О ПЕРЕВОДЕ МАРКСОВА «WERT» НА РУССКИЙ ЯЗЫК


О ПЕРЕВОДЕ МАРКСОВА «WERT» НА РУССКИЙ ЯЗЫК

В. Чеховский


В пятом номере журнала "Вопросы экономики" за 2007 г. опубликованы две статьи: "Ревизия неорикардианской теории ценности и распределения..." П. Клюкгша и "Критика неорикардианской теории стоимости и распределения" М. Бодрикова. Предметом исследования является здесь одна и та же проблема. Однако обращает на себя внимание тот факт, что пишущие дают одному и тому же научному термину различные названия: в одном случае это ценность, в другом - стоимость. Возникает вопрос: может ли быть делом вкуса или личного пристрастия отдельного автора выбор того или другого словесного обозначения на русском языке известной научной категории?

Немецкое слово Wert многозначно и на русский язык переводится различным способом: das alte Mobel ist von grobem Wert (старинная мебель представляет большую ценность); der kunstlerische Wert eines Romans (художественное значение романа); der Wert der beschadigten Uhr ersetzen (возместит, стоимость поврежденных часов); sich seines Wertes bewubt sein (знать себе цену) и т. д. Несмотря на большое число языковых ситуаций, где встречается слово Wert, перевод простых, подобных приведенным выше предложении труда не составляет. Другое дело - перевод соответствующих сочинений по политической экономии. Здесь это слово является основой для целого ряда терминов - названии научных понятий, категорий, абстракции. Последние требуют уже специального объяснения, то есть в своем роде еще одного перевода, а именно с языка абстракций на общеупотребительный язык. Например, в "Капитале" К. Маркса в неоднозначном немецком слове Wort необходимо "перевести" однозначное в каждом случае научное содержание, чтобы затем последнему (а не многозначному слову!) найти подходящее название па русском языке. И все-таки задача много проще, чем обычно думают. Ее усложняют тем, что переводить начинают прямо со слова Wert, тогда как исходный пункт анализа вариантов перевода находится совсем в другом месте.

На это место прямо указывает А. Смит: "Слово "стоимость" имеет два различных значения: иногда оно обозначает полезность какого-либо предмета, а иногда возможность приобретения других предметов, которую дает обладание данным предметом. Первую можно назвать потребительной стоимостью, вторую - меновой стоимостью" (6). Соответствующей цитатой из "Богатства народов" начинает свой главный труд Д. Рикардо (7). И Маркс представляет товар в единстве его составных частей - Gebrauchswert. и Tauschwert - потребительной и меновой стоимости (8). Смит, правда, говорит о различных значениях слова, а не о различных научных понятиях. Об .пом иногда забывают и до сих пор смешивают одно с другим.

Некоторые исследователи считают, что немецкое Wert переводилось в свое время как "ценность", и предлагают вернуться к этому понятию. Рассматривая научное понятие как нечто, данное наперед, раньше самой науки, они ошибаются уже в самой постановке вопроса. Проблема для них, оказывается, не в том, каким русским словом перевести известное научное понятие, однажды уже обозначенное на немецком языке, а в том, какое русское понятие адекватно немецкому слову Wert. Для этой цели, по их мнению, лучше всего годится "ценность" - синтез абстрактного труда и абстрактной полезности (9). Однако они упускают из виду, что если одно слово может иметь несколько значений, то понятие, напротив, всегда однозначно. Будь иначе, наука, оперирующая как раз понятиями, потеряла бы всякий смысл.

В основе таких рассуждений одна и та же ошибка: полемика ведется па уровне спора о словах. Ценность связана с ценой этимологически, то есть но происхождению слов, хотя по смыслу, семантически, это разные, как правило легко различимые в современной языковой практике слова. Связь же словf "стоимость" с понятием "общественно необходимые затраты абстрактного труда" совсем другого, чисто научного, искусственного происхождения. В слове "стоимость" как таковом упомянутое содержание искать бесполезно. Научные понятия в политической экономии часто принято обозначать общеупотребительными словами. Выбор последних из-за необходимости соблюдения языкового правила сохранения смыслового единства между содержанием научного понятия и исторически сложившимся значением слова ограничен. Это создает почву для возникновения и распространения иллюзии, будто значение слова и содержание научного понятия полностью совпадают, более того, будто первое является причиной использования в науке второго, якобы содержание научного понятия привязано к слову-названию еще задолго до самой науки.

Одно из значений слова "стоимость", по Смиту, - "потребительная стоимость", то есть полезность. Полезность - это категория и марксистской политической экономии (10). Объективности ради отметим, что Gebrauchswert у Маркса употребляется и в значении "полезная вещь", "предмет потребления": "Товар есть Gebrauchswert, т. е. предмет для удовлетворения какой-либо системы человеческих потребностей" (11) ; Gebrauchswert - это "вещь с полезными свойствами" (12) и т. д. Есть у Маркса и третье "определение" Gebrauchswert, отличное от первых двух: "Полезность вещи делает ее Gebrauchszeert" (13). Это не полезность, не полезная вещь, по Wert, присущий полезной вещи как таковой, - natural worth ("естественная ценность") (14) .Итак, Gebrauchswert у Маркса употребляется в трех значениях: "полезность", "полезная вещь" или "предмет потребления" (15) и natural worth. Известно, что немецкое Wert переводится па русский язык двояко: словом "ценность" и словом "стоимость". Но слово "стоимость" пи в смысле "полезность", пи в смысле "вещь" - "предмет потребления", пи в смысле natural worth в русском языке не употребляется. Следовательно, его использование для перевода Gebrauchswert исключается. Остается - ценность. Немецкое Gebrauchswert по-русски это потребительная ценность, то есть полезность, полезная вещь или предмет потребления и "естественная ценность". Немецкому слову Wert в русском языке точно соответствует слово "ценность". Как и Wert, оно богато смысловыми оттенками, универсально. Слово "стоимость", напротив, бедно, зато конкретно, однозначно, определенно, в немецком языке однозначного эквивалента ему пет. Стоимость есть Wert только в значении последней как Tauschwert. И если Tauschwert - это стоимость или меновая ценность, то в "Капитале" в целях сохранения свойственного оригиналу единобразия терминологии Tauschwert все же следует переводить русским "меновая ценность". Что, впрочем, не мешает авторам, пишущим на русском языке, использовать оба слова: ценность и стоимость.

Первый переводчик "Капитала" Н. Ф. Даниельсон писал: "Больше всего слышалось порицаний за будто бы неудачный выбор термина для выражения понятия Wert, value, valeur, которое по-русски передано словом стоимость" (16). В защиту своего выбора Даниельсон приводит, в частности, следующий аргумент. Так как ценность, цепа есть денежное выражение Wert, то одно слово "ценность", говорит он, используемое в качестве названия для двух различных понятий, Wert и его денежной формы, вызвало бы путаницу представлений (17)

Действительная причина "путаницы представлений" здесь в непонимании определенности переводимой терминологии. Развитие науки обязательно сопровождается развитием терминологии. Развитая научная терминология, в свою очередь, это свидетельство уровня развития пауки. Категория Wert в свое время была шагом вперед в становлении политической экономии капитализма. Даниельсон все свое внимание уделяет Wert и не видит, что переводит "вчерашний день" политической экономии.

В 1899 г. в Петербурге иод редакцией П. Струве вышел перевод I тома "Капитала", выполненный У. Гурвич и Л. Заком. "Исходной точкой экономической системы Маркса, изложенной в "Капитале", является понятие ценность. Этим словом мы пользуемся для передачи немецкого Wert, так как смысл русского слова в точности соответствует смыслу немецкого слова. И кроме того, - продолжает Струве, - во-первых, русское слово "стоимость", по своему обычному смыслу, то есть по принятому в обыкновенной речи словоупотреблению, обозначает затрату на производство или издержки производства в хозяйстве, основанном на обмене... во-вторых, словосочетание "потребительная стоимость" явно нелепо" (18) .

С фактами никто не спорит. Возражений по существу против перевода Wert словом "ценность" сегодня пет, есть только некоторые сомнения. Ссылаются, например, на Маркса, оцепившего русский перевод "Капитала" 1872 г. как "превосходный" (19), выполненный "мастерски" (20). Известно, что для русского издания 1872 г. перевод "Капитала", включая I главу, осуществлялся Г. Лопатиным и его товарищами по первому немецкому изданию 1867 года. Маркс пишет: "Если в дальнейшем мы используем слово Wert без комментариев, то речь идет всегда о Tauschwert" (перевод мой. - В. Ч.) (21). Выходит, строгого различия между Wert и Tauschwert у Маркса еще не было? Р. Хеккер, к примеру, так не считает. Возражая оппонентам, он утверждает, что сущностная разница Марксу была давно известна, просто не все категории получили еще ясные терминологические определения (22). Сегодня ученые спорят - читатели Маркса конца 60-х - начала 70-х годов XIX в. верили своим глазам: Wert есть Tauschwert. Только во втором немецком издании (1873 г.) Маркс дал определение категории Tauschwert как формы Wert, снял цитированное выше подстрочное примечание и в ряде мест Wert заменил па Tauschwert и наоборот (23). Для пас здесь важно знать то, что первые русские переводчики "Капитала", размышлявшие над выбором эквивалента немецкому Wert, этим новым знанием не располагали. Подтверждение тому - взгляды Даниельсона па Wert, изложенные им много лет спустя в предисловии ко второму русскому изданию I тома. В них по-прежнему заметно влияние идей, приобретенных еще в период знакомства с "Капиталом" по первому немецкому изданию и позже, во время работы над переводом, в частности отождествление Wert и Tauschwert.

Оказывается, перевод Wert словом "стоимость" в первом русском издании "Капитала" вовсе не ошибка или, точнее сказать, не только ошибка, ведь в оригинале Wert = Tauschwert, a Tauschwert по-русски это стоимость! Ошибка случилась позже. В то время как Маркс продвинулся в теории вперед, что и нашло свое отражение в терминологии, Даниельсон, трижды переиздавая I том па русском языке, в последний раз в 1898 г., прогресс в науке проглядел и продолжал держаться "традиционного", образца перевода Wert 1872 г. Следовательно, щедрая Марксова оценка качества русского перевода "Капитала" справедлива, а перевод Wert словом "стоимость" но крайней мере объясним, если перевод в целом рассматривать под историческим углом зрения.

Высказывают и другие сомнения по поводу целесообразности внесения изменений в перевод Марксова Wert и допустимости использования слова "ценность" в этом контексте в политэкономической литературе. Указывают па большие расходы но переизданию произведений Маркса, па трудности с восприятием сочинений других авторов, па возможность "субъективно-психологической" трактовки Wert и т. д.

Вопрос, однако, стоит так: или перевод Wert в "Капитале" словом "ценность" правильный, а словом "стоимость" - неправильный (и этим все сказано), или кто-то докажет обратное. Идти другим путем, пытаться, например, "научно" обосновать преимущество ложного перед истинным - значит подрывать всякое доверие к науке.


(6) Смит А.. Исследование о природе и причинах богатства пародов. М.-Л.: Госсонэкгиз 1935. Т. I. С. 28.

(7) Рикардо Д. Начала политической экономии и налогового обложения Соч. М., 1955. Т. I. С. 33.

(8) См.: Маркс К., Энгельс Ф.. Т. 46, ч. I. С. 216. (Подстрочное примечание.)

(9) Певзнер Я. А., Брагинский С. В. Политическая экономия: дискуссионные проблемы, пути обновления. М.: Мысль, 1991.

(10) См.: Политическая экономия: Словарь. М., 1983. С. 337.

(11) Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 46, ч. II. С. 393.

(12) Там же.Т. 27. С. 217.

(13) Там же. С. 44.

(14) Маркс К.. Энгельс Ф. Соч. Т. 46, ч. II. Подстрочное примечание 4.

(15) В современном немецком языке слово Wert в значении "вещь", "предмет потребления" не используется, зато следы такого использования мы находим в прошлом. См.: Dcutsches Worterbuch von J. und W. Grimm. Bd. XIV. 1, 2. Leipzig: S. Hirzcl, 1960. S. -167.

(16) Даниельсоп H. Ф. Предисловие // Маркс К. Капитал: Критика политической экономии. 2-е изд. Т. I. СПб., 1898. С. XIV.

(17) Там же. С. XVII.

(18) Струве П. Б. Предисловие редактора русского перевода // Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т. I. СПб., 1899. С. XXVIII.

(19) См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 33. С. 395.

(20) См.: Там же. С. 402.

(21) MEGA II/5. S. 19 (FuBnotc 9).

(22) См.: Marx-Engcls Jahrbuch 10. Berlin: Dicta Vcrlag, 1987. S. 168.

(23) Ibid.

Комментарии (2)add comment

Александр said:

а ошибки, пронизывающие всё тело текста никак поправить нельзя?
13 Февраль, 2014

Alex* said:

По контексту у Маркса Wert - это затраты труда.

А такой смысл есть только у русского "стоимость", у "ценности" же такого смысла нет.

Кроме того Wert - у Маркса понятие объективное, а "ценность" в русском дает субъективность.

Поэтому правильный перевод именно "стоимость", иначе идут смысловые искажения.
21 Август, 2010

Написать комментарий
меньше | больше

busy