АСПЕКТЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ


АСПЕКТЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ

России важно не упустить время для перехода экономики на качественно новый уровень. Потребности в новом промышленном капитале высокотехнологического уклада значительно возрастут уже в ближайшие годы из-за исчерпания резервов инфраструктуры и фондов, унаследованных от советской эпохи. И для поддержания роста экономики на уровне 6-7% в год будут необходимы крупные вложения в новые электростанции, заводы и дороги. В этой связи кардинально повышается роль государственных инвестиций и их отдачи, а также уровня концентрации акционерного капитала, объединения предприятий и реорганизации созданных. Сохраняет свое значение тенденция поиска крупнейшими российскими компаниями своего места в системе международных экономических отношений.

Варианты стратегии в значительной степени зависят от мотивов и представлений собственников и владельцев компаний по поводу особенностей их международной деятельности - развитие конкурентоспособности или продажа активов с фиксацией прибыли. На это влияют ставшие теперь более явными представления государства о допустимых границах международной экспансии акционерных структур (точнее, о целесообразности формирования мультинациональных компаний на их основе), и государственные интересы во все большей степени воздействуют на стратегию собственников.

Как представляется, именно активизация государства и политики государственного регулирования в направлении интеграции и концентрации промышленного капитала способствовала увеличению числа сделок в сфере слияний и поглощений (табл. 1). Это соответствует общемировой практике, когда волны слияний и поглощений традиционно сопутствуют стадии экономического роста. Вместе с тем указанные процессы происходят в России на фоне спада слияний и поглощений в странах Запада (после пика слияний и поглощений, достигнутого в 2001 г., итоги 2003 г. выглядят умеренно).

По сравнению с 1999 г. общая стоимость сделок в 2003 г. увеличилась в 7 раз, по сравнению с 2002 г. - в 2 раза (без сделки ТНК-ВР). Общее количество их по сравнению с 1999 г. возросло почти в 4 раза, а прирост в 2003 г. по сравнению с 2002 г. составил около 30%. С 2002 по 2003 г. средняя стоимость сделки слияния и поглощения в России (без учета сделок ЮКОС - "Сибнефть" и ТНК-ВР) повысилась на 47% - с 17 до 25 млн. долл. Почти две трети относится к внутрироссийским.

В 1999 г. число поглощений российских компаний иностранными в 3 раза превышало обратный процесс, а по объему сделок превышение составило 23 раза. А в 2003 г. оба показателя сблизились: число поглощений российских компаний иностранными уже лишь в 1, 2 раза превышало обратный процесс, а по объему сделок превышение было в 2, 5 раза.

Конечно, оценить долю действительно иностранного капитала, а не репатриации российских капиталов из-за рубежа в этих процессах невозможно, поэтому анализ такого рода имеет условный характер. Тем не менее данная динамика может косвенно свидетельствовать не только о растущей зарубежной экспансии российских компаний, но и наметившейся в 2000-е гг. тенденции к репатриации ранее выведенных средств.

С точки зрения международной экспансии основными направлениями российских инвестиций традиционно выступают страны СНГ, Центральной и Восточной Европы (42 и 21% общего объема внешних инвестиций в 2003 г. соответственно).

В отраслевом разрезе доля сделок с предприятиями нефтегазодобычи и добычи других полезных ископаемых в 2003 г. составила 63%, тогда как мировой показатель добывающего сектора - менее 5% (табл. 2).

Абсолютные величины объемов сделок выросли на 40% в промышленном производстве и более чем на 100% в секторах телекоммуникаций, транспорта и коммунальных услуг. Высокоразвитые в мире секторы финансов и страхования, недвижимости, химии и фармацевтики и СМИ в России остаются малопривлекательными для инвесторов: доля сделок по слияниям и поглощениям в этих секторах составляет около 3%, тогда как в мире - 42% общего объема.

Наибольшая активность отмечена в отраслях топливно-энергетического комплекса, транспорта, связи и жилищно-коммунального хозяйства, а также на рынках нефти, нефтепродуктов и угля (47, 1% ходатайств). В базовых отраслях промышленности и строительства данная тенденция характерна для машиностроения и оборонно-промышленного комплекса (35%), а также черной металлургии (26%). По АПК, лесному, химическому и природно-ресурсному комплексам более двух третей рассмотренных в 2003 г. ходатайств приходилось на агропромышленный комплекс.

Начиная с 2002-2004 гг. все более очевиден процесс преобразования многоотраслевых холдингов и конгломератов, типичных для 1990-х гг., в более управляемые и структурированные формы корпоративных групп. Их создание и функционирование имеют смысл, прежде всего, при получении реального синтетического эффекта от объединения. Динамическое развитие интегрированных компаний и демонстрируемая многими из них на протяжении десятилетий живучесть объясняются их более высокой эффективностью по сравнению с неинтегрированными фирмами.

Вывод российской экономики из кризиса, создание условий для подъема и устойчивого развития в решающей степени зависят от успешной деятельности крупных корпораций как основы эффективного использования производственного, технологического и трудового потенциала страны.

Интеграционные процессы, происходящие в промышленности России, следует рассматривать как перспективное направление в управлении организацией, базирующееся на инновационной активности собственников (акционеров) и менеджеров - имеющих не всегда одинаковые цели, но ориентирующихся на конечный результат функционирования компании.

Однако, сложившаяся отраслевая структура процессов концентрации имеет в точности такой же сырьевой перекос, как и нынешняя структура российской экономики в целом (табл. 3).

Поэтому для государства остается актуальным принципиальный вопрос: насколько текущая реорганизация сектора крупных компаний увязана с решением задач достижения ими международной конкурентоспособности?

К сожалению, если судить по структурной динамике процесса, наблюдаемый рост концентрации акционерного капитала плохо увязан с повышением конкурентоспособности вообще, и ее технологического базиса в особенности. Это крупная проблема, и она требует коррекции стратегии государственного регулирования. Очевидно, необходимы специальные макроэкономические меры и программы, направленные на активизацию интеграции и концентрации капитала именно в обрабатывающей промышленности и секторе высоких технологий, с тем чтобы постепенно создать здесь структуры, равновеликие по капиталовооруженности с ведущими ТНК мира.

Объединение не только сырьевых, но и промышленных предприятий должно стать движущей силой экономики России. Интеграционные процессы -признанный инструмент инвестирования и конкуренции компаний.

Надо отметить, что российская практика формирования интегрированных компаний отличается от классического хода процессов слияния и поглощения. Так, сделка, по сути являющаяся слиянием (присоединением), оформляется как покупка акций, что избавляет от прохождения реорганизационных процедур, являющихся одновременно контрольными. Состояние нормативно-правовой базы и структуры ходатайств показывают недостаточность государственного вмешательства в регулирование интеграционных процессов. Имеются в виду совершенствование законодательства, разработка норм (требований) о прозрачности реорганизационных процедур, принципов налогообложения хозяйственных операций в рамках реорганизации, а также разработка координационно-управляющих структур и судебного рассмотрения спорных вопросов, возникающих при слияниях и поглощениях.

При рассмотрении перспектив развития интеграционных процессов в российской промышленности важно обратить внимание на ряд аспектов - как положительных, так и проблемных. Например, достаточно успешно идет процесс интеграции в оборонном комплексе. Россия до сих пор сохраняет устойчивые позиции в производстве оружия и его поставок на мировой рынок. Подписанные в 2006 г. контракты с Венесуэлой, некоторыми странами Юго-Восточной Азии и другими показывают, что интеграция в оборонной промышленности страны проходит успешно. Но далеко не все страны Запада благожелательно относятся к интеграционным процессам, происходящим в нашей промышленности. Запад не поощряет стремление финансово-промышленных корпораций России интегрироваться в мировую экономическую систему, пытается контролировать некоторые отрасли отечественной промышленности.

Нежелание стран Запада допустить Россию в мировую интеграцию производства стали показывает, что в определенной степени может произойти блокировка процессов интеграции сталелитейной промышленности страны на мировой рынок. Кроме того, наблюдается тенденция противодействия к интеграции России на энергетическом рынке Европы. В последнее время отмечены факты не совсем корректного поведения некоторых иностранных фирм, интегрированных в нефте- и газодобывающую промышленность России на Сахалине, из-за несоблюдения международных экологических и других норм.

Финансовые возможности России позволяют сейчас разрабатывать свои природные ресурсы собственными силами, и это нужно делать, а не соглашаться на сомнительные предложения и условия, подобные тем, по которым транснациональные корпорации работают с африканскими странами. Намного эффективнее способствовать интеграционным процессам в нефтегазовой отрасли страны за счет государственной поддержки, чем "подкармливать" иностранные корпорации.

Если думать об экономике и экономическом развитии страны, многие препятствия оказываются разрешимыми. Например, как ни противодействовали конкуренты, а оборонный комплекс сумел провести необходимую интеграцию, сохранить ключевые заводы, мощности, кадры и вернуть утраченные позиции на мировом рынке оружия.

Особого внимания заслуживает исследование процессов интеграции в промышленности страны, которые имеют неравномерную динамику по ее территории. Так, ускоренно протекают процессы интеграции в промышленных регионах Урала, Сибири, Москвы, Санкт-Петербурга и регионах, связанных с нефтегазовой отраслью.

В то же время в агропромышленном комплексе, легкой и пищевой промышленности степень интеграции недостаточна. Сейчас наша страна вынуждена импортировать почти треть мяса, масла и ряд других составных частей основной продуктовой корзины. Интеграционные процессы в этой отрасли идут непросто. Правительством страны в 2006 г. предприняты определенные усилия, но этого пока недостаточно. Сделаны первые шаги по решению проблемы интеграции предприятий в производстве и переработке зерна, но остаются проблемы с углубленной интеграцией предприятий, занимающихся производством и переработкой продуктов животноводства, птицеводства, масличных и других культур.

Отдельного анализа заслуживают интеграционные процессы в атомной промышленности. Запад стремится в ходе интеграционных процессов в этой отрасли "добиться сброса" отходов атомной промышленности в Россию, как удобной нише, понимая таким образом свои интересы в сфере интеграции.

К сожалению, в мировой интеграции нашей стране западными странами отводится роль рынка сбыта такой продукции, которой перенасыщен мировой рынок. В то же время Западом болезненно воспринимается успешный рост интеграции в ряде промышленных отраслей России. Заметны попытки иностранного капитала в определенной степени блокировать процессы вертикальной интеграции, поскольку есть желание видеть Россию в качестве страны, поставляющей на экспорт лишь энергетическое, минеральное и другое сырье.

На наш взгляд, в отношении концентрации именно промышленного и высокотехнологического капитала со стороны развитых стран просматриваются двойные стандарты. У себя эти страны сами инициируют слияние и укрупнение ТНК, а когда аналогичные процессы пытается развернуть Россия, чтобы получить сопоставимые по мощи и конкурентоспособности интегрированные структуры, из-за рубежа раздаются негативные оценки. Складывается впечатление, что развитые страны стремятся запретить России делать в области интеграции промышленного капитала то, что делают сами и к своей, разумеется, выгоде.

В этих условиях эффективное государственное регулирование интеграционных процессов, создание условий для трансформации положительной динамики и накопленных ресурсов в инвестиции - важный вклад в повышение капиталовооруженности и конкурентоспособности отечественной промышленности.


* Сделки, завершенные ко 2 декабря 2003 г., без учета приватизационных сделок. Для 2003 г. - без сделок ТНК-ВР и ЮКОС - "Сибнефть". С учетом сделки ТНК-ВР объем сделок в 2003 г. следует скорректировать на 7, 7 млрд. долл. (или на долю "живых" денег - 2, 6 млрд. долл.). Данная методика является наиболее корректной и полной при оценке динамики рынка слияний и поглощений. Другие исследования при оценке объемов рынка включают как приватизационные сделки, так и обмен акциями (Thomson Financial). Оценка Ernst&Young (только "живые" деньги, в том числе по сделкам ТНК-ВР и ЮКОС-"Сибнефть") для 2000 г. - 4 млрд. долл., 2001 г. - 5 млрд., 2002 г., - 9 млрд., 2003 г. - 16 млрд. долл. После вычета 3 млрд. долл. ("вклад" несостоявшейся сделки ЮКОС - "Сибнефть") итог 2003 г. совпадает с данными Dealogic, хотя для предыдущих лет различия в оценках значительны.

Источник: Dealogic 2002-2003; KPMG.

* Сделки, завершенные ко 2 декабря 2003 г., без учета приватизационных сделок. Для 2003 г. - без сделки ЮКОС-"Сибнефть".

Источник: Dealogic 2002-2003; KPMG.

Источник: Dealogic 2004.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy