ОСНОВЫ ПОЛИТЭКОНОМИИ ТРУДА


ОСНОВЫ ПОЛИТЭКОНОМИИ ТРУДА

В истории экономической науки нечасто бывало, чтобы появление книги знаменовало утверждение нового теоретического направления. "Исследование о природе и причинах богатства народов" А. Смита, "Капитал" К. Маркса, "Общая теория занятости, процента и денег" Дж. М. Кейнса - возможно, самые наглядные в этом отношении примеры. Разумеется, в каждом случае исследователь опирался на достижения научных предшественников и современников, на свои разработки. И все же только с выходом такого труда новая теория получала адекватный фундамент и способность к дальнейшему развитию на собственной основе.

В ряду научных событий подобного масштаба - рецензируемая монография, представляющая результат, фундаментальный с точки зрения экономической науки в целом.

Проблема труда рассмотрена автором в социально-экономическом ракурсе столь развернуто, всеобъемлюще и досконально, с такой точностью и определенностью формулировок и положений, что можно говорить об энциклопедическом характере книги. Но она не укладывается в формат свода научных знаний, даже обладающих оригинальностью. Ее содержание выстраивается не по внешнему для предмета науки принципу, оно проникнуто единством внутренней логики, выдержанной на протяжении всего изложения.

В книге представлено раскрытие субстанциональной роли труда в общественном развитии, особенно после утверждения непосредственно общественного производства. Это придает излагаемому материалу простоту установленной истины. Такая форма не означает легкого постижения идей автора, хотя вдумчивый читатель вполне освоит богатейшее содержание книги. Речь идет о цельности позиции ученого, об органичной связи всего комплекса отстаиваемых им положений, о выверенной логике исследования.

От характеристики предмета и метода политической экономии с учетом ключевой роли труда в общественной жизни автор обоснованно переходит к рассмотрению процесса труда и процесса производства потребительной стоимости. Производство потребительной стоимости при ближайшем рассмотрении предстает как процесс ее возвышения. Произведенные потребительные стоимости, реализуясь в производственном и личном потреблении, обеспечивают расширенное воспроизводство человеческой жизни, что также находит свое отражение в логике монографии.

Поскольку производство - это процесс труда, осуществляемый в рамках и посредством определенной общественной формы, постольку В.Я. Ельмеев оправданно включает в книгу раздел о труде как основе воспроизводства общества, рассматривая и воспроизводство отношений собственности. В диалектике собственности, как показывает автор, ключевую роль играет процесс обобществления труда, предполагающий в условиях современного развития производительных сил прогресс в перемене и сочетании различных видов труда.

Закономерным звеном в логике монографии выступает исследование на базисе потребительно-стоимостного подхода производства свободного времени и развития общества и человека. Опираясь на полученные результаты, автор раскрывает перспективу утверждения общества труда и одновременно проводит развернутый анализ концепций, в той или иной форме умаляющих субстанциональность труда в общественной жизни. Общество труда в его характеристике - общество подлинной правды, свободы и справедливости.

Структура книги предполагает, что содержание одного раздела обусловливается сутью предшествующего, что результаты, полученные на каждом этапе исследования, воспроизводятся при продвижении вперед, к более конкретному анализу, придавая основополагающей идее истинную значимость.

Реализованный замысел является, можно сказать, грандиозным. Но ученый, который стремится утвердить основы новой политической экономии - социальной экономии труда, обязан дерзать, и в данном случае мера его дарования соответствует поставленной задаче.

Начиная с абстрактной характеристики труда, В.Я. Ельмеев убедительно обосновывает положение о том, что субстанцией общественного бытия выступает именно труд, что попытки представить нечто иное как предшествующее ему, неспособны принести позитивного результата. Субстанциальность труда означает его социальную материализацию не только в произведенных продуктах, но и в людях, которые обретают свою общественную сущность благодаря труду. Так закладывается теоретическая предпосылка, позволяющая преодолеть неправомерное сведение богатства каждого общества к вещам и дающая возможность представить человека, получившего свободное всестороннее развитие, в качестве действительного общественного богатства.

Исследуя развитие труда в условиях научно-технического прогресса, В.Я. Ельмеев скрупулезно выявляет изменение трудовых функций работника, когда человек перестает быть непосредственным агентом технологических операций и сосредоточивается на контроле и регулировании производственного процесса, оставаясь тем не менее работником. Это, естественно, означает воспроизводство труда как субстанции всего социального на любой стадии общественного развития.

Более конкретное рассмотрение проблемы труда связано и с анализом его производительного характера. Продолжая и развивая классическую традицию, автор разграничивает труд производительный и непроизводительный, не отрицая этим общественной полезности последнего. Более того, именно четкое разделение данных видов трудовой деятельности позволяет выявить их неразрывную связь, имеющую и такое актуальное проявление, как научное развитие непосредственных производителей материальных благ.

В работе подчеркивается инновационность труда, в том числе и непосредственно производительного. Процесс труда означает превращение факторов производства в новую потребительную стоимость, она - их новый результат. По мере прогресса науки и техники, а также производственных отношений труд становится производительным настолько, что обеспечивает потребности не только самих производителей, но и других членов общества. Результаты труда, измеренные по потребительно-стоимостному критерию, оказываются выше затрат труда, обеспечивающих производство этих продуктов. В этом, подчеркивает В.Я. Ельмеев, проявляется фундаментальная закономерность превосходства результатов труда над его затратами, лежащая в основе социально-экономического прогресса.

Отмеченные положения относятся к характеристике любого способа производства. В таком качестве они способствуют развитию общих основ политической экономии. Но социальная экономия труда - это научная теория, которая не ограничивается абстракциями, общими для всех экономических эпох, ибо специфика общественной формы предопределяет особенности реализации созидательных возможностей труда. При определенных общественных обстоятельствах политическая экономия выступает в качестве социальной экономии труда, основы которой с такой последовательностью и всесторонностью разработаны в монографии.

Следует согласиться с автором: когда потребительно-стоимостные результаты производства зависят от достижений научно-технического прогресса, наращивание затрат труда в целях максимизации прибавочной стоимости становится тормозом социально-экономического развития, выявляется бесперспективность производства, базирующегося на меновой стоимости. Будущее - за обществом труда, за производством, непосредственно ориентированным на общественную потребительную стоимость, а значит, на формирование материальных предпосылок для обеспечения благосостояния и свободного всестороннего развития всех членов общества.

В эпоху, когда доминируют не затраты рабочей силы вообще, а конкретный труд, созидающий потребительную стоимость, на смену закону стоимости как основному закону товарного производства приходит закон потребительной стоимости, лежащий в основе развития новой экономической системы. Эта фундаментальная идея убедительно аргументирована в книге.

Закон потребительной стоимости требует осуществлять затраты труда в объеме, необходимом для удовлетворения общественных потребностей, которые исходны при определении уровня трудовых затрат. Затраты рабочего времени перестают быть мерилом общественного богатства, хотя и сохраняют свою регулирующую роль.

Но если пространство для реализации потребностей всестороннего развития членов общества образуется свободным временем, то закон потребительной стоимости обусловливает последовательную реализацию закона экономии рабочего времени. Экономия рабочего времени перестает быть побочным результатом конкурентной борьбы, выходит за рамки экономии необходимого рабочего времени ради увеличения прибавочного. Она утверждается в качестве важнейшего потребительно-стоимостного результата общественного производства, становится решающим критерием его эффективности.

Критерий экономии рабочего времени дает возможность адекватно оценить эффективность замены средств производства более совершенными. Как показывает В.Я. Ельмеев, объем труда, высвобождаемого при потреблении новой техники, закономерно превышает затраты труда на ее создание, таково следствие превращения производства в технологическое приложение науки. И чем прогрессивнее техника, тем значительнее масштаб экономии рабочего времени, становящейся свободным временем общества.

Экономия труда как потребительно-стоимостной критерий эффективности применим и к оценке развития работников умственного труда. Пройдя обучение, повысив квалификацию, они способны сэкономить рабочее время потребителей результатов их труда. Эта экономия, обусловленная научным развитием работника, превышает затраты труда, обеспечивающего рост квалификации, и служит еще одним фактором увеличения свободного времени общества.

При всей значимости отмеченных потребительно-стоимостных аспектов эффективности автор не ограничивается ими. Он характеризует и результативность производства предметов потребления, вступая в ту область экономической науки, которая является полем острых дискуссий. Неоднократные попытки оценить полезность потребительских благ с субъективистских позиций, отрывая сферу потребления от сферы производства, игнорируя этим субстанциональность труда, всегда оказывались безуспешными.

Поскольку связь производства и потребления опосредствуется распределением, В.Я. Ельмеев анализирует известный принцип распределения по труду. Он ставит по-новому вопрос о распределении в соответствии с сэкономленным трудом, когда применение новой техники и вступление в производство более развитых работников ведут к экономии труда у потребителей произведенных предметов потребления.

Распределение в соответствии с такой экономией позволяет работать менее продолжительное время для получения доступа к требуемым жизненным средствам полнее удовлетворить потребность в благах, создаваемых при возросшей производительности труда.

Постановка проблемы распределения по сэкономленному труду, на наш взгляд, исключительно плодотворна. Распространяя критерий экономии труда у потребителей производимых продуктов на оценку совершенствования не только работников и средств производства, но и создания потребительских благ, она позволяет раскрыть на этой основе логику прогресса производства, ориентированного на потребительную стоимость. Экономия труда у потребителей тех продуктов, которые производятся по-новому вследствие функционирования обновленных производительных сил, т. е. при снижении затрат и цен, ведет к дополнительному развитию потребителей в рамках возросшего свободного времени и к более полному удовлетворению их разумных потребностей. Следовательно, люди входят в новое производство в качестве более производительных тружеников, обеспечивающих дальнейшую экономию труда. Достигнутое прежде приумножается на более высоком витке развития.

Применительно к социализму как переходу к первой стадии непосредственно общественного производства, когда исторически существуют товарно-денежные формы, эффективное распределение означает, прежде всего, снижение потребительских цен как плановых нормативов затрат труда. Из истории известно, что в период систематического понижения цен наблюдались самые высокие темпы роста производительности труда, отсутствовали дефициты, так как при стабильной номинальной заработной плате расширялось потребление именно тех благ, которых вследствие роста производительности труда производилось больше. Теоретические положения В.Я. Ельмеева подтверждаются передовым практическим опытом.

Автор справедливо отмечает, что принцип экономии приложим именно к производительному труду. Деятельность в сферах общества, в которых сэкономленный труд преобразуется в услугу, непосредственно обеспечивающую свободное развитие человека (наука, здравоохранение и т. д.), не должна подвергаться урезанию. Прогресс экономии труда реален в расширенном воспроизводстве этих сфер.

При существующей производительности общественного труда максимум свободного времени каждого индивида определяется всеобщностью участия в производительном труде. Это непреложный, хотя зачастую и замалчиваемый факт. Как обосновывается в монографии, переход к такому участию закономерно сопровождается сокращением рабочего дня более чем вдвое, обогащением содержания производительного труда, освобождением от односторонности развития как непосредственных производителей, так и тех работников, которые в силу старого разделения труда были изолированы от выполнения производительного труда.

Острейшая нехватка квалифицированных рабочих, ставящая под угрозу прогресс наукоемкого производства в современной России, делает очевидной необходимость всеобщности производительного труда. Если кто-то не хочет быть рабочим, то решение проблемы состоит именно в том, чтобы все какое-то время выполняли функции рабочих компьютеризованного производства. Когда не будет отрыва возрастающей доли общества от производительного труда, тогда не будет и изоляции рабочего класса от общественных функций, реализуемых в сфере свободного времени. Производительный труд перестанет восприниматься как проклятье, а общество сможет беспрепятственно воплощать научные идеи в материальное производство. Разумеется, в нынешнем обществе тенденция к перемене и сочетанию труда встречает немало барьеров. И все же осознание ее закономерного характера, в том числе благодаря рецензируемой книге, будет способствовать развитию сферы производительного труда России как основы развития всех остальных сфер общества.

В качестве главного источника увеличения свободного времени общества В.Я. Ельмеев справедливо рассматривает реализацию достижений НТП, что позволяет обеспечивать общественные потребности при снижении общих затрат рабочего времени. Отсюда и правомерность использования предложенного автором показателя эффективности общественного производства в виде отношения сэкономленного, высвобожденного из производственной сферы времени к совокупному рабочему времени общества. Новый показатель свободен от формализма оценок эффективности, сопоставляющих затраты труда в одной форме с затратами же труда, представляемыми в качестве результата общественного производства.

Расчеты, проделанные в соответствии с идеей В.Я. Ельмеева, наглядно иллюстрируют закон превосходства результатов труда над его затратами. Если до индустриализации на один час общественного труда приходилось менее часа сэкономленного времени, то к настоящему времени в годовом исчислении отношение сэкономленного, высвобожденного времени к рабочему составляет в экономически развитых странах 3: 1 и выше. При таких обстоятельствах - в этом автор абсолютно прав - эквивалентность овеществленного в продукте труда затратам живого труда, свойственная созданию стоимости, перестает отражать и стимулировать экономический прогресс.

Правда, не следует недооценивать значимость стоимостной эквивалентности в условиях современного капиталистического производства. Так, существующее занижение цены рабочей силы относительно ее стоимости препятствует нормальному воспроизводству трудящихся, ведет к сокращению численности населения России, ставит под угрозу перспективы развития отечественной экономики, даже в ее капиталистической форме.

Опыт показывает, что эквивалентность при продаже рабочей силы не устанавливается стихийно. Поэтому актуальна идея автора о том, что улучшение жизни работников требует их целенаправленной борьбы, организованной профсоюзами. С успехами их работы он правомерно связывает перспективу формирования общества труда.

Соотнесение производства, ориентированного на потребительную стоимость, с производством, основанным на меновой стоимости, имеет в монографии преимущественно характер противопоставления.При этом они сначала противополагаются в качестве господства производства стоимости, отрицаемого потребительно-стоимостными тенденциями, затем в виде укладов переходной экономики и, наконец, как непосредственно общественное хозяйство с моментами товарности.

Столь развернутое раскрытие субстанциональной роли труда в производстве, ориентированном непосредственно на потребительную стоимость, дает В.Я. Ельмееву основания назвать представленную им теоретическую систему "трудовой теорией потребительной стоимости". Данная характеристика, с одной стороны, отражает преемственность достигнутого по отношению к трудовой теории стоимости, с другой - подчеркивает новизну полученного результата, соответствующую принципиально новому соотношению между потребительной стоимостью и затратами рабочей силы вообще, когда доминирование перешло от стоимости к потребительной стоимости.

Продвигая трудовую теорию к новым рубежам, автор широко обращается к высказываниям К. Маркса о потребительной стоимости, труде и экономике ассоциированного труда. Подобная апелляция дает возможность в полной мере оценить масштабность и самостоятельность мышления отечественного ученого, ибо он тем самым задает высочайший уровень требовательности к обоснованию собственных идей. Утверждая новое, В.Я. Ельмеев подчас оценивает великого предшественника по меркам не того, что тот совершил в экономической науке, а того, что не сделал. На наш взгляд, К. Маркс "увлекался" стоимостью не в силу недооценки потребительной стоимости, а вследствие объективного положения вещей в капиталистическом товарном хозяйстве.

И все же трудовая теория потребительной стоимости не может претендовать на замещение трудовой теории стоимости в анализе капиталистической экономики. Хотя доминирование стоимости над потребительной стоимостью и утрачивает историческую необходимость, но оно пока существует. И потому для теоретиков, признающих субстанциональную роль труда, остается необходимым исследование капитализма в русле марксовой традиции и перехода на потребительно-стоимостные принципы в исследовании непосредственно общественного хозяйства.

Выводы социальной экономии труда в монографии соотносятся с представлениями теорий, так или иначе отрицающих субстанциональность труда. Речь, следовательно, идет о критическом анализе подобных течений. В этой теоретической работе В.Я. Ельмеев исходит из приверженности только истине.

Не следует думать, что формирование новой теории - дело исключительно В.Я. Ельмеева. Он является основателем и лидером целой теоретической школы. Известны работы авторов, придерживающихся общих с ним теоретических позиций и получивших значимые для науки результаты: В.Ф. Байнева, В.Н. Бобкова, С.С. Губанова, В.Г. Долгова, П.А. Игнатовского, В.Г. Комарова, В.И. Мишина, М: В. Попова, Е.Е. Тарандо и т. д. Многие их идеи нашли поддержку и развитие в рецензируемой книге.

Рассматриваемая книга при всей ее масштабности не исчерпывает экономических проблем труда. Так, за рамками книги остался анализ того, в каких конкретных формах проявляется приоритет трудовой потребительной стоимости на разных ступенях становления и развития непосредственно общественного хозяйства. Данное обстоятельство целесообразно отметить именно для того, чтобы подчеркнуть потенциал развития социальной экономии труда.

Итак, в экономической теории сделано важное открытие, позволившее создать основы политэкономии труда. Рецензируемая монография - тому подтверждение.

А. Золотов, д-р экон. наук, профессор, зав. кафедрой экономической теории Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy