ОРГАНИЗАЦИЯ ИННОВАЦИОННОГО ПРОЦЕССА


ОРГАНИЗАЦИЯ ИННОВАЦИОННОГО ПРОЦЕССА

Н. Нагапетян

Несмотря на трагический обвал 1990-х гг., Россия по-прежнему входит в число ведущих в научно-техническом отношении стран. Это результат огромного "наследства", доставшегося от СССР, достойно занимавшего место мирового научно-технического лидера. Но и до 1917 г. Россия не была отсталой окраиной Европы. Страна такого масштаба, политического веса и многовековых культурных традиций не могла быть в стороне от прогресса.

В XIV-XVII вв. усиливаются контакты между Россией и государствами Западной Европы (Германией, Голландией, Францией). В страну ввозится большое количество книг, приглашаются специалисты, мастера, в основном ремесленники, принесшие с собой новые навыки, знания, подходы. Однако в допетровской России науки наподобие европейской практически не было.

Логика петровских преобразований требовала развития отечественной науки, и в 1725 г. по указу Петра I была основана Академия наук. В страну были приглашены ученые из-за границы для проведения научных исследований и обучения отечественного "ученого сословия". Грандиозные инновационные преобразования проводились твердой рукой государства. Затем в 1755 г. по инициативе Ломоносова был основан Московский университет, в 1803 г. -университет в Вильно, в 1804 г. - в Казани и Харькове, в 1819 г. - в Петербурге, в 1865 г. - в Одессе, в 1888 г. - в Томске. Открывается ряд институтов. В 1834 г. в России насчитывалось 20 вузов, в 1914 г. - 105. При университетах создавались научные сообщества. Государство учредило специализированные структуры, занимавшиеся научными исследованиями: Геологический комитет, Почвенный комитет, Центрально-статистический комитет. В конце XIX в. стали появляться частные научные учреждения, такие, например, как институт экспериментальной медицины в Москве. Общая численность научных работников в России к 1914 г. составляла 11,6 тыс. человек.

Но финансирование науки было крайне скудно. Университетская наука не финансировалась вообще, поскольку исследования считались частным делом профессоров и преподавателей. Отсутствовало какое-либо централизованное планирование и управление научными исследованиями. В целом российская наука по ключевым параметрам заметно уступала западноевропейской. Из общего количества изобретений и открытий за период 1600-1900 гг. на Западную Европу приходилось 80%, на Америку - 12, на Россию - 8%. В структуре научных исследований преобладала доля теоретических, фундаментальных работ, доля прикладных исследований и опытно-конструкторских работ была крайне мала. Практически отсутствовала отраслевая наука, в стране было только два промышленных исследовательских центра - лаборатории при Путиловском и Обуховском заводах, в то время как в Японии их насчитывалось около 160.

Стране нужны были мощная армия и флот, транспортная инфраструктура, связь. Поэтому усилиями государства проводилось постоянное инновационное обновление военной промышленности. Создавалась система казенных заводов. Частные предприятия получали государственные военные заказы. Развитие судостроения, транспортного машиностроения, металлургии шло опережающими темпами. В результате к 1917 г. страна обладала самой протяженной в мире сетью железных дорог, одним из самых больших подводных флотов, большая часть подлодок которого была отечественного производства. Российские верфи строили корабли, существенно превосходящие мировые аналоги (ледокол "Ермак", эсминцы с турбосиловой установкой типа "Новик"). Россия на тот момент была единственной державой, обладающей бомбардировочной авиацией. Для нужд флота и армии было налажено массовое производство радиотелеграфных станций.

Тем не менее в целом уровень развития инновационной сферы того времени нельзя признать достаточным. В структуре науки практически не было научно-исследовательских институтов и промышленных лабораторий, органа, осуществляющего координацию, контроль и централизованное планирование научных исследований. Отсутствовала координация промышленных НИОКР (кроме военной промышленности). Низкий уровень сферы НИОКР ставил развитие и возможности инновационного обновления экономики в зависимость от иностранных патентодержателей.

Советская власть с первых месяцев своего существования уделяла науке особое внимание. Молодое государство проявило научно обоснованный, продуманный, системный подход ко всему комплексу инновационной деятельности. Решение актуальных хозяйственных задач требовало мобилизации научно-технического потенциала и создания новой, более эффективной системы организации НИОКР. В 1918 г. по сравнению с 1917 г. расходы на содержание научных учреждений возросли в 14 раз. Суммарные государственные расходы на научную деятельность достигли 3% общей суммы расходов государства. За 1918 г. в стране было создано 33 научно-исследовательских института. В их числе: Центральный аэрогидродинамический институт (ЦАГИ), Физико-химический, Рентгенологический и Радиологический. Все это происходило в условиях Гражданской войны и хозяйственной разрухи. К 1922 г. число вузов по сравнению с дореволюционным уровнем увеличилось почти в 2 раза, численность студентов достигла 216 тыс. человек. В 1917 г. их насчитывалось только 127 тыс.

Была поставлена задача сближения науки и производства, создания централизованной системы координации научной деятельности. Изменились принципы научной деятельности. Наука стала строиться на коллективной основе. Уже в 1918 г. было создано Управление научными учреждениями, задачами его были координация деятельности научных учреждений и идеологическое руководство научной деятельностью. Удалось ликвидировать отрыв "чистой" науки от непосредственных запросов производственного сектора.

Благодаря сформированной стратегии инновационного прорыва страна, по существу стоящая на грани пропасти (в период 1914-1922 гг. численность населения сократилась на 14,5%, национальный доход - вдвое, промышленная продукция - в 2,5 раза, грузооборот транспорта - в 5 раз), совершила невиданный по тем временам рывок. К 1928 г. уровень 1913 г. был превзойден: по национальному доходу - на 19%, промышленной продукции - на 32, продукции сельского хозяйства - на 24, грузообороту транспорта - на 4%. Наиболее масштабным и значимым проявлением новой инновационной стратегии явилось создание и реализация плана ГОЭЛРО. На этом этапе передовая инновационная стратегия соединилась с инновационным прорывом.

Стратегия инновационного прорыва успешно реализовывалась в области тяжелой и военной промышленности. Активно осваивались новые передовые технологии. Особое внимание уделялось перевооружению армии, новым поколениям вооружений. Ускоренно проводилась индустриализация страны, возводились гигантские промышленные предприятия. Создавалась отраслевая наука как упорядоченная сеть институтов. В химических отраслях действовало 33 научно-исследовательских института, в машиностроении - 17, в электротехнике - 6, горнорудном деле - 14. Организуется большое количество отраслевых лабораторий. Доминирующие позиции прочно закрепились за отраслевой наукой. Вместе с тем жесткое государственное планирование и контроль научной деятельности ограничивали свободу научного поиска.

В ряде случаев административное вмешательство закрывало дорогу перспективным разработкам. Концентрация сил и средств на отдельных направлениях инновационной деятельности, необходимая в условиях ограниченности ресурсов, приводила к серьезным диспропорциям, провалам и отставанию целых отраслей промышленности. Так, ограниченное финансирование НИОКР даже в такой динамично развивающейся отрасли, как автомобилестроение, привело к тому, что технические характеристики изделий советской автомобильной промышленности значительно уступали западным образцам. Инновационная политика в сфере производства предметов потребления проводилась по "остаточному принципу".

В целом система государственного управления инновационной деятельностью, созданная в СССР в тот период, показала свою высочайшую эффективность. Стратегическое планирование, возможность концентрировать ресурсы на критических направлениях, действенный координационный механизм позволили осуществить масштабный инновационный прорыв. Но такая концентрация усилий по отдельным направлениям привела к значительным структурным перекосам в развитии многих отраслей хозяйства. Развитие системы нематериального стимулирования, в целом позитивно влияющее на инновационную активность, в известной мере строилось на идеалистических постулатах, абсолютизирующих индивидуальную сознательность личности, что в реальных условиях давало серьезные сбои и было малоэффективным. Стимулирование инновационной активности на местах зачастую носило формальный характер и также приводило к отрицательным результатам. Так, погоня за количеством рацпредложений приводила к тому, что технические характеристики объекта рационализации существенно ухудшались.

Великая Отечественная война, в которой Советский Союз сумел устоять в противоборстве с индустриальной и военно-технической мощью почти всей Западной Европы и внести решающий вклад в сокрушение фашизма, показала убедительные преимущества советской инновационной системы. СССР вышел из войны, имея четкую, структурированную, по-военному отлаженную и мобилизованную систему внедрения технических инноваций, включающую в себя научные учреждения, конструкторские бюро, опытные и серийные заводы, а также весьма эффективно работающие спецслужбы. Правда, эта система имела явно выраженную оборонную ориентацию. Отметим, что даже в годы войны численность сотрудников научных учреждений не только не сократилась, но и увеличилась.

Вместе с тем инновационная система страны развивалась, но не совершенствовалась. Ошибки авторитарного руководства, совершенные в этот период, по ряду направлений отбросили нашу страну на целые десятилетия назад.

Инновационный рывок произошел в 1950-1960 гг., когда Советский Союз стал лидером в освоении технологий четвертого уклада: атомной энергетики, освоении космоса, вышел на ведущие позиции в авиации, станкостроении, автомобилестроении. Успешно развивалась радиоэлектронная промышленность, большая химия, биотехнология. В результате национальный доход с 1950 по 1970 г. увеличился в 5,3 раза, промышленное производство - в 6,1, сельскохозяйственное - в 2,2, грузооборот транспорта - в 5,4, капитальные вложения -в 6,4 раза. Вырос уровень жизни населения. Среднемесячная заработная плата возросла в 2 раза. В этот период был достигнут военно-стратегический паритет с Западом.

Технический уровень военных разработок по многим направлениям превосходил западные аналоги. Эта тенденция устойчиво сохранялась вплоть до развала СССР. Достигнутые успехи во многом предопределялись вниманием, которое государство уделяло науке и образованию. Страна заняла первое место в мире по количеству численности занятых в НИОКР, второе место по показателям финансирования науки. Среднегодовые темпы роста финансовых затрат на НИОКР в период 1950-1985 гг. составляли 11%. Государственные приоритеты в образовании и науке логически перерастали в успехи технологии и производства.

Большие объемы финансирования инновационной сферы сохранялись вплоть до 1990-х гг. По данному показателю СССР находился на первом месте в мире. В абсолютных величинах инвестиции в НИОКР возросли более чем в 33 раза (с 1 млрд. руб. в 1950 г. до 33,2 млрд. руб. в 1987 г.).

В годы "перестройки" был декларирован курс на научно-техническое обновление производства и достижение высшего мирового уровня производительности труда. В целях сближения науки и производства принимались меры по оптимизации инфраструктуры сферы НИОКР. Большая часть отраслевых институтов была организационно объединена с промышленными предприятиями в составе научно-производственных объединений. Предполагалось, что это снимет проблему взаимодействия различных фаз инновационного цикла и ускорит внедрение инновационных разработок. Тем не менее наука не сумела "вытянуть" экономику СССР, которая в 1970-1980 гг. начала медленно сползать к стагнации и застою. Что же произошло?

Анализируя сложившуюся в те годы ситуацию, обратим внимание на одно существенное обстоятельство. Практически до самого "конца" СССР, а в некоторых случаях и в "смутные времена" 1990-х гг. сфера НИОКР военного назначения показывала высочайшую эффективность, не уступая, а во многих случаях и превосходя результаты западных военно-промышленных комплексов. Одной из причин такой эффективности явилось замещение рыночных механизмов регулирования инновационной деятельности в этой сфере плановыми, поскольку рыночные в данном случае приводили лишь к усложнению взаимодействия различных элементов инновационной структуры.

Эффективность оборонных НИОКР обусловливалась также и тем обстоятельством, что они на всех фазах инновационного цикла были ориентированы на конечный результат - выпуск изделия. Исследовательская, техническая и технологическая фазы были компактно объединены в рамках одного предприятия или комплекса предприятий. При этом проблемы межфазового перехода естественным образом снимались. Результаты работ жестко контролировались, и бюджетные деньги шли "на дело".

В сфере гражданских НИОКР ситуация была принципиально иной. Исследовательская, техническая и технологическая стадии были разнесены по различным хозяйственным субъектам, при этом мерилом эффективности работы каждого субъекта выступал не конечный результат - инновационный товар, а объем выполненных работ в рамках данной стадии. Таким образом, инновационная цепочка здесь, по сути, разрывалась. Выхода инновационной продукции не было.

Данный вывод убедительно подтверждается анализом структуры финансирования по видам НИОКР. Доля затрат на опытно-конструкторские разработки была низкой. Так, при почти равных долях затрат на фундаментальные исследования доли затрат на прикладные исследования и опытно-конструкторские разработки в СССР и США сильно различались.

Завышенная доля финансирования прикладных исследований, которые в основном проводились в многочисленных отраслевых НИИ, и незначительная доля опытно-конструкторских разработок в СССР свидетельствуют о том, что значительная доля НИОКР заканчивалась именно стадией прикладных исследований, не имея реального практического выхода в виде опытно-конструкторских разработок и инновационных образцов техники. Взаимодействие структурных элементов инновационной деятельности при переходе от прикладных исследований к опытно-конструкторским работам было фактически нарушено. При этом отраслевые НИИ исправно выдавали бумажный продукт, аккуратно получая государственное финансирование.

Значительная доля научных и инженерных кадров, а в Советском Союзе подавляющее число ученых (47,5%) были заняты в области технических наук (в США - 25%), трудилась малоэффективно. Система отчетных показателей научных учреждений была построена формально, официальная статистика рисовала радужную картину. Создавалось впечатление, что целью являлся не результат работы, а сама работа. В этом основная причина торможения в развитии отечественного гражданского инновационного сектора в указанный период. Ситуацию можно исправить, на наш взгляд, если ввести систему отчетности и материальной заинтересованности в конечном результате. Ощутимой могла стать и структурная реорганизация инновационного сектора путем объединения различных звеньев НИОКР в единый комплекс, результатом работы которого явился бы конечный результат - инновационный продукт.

Очевидно, что в период 1984-1990 гг. новое руководство страны адекватно оценивало сложившуюся ситуацию, принимало правильные решения (структурная перестройка всего инновационного сектора, создание эффективной системы материальной заинтересованности, свобода частной инициативы). Однако кризиса избежать не удалось. Вместе с тем "перестройка" уже начинала приносить результаты. Инновационный комплекс СССР в "перестроечные" времена начал модифицироваться, трансформироваться в соответствии с логикой происходящих в стране перемен. В эти годы был совершен настоящий инновационный рывок: мощный экономический, научный, технологический, кадровый потенциал Советского Союза был дополнен эффективными механизмами личной заинтересованности и инициативы, возможностями свободного выбора. Создавались многочисленные кооперативы и малые предприятия, ориентированные на инновационную деятельность. Среднегодовое число впервые освоенных новых видов машин, оборудования, аппаратов, приборов и средств автоматизации увеличилось с 2205 в 1971-1975 гг. до 3287 в 1986-1990 гг. В значительной мере это произошло за счет скачка в этой области в 1990 г. Рост их числа в этом году по сравнению с предыдущим составил 47%.

Однако процесс позитивной трансформации был приостановлен, благоприятная комбинация факторов была "нейтрализована". Попытка стратегически непродуманного ускоренного перехода в 1990-е гг. на рыночные "рельсы" окончилась глубоким экономическим кризисом. В результате проведенных "реформ" значительно пострадала и инновационная сфера. Это само по себе достаточно симптоматично, поскольку любые общественные преобразования позитивного характера сопровождаются ростом инновационной активности, опираются на инновационные процессы и стимулируют инновационные механизмы. И все же инновационный комплекс СССР, обладавший значительной системной устойчивостью, выстоял в тяжелые 1990-е гг., стал основой современного инновационного комплекса России.

К его структурным особенностям относится то, что предприятия военно-промышленного комплекса в целом сохранили высокую степень организации (по "вертикали" - от конструкторских бюро до серийного завода и по "горизонтали" - связи между предприятиями смежных отраслей).

Созданные в годы "перестройки" структурные комплексы - НПО гражданского назначения в значительной степени утратили возможность для организационной интеграции различных ступеней инновационного цикла. Такие комплексы понесли наиболее тяжелые кадровые потери и во многих случаях утратили научный потенциал, технические и технологические возможности.

Относительно многочисленные малые предприятия инновационной направленности неуправляемы с точки зрения реализации той или иной стратегической концепции. Их деятельность не координируется. В соответствии с этим организация инновационного процесса в этой группе субъектов инноваций далеко не оптимальная. Вновь создаваемые элементы инновационной инфраструктуры, такие как технопарки или бизнес-инкубаторы, призванные на первый взгляд содействовать интеграции субъектов малого инновационного предпринимательства, чаще ограничиваются решением вопросов аренды помещений. И поэтому с задачей осуществления координирующих функций справляются неудовлетворительно.

В группе экономически успешных предприятий нефтегазового комплекса, черной и цветной металлургии, пищевой промышленности наблюдаются высокие темпы инновационного обновления. Это, по существу, является необходимым условием успешной работы на внешних рынках. Но такое обновление производится в основном за счет закупок и локального внедрения импортного технологического оборудования. Подобные инновации не ведут к развитию собственного производства в смежных отраслях и не могут стать "локомотивом" инновационного обновления всего народнохозяйственного комплекса.

Наконец, значительное снижение спроса на результаты прикладных исследований привело к изменению структуры научного комплекса. За период 1990-1998 гг. относительная доля академического сектора в общем числе научных работников увеличилась с 9,9 до 17%. Академическая наука в некоторой степени оказалась более привлекательной для молодых специалистов, чем сферы НИОКР.

В настоящее время еще ощущаются последствия провалов государственной инновационной политики 1990-х гг., когда недостаточное финансирование, характерное для всех стадий инновационной цепочки, не позволяло проводить своевременное техническое обновление научной и технологической базы. Степень морального и физического износа основных фондов в промышленности достигла критического значения. Но морально устарело также инструментальное оснащение научных исследований. Значительная часть наукоемкой производственной базы была попросту ликвидирована. Существенный урон нанесен кадровой базе. Престиж научной и инженерной деятельности был подорван. В производственной среде был выработан четкий стереотип отрицательного отношения к отечественному инновационному продукту в пользу иностранных технологических и технических разработок.

Вместе с тем в сложившейся ситуации, как это ни парадоксально на первый взгляд, сохранился значительный потенциал для будущего инновационного роста. Прежде всего, это касается субъективной, человеческой составляющей инновационного процесса. Провалы и отступления вызвали у значительной части населения страны не апатию и отчаяние, а волю к конструктивному изменению сложившейся ситуации. Если соединить его с конструктивным посылом государства, то такой настрой обязательно превратится в ведущий фактор инновационных преобразований. Отрицательный социальный эффект структурной ломки производственного комплекса России хронологически локализован в 1990-е гг. и не является препятствием для нынешнего развития.

Современный этап экономического развития характеризуется высокими темпами морального устаревания и обновления как выпускаемых промышленностью изделий, так и технологического оборудования. Это означает, что эффект "накопления" производственного потенциала, характерный ранее, начинает играть существенно меньшую роль. На первое место выходит накопление экономических возможностей для непрерывной радикальной модернизации технологического комплекса. Возникает возможность в короткие сроки "догнать и перегнать" технологического лидера, даже если несколько ступеней технологического развития было пропущено.

Развитая система международного разделения труда дает определенную возможность сконцентрировать научные и инженерные усилия на ряде приоритетных "критических" направлениях, обеспечивая развитие других направлений за счет механизмов международного обмена. Такая ситуация наблюдается в электронной промышленности США и Японии. США являются абсолютным лидером в производстве микропроцессоров. Япония лидирует в технологии матричных структур, и США не тратят силы на работы в этом направлении.

Массовое устаревание основных производственных фондов диктует необходимость их ускоренного обновления на новых технологических уровнях. Сохранение технологического отставания может повлечь тяжелые последствия внешнеполитического характера, ослабление международного авторитета и снижение политического влияния, что для России совершенно неприемлемо. Это еще один немаловажный фактор развития инновационной сферы.

Перечисленные особенности не могут не определять государственную инновационную политику России на нынешнем этапе. И руководство России четко ориентируется на инновационный путь развития. Определены фундаментальные составляющие государственной инновационной стратегии: укрепление человеческого потенциала, модернизация производственного комплекса, концентрация усилий на "критических" направлениях развития общественного производства, развитие инновационной инфраструктуры, создание системы стимулов инновационного поведения. Можно констатировать, что инновационная политика вновь становится одним из основополагающих приоритетов государства, для успеха которой необходимо сосредоточиться на следующих направлениях.

В решении задач, связанных с развитием человеческого потенциала, помимо создания необходимых условий для его нормального воспроизводства (материальное обеспечение, медицинское обслуживание, поддержка института семьи и др.) важно особое внимание уделить факторам нематериального стимулирования. Это прежде всего вопрос социального престижа профессий ученого и инженера. Для многочисленных работников малого инновационного сектора важно знать, что их деятельность небезразлична государству. Решение задач, имеющих вполне четкое экономическое выражение в виде повышения личной отдачи огромного числа ученых и инженеров, в значительной мере зависит от позиции государства. Необходимо уделять внимание проблеме возврата в инновационную сферу значительного количества старых научных и инженерных кадров, вынужденно сменивших профессию. Такие люди являются носителями и хранителями развивавшихся в советское время научных и инженерных школ и направлений.

Задача четырехкратного повышения производительности труда предусматривает радикальную модернизацию всего промышленного комплекса. Инновационная модернизация может быть осуществлена за счет приобретения иностранного технологического оборудования. Вместе с тем резерв модернизации промышленности представляет обладающий значительным потенциалом отечественный машиностроительный комплекс. Но ему нужны определенный "стартовый импульс", выгодные конкурентные предпосылки. Поэтому задачами государственной инновационной политики на этом направлении должны стать финансовая поддержка машиностроительных предприятий в формах прямого и косвенного финансирования, привлечение в эту сферу частных инвестиций. Необходимо создать условия, позволяющие отечественным предприятиям работать по лизинговым или арендным схемам поставок технологического оборудования. Это в свою очередь требует реального доступа предприятий к финансовым ресурсам банковского сектора. Требуется государственное участие в создании системы гарантий и страхования подобных операций. Эксплуатация современного технологического оборудования требует наличия высококвалифицированных кадров, что ставит задачу восстановления системы профессиональной подготовки. Такая система должна функционировать не только за счет предприятий, но и с непосредственным участием государства.

Для развития новых областей конкуренции, базирующихся на наукоемких технологиях, необходима значительная концентрация материальных, интеллектуальных, технологических ресурсов на соответствующих направлениях. Их координация возможна лишь при условии направляющей роли государства. Эффективность реализации подобных программ существенно зависит от финансирования, которое должно быть достаточным и своевременным. Оно должно контролироваться, стимулироваться и в значительной степени производиться за счет государства. Немаловажно также обеспечить защиту отечественного производителя наукоемкой продукции от недобросовестной конкуренции на внешних рынках, содействовать продвижению инновационного отечественного продукта, в том числе и политическими средствами.

Развитие инновационной инфраструктуры должно в значительной степени оптимизировать инновационный процесс. Прежде всего, необходимо организовать режим продвижения инновационной разработки от научной идеи до конечного продукта. Поэтому новые элементы инновационной инфраструктуры должны объединять предприятия, работающие на различных фазах инновационного цикла. Необходимо обеспечивать возможность координации усилий многочисленных субъектов инновации и содействовать непосредственному субъекту инновационного процесса с точки зрения решения задач материально-технического снабжения, информационного обеспечения и т. п. Это означает, что инновационные структуры типа технопарков или технополисов должны эффективно регулировать вопросы обеспечения инновационного процесса, брать на себя "коллекторные" функции, оставляя субъекту инновации непосредственное решение научных и технических задач. Развитие финансирования инновационной деятельности зависит от реального включения венчурных механизмов, льготного кредитования и программ целевого финансирования научных и технических разработок

Система мотивации инновационного поведения предусматривает решение нескольких взаимодополняющих задач. Прежде всего, необходимо создать условия, при которых внедрение инноваций стало бы выгодно и доступно предприятиям реального сектора экономики. Это может быть реализовано путем развития системы косвенного финансирования, налоговых льгот и преференций, введения норм ускоренной амортизации оборудования и т. п. С другой стороны, требуется постоянно совершенствовать систему нормативов и стандартов (технических и экологических), что делало бы использование устаревшей техники невозможным или невыгодным.

Нужна также схема, при которой интеллектуальный продукт научно-исследовательской или опытно-конструкторской стадии инновационной цепочки может принимать рыночную, товарную форму в виде патента, лицензии или промышленного образца. При этом задача государства - совершенствование норм авторского и патентного права, четкий контроль за их выполнением.

Должен быть налажен механизм финансирования поисковых работ и фундаментальных исследований, результат которых непредсказуем. Он не может принимать товарной формы и не может быть востребован рыночным сектором. Очевидно, что финансирование таких работ - задача государства, как и создание системы нематериальных стимулов, которые также имеют большое значение с точки зрения мотивации инновационного поведения.

Рассматривая круг проблем инновационной деятельности в современной России, необходимо также обратить внимание на следующие моменты. Первый из них: трансформирование и адаптация сохранившихся в ходе кризиса 1990-х гг. элементов инновационного механизма, доставшегося в наследство от советской экономической системы, должны производиться максимально бережно, с сохранением необходимого уровня государственного финансирования. Второй: изменение структуры базового элемента инновационного процесса - научного сектора в пользу увеличения удельного веса академической науки следует рассматривать как тревожный признак, свидетельствующий о тенденциях к разрыву связей наука - производство. В соответствии с этим следует сформулировать задачу восстановления системы отраслевой науки, имеющей непосредственный выход в сферу реального производства. Все это важно для создания инновационной системы хозяйства в России.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy