ИННОВАЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС


ИННОВАЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС

А. Тарутин


Инновационное развитие, безальтернативный характер которого признан сегодня подавляющим большинством представителей науки, предпринимательства и власти, к сожалению, не стало еще неотъемлемым признаком экономической практики нашей страны. Что же является своеобразным "узким местом", тормозящим развитие инновационного процесса в условиях современной России? В рамках нашего анализа не будем рассматривать инновации, заказчиком которых выступает государство. Речь идет об инновациях, инициированных частным сектором экономики. Доля его в экономике России весьма велика (в машиностроении она достигает 80%). Соответственно частный сектор способен в значительной степени определить инновационную активность в экономике в целом.

Темпы инновационного обновления общества имеют четко выраженную зависимость от уровня и соотношения определенных, поддающихся качественному и количественному анализу параметров, присущих конкретному обществу. Прежде всего, это инновационный потенциал, характеризующий предельные, максимальные возможности общества с точки зрения генерации и воплощения инновационных идей. Он зависит от уровня развития науки, производственных возможностей, доступности сырьевых ресурсов, является характеристикой накопленных за прошедшие периоды инновационных возможностей и никогда не реализуется полностью. Реальные темпы внедрения инноваций, к сожалению, ниже максимально возможных. В условиях современной экономики они диктуются рациональной моделью поведения субъектов экономической деятельности, выбирающих некие оптимальные в данных условиях (с точки зрения экономической выгодности или необходимости решения стратегических задач) темпы инновационного обновления.

Таким образом, появляется возможность выделить параметр потребности в инновациях для данного общества, зависящей от ряда факторов объективного и субъективного характера, которые реализуются через модель рационального поведения субъектов экономики.

Количественная оценка данных параметров весьма сложна, но с качественной точки зрения можно сказать, что инновационность конкретного общества прямо определяется соотношением его потребности в инновациях и инновационного потенциала:

И ~ ПИ/ИП,

где И - инновационность общества;

ПИ - потребность общества в инновациях;

ИП - инновационный потенциал.

Такой подход позволяет говорить об инновационности, или степени использования инновационного потенциала, как о некотором исчисляемом критерии, характеризующим общество.

Низкая инновационность означает, что инновационный потенциал невостребован, страна не нуждается в развитии и неизбежно скатывается на задворки динамично развивающегося мира. Одно из следствий этого - неизбежная деградация инновационного потенциала. Подобные явления отмечены в недавней истории нашей страны (например, в период 1990-1999 гг. численность ученых в России сократилась с 1533 тыс. до 837 тыс. человек).

С другой стороны, слишком высокие значения критерия инновационности - это тоже неэффективно. Высокий уровень его свидетельствует о том, что поколения техники меняются, не успев реализовать заложенного в них потенциала экономической отдачи. Нечто подобное наблюдается в ситуации, когда разворачивается своеобразная "гонка инноваций", когда внедрение инноваций служит не столько для извлечения дополнительной прибыли - "технологической квазиренты", сколько для обеспечения простого выживания предприятий в условиях конкурентной борьбы.

Но существует область оптимальных значений критерия инновационности, при котором развитие общества происходит максимально эффективно и гармонично. Пожалуй, действия субъектов экономики соответствуют модели рационального поведения в конкретных рамочных условиях, и реальная инновационная активность общества, а значит и значение критерия "инновационности" напрямую зависит от данных рамочных условий. Если же значение критерия "инновационности" "не дотягивают" до оптимального уровня, это однозначно показывает, что созданные рамочные условия неоптимальные.

Почему же тормозится инновационный процесс? Считаем, что причина кроется не только в разрушении инновационного потенциала в 1990-х гг., в недостатках структурной организации науки, в разрыве межфазных связей инновационного процесса или "утечке мозгов". Она состоит и в том, что в современных условиях потребность общества в инновациях принижена. Инновационная модель считается маловажной.

Заметим попутно, что надежды на автоматическое действие рыночных механизмов в инновационной сфере в 1990-е гг. не оправдали себя во многом потому, что разрастающийся тогда частный капитал установил для себя антиинновационные "рамочные условия".

Но инновационный потенциал России, доставшийся в наследство от бывшего СССР, пройдя тяжелейшие времена 1990-х гг., в значительной степени сохранился, а в последние годы на волне явного интереса государства к науке стабилизировался и окреп. И этот потенциал по масштабу и качеству по-прежнему соответствует потенциалу мирового инновационного лидера. И хотя 696 тыс. человек ушли из науки, но они не исчезли физически и в подавляющем большинстве сохранили свои знания и способности. Научные коллективы обладают существенным потенциалом структурной самоорганизации. То, что такой потенциал не пустой звук, было успешно доказано во времена перестройки, когда был продемонстрирован настоящий инновационный бум. В 1986-1990 гг. среднегодовое число впервые освоенных новых видов машин, оборудования, аппаратов, приборов и средств автоматизации достигло 3287. В 1971-1975 гг. этот показатель составлял 2205. Такое увеличение в значительной мере произошло за счет известного "скачка" в 1990 г. (на 47% против 1989 г.).

Существует мнение, что отечественная наука недостаточно активна и эффективна. В доказательство подобного суждения приводятся такие показатели, как число патентов и индекс цитируемости. Действительно, по данным консалтинговой компании Thomson Scientific, по итогам 1995-2005 гг. Россия заняла 8-е место в мире по количеству опубликованных научных статей и 18-е - по частоте их упоминания. По различным расчетам, в России регистрируется в год в 6 раз меньше патентов, чем в США. Предположим, что подобная разница в действительности не означает, что отечественная наука малоэффективна. Причины столь значительной разницы, скорее всего, следует искать в лазейках, которые национальное патентное законодательство, в целом весьма совершенное, оставляет для интеллектуального пиратства, в различиях материального положения наших и иностранных исследователей, в различии национального менталитета или в режиме секретности.

Итак, Россия бесспорно обладает весьма значительным инновационным потенциалом, что подтверждается техническими достижениями прошлого и настоящего. Но заметно практически отстает по всем показателям, характеризующим инновационность экономики. И дело здесь в том, что реальный сектор экономики слабо заинтересован в инновационных разработках. По оценкам экспертов, уровень восприимчивости нашей экономики к открытиям и разработкам составляет всего 5%. Остальные 95% результатов НИОКР оказываются невостребованными.

При этом не следует забывать, что предприятия, еще совсем недавно выбравшиеся из финансового кризиса, попросту не имеют возможности финансировать инновационные программы. У многих из них основное стремление -выжить.

Косвенные методы стимулирования инновационной активности, такие как налоговые вычеты и преференции, до недавнего времени были незначительными и, следовательно, малоэффективными. Разрабатываемые изменения к налоговому законодательству предусматривают существенное увеличение льгот для инноваторов, особенно в части освобождения инновационной деятельности от НДС и увеличения амортизационной премии. И все же они по-прежнему ниже, чем аналогичные вычеты и преференции в странах, занимающих лидирующее положение в инновационной гонке. Для сравнения, в США насчитывается более сотни льгот, активизирующих научно-технический прогресс. Общая сумма налоговых льгот примерно равняется затратам компаний на инновации. В Японии, Канаде, Франции, Италии предусматривается 100%-ное исключение из облагаемого налогом дохода затрат на инвестиции, в Бельгии - 110, в Австралии - 150%.

Большое значение для развития инновационного процесса имеет система стимулов, побуждающих субъекты инновационной деятельности ориентироваться на передовые достижения технической мысли. Такими стимулами могут служить стандарты, экологические или иные нормы, прямые или косвенные финансовые стимулы, государственные заказы и т. п. Такая система у нас достаточно "мягкая" (вспомним, например, о нормах токсичности отработавших газов на автомобильном транспорте). Стимулирующая роль, например, экологических норм существенно снижается из-за того, что в реальности существует много возможностей их обходить.

Существующие в странах Евросоюза жесткие нормативы, такие как запрет на использование фреонсодержащих хладагентов или запрет на эксплуатацию автомобилей старше семи лет, как и многие другие, являются существенными стимулами инновационного развития.

Сложившиеся в нашей экономике реалии не понуждают предпринимателя активно внедрять инновации. Многочисленные частные строительные предприятия не заинтересованы в повышении производительности труда и внедрении новой техники. Они располагают дешевой и малоквалифицированной рабочей силой. Результат - неоправданное использование технологий 1930-х гг. и абсолютная инновационная пассивность. Правда, в том же строительстве весьма активно используют новые строительные материалы, зачастую иностранного производства. Это создает некоторую иллюзию инновационного благополучия, которая исчезает при анализе уровня производительности труда. Почти аналогичная картина наблюдается и в металлургии, автомобилестроении, во многих других отраслях.

Признано, что низкий уровень заработной платы приводит к низкой производительности и является фактором, определяющим слабый спрос на инновации. Половина российских компаний в обрабатывающем производстве вообще не тратятся на НИОКР и только у 20% эти расходы превышают 1 млн. руб. в год. В среднем на инновации уходит 0, 4% выручки обрабатывающих предприятий. Наиболее наукоемкие отрасли - машиностроение (2, 4% выручки расходуется на инновации), металлургия (2, 2%) и химическая промышленность (1, 94%). В ведущих мировых компаниях эта доля составляет 7-12%.

Инновации в условиях нынешней экономической системы мало востребованы. Но еще менее востребован продукт именно отечественного инновационного комплекса.

По оценкам специалистов, в настоящее время внедряется одна сотая часть имеющихся технологических разработок. Такая ситуация наиболее опасна, так как может привести к деградации инновационного потенциала страны. Зачастую это объясняют тем, что отечественные разработки "не доведены" и не могут быть напрямую внедрены в производственном комплексе. Однако "доведение" разработки - весьма дорого обходится, оно не может производиться инициативным порядком, для этого нужны финансирование и прямой заказ реального сектора экономики. Следовательно, и здесь проблема кроется в низкой востребованности инноваций.

Кстати, "недоведенность" отечественных инноваций можно объяснить и несовершенной схемой финансирования. Сейчас различные стадии инновационного процесса финансируются как бы параллельно. Это означает, что субъекты инновационной деятельности отвечают только за "свою" часть работы и в меньшей степени озабочены продвижением инновации по другим стадиям инновационного цикла. Между тем более оптимальной следует признать схему, когда финансируется именно конечный этап инновационной разработки, который, в свою очередь, становится "заказчиком" для более ранних стадий. В этом случае обеспечивается наиболее оптимальный режим взаимодействия различных коллективов при создании и внедрении инновационного продукта.

Итак, на сегодняшний день наиболее важной задачей является создание условий, при которых инновации будут широко востребованы обществом.

Комментарии (1)add comment

Сергей_И said:

Спасибо, за интересную и информативную статью. Много интересных цифр и выводов. Однако хочу обратить Ваше внимание на то, что наряду с теми проблемами инновационного развития нашей Страны, которые Вы обозначили в Вашей статье, существует и еще одна весьма острая..это неумение внедрять инновации! создать инновацию и освоить ее производство это "2 большие разницы". На мой взгляд у нас нет механизмов эффективного внедрения инноваций.
29 Апрель, 2010

Написать комментарий
меньше | больше

busy