состоит в том, что в странах, богатых природными ресурсами, темпы экономического роста ниже1. Попытки объяснить этот феномен привели к тому, что было выделено несколько путей негативного воздействия богатства природных ресурсов на экономическое развитие. К их числу относят голландскую болезнь, рентоориентированное поведение и деградацию институтов, политическую нестабильность и снижение стимулов к накоплению физического и человеческого капитала.

 

Дефицит человеческого капитала и низкие темпы его накопления многие исследователи считают одним из важнейших факторов ресурсного проклятия, «ответственность» которого оценивается на уровне от 112 до 25%3, в зависимости от того, для каких территорий проводился анализ.

Почему так важен именно этот фактор? Современные исследователи считают человеческий капитал основной движущей силой экономического роста. Прежде всего, благодаря многочисленным положительным экстерналиям инвестиции в человеческий капитал имеют постоянную отдачу, в то время как инвестиции в физический капитал характеризуются убывающей отдачей. Более высокий уровень образования позволяет генерировать больше знаний и инноваций, облегчает заимствование технологий, стимулирует эндогенный научно-технический прогресс. Кроме того, именно запас человеческого капитала, по мнению исследователей, определяет качество институтов. В странах с более высоким уровнем человеческого капитала более вероятна демократическая форма правления4, которая, в свою очередь, с большей степенью вероятности будет способствовать защите прав собственности, росту качества государственного управления и снижению коррупции.

В последние годы в отечественной литературе появились обзорные работы и эмпирические исследования феномена «ресурсного проклятия»5. Но лишь в работе Е. Сусловой и Н. Волчковой6 рассмотрено влияние изобилия природных ресурсов на накопление человеческого капитала. Данный обзор призван восполнить существующий в литературе пробел. Тем более что экономико-политическая дискуссия о рациональном использовании рентных доходов и накоплении человеческого капитала не сходит с повестки дня в современной России.

Инвестиции в человеческий капитал

Домохозяйства и инвестиции в образование

Почему страны, богатые природными ресурсами, тратят на образование меньше, чем страны, сопоставимые по уровню доходов, но не владеющие природными ресурсами? Почему природный капитал «вытесняет»7 человеческий?

Фактором, определяющим стимулы домашних хозяйств к инвестициям в образование (как в смысле денег, так и времени), выступает существенная премия в доходах, возникающая благодаря лучшему образованию8. Соответственно недостаточность стимулов домашних хозяйств к инвестициям в человеческий капитал в странах, богатых природными ресурсами, в основном объясняют низким спросом на квалифицированный труд, обусловленным как эффектами голландской болезни, так и рентоориентированным поведением. Рост рентных доходов приводит к росту добывающего сектора и сектора неторгуемых товаров и услуг и сокращению обрабатывающего и/или сельскохозяйственного секторов, производящих торгуемые товары9. Как правило, рост добывающего сектора не создает значительного спроса на квалифицированную рабочую силу10. Сокращение обрабатывающего сектора приводит к сокращению рабочих мест, на которых требуется квалифицированный труд и более высокий уровень образования.

В том же направлении действует и расширение сектора нетор-гуемых товаров и услуг (часто представленного государственными компаниями). Рост этого сектора также не приводит к росту спроса на квалифицированный труд, так как при отсутствии или существенном ограничении конкуренции качество человеческого капитала перестает играть значимую роль. В отсутствие спроса на квалифицированный труд прибавка к заработной плате рабочих с более высоким образованием низкая или вообще отсутствует. А значит, и у домохозяйств нет стимулов инвестировать деньги и время в получение образования.

С другой стороны, если в условиях плохих институтов доходы от перераспределительной деятельности (например, от занятости в государственном секторе) выше, чем от производственной или предпринимательской деятельности, то домохозяйства будут выбирать первую11. Поскольку государственный сектор непосредственно не испытывает международной конкуренции, он менее чувствителен к качеству человеческого капитала, к качеству образования работающих в нем людей.

Другое, во многом примыкающее к предыдущему, объяснение связано с политикой элит, использующих рентные доходы для создания неэффективных рабочих мест как в отраслях, защищенных торговыми барьерами от конкуренции со стороны зарубежных производителей, так и непосредственно в государственном секторе, например в армии или правоохранительных органах. Здесь низкая конкуренция обусловливает снижение требований к качеству трудовых ресурсов, поскольку предприниматели знают, что государство путем повышения таможенных тарифов (или с помощью нетарифных барьеров, субсидий) защитит даже неэффективного отечественного производителя от разорения.

Высокий уровень неравенства, характерный для ресурсозависимых стран, также вносит свой негативный вклад в накопление человеческого капитала12. Сильное расслоение общества приводит к тому, что беднейшие слои населения не имеют возможности инвестировать в человеческий капитал даже в условиях, когда рынок труда предлагает высокую премию за образование.

Свою лепту в низкий спрос на квалифицированный труд вносит и завышенный курс национальной валюты в период роста цен на сырьевые ресурсы. Он делает более дешевыми заимствования на внешних рынках, что наряду с ростом рентных доходов приводит к усилению притока дешевого капитала в страну, а значит, создает стимулы для капиталоинтенсивной модернизации. Другими словами, дешевый физический и финансовый капитал снижают спрос на труд и человеческий капитал.

Государство и инвестиции в образование

Почему государство в странах, богатых природными ресурсами, не стимулирует рост уровня образования населения? Очевидно, что размер государственных расходов на образование больше определяется стимулами политиков и бюрократии, чем потребностями общества и рынка труда. Но как рентные доходы влияют на стимулы политиков? Приток доходов от экспорта природных ресурсов, вызванный открытием месторождения или ростом цен на сырьевые товары, создает чувство уверенности, часто ложное13. Немногие страны в периоды сырьевого бума не поддаются искушению увеличить государственные расходы — на реализацию амбициозных инвестиционных проектов, разнообразные социальные выплаты населению, расширение государственного аппарата14. С одной стороны, такие расходы способствуют росту популярности политиков и лояльности населения действующему режиму15. С другой, — они же обусловливают рост коррупции, снижение спроса на прогрессивные институты и эффективности государственного управления16.

В целом мягкие бюджетные ограничения и погоня за рентой ослабляют стимулы для осуществления экономической политики, способствующей долгосрочному экономическому росту17. К элементам последней относятся и инвестиции в человеческий капитал. В этом смысле эффект «вытеснения» человеческого капитала природными ресурсами связан в большей степени с провалами в государственной политике, чем непосредственно с сырьевой ориентацией экономики.

Высокая волатильность рентных доходов и порождаемые ею макроэкономическая и политическая нестабильность также снижают стимулы элит к созданию условий для накопления человеческого капитала. Нестабильность заставляет политическую и деловую элиту ценить будущие доходы значительно меньше текущих, а, значит, создает предпосылки для принятия решений, максимизирующих доходы в коротком периоде18. Инвестиции в образование требуют, как правило, длительного времени, чтобы обусловленный ими положительный эффект был заметен, а значит, и само образование, или шире — человеческий капитал, не привлекательная сфера вложений.

Таким образом, в условиях изобилия природных ресурсов ни домохозяйства, ни государство, кажется, не заинтересованы инвестировать в человеческий капитал. Но так ли это?

О чем свидетельствуют данные?

Были предприняты многочисленные попытки статистически проверить гипотезу о том, что изобилие природных ресурсов приводит к более медленному накоплению человеческого капитала. Авторы, используя широкий набор показателей, отражающих человеческий и природный капитал, не пришли к однозначным выводам (см. таблицу).

Так, в одной из работ было показано, что среди развивающихся стран богатые природными ресурсами имеют в среднем более высокие показатели накопления человеческого капитала19.

Однако позднее были найдены свидетельства в пользу негативного влияния ресурсного богатства на человеческий капитал. Т. Гилвасон нашел отрицательную корреляцию между отношением природного капитала к национальному богатству страны20, с одной стороны, и показателями накопления человеческого капитала (ресурсами, которые государство тратит на образование, а также существующим уровнем человеческого капитала, измеренным как ожидаемое количество лет, потраченное на образование, как в целом для мужчин и женщин, так и отдельно для женщин, а также охватом населения средним образованием) — с другой21. Было показано, что при росте доли природного капитала в общем богатстве страны на 10% экономический рост замедляется на 1%, при этом почти половина этого сокращения связана с более низким уровнем человеческого капитала (измеренного как охват населения средним образованием). Полученные результаты позволили сделать вывод, что изобилие природных ресурсов негативно влияет на экономический рост не только через эффекты голландской болезни и рентоориентированное поведение, но и через подавление частных и государственных стимулов к накоплению человеческого капитала.

Таблица

Основные результаты оценки связи изобилия природных ресурсов и накопления человеческого капитала

Автор

Показатель природных ресурсов

Показатель человеческого капитала

Влияние природных ресурсов на человеческий капитал

Davis G. (сн. 19)

Экспорт сырьевых товаров/ ВВП; отдельно страны — экспортеры нефти и других минеральных ресурсов и др.

Охват начальным образованием

Доля грамотных среди взрослого населения

Положительное

Gylfason T. (сн. 7)

Природный капитал / национальное богатство

Государственные расходы на образование/ВВП; Охват населения средним образованием и др.

Отрицательное

Papyrakis E., Gerlagh R. (сн. 2)

Добыча полезных ископаемых/ ВВП

Среднее количество лет, затраченных на среднее образование

Отрицательное

Stijns J. P. (сн. 22)

Природный капитал/национальное богатство; природный капитал/физический капитал; минеральные ресурсы на душу населения; сельскохозяйственный экспорт/ВВП; экспорт минерального сырья/ВВП и др.

Среднее количество лет, затраченных на образование населением в возрасте старше 25 лет; доля грамотных среди взрослого населения; государственные расходы/ВВП и др.

Смешанные результаты

Suslova E., Volchkova N. (сн. 6)

Производство углеводородов/ ВВП; нефтедобыча/ВВП

Вероятность найма в отрасли с высоким, средним или низким человеческим капиталом

Отрицательное

Papyrakis E., Gerlagh R. (сн. 3)

Объем производства в первичном секторе/ВРП

Доля образовательных услуг в ВРП

Отрицательное

Объем производства добывающей промышленности/ВРП

Отрицательное

Объем производства сельского хозяйства/ВРП

Нет

Объем производства в первичном секторе на душу населения

Отрицательное

Объем производства в первичном секторе на 1 кв. км

Нет

Gylfason T. (сн. 12)

Природный капитал / национальное богатство

Ожидаемая продолжительность обучения в школе

Отрицательное

Природный капитал на душу населения

Положительное

Alexeev M., Conrad R. (сн. 24)

Стоимость запасов углеводородов на душу населения; производство нефти на душу населения

Охват населения средним образованием

Положительное

Alexeev M., Conrad R. (сн. 25)

Выпуск нефтяной отрасли на душу населения; добыча невозобновляе-мых энергоресурсов и добытые минеральные ресурсы/ВНД

Охват населения начальным образованием; охват населения средним образованием

Положительное

Blanco L., Grier R. (сн. 30)

Экспорт сырьевых товаров/ВВП; экспорт сырьевых товаров/ общий экспорт

Среднее количество лет, проведенных в начальной школе для населения в возрасте 15 лет и старше

Отрицательное

Экспорт сельскохозяйственной продукции/ВВП; экспорт сельскохозяйственной продукции/ общий экспорт

Нет

Экспорт минеральных ресурсов/ ВВП; экспорт минеральных ресурсов/общий экспорт

Нет

Экспорт нефти/ВВП; экспорт нефти/общий экспорт

Отрицательное

Philippot J. P.

(сн. 32)

Рента/национальный доход; природный капитал/национальное богатство; рентный доход на душу населения; рентный доход от точечных ресурсов; рентный доход от диффузных ресурсов и др.

Охват населения начальным образованием; охват средним образованием; государственные расходы на образование/ВВП и др.

Отрицательное

Использование отношения природного капитала к национальному богатству как показателя, отражающего ресурсное богатство страны, стало поводом для критики. Было показано, что выявленная с помощью этого показателя взаимосвязь обусловлена включением человеческого капитала в знаменатель этого показателя. Если преобразовать показатель изобилия природных ресурсов в отношение природного капитала к физическому, то статистически значимая связь между измеренным таким образом ресурсным богатством и человеческим капиталом существует не всегда22. Если исключить из числителя неминеральные природные ресурсы (так называемый «зеленый капитал» — землю, лесные ресурсы и т. п.), то между таким показателем изобилия природных ресурсов и примерно 10 индикаторами человеческого капитала (включая использованные прежде) отсутствует статистически значимая связь. Это позволило предположить, что отрицательное влияние оказывают не все природные ресурсы, а «зеленый» капитал, то есть ресурсы, которые могут быть использованы в лесном и сельском хозяйстве, при этом минеральные природные ресурсы не играют значимой роли в аккумулировании человеческого капитала.

Более подробный анализ показал, что подушевые показатели изобилия природных ресурсов с основными индикаторами человеческого капитала коррелируют положительно, а доля первичного экспорта в ВВП и минерального экспорта в совокупном экспорте — отрицательно. Анализ, проведенный отдельно по развивающимся странам, дал в целом сходные результаты.

Таким образом, основная дискуссия развернулась по вопросу о том, что понимать под изобилием природных ресурсов и как его измерять. Насколько широкое определение природного капитала следует использовать? Одинакова ли роль сельскохозяйственного и добывающего секторов экономики? Использовать ли относительные показатели, призванные измерять структурные особенности ресурсной экономики (вклад ресурсов в ВВП или экспорт), или подушевые значения показателей запасов/рентных доходов, призванные измерить собственно ресурсное богатство? Эти вопросы возникли после первых попыток оценить влияние природных ресурсов на накопление человеческого капитала и в целом на экономический рост и развитие.

От ресурсного богатства к ресурсной зависимости

Многочисленные истории успехов и неудач в развитии богатых ресурсами стран, как и противоречивые оценки для разных показателей ресурсного богатства, привели исследователей к мысли о том, что необходимо разделять богатство природными ресурсами (natural resource abundance или endowment) и зависимость от природных ресурсов (natural resource dependence). По мнению некоторых авторов23, само по себе ресурсное богатство оказывает скорее положительное влияние на разные аспекты экономического развития. В качестве показателей, отражающих ресурсное богатство, используются природный капитал на душу населения, запасы природных ресурсов на душу населения или даже подушевые рентные доходы. Высокая зависимость экономики от сырьевого сектора, проявляющаяся в высокой доле доходов от экспорта сырьевых товаров в ВВП, в доходах бюджета и доходах от экспорта, специализация на сырьевых товарах в международной торговле, могут наносить вред росту и развитию стран, в том числе и накоплению человеческого капитала.

Так, если использовать, как М. Алексеев и Р. Конрад, подушевую стоимость запасов углеводородов, а также среднее производство нефти в расчете на душу населения (эти показатели отражают ресурсное богатство), то оказывается, что существует положительная, хотя и не всегда статистически значимая связь между нефтяными доходами страны и образованием (измеренным как охват населения средним образованием)24.

Можно также использовать другие меры изобилия природных ресурсов — выпуск нефтяной отрасли в расчете на душу населения, а также отношение невозобновляемых энергоресурсов и добытых минеральных ресурсов в стране к валовому национальному доходу25. Авторы нашли, что природные ресурсы оказывают положительное (хотя и незначительное по масштабу) влияние на накопление человеческого капитала. Однако в странах с переходной экономикой это положительное влияние либо становится существенно меньше, либо исчезает.

В качестве показателя зависимости экономики от природных ресурсов можно взять долю природного капитала в национальном богатстве, а показатель природного капитала на человека использовать как меру ресурсного богатства. Анализ данных по 108 странам показал, что ресурсная зависимость отрицательно влияет на накопление человеческого капитала (измеренное как ожидаемая продолжительность обучения в школе), а ресурсное богатство способствует ему26.

Аналогичный результат можно получить, если для измерения природного капитала использовать долю добычи полезных ископаемых в ВВП, а инвестиций в человеческий капитал — среднее число лет, потраченных на среднее образование27. Кроме того, такие выводы подтверждаются и при анализе на субнациональном уровне, например на уровне экономики отдельных штатов в США.

Учитывая отмеченное выше предположение о существовании положительной связи между показателями ресурсного богатства, измеренными в расчете на душу населения, и показателями, отражающими развитие, были использованы также показатели производства в добывающем секторе на душу населения и на квадратный километр. В первом случае результат оказался близок к полученному при анализе доли первичного сектора в ВВП. Однако если взять показатель производства первичного сектора в расчете на 1 кв. км, то окажется, что статистически значимая связь отсутствует. Таким образом, гипотеза о разном характере влияния ресурсного изобилия и ресурсной зависимости была отвергнута28.

В целом предположение о том, что именно ресурсная зависимость оказывает негативное влияние на человеческий капитал, а ресурсное богатство способствует его накоплению, подтверждается многими исследованиями. Однако некоторые работы свидетельствуют о том, что различия в результатах оценки влияния природных ресурсов на экономическое развитие, в том числе и на накопление человеческого капитала, нельзя объяснить с помощью разделения ресурсного изобилия и ресурсной зависимости.

«Точечные» vs. диффузные ресурсы

Для объяснения различий в полученных эмпирических оценках было выдвинуто предположение, что одни природные ресурсы способствуют развитию, а другие нет. Отрицательные эффекты природных ресурсов связывались с «зеленым» капиталом и со специализацией в сельском и лесном хозяйстве29, а не с минеральными ресурсами и специализацией на добывающей промышленности.

Однако попытки проверить эту гипотезу не дали ожидаемого результата. Анализ данных по 18 странам Латинской Америки за период 1975—2004 гг.30 показал, что в целом изобилие природных ресурсов оказывает слабое негативное воздействие на накопление человеческого капитала: увеличение ресурсной зависимости (отношение первичного экспорта к ВВП или доля первичного экспорта в совокупном экспорте) на 1% приводит к сокращению накопления человеческого капитала на 0,06 или 0,02% соответственно. После дезагрегации показателей ресурсного богатства оказалось, что специализация на экспорте нефти связана с более низкими темпами аккумулирования человеческого капитала, а экспорт сельскохозяйственной продукции не оказывает статистически значимого влияния на уровень человеческого капитала в регионе, как и экспорт минеральных ресурсов в целом.

В другой работе было предложено делить природные ресурсы на так называемые «точечные» («point-source» natural resources) и «распределенные», «диффузные» («diffuse» natural resources)31. К точечным были отнесены углеводороды, минеральные полезные ископаемые, возделывание некоторых «плантационных» культур (кофе, какао). К диффузным — земля, лес, выращивание маиса, риса и пшеницы. По предположению авторов, если точечные ресурсы ассоциируются с плохими институтами и тем самым более низкими темпами роста, то диффузные ресурсы скорее стимулируют экономическое развитие или, по крайней мере, не тормозят его32.

Впрочем, если рассматривать нефть как точечный ресурс, с которым в литературе в первую очередь связывают негативное влияние природных ресурсов на экономическое развитие, то, как было отмечено выше, можно показать и положительное влияние этого вида природных ресурсов на накопление человеческого капитала33.

Таким образом, разделение природных ресурсов на стимулирующие накопление человеческого капитала/экономический рост и подавляющие его также не дало однозначных результатов.

Качество человеческого капитала, рост отраслей и природные ресурсы

Однако возможен и другой подход к нашей проблеме. Можно, как это сделали Суслова и Волчкова, проанализировать рост отраслей, в разной степени нуждающихся в высоко- и низкоквалифицированном труде в странах, богатых и бедных природными ресурсами34. Гипотеза при таком подходе состоит в том, что если растут отрасли, нуждающиеся в высококвалифицированной рабочей силе, то создаются новые рабочие места, растет спрос на квалифицированную рабочую силу, домашние хозяйства наблюдают отдачу от инвестиций в образование, что создает стимулы к инвестициям в человеческий капитал. Наоборот, если отрасли, нуждающиеся в высококвалифицированном персонале, растут медленнее, чем экономика в целом, то и стимулы к накоплению человеческого капитала ослабевают.

В качестве показателей, отражающих ресурсное богатство, были использованы доли производства углеводородов и нефтедобычи в ВВП. Кроме того, авторы использовали долю сырьевых товаров (экспорта первичного сектора, включающего необработанную сельхозпродукцию, топлива и полезных ископаемых) в ВВП. В качестве показателя, отражающего потребность в человеческом капитале, была использована подсчитанная на основе данных США вероятность найма в отрасль работника с высоким человеческим капиталом, со средним и выше, а также низким и выше человеческим капиталом. Авторы обнаружили, что отрасли, требующие высококвалифицированного персонала, в странах, зависящих от добычи углеводородов, демонстрируют более низкие темпы роста. Статистически значимых различий в росте отраслей, требующих низко- и среднеквалифицированного труда, в странах, богатых и бедных природными ресурсами, не выявлено. Использование доли первичного экспорта в ВВП в качестве индикатора ресурсного богатства показало отсутствие статистически значимой связи, что обусловлено, по мнению авторов, включением в рассмотрение экспорта сельского хозяйства. Отметим, что в этой работе авторы ограничились обрабатывающими отраслями, оставив за рамками первичный сектор, секторы услуг, строительства и др.

«Условное» проклятие

По мнению исследователей, станет открытие новых месторождений злом или благословением для страны, зависит от имеющегося уровня человеческого капитала и способности страны продолжать его накапливать35. Если к моменту открытия месторождений в стране имеется высокий уровень образования, то с большей вероятностью доходы, которые будут получены от его эксплуатации, пойдут во благо, увеличив и темпы роста экономики, и доход. Если же уровень образования низкий, то ресурсное богатство скорее обернется ростом коррупции, деградацией структуры экономики и более низкими темпами роста, хотя кратковременно может привести к росту подушевых расходов.

Отметим, что этот подход к трактовке влияния ресурсов на экономику страны очень близок к гипотезе так называемого «условного проклятия»36, согласно которой влияние, оказываемое богатством природных ресурсов на экономику, зависит от качества институтов: если права собственности защищены, действует эффективная судебная система, государство подотчетно обществу, то природные ресурсы будут способствовать росту; если институты плохие, то доходы от экспорта сырьевых ресурсов в долгосрочном периоде нанесут вред экономике. При тестировании гипотезы доля сырьевого экспорта в ВВП использовалась в качестве показателя ресурсного изобилия, а среднее количество лет, потраченных на образование населением в возрасте старше 25 лет, — в качестве меры накопленного человеческого капитала. Оказалось, что высокий начальный уровень человеческого капитала снижает отрицательный эффект, вызванный наличием природных ресурсов. Более того, в странах, где в среднем на образование тратится более девяти лет, положительный эффект от изобилия природных ресурсов превосходит отрицательный37.

В дискуссии о связи изобилия природных ресурсов и накопления человеческого капитала еще рано ставить точку. Несмотря на то что, согласно теоретическим исследованиям, ресурсное богатство негативно влияет на накопление человеческого капитала, результаты оценок, не чувствительные к изменению меры этого богатства, являются скорее исключением, чем правилом.

Доказательства как сторонников гипотезы о негативном влиянии природных ресурсов на человеческий капитал, так и ее противников основаны преимущественно на агрегированных макроданных о странах или регионах. В эмпирической литературе отсутствуют исследования, основанные на микроданных о поведении домашних хозяйств в условиях изобилия природных ресурсов, действительно ли они прикладывают меньше усилий к накоплению человеческого капитала, так, как это предсказывает теория. Кроме того, в литературе посвященной ресурсному проклятию, не используется качество образования как непосредственная мера накопления человеческого капитала38.

Еще менее изучен в эмпирической литературе вопрос о том, почему изобилие природных ресурсов вредит накоплению человеческого капитала. Теория предлагает несколько возможных объяснений — от голландской болезни до рентоориентированного поведения элит и домашних хозяйств. Однако эмпирическая оценка путей воздействия ресурсного богатства на человеческий капитал, их сравнительная оценка пока не проведены.


1 Auty R. Resource Abundance and Economic Development. Oxford: Oxford University Press, 2001.

2 Papyrakis E., Gerlagh R. The Resource Curse Hypothesis and its Transmission Channels // Journal of Comparative Economics. 2004. Vol. 32, No 4. P. 181 — 193.

3 Papyrakis E., Gerlagh R. Resource Abundance and Economic Growth in the United States // European Economic Review. 2007. Vol. 51, No 4. P. 1011 — 1039.

4 Acemoglu D., Johnson S., Robinson J. A., Yared P. From Education to Democracy // American Economic Review. 2005. Vol. 95, No 2. P. 44—49.

5 См., например: Гуриев С., Сонин К. Экономика «ресурсного проклятия» // Вопросы экономики. 2008. № 4; Гуриев С., Плеханов А., Сонин К. Экономический механизм сырьевой модели развития // Вопросы экономики. 2010. № 3; Полтерович В., Попов В., Тонис А. Экономическая политика, качество институтов и механизмы «ресурсного проклятия»: Доклад к VIII Междунар. науч. конф. «Модернизация экономики и общественное развитие», Москва, 3 — 5 апреля 2007 г. М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2007.

6 Suslova E., Volchkova N. Human Capital, Industrial Growth and Resource Curse // NES Working Paper. 2007. WP2007/075.

7 Gylfason T. Natural Resources, Education, and Economic Development // European Economic Review. 2001. Vol. 45, No 4 — 6. P. 847—859.

8 Birdsall N., Pinckney T., Sabot R. Natural Resources, Human Сapital, and Growth // Resource Abundance and Economic Growth / R. M. Auty (ed.). Oxford: Oxford University Press, 2001. P. 57—75.

9 Corden W. M., Neary J. P. Booming Sector and De-Industrialisation in a Small Open Economy // The Economic Journal. 1982. Vol. 92, No 368. P. 825 — 848.

10 Если рост добывающего сектора порождает дополнительный спрос на квалифицированный труд, то очень незначительный. Этому сопутствует также конкуренция с высококвалифицированной иностранной рабочей силой (Birdsall N., Pinckney T., Sabot R. Op. cit.).

11 Mehlum H., Moene K., Torvik R. Institutions and the Resource Curse // Economic Journal. 2006. Vol. 116, No 508. P. 1-20; Murphy K. M., Shleifer A., Vishny R. W. Why is Rent-seeking so Costly to Growth? // American Economic Review. 1993. Vol. 83, No 2. P. 409 — 414.

12 Gylfason T. Development and Growth in Mineral-Rich Countries // CEPR Discussion Paper. 2008. No 7031; Birdsall N., Pinckney T., Sabot R. Op. cit.

13 Sachs J., Warner A. Natural Resource Abundance and Economic Growth // National Bureau of Economic Research Working Paper. 1995. No 5398; Sachs J. D., Warner A. M. Natural Resources and Economic Development: The Curse of Natural Resources // European Economic Review. 2001. Vol. 45, No 4—6. P. 827—838.

14 Auty R. M., Gelb A. H. Political Economy of Resource Abundant States // Resource Abundance and Economic Development / R. M. Auty (ed.). Oxford: Oxford University Press, 2001. P. 126 — 145; Ross M. L. Does Oil Hinder Democracy? // World Politics. 2001. Vol. 53, No 3. P. 325 — 361.

15 Robinson J., Torvik R. White Elephants // Journal of Public Economics 2005. Vol. 89, No 2 — 3. P. 197—210.

16 Dietz S., Neumayer E., Soysa de I. Corruption, the Resource Curse and Genuine Saving // Environment and Development Economics 2007. No 12. P. 33—53; Ross M. L. Op. cit.

17 Проблему общественного давления элитам удается решить путем перераспределения части рентных доходов населению, что позволяет повысить лояльность, а значит, сохранить власть и доступ к ренте (Gaddy C., Ickes B. Resource Rents and the Russian Economy // Eurasian Geography and Economics. 2005. Vol. 46, No 8. P. 559—583; Ross M. L. Op. cit.; Auty R. M. Op. cit.).

18 Auty R. M., Gelb A. H. Political Economy of Resource Abundant States / Paper prepared for the Annual Bank Conference on Development Economics, Paris, June 2000; Gaddy C., Ickes B. Op. cit.; Ross M. L. Op. cit.

19 Davis G. Learning to Love the Dutch Disease: Evidence from the Mineral Economies // World development. 1995. Vol. 23, No 10. P. 1765 — 1779.

20 В 1994 г. Всемирный банк впервые оценил совокупный капитал (национальное богатство) стран, который включал физический, человеческий и природный капитал (Expanding the Measure of Wealth: Indicators of Environmentally Sustainable Development // Environmentally Sustainable Development Studies and Monographs Series No 17. Washington, DC: World Bank, 1997). Под природным капиталом понимается запас (в стоимостном выражении) природных ресурсов (земли, воды, полезных ископаемых), который может использоваться в производственных целях (www.worldbank.org/depweb/beyond/global/glossary.html).

21 Gylfason T. Natural Resources, Education, and Economic Development.

22 Stijns J. P. Natural Resource Abundance and Human Capital Accumulation // World Development. 2006. Vol. 34, No 6. P. 1060 — 1083.

23 См., например: Brunnschweiler C. N., Bulte E. H. Linking Natural Resources to Growth and More Conflict // Science. 2008. Vol. 320, No 2. P. 616 — 617.

24 Alexeev M., Conrad R. The Elusive Curse of Oil // Review of Economics and Statistics 2009. Vol. 9, No 3. P. 599 — 616.

25 Alexeev M., Conrad R. The Natural Resource Curse and Economic Transition // Duke Sanford School of Public Policy Working Papers Series. 2009. SAN09-04.

26 Gylfason Т. Development and Growth in Mineral-Rich Countries.

27 Papyrakis E., Gerlagh R. The Resource Curse Hypothesis and its Transmission Channels.

28 Papyrakis E., Gerlagh R. Resource Abundance and Economic Growth in the United States.

29 Stijns J.P. Op. cit.

30 Blanco L., Grier R. The (Non) Effect of Natural Resource Dependence on Human and Physical Capital in Latin America. Mimeo. 2010.

31 Isham J., Woolcock M., Pritchett L., Busby G. The Variety of Resource Experience: How Natural Resource Export Structures Affect the Political Economy of Economic Growth // Middlebury College Economics Discussion Paper. 2003. No 03-08R. Это предположение было высказано в развитие идеи, изложенной в: Engerman S., Sokoloff K. Factor Endowments, Inequality and Paths of Development among New World // NBER Working Paper. 2002. No 9259.

32 См. также: Philippot L. M. Are Natural Resources a Curse for Human Capital Accumulation? // CERDI Working Paper. 2010.

33 Alexeev M., Conrad R. Op. cit.

34 Suslova E., Volchkova N. Op. cit.

35 Bravo-Ortega C., Gregorio De J. The Relative Richness of the Poor? Natural Resources, Human Capital and Economic Growth // Central Bank of Chile Working Paper. 2002. No 139.

36 Mehlum H., Moen, K., Torvik R. Op. cit.

37 Использование инструментальных переменных дало более низкую оценку порогового уровня — 6 лет.

38 Впрочем, в работах, посвященных вкладу человеческого капитала в экономический рост, такие попытки предпринимались. См., например: Hanushek E. A., Kimko D. D. Schooling, Labor Force Quality, and the Growth of Nations // American Economic Review. 2000. Vol. 90, No 5. P. 1184 — 1208.

Комментарии (1)add comment

Игорь Коляда said:

Изобилие природных ресурсов НЕ ВРЕДИТ накоплению человеческого капитала.
ВРЕДИТ несправедливое распределение прибыли от их использования.
Неужели чтобы понять такую простую вещь необходим такой "титанический" труд?
05 Сентябрь, 2012

Написать комментарий
меньше | больше

busy