Инвестиционный процесс в российской экономике: потенциал и направления активизации

19.12.2014 04:04
Березинская О.Б.
научный сотрудник лаборатории структурных исследований
Института прикладных экономических исследований РАНХиГС
Ведев А.Л.
к. э. н.
директор Центра структурных исследований
Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара

В условиях инвестиционной паузы в экономике России особую актуальность приобретает вопрос о том, каковы потенциал, направления и возможная эффективность активизации инвестиционного процесса. В статье представлен анализ структурных сдвигов, тенденций и источников инвестиций в основной капитал. Особое внимание уделено проблеме эффективности расширения потоков инвестиций в различные секторы экономики России. Рассмотрен потенциал целенаправленной активизации инвестиционного процесса в отечественной экономике.

Структурные характеристики роста инвестиций в основной капитал

Чтобы понять перспективы конфигурации экономики России и возможные направления коррекции инвестиционного процесса, важно выяснить, в каких секторах отечественной экономики инвестиции в основной капитал росли быстрее и к каким структурным сдвигам в распределении инвестиционных ресурсов по секторам это привело. По итогам 2011 г. объем инвестиций в основной капитал российских предприятий составил 11 трлн руб. (12,5 трлн руб. в 2012 г.). В 2011 — 2012 гг. в структуре таких инвестиций доминировал нефтегазовый

сектор (более 24%), значительные объемы инвестиций приходились на строительный сектор и транспорт (соответственно 17 и 15%) (см. Приложение). Доли инвестиций в инновационный сектор, сектор потребительского спроса и производство и распределение электроэнергии, газа и горячей воды находились в пределах 9,0 — 9,5%. Инвестиции в основной капитал предприятий сырьевого сектора составляли примерно 7%, сельскохозяйственного — 4%.

Основными тенденциями перераспределения потоков инвестиций по секторам экономики России с 1999 г. стали поступательный рост доли нефтегазового сектора и транспорта и сокращение доли строительного сектора и сектора потребительского спроса. Увеличивается доля инвестиций в основной капитал предприятий производства и распределения электроэнергии, газа и горячей воды на фоне снижения доли инвестиций в инновационный и сырьевой секторы.

Таким образом, в России поддерживается модель экономики с сильным ТЭК и относительно развитыми транспортной инфраструктурой и сельским хозяйством. При этом замедление инвестиционного процесса в инновационном, сырьевом, строительном секторах и секторе потребительского спроса обусловливает низкие темпы модернизации российской экономики и затрудняет ее выход на траекторию устойчивого роста.

Простое увеличение инвестиций в секторы экономики, переживающие инвестиционную паузу, может оказаться тактически неэффективным. Наращивание инвестиций приводит не только к их реальному росту, но и к ускорению инфляционных процессов, что противоречит текущим задачам экономической политики. Для стратегически и тактически корректного стимулирования инвестиционного процесса в российской экономике важно учитывать реальный эффект номинального увеличения инвестиций.

Инвестиции в основной капитал: номинальное увеличение и реальный рост

Критерий эффективности инвестиций, то есть способности определять их реальное увеличение в отличие от стимулирования роста цен на продукцию и услуги, очень важен при оценке характера инвестиционного процесса и методов его активизации. В силу неодинаковой динамики цен на продукцию и услуги, необходимые для реализации инвестиционных проектов, увеличение инвестиций оказывает разный реальный эффект на различные секторы экономики (Ведев, Косарев, 2012). Для количественного анализа был использован индикатор эффективность инвестиций. Он рассчитывается как отношение реального прироста инвестиций к приросту цен (дефлятор инвестиций). В связи с предварительным характером данных о динамике и структуре источников инвестиций в основной капитал по видам экономической деятельности за 2012 г. анализ этого показателя проведен по данным за 2011 г.

За 2006-2011 гг., включающие период роста экономики в условиях разогретого спроса, острую фазу кризиса и период коррекционного роста, эффективность инвестиций в основной капитал в экономике России составила 0,71: реальный рост инвестиций в основной капитал — 1,52 раза, дефлятор инвестиций — 1,88 раза. При этом высокую эффективность инвестиций в основной капитал (на уровне 1,5-2,4) демонстрируют секторы ТЭК — нефтегазовый комплекс и производство и распределение электроэнергии, газа и горячей воды. При реальном росте инвестиций в этих секторах за 2006-2011 гг. в 2,2-2,3 раза дефлятор инвестиций в основной капитал вырос в 1,51 — 1,84 раза. Нормальная эффективность инвестиций в основной капитал отмечается на транспорте, в инновационном и сельскохозяйственном секторах — от 0,5 до 0,9. Наконец, низкая эффективность инвестиций в сырьевом и строительном секторах и секторе потребительского спроса (на уровне 0,3 — 0,4) при реальном росте инвестиций в 1,26 — 1,39 раза и дефляторе инвестиций — 1,82 — 1,93 раза (табл. 1).

Таблица 1

Характеристика инвестиций в основной капитал в российской экономике в 2006-2011 гг.

Сектор

Прирост, %

Эффективность, раз

Структура инвестиций, %

объема

цен

2006

2011

Экономика в целом

63

88

0,71

100

100

Секторы с высокой эффективностью инвестиций




29,3

34,0

Нефтегазовый

122

51

2,4

22,5

24,8

Производство и распределение электроэнергии, газа и горячей воды

127

84

1,5

6,8

9,2

Секторы с нормальной эффективностью инвестиций




27,2

28,8

Транспорт

77

155

0,5

10,3

15,3

Инновационный

37

63

0,6

12,9

9,4

Сельскохозяйственный

75

79

0,9

4,0

4,1

Секторы с низкой эффективностью инвестиций




40,0

33,3

Сырьевой

26

82

0,3

9,2

7,0

Сектор потребительского спроса

36

85

0,4

10,9

9,0

Строительный

39

93

0,4

19,9

17,4

Источники: Росстат; расчеты авторов.

Как следует из данных таблицы 1, наблюдается тенденция к опережающему притоку инвестиций в секторы российской экономики, характеризующиеся высокой эффективностью инвестиций в основной капитал: доля ТЭК в объеме всех инвестиций в основной капитал выросла с 29,3% в 2006 г. до 34% в 2011 г. Поток инвестиций в секторы с низкой эффективностью инвестиций в основной капитал существенно замедлился: если в 2006 г. на строительный сектор, сектор потребительского спроса и сырьевой приходилось 40% таких инвестиций, то в 2011 г. — менее 34%.

Более активное привлечение инвестиционных ресурсов в секторы ТЭК и транспорт стало ключевой характеристикой инвестиционного процесса в экономике России в 2006—2011 гг. Тактически такая специфика инвестиций в основной капитал оправданна, поскольку несет минимальные инфляционные риски. Стратегически она способствует воспроизведению существующих пропорций экономики с надежной транспортной и энергетической инфраструктурой, ориентированной на добычу углеводородов. Однако отставание в модернизации широкого круга предприятий других секторов не соответствует стратегическим приоритетам экономической политики.

Можно предложить следующие направления коррекции сложившегося тренда инвестиционного процесса в российской экономике:

  • расширение спектра секторов экономики, инвестиции в которые имеют более высокую эффективность и несут меньшие инфляционные угрозы, за счет повышения конкуренции на внутреннем рынке, снижения административных барьеров, формирования благоприятной бизнес-среды;
  • ресурсное обеспечение инвестиционной активности, мобилизация собственных и привлечение внешних ресурсов.

В связи с этим важно понять, как соотносятся модели финансирования инвестиций в основной капитал по секторам экономики и эффективность этих инвестиций, каково ресурсное обеспечение эффективного инвестиционного процесса.

Источники инвестиций в основной капитал по секторам экономики

Исходя из особенностей структуры источников инвестиций в основной капитал, секторы российской экономики можно объединить в четыре группы:

  1. секторы, инвестиционная активность в которых формируется преимущественно вышестоящими организациями (нефтегазовый сектор, производство и распределение электроэнергии, газа и горячей воды);
  2. секторы, инвестиционная активность в которых определяется преимущественно проводимой государственной политикой (бюджетной и тарифной) (инновационный и сельскохозяйственный секторы и транспорт);
  3. секторы, инвестиции в которых финансируются главным образом за счет собственных ресурсов и банковских кредитов (сырьевой сектор);
  4. секторы с разнообразной структурой источников финансирования инвестиций, со слабым участием вышестоящих организаций и высокой и стабильной государственной поддержкой финансирования инвестиционных проектов (строительный сектор и сектор потребительского спроса) (табл. 2).
Таблица 2

Структура источников инвестиций в основной капитал по секторам российской экономики, 2011 г. (в %)

Сектор

Собственные средства

Привлеченные средства

в том числе:

средства

вышестоящих организаций

средства бюджета и внебюджетных фондов

кредиты банков

Экономика в целом

41,9

58,1

19,0

19,4

8,6

(1) Нефтегазовый сектор

45,5

54,5

41,8

0,9

3,6

(1) Производство и распределение электроэнергии, газа и горячей воды

34,8

65,2

26,5

13,7

11,8

(2) Инновационный сектор

37,8

62,2

10,8

41,9

5,6

(2) Транспорт

36,7

63,3

9,9

45,6

2,6

(2) Сельскохозяйственный сектор

43,6

56,4

1,1

5,8

42,3

(3) Сырьевой сектор

59,9

40,1

1,7

1,8

19,5

(4) Строительный сектор

31,4

68,6

4,5

21,9

9,1

(4) Сектор потребительского спроса

49,7

50,3

4,1

22,5

13,3

Источники: Росстат; расчеты авторов.

Высокая эффективность инвестиционных вложений отмечается в секторах первой группы, нормальная — в секторах второй, низкая — в секторах третьей и четвертой групп. По итогам 2006—2011 гг. наименьшие инфляционные риски и максимальный стимулирующий эффект при реализации инвестиционных проектов были присущи инвестиционной активности в секторах, в которых формирование инвестиционных ресурсов в основном определялось централизованным финансированием со стороны вышестоящих организаций.

Процесс становления в России экономики с сильным ТЭК и относительно развитыми транспортной инфраструктурой и сельским хозяйством и отчасти — инновационным сектором в значительной степени финансируется за счет ресурсов, аккумулируемых и привлекаемых вертикально интегрированными компаниями ТЭК, а также средств, предоставляемых государством непосредственно или формирующихся благодаря проведению соответствующей государственной политики. При этом для предприятий широкого круга видов экономической деятельности характерны низкая эффективность инвестиционных вложений, ограниченность ресурсов для инвестиций и, как следствие, торможение инвестиционной активности.

При оценке возможностей активизации и/или целенаправленной модификации инвестиционного процесса в России необходимо учитывать своеобразие сложившейся к 2011 г. модели финансирования инвестиций в основной капитал.

Модель финансирования инвестиций в основной капитал по секторам российской экономики

В соответствии со сложившейся моделью примерно 42% инвестиций в основной капитал финансируется за счет собственных средств предприятий, а весь объем привлеченных для инвестиций средств состоит из трех сопоставимых частей (на каждую приходится примерно 1,6 трлн руб. по итогам 2011 г.):

  • государственные ресурсы (средства бюджета и внебюджетных фондов);
  • централизованное финансирование головными структурами (средства вышестоящих организаций);
  • другие привлеченные средства (кредиты банков, займы от других организаций, средства от эмиссии ценных бумаг и т. д.).

При этом большая часть самофинансирования инвестиций в основной капитал осуществляется предприятиями секторов первой группы (ТЭК, 42% всех инвестиций в основной капитал за счет собственных средств предприятий), а также второй, формирование инвестиционных ресурсов в которой во многом определяется мерами государственной политики (инновационный и сельскохозяйственный секторы и транспорт, 25%) (см. рисунок).

На предприятия ТЭК приходится более 57% всех негосударственных привлеченных ресурсов для инвестиций в основной капитал и 10% государственных; на предприятия инновационного и сельскохозяйственного секторов и транспорт — более 56% всех государственных ресурсов и 11% негосударственных ресурсов для инвестиционных целей. Всего в эти секторы экономики (характеризуются нормальной и высокой эффективностью инвестиций, получают значительные объемы инвестиционных ресурсов либо в рамках централизованного финансирования от вышестоящих организаций, либо в связи с мерами проводимой государством экономической политики) поступает более 70% всех привлеченных ресурсов для инвестиций в основной капитал.

В строительном секторе, секторе потребительского спроса и сырьевом наряду с низкой эффективностью инвестиций наблюдается сокращение ресурсных возможностей для финансирования инвестиционных проектов. Активизация инвестиционного процесса в этих секторах слабо коррелирует с текущими приоритетами экономической политики России: сдерживанием инфляции и полноценным членством в ВТО.

Формализованная модель финансирования инвестиций в основной капитал российских предприятий позволяет оценить потенциал и направления активизации инвестиционного процесса. Она помогает понять, в основной капитал каких секторов экономики можно эффективно инвестировать за счет средств бюджета и внебюджетных фондов, кредитов банков, собственных средств предприятий.

Направления и ресурсы для активизации инвестиционного процесса в российской экономике

В части самофинансирования инвестиций в основной капитал воз -можность активизировать инвестиционный процесс зависит от наличия у российских предприятий собственных инвестиционных ресурсов. Их объем, или совокупность сальдированной прибыли (за вычетом налога на прибыль) и амортизационных отчислений, увеличился за 2006—2011 гг. в 2,45 раза, составив в 2011 г. 8,2 трлн руб.

Предприятия различных секторов использовали собственные инвестиционные ресурсы для финансирования инвестиций в основной капитал в неодинаковой степени. В экономике в целом норма самофинансирования таких инвестиций (отношение инвестиций за счет собственных средств к объему собственных инвестиционных ресурсов) и в период роста в условиях высокого спроса, и в период кризиса, и в период коррекционного роста была стабильной — около 40,5%.

На секторы первой группы (с активным увеличением финансирования инвестиций вышестоящими организациями) приходится максимальный объем собственных инвестиционных ресурсов (более 39% в 2009—2011 гг.). Потенциал повышения инвестиционной активности за счет собственных средств в производстве и распределении электроэнергии, газа и горячей воды низкий: норма самофинансирования инвестиций в основной капитал здесь высокая (66%), а государственная политика сдерживания инфляции и регулирования тарифов на электроэнергию будет ограничивать рост прибыли и собственных инвестиционных ресурсов сектора. При этом за счет самофинансирования инвестиций в основной капитал можно существенно увеличить инвестиционную активность в нефтегазовом комплексе, что связано как с невысокой нормой самофинансирования инвестиций (40%), так и с объемами собственных инвестиционных ресурсов.

В секторах второй группы (с высокой зависимостью ресурсов для инвестиций от мер государственной политики) возможности значимо ускорить рост инвестиций за счет самофинансирования инвестиционных проектов ограничены. С одной стороны, на эти секторы приходится всего 16% собственных инвестиционных ресурсов, и с учетом осложнения экономической ситуации в 2012—2013 гг. трудно ожидать, что обеспеченность предприятий собственными ресурсами для инвестиций заметно улучшится. С другой стороны, предприятия транспорта, сельскохозяйственного и инновационного секторов уже инвестируют в обновление фондов значительные собственные инвестиционные ресурсы (56—75%), стабильно обеспечивая примерно 25% всех инвестиций в основной капитал за счет собственных средств.

Сектор третьей группы — сырьевой (финансирование инвестиций главным образом с использованием собственных ресурсов и банковских кредитов) — отличается относительно невысокой нормой самофинансирования инвестиционных проектов при значительном объеме собственных инвестиционных ресурсов. В 2006—2008 гг. он аккумулировал около 16% всего объема собственных инвестиционных ресурсов в экономике России, но лишь 37% собственных ресурсов направлял на финансирование инвестиций в основной капитал. Эта норма несколько увеличилась в период коррекционного роста (44% в 2009—2011 гг.), что было связано с необходимостью финансировать уже начатые проекты в условиях резкого сокращения доступности внешнего финансирования и ухудшения ситуации с обеспеченностью собственными ресурсами. Потенциал наращивания инвестиционной активности за счет собственных ресурсов в этом секторе определяется, с одной стороны, ростом объема собственных инвестиционных ресурсов при улучшении ситуации в российской и мировой экономике, а с другой — мотивацией бизнеса увеличивать самофинансирование инвестиций в основной капитал.

В секторах четвертой группы (с минимальной вовлеченностью в вертикально интегрированную систему финансирования и высокой и стабильной государственной поддержкой инвестиционных проектов) осуществляется порядка 20% самофинансирования инвестиций в основной капитал в экономике России. В то же время доля собственных инвестиционных ресурсов этих секторов значительно больше (34% в 2009—2011 гг.). Секторы данной группы характеризуются минимальной нормой самофинансирования инвестиций в основной капитал: в секторе потребительского спроса на эти цели направлялось менее 20% их собственных инвестиционных ресурсов, в строительном секторе — 28% в 2006—2008 гг., и лишь резкое ухудшение финансовой ситуации обусловило ее рост в 2009—2011 гг. до 61%. Инвестиционный процесс в этих секторах можно ускорить за счет их собственных ресурсов при усилении заинтересованности бизнеса в реализации новых инвестиционных программ.

Повысить инвестиционную активность в российской экономике за счет собственных ресурсов можно в нефтегазовом, сырьевом, строительном секторах и секторе потребительского спроса. На их долю приходится более 75% всех собственных инвестиционных ресурсов в экономике России. При этом сырьевой и нефтегазовый секторы направляют на инвестиции в основной капитал примерно 40% собственных инвестиционных ресурсов, строительный сектор и сектор потребительского спроса — не более 1/4. Проведение институциональных преобразований в экономике и создание благоприятного инвестиционного и бизнес-климата могут эффективно стимулировать инвестиционный процесс в двух последних секторах, существенно увеличив инвестиционную активность в российской экономике.

Потенциал повышения инвестиционной активности в российской экономике за счет собственных ресурсов предприятий минимальный в инновационном и сельскохозяйственном секторах, на транспорте и в производстве и распределении электроэнергии, газа и горячей воды. Эти секторы аккумулируют чуть более 20% всех собственных инвестиционных ресурсов в экономике России, при этом направляя на финансирование инвестиций в основной капитал от 56 до 75% таких ресурсов. Заметно активизировать инвестиционный процесс в этих секторах можно лишь за счет внешних источников финансирования инвестиций.

С учетом источников инвестиций в основной капитал в сельскохозяйственном и инновационном секторах и на транспорте, а также эффективности инвестиций (ограниченных инфляционных рисках наращивания инвестиций) здесь тактически и стратегически оправданны меры государственной поддержки инвестиционной деятельности. Целенаправленное проведение бюджетной и тарифной политики, одна из задач которой — формирование инвестиционных ресурсов в этих секторах, может способствовать эффективному неинфляционному увеличению их инвестиционной активности.

Рассмотрим возможности активизировать инвестиционный процесс за счет ресурсов российской банковской системы (Ведев, 2014). Отметим, что в 2004 — 2011 гг. практика использования российскими предприятиями банковских кредитов для финансирования инвестиционных проектов оставалась неизменной (за исключением 2009—2010 гг., когда наблюдалась стагнация банковского кредитования предприятий): всего примерно 18% (от 16 до 21%) прироста банковских кредитов предприятия направляли на финансирование инвестиционных проектов. Формально в части банковского кредита ресурсная база для инвестиций расширялась: в структуре кредитов предприятиям короткие кредиты (сроком до одного года) замещались долгосрочными (на срок более трех лет). Доля последних выросла с 10% всего портфеля кредитов российских банков предприятиям (0,2 трлн руб.) на конец 2003 г. до 39% (6,3 трлн руб.) на конец 2011 г.

Однако формальное расширение ресурсной базы для инвестиций в виде долгосрочных кредитов российской банковской системы не сопровождалось соответствующим ростом инвестиционной активности в экономике. Это обусловлено рядом причин.

Во-первых, долгосрочные кредитные ресурсы активно используются для проведения финансовых операций (слияний и поглощений).

Во-вторых, отметим высокую для инвестиционных проектов процентную ставку, а также дисбалансы, присущие отраслевой структуре портфеля задолженности предприятий по банковским кредитам. Действительно надежные заемщики, которым в условиях высоких макроэкономических рисков долгосрочного кредитования могли бы предоставить инвестиционные кредиты, имеют возможность привлекать ресурсы на более выгодных условиях (эмиссия акций и облигаций или кредиты от иностранных банков). Это подтверждает активный рост доли кредитов иностранных банков в структуре источников инвестиций в основной капитал предприятий нефтегазового и сырьевого секторов при стагнации или даже сокращении финансирования их инвестиционных проектов за счет кредитов российских банков.

В-третьих, имеет место эффект бухгалтерского учета: как кредиты на срок более трех лет нередко учитывают более краткосрочные, предоставляемые российскими банками в рамках заключенных долгосрочных договоров о кредитных линиях. Формально доля кредитов сроком более трех лет в структуре задолженности предприятий по кредитам от российских банков выросла. Фактически средняя срочность кредитов, предоставленных российской банковской системой отечественным предприятиям, в 2009—2012 гг. составляла около 9 месяцев и не увеличивается. В 2012 г. максимальная средняя срочность кредитов отмечена в сельскохозяйственном секторе (29 месяцев), высокая — в строительном и сырьевом секторах, а также в производстве и распределении электроэнергии, газа и горячей воды (12 — 14 месяцев), то есть там, где структура источников инвестиций в основной капитал существенно зависит от этого вида ресурсов.

Наконец, в-четвертых, приоритетным для российской банковской системы остается кредитование текущей производственной деятельности предприятий. Об этом свидетельствует неизменность или даже сокращение средней срочности банковских кредитов предприятиям секторов потребительского спроса, транспорта и машиностроения. Кроме того, максимальную задолженность по кредитам российских банков имеют предприятия, минимально использующие этот ресурс для финансирования своих инвестиционных проектов, и наоборот.

Так, суммарная задолженность предприятий строительного сектора и сектора потребительского спроса по кредитам российских банков равнялась примерно 46% задолженности всех предприятий экономики, а их доля в объеме инвестиций в основной капитал, профинансированных за счет этих ресурсов, в 2009—2012 гг. составляла 28%. Напротив, имея суммарную долю в общей задолженности по кредитам российских банков менее 19%, предприятия сельского хозяйства, сырьевого сектора, производства и распределения электроэнергии, газа и горячей воды за счет кредитов отечественных банков реализуют более половины всех инвестиций в основной капитал.

Основной объем инвестиций за счет кредитов российских банков осуществляется в секторах, кредитуемых российской банковской системой в крайне ограниченных объемах. Этот парадокс отражает характер взаимоотношений российской банковской системы и предприятий.

С точки зрения предложения сложившаяся система фондирования кредитов предприятиям, динамика макроэкономических показателей, страновые риски ведения бизнеса, медленный выход российской и мировой экономики из кризиса, ожидаемое повышение открытости российского рынка вследствие присоединения к ВТО и соответствующие риски для конкурентоспособности определяют высокий уровень процентных ставок и/или осмотрительности российских банков при выдаче долгосрочных кредитов. С точки зрения спроса предприятия ряда секторов, интересные как заемщики для российских банков, имеют возможность привлекать ресурсы на более выгодных условиях, в том числе за рубежом.

Таким образом, для взаимодействия российской банковской системы с предприятиями характерно следующее:

  • российские банки не всегда могут успешно конкурировать с иностранными за надежных заемщиков. Эти предприятия, обладающие более высоким уровнем конкурентоспособности, имеют относительно большие возможности для самофинансирования текущей производственной деятельности, эмиссии ценных бумаг и получения кредитов в иностранных банках. К тому же требования таких заемщиков к параметрам кредитных ресурсов нередко превосходят возможности российских банков;
  • предприятиям остальных секторов экономики сложно конкурировать за ограниченный объем ресурсов российских банков — кредитов, приемлемых по своим параметрам для инвестиционных целей.

Более эффективному с точки зрения инвестиционной активности росту кредитования предприятий препятствуют как низкая конкурентоспособность (устойчивость, надежность) широкого набора видов экономической деятельности, так и отсутствие у банков возможности увеличивать портфель более рискованных инвестиционных кредитов. Из-за слабых макроэкономических показателей на этапе медленного выхода экономики из кризиса и ограниченности ресурсной базы банков в условиях дифференцированного спроса предприятий реального сектора на кредитные ресурсы формируется их фактический дефицит при формальном избытке. Для модернизации производства, повышения конкурентоспособности, интенсивного развития предприятиям необходимы долгосрочные и не очень дорогие ресурсы.

В период роста экономики в условиях перегрева предприятия нередко использовали для инвестиций даже короткие кредиты, поскольку это позволяло временно замещать в обороте собственные ресурсы, которые направлялись на реализацию модернизационных проектов. Такая вынужденная и рискованная модель финансирования инвестиционной деятельности была обусловлена эйфорией, порожденной высокими темпами роста экономики благодаря динамичному спросу, поддерживаемому нефтедолларами и внешними займами. Однако в период существенного спада деловой активности предприятия реального сектора вынуждены проявлять осторожность в финансировании как текущей производственной деятельности, так и инвестиционных проектов. Спрос на краткосрочные ресурсы для замещения в обороте собственных средств, используемых для финансирования модерниза-ционных проектов, снизился. Кроме того, медленно растет спрос на такие ресурсы для пополнения оборотных средств с целью расширения бизнеса в силу низкого уровня деловой активности.

При этом исключительно за счет собственных ресурсов предприятия большинства видов экономической деятельности не могут повысить уровень конкурентоспособности (по производственным и финансовым показателям), что сделало бы их более привлекательными для банков в качестве заемщиков. Собственных ресурсов для реализации инвестиционных программ у предприятий реального сектора недостаточно. Оправданная политика снижения рисков, проводимая кредитными организациями, означает на практике для реального сектора либо дальнейшее отставание в ходе конкуренции на российском и мировом рынках, либо осознанное, крайне рискованное финансирование средне- и долгосрочных проектов за счет кратко- и среднесрочных кредитных ресурсов.

Исходя из ограничений, вытекающих из банковской политики управления рисками, решить проблему финансирования модернизации российской экономики могут эффективные меры, направленные на дальнейшее снижение инфляции, в рамках продуманной политики повышения тарифов на продукцию естественных монополий и радикального улучшения бизнес-климата. Кроме того, необходимо разработать и реализовать программы кредитования инвестиционных программ предприятий реального сектора с использованием недорогих государственных ресурсов, по приемлемым ставкам.

С учетом замедления темпов экономического роста в России, снижения конкурентоспособности в ряде видов деятельности и большей открытости российского рынка в связи с присоединением к ВТО простое воспроизведение хозяйственных моделей, следование сложившемуся тренду инвестиционного процесса стратегически не перспективны (Мау, 2014). При этом финансовые ресурсы для его целенаправленной модификации крайне ограничены. Чтобы придать стратегически корректный вектор этому процессу и активизировать его, необходимо использовать весь набор инструментов, наиболее действенные из которых — институциональные преобразования. Улучшение бизнес-климата, повышение конкуренции на внутреннем рынке, снижение административных барьеров будут способствовать росту эффективности как производственной, так и инвестиционной деятельности российских предприятий, а также их большей привлекательности для инвесторов.

Приложение

Для целей исследования виды экономической деятельности были объединены в 8 секторов. Отнесение предприятий различных видов экономической деятельности к нефтегазовому, инновационному, сырьевому секторам российской экономики произведено в соответствии с классификацией в Сценарных условиях долгосрочного прогноза социально-экономического развития Российской Федерации до 2030 года Министерства экономического развития РФ. Группировки предприятий в остальные секторы экономики произведены авторами в соответствии с рассматриваемыми в работе задачами.

Нефтегазовый сектор: добыча топливно-энергетических полезных ископаемых; производство кокса и нефтепродуктов; трубопроводный транспорт.

Инновационный сектор: машиностроительный комплекс; научные исследования и разработки; образование; здравоохранение.

Сырьевой сектор: добыча полезных ископаемых, кроме топливно-энергетических; обработка древесины и производство изделий из дерева; химическое производство; производство резиновых и пластмассовых изделий; производство прочих неметаллических минеральных продуктов; металлургическое производство и производство готовых металлических изделий.

Строительный сектор: строительство; операции с недвижимостью.

Производство и распределение электроэнергии, газа и горячей воды.

Транспорт: транспорт (без трубопроводного).

Сектор потребительского спроса: производство пищевых продуктов, включая напитки, и табака; текстильное и швейное производство; производство кожи, изделий из кожи и производство обуви; целлюлозно-бумажное производство; издательская и полиграфическая деятельность; прочие производства; оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования; гостиницы и рестораны; предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг.

Сельскохозяйственный сектор: сельское хозяйство; охота и лесное хозяйство; рыболовство, рыбоводство.



Работа выполнена в рамках научно-исследовательского проекта «Проблемы активизации инвестиционного процесса в реальном секторе и оценка структуры источников ее финансирования» (РАНХиГС, 2013 г.).

Список литературы

Ведев А., Косарев А. (2012). Некоторые количественные оценки воздействия институциональных ограничений на экономический рост в России // Экономическая политика. № 1. С. 50 — 65. [Vedev A., Kosarev A. (2012). Quantitative Assessments of Institutional Improvements' Impact on Economic Growth in Russia // Ekonomicheskaya Politika. No 1. P. 50 — 65.]

Ведев А. Л. (2014). Основные характеристики динамики и структуры финансовой и банковской сферы России на различных этапах современного развития (1999—2012 годы). М.: Дело. [Vedev A. L. (2014). Basic Parameters of Dynamics and Structure of Russia' Financial and Banking Sphere in Different Stages of Present Development. Moscow: Delo.]

Мау В. (2014). В ожидании новой модели роста: социально-экономическое развитие России в 2013 году // Вопросы экономики. № 2. С. 4—32. [Mau V. (2014). Waiting for a New Model of Growth: Russia's Social and Economic Development in 2013 // Voprosy Ekonomiki. No 2. P. 4—32.]

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy
 
  • У них

    Мебель для дачи у них.

    www.ilovemyhome.ru