ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ: ТЕМПЫ И КАЧЕСТВО


ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ: ТЕМПЫ И КАЧЕСТВО

Дасковский Вадим Борисович
д.э.н., профессор
научный руководитель
Национального института экономики
(НИЭк, www.niec.ru)
(О КРИЗИСЕ ЭКОНОМИКИ, НЕ ОПИСАННОМ В УЧЕБНИКАХ ИЛИ ЧТО ДЕЛАТЬ ?*)
 

Статистические показатели развития экономики РФ на первый взгляд вселяют чувство благополучия. В 2004г., правда, снова недобрали нескольких десятых процента экономического роста до желаемых 7,3%. Но в целом, в представлении Правительства всё вполне надёжно, тенденция экономического роста есть. Однако многое говорит о том, что благополучие каждого и состояние экономики в целом не соответствует официальным оценкам.

Данные, приведённые в табл.1, свидетельствуют о стабилизации экономического роста в России после дефолта 1998г. Достигнутые среднегодовые темпы роста составили 7,8%. При отсчёте роста к предыдущему году с темпом 7,3% в рассматриваемом пятилетнем интервале они должны были составлять 8%. Так что экономический рост по нынешним меркам недостаточен. И он необъяснимо замедлен для восполняющей недавние утраты экономики.


Таблица 1

Показатели развития экономики, отраслей и отдельных производств в натуральном измерении

Иcточник: Россия в цифрах. 2004: Крат.стат.сб. /
Федеральная служба государственной статистики. М. 2004.


В анализируемом периоде высокие среднегодовые темпы роста в промышленности имели только золотодобыча (9,6%), нефтедобыча (10%), производство труб (15,2%) и синтетических смол и пластмасс (9,6%). Первичная переработка нефти увеличивалась в среднем на 3%, производство стали на 5,4%, электроэнергии на 2% в год.

В аграрном секторе вызывает тревогу состояние материально-техническаой базы, высокими долги сельскохозяйственных товаропроизводителей, ухудшение кормовой базы животноводства; сохранялся также неэквивалентный обмен произведённой сельскохозяйственной продукции на промышленные ресурсы, используемые в сельском хозяйстве. Следствие этих причин - относительно низкие темпы роста производства продукции сельского хозяйства и отсутствие базы для их роста.

Среднегодовой рост грузооборота транспорта (6,6%) и грузовых перевозок (3,6%) является подтверждением низких темпов роста экономики. Наиболее тревожным фактом является малый рост электроэнергетики (2% среднегодовых). С учётом потерь в изношенной сети доставки электроэнергии потребителям её фактический расход ещё меньше. Это ещё одно свидетельство низких темпов роста всех других отраслей. Агрегированные показатели развития промышленности и её отраслей, учитывающие изменения только физического (натурального) объёма продукции приведены в табл. 2.

Таблица 2

Индексы промышленного производства (1990г.=100%)

Иcточник: Россия в цифрах. 2005: Крат.стат.сб. /
Федеральная служба государственной статистики. М. 2005.


Среднегодовые темпы развития промышленности в натуральной оценке составили лишь 7,4%. Они определялись опережающим ростом производства в машиностроении - 8,4%, цветной металлургии (золото) – 8,2 %, пищевой и топливной промышленности (нефть) – 7,8%. Нельзя не отметить, что лидирующие темпы развития машиностроения не согласуются с очень низким использованием в нём производственных мощностей (42,3%). В электроэнергетике рост всего 1,08%.

Рост промышленного производства в 2004г. в сравнении с 2003г. (6 %) был ниже среднегодовых темпов развития (7,4%), что явилось тревожным сигналом его затухания.

Структура экономического роста свидетельствует об отсутствии даже признаков реструктуризации экономики и оживления обрабатывающих отраслей. Доминирование конъюнктурной составляющей (мировой цены нефти), с одной стороны, обесценивает его как объективный показатель развития экономики, а с другой, ограничивают возможности текущего пользования его благами.

За истекшие пять лет после дефолта 1998г. экономический рост несомненен, но он недостаточен для удвоения ВВП к 2010 году, а, следовательно, и решение основных социально-экономических задач. Незначительное улучшение уровня жизни населения, в том числе работников бюджетной сферы и пенсионеров, планируемые меры усиления этого процесса не имеют под собой прочной экономической базы. В 2004г. экономический рост снизился до 7,1%. В 2005г. он будет 5,9 - 6%, а в 2006г. ещё меньше – 5,8%. Это окончательно поставило под сомнение реальность выполнения намеченной задачи.

Причины низких темпов развития отраслей экономики и ухудшения качественных показателей объясняет анализ показателей эффективности. Сводная (обобщающая) эффективность формируется движением трёх базовых её элементов: производительность труда (использование живого труда), фондоотдача или рентабельность активов (использование прошлого труда), рентабельность продукции (расход ресурсов производства всех видов).

В нашей стране показатель производительности труда после перехода к рыночным отношениям исключён из хозяйственного практики, статистической отчётности, программ развития всех уровней. Между тем, в процессе живого труда реализовывается потенциал других компонентов производства, поэтому управление им является «приводным ремнём» максимального использования всего комплекса ресурсов производства, обнаружения и реализации резервов и сведения до минимума потерь. К тому же, уровень производительности труда служит объектоивной мерой его оплаты. Нельзя потребить больше того, что произведёшь.

Оплата труда, превышающая рост производительности, возможна лишь за счёт использования прибыли. В этом случае уменьшаются накопления и инвестиционная активность предприятий, а в конечном итоге – перспективы дальнейшего повышения благосостояния работников.

Производительность общественного труда (по экономике в ВВП) в 2004г. составила 97,6%, производительность труда на транспорте – 87% в сравнении с 1990г. Данные по промышленности приведены в табл.3. Расчёт индексов производительности труда выполнен по формуле:



Таблица 3

Индексы производительности труда промышленного производства в 2004г.(1990г.=100%)

Иcточник: Российский статистический ежегодник:
Стат.сб. / Госкомстат. М.1999; М.2004.


На первый взгляд дела идут неплохо, особенно в машиностроении, в котором производительность труда в 2004г. превзошла уровень 1990г. на 85% и «вытащила» по этому показателю всю промышленность на 25% выше дореформенного уровня. Однако из 10 отраслей промышленности только три сумели преодолеть уровень 1990г. Рост производительности труда в рассматриваемом периоде происходил преимущественно за счёт уменьшения численности работников. Особенно интенсивно этот процесс протекал до 1999г. В машиностроении и металлообработке к этому моменту численность работников уменьшилась до 40%, в промышленности – до 62%. В период 1999-2004гг. несмотря на начавшийся рост объёмов производства, численность персонала продолжала сокращаться, но гораздо меньшими темпами. В конечном итоге в 2004г. в машиностроении сохранилось 33%, а в промышленности – 56% исходной (1990г.) численности.

Несомненно, переход на рыночные отношения позволил коренным образом решить проблему отсева из производства излишних работников, которая не решалась в условиях трудового кодекса социализма. Но в период неразберихи и материальных невзгод реформирования для достижения сиюминутных выгод были безмерно сокращены штаты или вообще ликвидированы конструкторские и опытно-конструкторские бюро, проектные и научно-исследовательские институты, центральные заводские лаборатории. И без того слабая инновационная деятельность оказалась практически обезглавленной. Под этим углом зрения достигнутое превышение производительности труда в промышленности дореформенного уровня не даёт поводов для оптимизма. Среднегодовой рост производительности труда в интервале 1999-2004гг., равный 10,5% в промышленности, не соответствует приемлемому для навёрстывающей своё прошлое экономики. В пищевой, химической и нефтехимической, топливной промышленности, чёрной и цветной металлургии он низок, а в электроэнергетике (1,8%) – неудовлетворителен.

Положение с производительностью труда только в топливной промышленности и цветной металлургии можно связывать с ухудшающимися горно - геологическими условиями. Обстановка во всех других отраслях, включая и машиностроение, пока не поддаётся однозначной трактовке. В самом деле, чем можно объяснить, что в прежних цехах 15 лет спустя в пищевой промышленности в 2004г. для выпуска 66% объёма продукции 1990г. требуется прежнее число работников, а в электроэнергетике для производства 78% электроэнергии - на 56% больше работников, чем в 1990г.? Здесь впервые возникает догадка, что это следствие недопустимого физического и морального износа техники в отраслях. При таком взгляде на ситуацию становятся объяснимы низкие темпы развития, роста производительности труда и зарплаты, уровня жизни в восстановительном периоде экономики. Инфляция практически полностью «съедает» эффект этого роста.

В социальной сфере величина прожиточного минимума растёт быстрее (в 2004г.темп роста составил 113%) чем реальные располагаемые денежные доходы (108%) и реальная начисленная заработная плата (111%). Средний размер начисленных пенсий лишь в 2002г. достиг прожиточного минимума и увеличился в 2003г. на 2%, а в 2004г. ещё на 6%. Ещё 18% населения (26 млн.чел.) проживает с денежными доходами ниже прожиточного минимума, т.е. в условиях нищеты. Дефицит его доходов равен 8 млрд.долл. При этом, подчёркивая социальную несправедливость, коэффициент дифференциации доходов, и без того превышающий компромиссное значение в 2 раза, продолжает расти (14,8 раз в 2004г.).

Уровень жизни в обществе таков, какова производительность труда. В нашей стране она низкая и такой же уровень жизни. Показатель ВВП на душу населения свидетельствует о степени богатства страны и её возможности обеспечить более высокий уровень жизни. Уровень его в России в сравнении с США (100%) составляет 18%; в Польше – 27%, Чехии – 40%, Словакии – 33%. Словении – 47%, Венгрии – 34%, Болгарии – 19%. В Германии, Великобритании, Франции, Италии, Дании, Швейцарии и др. этот показатель находится в диапазоне 68-83%.

Условиями этого являются высокая производительность труда и большая доля занятого населения. Смысл второго условия в том, что большая занятость населения уменьшает долю неработающих (табл.4). Так, Великобритания, находясь на 4-м месте по производительности труда, опередила по показателю ВВП на душу населения, определяющему уровень жизни, Францию и Италию с низкой долей занятого населения (41 и 38%).

Таблица 4

Производительность труда и уровень жизни в ряде стран в 2002г.

Иcточник: Россия в цифрах. 2005: Крат.Cтат.сб. /
Федеральная служба государственной статистики. М.2005.


Из числа приведённых в табл. 4 стран Россия пока имеет сопоставимый уровень занятости с ведущими по этому показателю США и Великобританией и совершенно несопоставимый уровень производительности труда (в 4,3 раза ниже, чем в США). По производительности труда Россия отстала от всех развитых стран. Увеличение её в несколько раз привело бы к эквивалентному росту производства и благосостояния граждан. При этом повышение заработной платы и пенсий обеспечило бы спрос на товары народного потребления и стимулировало ускоренное развитие отраслей второго подразделения общественного производства, а рост прибыли, ныне отсутствующей приблизительно на половине общего числа предприятий страны, - инвестиционную активность в экономике и интенсивное развитие отраслей первого подразделения.

Однако уровень производительности труда всецело зависит от его технической вооруженности. В наших условиях, когда нет недостатка в рабочих местах (напротив их избыток), образованных и квалифицированных кадрах, неудовлетворительная производительность труда может являться только следствием физического и морального износа материально-технической базы. Официальные статистические данные подтверждают этот вывод (табл.5).

Таблица 5

Динамика обновления и выбытия основных фондов, % (в сопоставимых ценах)

Иcточник: Российский статистический ежегодник:
Стат.сб. / Госкомстат.М.1999;М.2004.


Темпы выбытия основных фондов в течение рассматриваемого периода были в несколько раз ниже экономически обоснованных. Значение коэффициента выбытия - 1,1 означает, что в экономике и промышленности в период 1999-2004гг. полное выбытие действующих основных фондов ориентировано на 90 лет. Если концентрировать инвестиции на замене оборудования, то на 45 лет. Но даже в рассматриваемом дорыночном двадцатилетии максимальный коэффициент выбытия составлял, кстати в 1990г., 1,8, что эквивалентно установке на полную замену активной части основных фондов за 28 лет.

В такой ситуации неминуемо образование большого массива физически и морально устаревшего оборудования. В 2003г. оборудование промышленности в возрасте 16-20 лет составило 22,7%, а более 20 лет – 48,2%. Это означает, что в разных отраслях, подотраслях, типах производств подлежит скорейшему выводу из эксплуатации от 48 до 71% действующего оборудования в зависимости от сроков амортизации (табл.6).

Таблица 6

Возрастная структура производственного оборудования в промышленности (%)

Иcточник: Российский статистический ежегодник:
Стат.сб. / Госкомстат.М.1999;М.2004.


В возрастных группах оборудования 16-20 лет можно ожидать производство нерентабельной продукции, а свыше 20 лет – его убыточное использование. Основываясь на возрастном составе оборудования, можно утверждать, что зона рентабельной работы предприятий не может превышать 50%.

Удельный вес убыточных организаций в промышленности составлял непомерно большую величину: в 2000г. - 39,7, в 2001г. - 39,3, в 2002г. - 45,1, в 2003г. - 44,5, в 2004г. - 38,5. Помимо убыточных, существуют и нерентабельные организации. В совокупности они образуют нерентабельный сектор промышленности, размеры которого не меньше 50% прогнозируемых нами на базе анализа возрастной структуры и соответствующих ей технико-экономических возможностей действующего оборудования. Как видим, не только превышение паспортных сроков службы оборудования служит основанием его замены, но и нерентабельность эксплуатации.

Надлежащие техническое обслуживание и модернизация позволяют сохранить работоспособность оборудования, что по-прежнему обеспечивает производство продукции. Экономически обоснованный подход к списанию отслужившего нормативный срок оборудования в нашей стране не принят. Поэтому удручающая картина его возрастной структуры тревоги у Правительства не вызывает. Между тем, физический и моральный износ действующей техники и технологий приводит к повышенному расходу труда, сырья и материалов, энергии, увеличению затрат на ремонт, снижению качества продукции и её неконкурентоспособности. Всё вместе привело к образованию огромного сектора нерентабельного промышленного производства, лишающего надежд на скорые перемены к лучшему.

При определении масштабов экономически необходимой инновационной замены оборудования (новым не только по возрасту, а и по технико-экономическим показателям) необходимо учитывать, что непосредственно примыкающая к безусловно критической (возраст более 20 лет) группа оборудования 16-20 лет, если не по физическому, то по моральному износу тоже находится в зоне риска. Выпускаемая здесь продукция малорентабельна или нерентабельна, неконкурентоспособна. К тому же в данный момент частично, а к 2007г. полностью эта группа превысит предельные 20 лет. Поэтому рационально ставить вопрос о замене оборудования обеих возрастных групп 16-20 и более лет. Этот вопрос чрезвычайно актуален, так как морально и физически многократно изношенное оборудование расточительно «пожирает» производственные ресурсы (сырье, энергию, труд) и, требуя непомерных затрат на ремонт, может разрушить экономику, а в физическом аспекте – привести к перманентному потоку техногенных катастроф.

Напротив, если осуществить инновационное перевооружение промышленности, можно кардинально изменить положение к лучшему. Проиллюстрируем ожидаемые результаты укрупнённым расчётом, приняв за основу показатели промышленности 2003г. Исходным положением, уже обоснованным нами, является принятие величины нерентабельн6ого сектора промышленности, равной 50%, из которых 44,5% убыточны, а недостающие (до 50%) 5,5% экспертно квалифицируются нами как нерентабельные. Такое допущение представляется оправданным, если относить всё оборудование в возрасте свыше 20 лет (48%) и только 2% оборудования в возрасте 16-20 лет к нерентабельному.

Рентабельные предприятия промышленности в 2003г. получили прибыль от реализации своей продукции в сумме 784,1 млрд. руб. Другая половина реализованной продукции была нерентабельной, следовательно, не принесла эквивалентной прибыли. Утраченная прибыль – 784,1 млрд. руб. Потери дополняются тем, что из 50% нерентабельной продукции часть её реализована с убытком 170,2 млрд. руб. Таким образом, общий размер утраченной прибыли и её получения в случае инновационного обновления активной части основных фондов можно оценить в 954,3 млрд. руб. (784,1 + 170,2), что на 122% больше полученной. Общий размер прибыли увеличился бы до 1 738 млрд.руб.

При прежнем уровне среднеотраслевой цены трансформация утраченной прибыли в реальную произойдет за счет равного приросту прибыли снижения текущих издержек ныне нерентабельных предприятий, т.е. на 954,3 млрд. руб. Реальные затраты на производство в промышленности в 2003г. – 5 874 млрд.руб. Они бы снизилась до 4 920 млрд. руб. В такой ситуации рентабельность продукции в промышленности, оцениваемая в 2003г. в 13,6%, составила бы 35%. Она бы снизился до нормального уровня за счёт естественного снижения цен. Все выгоды определены при допущении сохранения прежнего объёма производства. Возможное увеличение его ещё больше усилит эффект.

Обновление технологического оборудования промышленности на инновационной основе, т.е. не только путем замены изношенного «молодым», но и прогрессивным оборудованием, позволило бы в 2,2 раза увеличить прибыль, производительность и оплату труда, налогооблагаемую базу и сумму налогов, на 16% снизить удельные издержки и общий расход производственных ресурсов, поднять общий уровень качества промышленной продукции до уровня мировых стандартов, сделав ее конкурентоспособной на мировом рынке. Это неполное перечисление решаемых задач при переходе на инновационный путь развития свидетельствует о его перспективности.

Общие возможности обновления и наращивания основных фондов определяются объемом валового накопления основного капитала и его долей в ВВП. В посткризисном периоде в связи с большим бременем поддержания социальной сферы она не достигла уровня 1991г., значительно ниже, чем в развитых странах. Ресурсы развития производства в РФ пока весьма скудные, и об этом свидетельствует опыт пищевой промышленности.

В секторе реального производства самофинансирование развития существенно преобладает над финансированием извне. В промышленности, сельском и лесном хозяйстве собственные средства имеют примерно одинаковый удельный вес, соответственно - 61,3, 64,8 и 63,5% (по экономике 45,6%). Доля, собственных средств в пищевой промышленности выше (69,1%), чем в промышленности (61,3%).

Анализ отраслевой структуры инвестиций в основной капитал в 2003г., а она стабильна в последние годы, определяет лидирующую группу отраслей в промышленности в таком порядке: нефтедобывающая – 13,3%, электроэнергетика – 5,2%, газовая – 4,9%, пищевая – 3,6%. Названные отрасли добились приоритетного инвестирования по всем источникам, причём при сравнительно малой доле бюджетного участия. Чтобы прояснить вопрос, насколько интенсивно влияют мобилизуемые инвестиции на процесс воспроизводства действующих в отраслях основных фондов, нами определено их соотношение (табл.7)

Таблица 7

Соотношение инвестиций и действующих основных фондов промышленности в 2003г.

Иcточник: Инвестиционная деятельность в России:
условия, факторы, тенденции /
Федеральная служба государственной статистики. М.2004.


Полученные данные свидетельствуют, что по притоку инвестиций на 1 руб. действующих основных фондов пищевая промышленность (19,4 коп) уступает лишь газовой (41,3 коп), опережая нефтедобывающую (17,7 коп) и все другие отрасли. Возможные сроки замены изношенного оборудования в 5 раз короче, чем в электроэнергетике и в 2 раза, чем в промышленности в целом.

В пищевой промышленности сформировалась соответствующая рыночным отношениям структура собственности. Половина её – российская, другая половина - иностранная и совместная. Это является следствием того, что пищевая промышленность в течение последних десяти лет была лидером поступления прямых иностранных инвестиций. В целом инвестиционная деятельность в неё может характеризоваться как наиболее эффективная в сравнении с другими отраслями. Такая оценка базируется на высокой степени самофинансирования, малом использовании государственных средств, сравнительно высоком развитии кредитования банками, устойчивом привлечении прямых иностранных инвестиций, наконец, на достижении наибольшего покрытия инвестициями нужд воспроизводства основных фондов.

Активная инвестиционная деятельность в пищевой промышленности позволила реконструировать и развить на инновационной основе масложировую, пивоваренную отрасли, отрасль безалкогольных напитков, которые значительно превысили недосягаемые для других отраслей объемы производства 1990г. и имеют высокие показатели хозяйственной деятельности. Однако реконструированные предприятия выглядят как оазисы среди доживающего свой век оборудования. Добиться большего не позволяет ограниченность инвестиций.

Опыт пищевой промышленности свидетельствует о том, как многого можно достигнуть при активной инвестиционной деятельности. Но в тоже время очевидно и то, что нынешние масштабы инвестирования, даже в лучшей его постановке, не способны преломить падение эффективности производства, а, следовательно, решить сложнейшую задачу улучшения социального положения работников и населения. Пролонгация нынешних форм и темпов развития экономики может привести к кризису раньше, чем наступит момент ее реабилитации.

Неутешительны итоги выполненного нами анализа фактической эффективности инвестиций в периоде 1993-2003гг. при лаге в один год по:



Таким образом, определяется, какой эффект (прирост результата) в будущем году дадут инвестиции текущего года (лаг один год). Полученные данные приведены в табл.8. Нормальная величина эффективности инвестиций должна варьировать в диапазоне значений 0,1 - 0,15. Фактические значения коэффициента эффективности инвестиций находятся в иррациональных пределах: - 0,77 ÷ 13,8.

Таблица 8

Динамика фактической эффективности инвестиций в промышленности

Иcточник: Россия в цифрах. 2005: Крат.стат.сб. /
Федеральная служба государственной статистики. М. 2005.


Большой «разброс» их величин и многократное отклонение от нормальных значений свидетельствует об отсутствии влияния инвестиционной деятельности в нынешних её масштабах на результаты хозяйствования, которые в настоящее время формируются в основном ценовым фактором.

Недостаточность инвестирования промышленности и экономики в целом, в основе которого - самофинансирование предприятий, очевидна и следует определиться со сроками обновления материально-технической базы, которые оно сулит.

Коэффициент выбытия основных фондов промышленности в периоде 1999-2004гг. и в 2004г. - 1,1. Это означает, что полный период их воссоздания в промышленности в нынешних обстоятельствах оценивается в 90 лет. Если инвестиции концентрировать на техническом перевооружении, позволяющем минимизировать затраты на строительно-монтажные работы, время, необходимое для замены изношенного оборудования можно сократить ориентировочно до 45 лет. Неприемлемость подобного развития событий очевидна. Возможен другой подход к оценке возможных сроков обновления материально-технической базы, основанной на учёте динамики роста инвестиций.

В процессе пореформенного спада производства в РФ объем инвестирования в основной капитал по отраслям, производящим товары, достиг своего минимума в 1998г., составив 14% инвестиций в 1990г. За пять последующих (1998 – 2003гг.) лет он увеличился до 23%. Среднегодовые темпы роста инвестиций составили 1,8% (округляя – 2%). При таком темпе роста инвестиций их объем 1990 года будет достигнут через 38 лет ((100 - 23) / 2), при 3% - 26 лет и при удвоении существующих годовых темпов роста, т.е. при 4% - 19 лет. Таким образом, при немедленном удвоении темпа роста инвестиций и стабильном поддержании его, что не реально, промышленность и другие отрасли, производящие товары, достигнут дореформенного объема инвестирования только через 19 лет, к 2023г. К этому сроку величина инвестирования сравняется с дореформенной. Но ещё потребуется время на замену ранее и вновь изношенного оборудования.

За прошедшие 20 лет моральный износ усугубился, и к нему добавился по сути полный физический износ основных фондов. Материально-техническая база России находится в состоянии глубокого кризиса, обостряемого неосознанностью этого факта и неработоспособностью инвестиционного механизма, его неспособностью обеспечить эффективное функционирование воспроизводственного процесса в экономике.

Основной причиной неработоспособности инвестиционного механизма является преждевременный акцент на саморазвитие предприятий, т. е. основы сегодняшней экономической политики государства. Слишком трудными были стартовые условия перехода предприятий к рыночным отношениям. Ещё 15 лет назад их оборудование было морально и физически устаревшим, а прошедший период лишь ухудшил положение. В условиях, когда нерентабельный сектор реального производства достигает 50%, надежды на самофинансирование воспроизводства основных фондов не остаётся.

Наш вывод полностью согласуется с результатами статистических наблюдений. Выборочные обследования в 2003г. инвестиционной активности 5 086 промышленных организаций в 77 регионах России, проведенные Федеральной службой государственной статистики, показали, что проблема замены изношенной техники и оборудования является главенствующей целью инвестирования в основной капитал (56% в 2000г., 68% в 2002г., 71% в 2003г. – ответов респондентов опроса). Проблема интенсификации и повышения эффективности производства (автоматизация и механизация, внедрение новых технологий, снижение себестоимости) из-за дефицита инвестиций отодвигается на задний план (39-51%). Наиболее значимым фактором ограничения инвестиционной деятельности назван недостаток собственных финансовых средств (66%).

Экономически обоснованная инновационная замена действующего оборудования оценивается в 71% от его наличия, стоимостью 2 105 млрд.руб. в промышленности. Нынешние объёмы инвестирования в промышленности, базирующиеся на самофинансировании предприятий (61,3%), не обеспечивают требуемые сроки обновления, поскольку во всех сценариях они превышает 30 лет.

Естественный вывод, который следует из полученных в исследовании результатов: выход на траекторию эффективного экономического и социального развития народного хозяйства возможен только при ускоренном осуществлении его инновационной реконструкции за счёт внешних по отношению к ней источников. Поскольку финансовая система (банки, пенсионный и инвестиционные фонды, страховые компании) пока не развита, речь может идти только о непосредственном участии государства в реализации целевой установки на инновационную реконструкцию отраслей экономики в сжатые сроки.

Многие годы Россия во главу своего развития ставила институциональное переустройство, связанное с переходом к новому способу производства: от советской к рыночной экономике. До настоящего времени ни о чём ином, как о расчётах по внешним и внутренним долгам государства, думать не приходилось. Но теперь свободный капитал (более 130 млрд. долл.), достаточный для начала масштабного продвижения по пути инновационного обновления всей материально-технической базы экономики, имеется. Следовательно, появились предпосылки для решения социально-экономических проблем и создания базы для их решения в будущем.

Однако, нынешняя экономическая политика основывается на дальнейшей либерализации экономических отношений. Благоприятная экономическая среда по сути такой политики должна стимулировать силы рынка к ускоренному экономическому росту. Такой подход не даёт ответа на вопросы: в каком году будет достигнуто удвоение ВВП, что будет представлять собой какая-либо отрасль в перспективе, что произойдёт раньше: реабилитация материально-технической базы или развал экономики? Проводимая политика развития экономики практически полностью исключает участие государства в этом процессе. В условиях финансовой неустойчивости предприятий, слабости финансовой системы, гипертрофированного развития добывающей промышленности и крайней отсталости обрабатывающих отраслей необходимо существенно усилить роль государственного регулирования в той мере, которая допустима и при необходимости применялась или применяется в других странах с рыночной экономикой. При этом наибольшие акценты должны быть сделаны на усилении бюджетного (прямого) регулирования и, в частности, на усиление государственной инвестиционной политики, а также управлении собственностью. Бюджетные ресурсы могут и должны целенаправленно сбалансировать развитие отраслей и секторов экономики, ускорить темпы экономического и социального развития страны.

Переход на оптимальную траекторию социально-экономического развития страны должен определяться долгосрочной (15 лет) стратегией. Правительство ограничивается среднесрочными (на несколько лет) программами. Реальное управление сводится к годовому планированию, являющемуся основой разработки и принятия бюджета на очередной год.

Бюджет на 2006г. в долларовом эквиваленте будет 176,4 млрд.руб., т.е. на 59%, больше чем в 2005г. Однако, если в нынешнем году ожидается рост ВВП на 5,9 - 6%, то в будущем – только 5,8%. Ситуация совершенно парадоксальная. С другой стороны, цены за баррель нефти перевалили уже за 60 долл. (в бюджете - 40$). Это означает дальнейшее увеличение части экономического роста, образуемой свехдоходами от продажи нефти. В условиях ожидаемого в этом году снижения общего экономического роста с 7,1% до 6% составляющая реального развития отраслей (вторая часть экономического роста) может оказаться отрицательной величиной, означающей спад производства. Бюджет растёт на 59%, а рост ВВП замедляется. Это бюджет «проедания» будущего страны. Причина такого «роста» в свете изложенного нами очевидна – это нарастающий кризис производительных сил. Даже безусловно важные дела требуют очерёдности решения, а очерёдность определяется стратегией, которой нет. На лицо странная ситуация. Экономика разрушается под давлением абсолютно изношенных основных фондов и деградировавшей в связи с этим материально-технической базой. Для её восстановления требуются огромные средства, и они имеются в наличии. Получается, есть потребность и есть источник её удовлетворения, но они упорно не находят друг друга. Причина того – Правительство не видит потребности, не умеет готово сформулировать её в виде общехозяйственного инвестиционного проекта, который в полном объёме можно обозначить как Инновационнаю реконструкцию народного хозяйства.

Идея проекта заключается в концентрации огромных инвестиционных ресурсов (к сожалению, не 2,5 млрд.долл., «выжатых» для бюджета 2006г.) на коренной реконструкции действующего производства, не допуская их распыления на новые крупные, быть может и заманчивые проекты (транспортный тоннель под океаном до Сахалина, воссоздание «шёлкового пути» и др.). Совокупность решённых в рамках этого проекта достаточно локальных и стереотипных, но массовых задач пообъектной реконструкции превзойдёт и по масштабам, и по результатам самые фантастические замыслы развития кабинетных работников. К тому же отпадает необходимость придумывать чего-либо. Низовые потребители инвестиций (предприятия) представят свои проекты. Дело сводится к тому, чтобы разработать чёткую, прозрачную и жёсткую систему их отбора и финансирования.

Видимо, не встретит непонимания и возражений утверждение о том, что абсолютно приоритетным является усиление государственного участия на стратегически важном направлении коренной реконструкции материально-технической базы народного хозяйства для форсированного перевода отраслей экономики (в первую очередь промышленности) на инновационный путь развития, позволяющего ликвидировать нерентабельный сектор общественного производства, выпускать конкурентоспособную продукцию и сократить импорт, ускорить экономический рост, обеспечивающий многократное увеличение ВВП в сравнении с исходным периодом и на этой основе повысить уровень жизни населения не на проценты, а в разы.

Итак, если общая социально-экономическая стратегия государства формулируется как повышение материального и духовного уровня жизни народа, то на данном этапе, по нашему мнению, она трансформируется в стратегическую установку форсированной коренной реконструкции материально-технической базы народного хозяйства и связана с максимальным объемом ресурсов, необходимых для ее реализации. Временной горизонт действия стратегической установки не может быть больше 15 лет. Затяжка сроков привела бы к скоплению больших объемов вновь устаревшего оборудования, что сделало бы бессмысленным изначальный замысел обеспечить отрасли достойной нынешнего времени материально-технической базой. Это грандиозное мероприятие, требующее концентрации на его реализацию колоссальных ресурсов, может иметь шанс быть реализованным только один раз. В случае успеха процесс воспроизводства и инновационного обновления основных фондов с соблюдением экономически обоснованных параметров войдет в русло самофинансирования. «Сопутствующими» явлениями этого естественного процесса станут высокая и перманентно возрастающая производительность и оплата труда, высокая рентабельность активов и продукции, конкурентоспособность отечественных товаров, независимость от экспорта нефти и газа. Социальный эффект, ради чего все предпринимается, должен проявить себя уже в первые 2-3 года реализации стратегии и быстро нарастать в ходе ее осуществления.

При выделении этапов реализации стратегии нами также принимаются за основу не институциональные достижения, а процесс инновационной реконструкции материально-технической базы отраслей народного хозяйства, в котором главным ограничением выступают посильные масштабы финансирования этапов, приоритетная очередность которых определяется их эффективностью.

Капиталоёмкость полного инновационного обновления основных фондов в секторах народного хозяйства определяется их стоимостью. На начало 2003 г. основные фонды по полной учетной стоимости (млрд. руб.) в секторах экономики составляли: в промышленности – 7 222, сельском хозяйстве – 1 184, строительстве – 396, лесном хозяйстве – 15, транспорте – 7 877, связи – 391, торговле и общественном питании – 352, жилищном хозяйстве – 5 622. Наиболее весомы размеры основных фондов в промышленности, на транспорте, в сельском и жилищном хозяйстве. Решению проблем обновления жилищного и коммунального хозяйства уже положено начало реформированием источников финансирования их содержания и обновления (перевод на самоокупаемость) за счёт полной оплаты стоимости населением. Активы торговли и общественного питания, связи на порядок меньше, чем в промышленности и на транспорте, и к тому же успешно обновляются за счет иностранных инвесторов, представляя для них пока наибольшую привлекательность. Не в пример другим отраслям связь в последнее десятилетие развивается самостоятельно на инновационной основе.

Но при этом сферы образования, науки, культуры, здравоохранения и др. лишь отчасти зависят от состояния материально - технической базы, но остро нуждаются в кардинальном улучшении финансирования текущих нужд (повышение зарплаты, стипендий и т.д.), которое полностью зависит от состояния бюджета, т.е. находится в полной зависимости от успехов обозначенной стратегии развития народного хозяйства. Таким образом, в зону непосредственного действия стратегии попадают промышленность, транспорт и сельское хозяйство, а также жестко сопряженные с ними производства других отраслей.

Общий объем инвестиций, обеспечивающий реализацию стратегии, составляет 6 300 млрд.руб. (225 имлрд. долларов), в том числе: в промышленность (оборудование) - 75 млрд.; в сельское хозяйство (парк машин и техники, обеспечение агрохимическими средствами производства, частично кормопроизводство, животноводство) - 75 млрд.; в транспорт (подвижной состав и лимитирующая часть путевого хозяйства) - 75 млрд.долл.

Промышленность является ведущим сектором народного хозяйства, поставляющим средства производства всем отраслям, а промышленные и продовольственные товары населению. Первоочередность инновационного перевооружения активной части ее основных фондов требует приблизительно третью часть инвестиций и продолжительности действия стратегии (пять лет). Это составит первый этап реализации стратегии. Второй и третий этапы сроком десять лет должны включать инновационную реконструкцию транспорта и сельского хозяйства с аналогичным объёмом инвестирования. Если техническое перевооружение промышленности (первый этап) придётся осуществить преимущественно на базе новейшего импортного оборудования, то транспорта и сельского хозяйства удастся выполнить преимущественно с использованием отечественного оборудования и машин. Реконструкция основных фондов на первых двух этапах, хотя инновационная по существу, будет вынужденно осуществлена на основе импортируемых идей, материализованных в новые технику и технологию. Правда, на втором этапе изготовление прогрессивного оборудования и машин, по крайней мере, по зарубежным лицензиям можно будет организовать на обновлённых предприятиях отечественного машиностроения. Чтобы сполна решить проблему инновационного развития нашей экономики на базе собственного инновационного потенциала, необходимо заново создать систему инновационного развития, включающую специализированные банки и венчурные фонды (источник финансирования), научно - исследовательские и проектно - конструкторские поисковые организации, внедренческие фирмы, органы страхования и т.д. Процесс создания отечественной инновационной системы должен начинаться параллельно с реконструкцией промышленности по мере ее инновационного (импортного) перевооружения на первом этапе и будет продолжаться нарастающими темпами до завершения пятнадцатилетия. Таким образом, основной задачей третьего этапа будет становление и отладка отечественной инновационной системы, а также устранение «недоделок» реконструкции по первым двум этапам. Роль институциональных факторов на завершающем этапе значительно возрастёт.

Особое место в реализации данной стратегии отводится лизингу (финансовой аренде), использование которого для кредитования предприятия на приобретение прогрессивного оборудования позволяет концентрировать государственные инвестиции на техническом перевооружении, не распыляя их на другие виды работ и цели.

Реконструкция предприятий в целом осуществляется по комбинированной схеме: замена оборудования - за счёт лизингового кредита, сопутствующие строительно-монтажные работы – собственными или привлечёнными средствами. Лизинг обеспечивает целевое использование средств фонда развития и гарантированное возмещение ссудного капитала в сжатые сроки. Использование его как инструмента санации предприятия позволяет добиться реабилитации путём выкупа его государством, а затем при необходимости сделать частью своей собственности (частью государственного сектора) или вернуть прежнему (иному) владельцу с возмещением им затрат в договорные сроки. Вне такой схемы реабилитация убыточных предприятий, не имеющих доступа в холдинг, ФГП или другие сильные структуры, проблематична.

Экономическое значения показателей предлагаемой системы и этапы их применения в рамках лизинговой сделки подтверждаются соответствующими расчётами.

Установление будущей конкурентоспособности предприятия при выборе инвестиционного проекта производится по обобщающему показателю эффективности производства:

 

Эффективность кредитования инвестиционного проекта с позиции лизингового агентства:

 

Установление периода возмещения кредита:

 

Получаемое значение периода возмещения кредита служит основой для определения и согласования договорного срока возмещения с процентами.

Учитывая концентрацию инвестиций на решение проблем технического перевооружения и сопутствующей реконструкции существующих зданий и сооружений, требующих минимальных удельных капиталовложений, можно ожидать высокой рентабельности проектов, превышающей 15% (Е > 0,15). Нормы прибыли, естественно, будут дифференцированными по отраслям, подотраслям и видам производств.


*) Авторский заголовок и замечания.

Ссылка на статью:

Дасковский В.Б. Экономический рост: темпы и качество // Экономист. - М.:2005. №11.


Источник публикации: http://www.niec.ru/ - Национальный институт экономики (НИЭк)

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy