Стратегия роста для России

Титов Б.Ю.
Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей
Широв А.А.
д. э. н.
замдиректора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН


Точка отсчета

С начала 2000-х годов произошел количественный и качественный рывок в развитии российской экономики, который выражался как в увеличении возможностей государства, так и в существенном росте уровня жизни населения страны. Разрыв между Россией и США по подушевому ВВП, рассчитанному по паритету покупательной способности (ППС), за 1998-2008 гг. сократился с 83,5 до 50%.

Однако по мере приближения российской экономики к объемным показателям, характерным для позднесоветского периода (в 2007 г. по объему ВВП российская экономика превысила уровень 1990 г.), динамика ее развития стала замедляться. Это было связано прежде всего с тем, что конкурентоспособные секторы российской экономики, формировавшие большую часть ее доходов, исчерпали возможности дальнейшего быстрого роста, в том числе в части наращивания инвестиций. Чрезмерно облегченная в результате кризиса 1990-х годов структура промышленности не позволяла развиваться за счет использования внутри- и межотраслевых связей, постоянно росла зависимость экономики от импорта.

Итогом длительного (уже около 10 лет) периода низких темпов экономического роста стали стагнация уровня жизни населения и отсутствие у бизнеса стимулов для инвестирования. В целом можно констатировать, что увеличивается весь спектр рисков социально-экономического развития средне- и долгосрочного характера, для снижения которых в распоряжении властей остается все меньше ресурсов. Главным тормозом в развитии частного бизнеса выступило негативное изменение факторов спроса, что неприемлемо ухудшило соотношение риск/доходность для большинства инвестиционных проектов. Вкладывать деньги в российскую экономику стало невыгодно.

Экономическая рецессия 2014-2016 гг. поставила вопрос и о справедливом распределении доходов. В силу ряда причин, в том числе объективных, основные потери в результате кризиса понесли население и предприниматели, часть доходов которых была перераспределена в пользу финансовой системы. Эта ситуация ресурсно и психологически сдерживает рост инвестиций частного бизнеса и должна быть изменена с целью постепенного восстановления справедливости в отношении распределения доходов и повышения предсказуемости и последовательности экономической политики.

Страна нуждается в новой экономической стратегии, ориентированной на экономический рост. Учитывая, что рост ВВП выражается в увеличении доходов, суть новой экономической стратегии должна состоять в формировании их новых источников на основе дальнейшего развития принципов рыночной экономики и расширения предпринимательской инициативы. Отметим, что требования к экономическому росту постоянно повышаются. За последние восемь лет российская экономика выросла на 3%, а мировая — на 20%. Только для преодоления этого отставания в ближайшие 10 лет нужно обеспечить дополнительный среднегодовой прирост ВВП более чем на 2 п. п., а чтобы снова выйти на докризисный показатель доли России в мировой экономике, средние темпы должны быть не менее 5%.

Требования к экономической политике

Важнейшие негативные факторы, на устранение которых должна быть направлена новая экономическая стратегия, состоят в следующем:

  • сохраняется высокая зависимость доходов бюджета, бизнеса, домохозяйств от внешнеэкономической конъюнктуры;
  • снижается доля России в мировом ВВП, сокращается геоэкономический потенциал и падает общая конкурентоспособность российской экономики;
  • уменьшается количество хорошо оплачиваемых рабочих мест, снижаются стимулы к эффективному труду;
  • сохраняются негативные демографические тенденции;
  • не преодолена технологическая отсталость экономики. Качество промышленной, транспортной и социальной инфраструктуры не соответствует потребностям экономики и общества;
  • Россия теряет привлекательность для наиболее активных предпринимателей и квалифицированных специалистов, ускоряется «утечка мозгов»;
  • усиливается пространственная разобщенность российской территории;
  • остается низким качество институтов и государственного управления.

Уникальность текущей ситуации в том, что интересы населения, государства и бизнеса совпадают: все заинтересованы в росте доходов и устойчивом росте, все устали от длительного периода неопределенности в экономике. Для реализации эффективной экономической политики не требуется шоковых мер и коренной перестройки экономических отношений, как в 1990-е годы. Поэтому можно и нужно рассчитывать на позитивное восприятие проводимых реформ широкими слоями российского населения. Кроме того, имеющийся в стране потенциал роста позволяет одновременно решать задачи модернизации экономики и повышения уровня жизни граждан. Отсюда вытекают ключевые приоритеты перспективной экономической стратегии:

  • рост уровня и качества жизни населения;
  • повышение роли России в мировой экономике;
  • опережающее технологическое развитие.

Достижение целей развития по каждому из этих направлений, во-первых, обеспечит приемлемые темпы и устойчивость роста в долгосрочной перспективе, во-вторых, позволит повысить его качество, эффективность и конкурентоспособность российской экономики.

Несмотря на существенный рост доходов населения в 2000-е годы, качество жизни значительной части граждан остается низким. Невысокий уровень оплаты труда (медианная зарплата не превышает 27 тыс. руб. в месяц при средней зарплате по экономике 38,8 тыс.) сдерживает развитие экономики, формирует избыточные требования к социальной поддержке населения, деформирует пенсионную систему. Необходимо одновременно проводить перестройку отраслевой и квалификационной структуры занятости и повышать оплату труда. Эффективную демократию нельзя построить без появления критической массы обеспеченных и образованных людей, обладающих собственностью и ответственно подходящих к выбору будущего своей страны.

При текущем низком уровне оплаты труда большинства работников не следует настаивать в среднесрочной перспективе на жесткой связи между ростом реальной зарплаты и производительности труда (тем более что эта связь чисто теоретическая; см.: Капелюшников, 2014). Достаточно, чтобы уровень издержек на труд в структуре затрат не увеличивался (по факту, в последние годы в большинстве видов экономической деятельности он, несмотря на рост страховых платежей, снижался). Потребление домашних хозяйств составляет около 50% объема ВВП, и будет крайне трудно стимулировать экономический рост в условиях стагнации доходов населения, в том числе групп, которые в наибольшей степени ориентированы на потребление отечественной продукции (бюджетники, пенсионеры). Таким образом, при увеличении инвестиций и задействовании ресурсов для модернизации российской экономики и промышленности важно сохранить положительную динамику реальных доходов всех групп населения. В конечном счете это создаст дополнительную степень свободы и в налоговой политике, так как появится возможность постепенно увеличить налогообложение потребления.

Способность России отстаивать свои национальные интересы напрямую зависит от места нашей страны в мировой экономике. Для этого уже недостаточно просто быть «крупной» экономикой, требуется контролировать отдельные рынки по всей цепочке создания, производства и сбыта продукции.

Высокие технологии служат инструментом, позволяющим стране, среди прочего, получать дополнительные доходы в виде «технологической ренты», которые можно инвестировать в поддержание технологического лидерства. Наличие развитого коммерчески ориентированного сектора исследований и разработок, связывающего фундаментальную, прикладную науку и инжиниринг, выступает необходимым условием формирования приемлемого уровня технологического развития. В противном случае зависимость от импорта технологий может стать ключевым фактором снижения конкурентоспособности российской экономики.

Развитие новых форм ведения бизнеса и цифровой экономики придаст дополнительный импульс росту, только если внедрение новых технологий будет сопровождаться масштабной модернизацией базовых секторов экономики. В противном случае все сведется к созданию цифровых платформ, облегчающих торговлю импортными товарами, без существенного макроэкономического результата. В ближайшие пять-семь лет экономическая политика должна быть направлена прежде всего на повышение эффективности производства, труда, ведения бизнеса и компетентности государственного управления.

Этапы экономического развития

Для преодоления отставания от развитых стран и сохранения конкурентоспособности в глобальной экономике России необходимо последовательно пройти этапы промышленной модернизации экономики, развития инновационной активности и повышения качества человеческого капитала (рис. 1). Решение этих задач предполагает формирование устойчивых темпов роста ВВП на уровне не ниже 3,5-4,5% в течение ближайших 20 лет. Только в этом случае появится возможность стабильного развития отечественной экономики, изменения ее структурного, пространственного и социального облика.

График этапов экономического развития

На каждом этапе развития экономики необходимо преодолевать определенную инерцию и ограничения, концентрировать ресурсы на наиболее важных направлениях. В связи с этим любая конструктивная стратегия развития российской экономики должна носить эшелонированный характер. С учетом фактически складывающейся ситуации цели экономической политики можно выстроить в следующей логике (рис. 2):

  • этап No 1: восстановление экономического роста (2018-2019 гг.);
  • этап № 2: выход на высокие темпы и качество экономического роста (2020-2025 гг.);
  • этап № 3: устойчивое развитие (2026-2035 гг.).

Схема эшелонирования факторов роста экономики

Соответственно на каждом этапе реализации стратегии экономического развития можно постепенно задействовать различные источники роста, что и определит его устойчивость в долгосрочной перспективе.

Рассматривая различные варианты экономического развития, следует исходить из того, что каждому из них должна соответствовать определенная экономическая политика, предполагающая перераспределение имеющихся ресурсов и набор конкретных мероприятий. На наш взгляд, наиболее полно задачам, стоящим перед российской экономикой, отвечает проектно-стратегический подход, сочетающий набор общих макроэкономических действий (в области бюджетной, денежно-кредитной политики и т. д.) и отдельные селективные решения отраслевого и проектного характера. Необходимость использовать методы селективной политики в фазе восстановления экономического роста и придания ему устойчивости определяется большим количеством накопившихся за последние годы дисбалансов производственного и институционального характера. Устранить их с использованием исключительно традиционных рыночных инструментов не представляется возможным. При этом главное достоинство экономической политики, выстраиваемой на принципах проектно-стратегического подхода, в том, что она позволяет связать цели развития на макроэкономическом, отраслевом и региональном уровнях и гармонизировать их с наиболее важными проектами и программами, реализуемыми в стране.

Как финансировать и как управлять

Любые варианты формирования экономической политики содержат определенные риски. В данном случае они связаны с тем, что для реализации такой модели потребуются масштабная настройка механизмов финансирования экономического роста и существенное повышение требований к качеству управления экономикой. Для успешной реализации экономическая политика должна обладать несколькими ключевыми качествами:

  • системность и комплексность — ни одно решение в области управления экономикой не способно стать само по себе «ключевым звеном», решения должны приниматься только в комплексе и с оценкой итоговых макроэкономических эффектов;
  • осторожность и постепенность — реформы должны на первом этапе отрабатываться и внедряться в пилотном режиме, на втором — тиражироваться;
  • проектный подход — должны реализовываться проекты и программы с четко определенными целевыми показателями, «дорожными картами», бюджетами и ответственными проектными менеджерами. Опыт реализации успешных проектов, поддержанных государством, должен тиражироваться в частном секторе;
  • ответственность и эффективность управления — необходимо разделить стратегические цели развития и текущее управление экономикой, создать команду профессиональных менеджеров, способных сконцентрироваться на решении стратегических задач, наделить их соответствующими полномочиями.

Запуск экономического роста предполагает набор мероприятий экономической политики, направленных на устранение имеющихся препятствий для максимально быстрого преодоления последствий экономической рецессии. Прежде всего нужно определить, что мешает российской экономике и сдерживает темпы роста. Анализ показывает, что фундаментальные факторы экономической динамики сейчас не могут существенно ограничивать рост: ввод производственных мощностей (за счет ранее сделанных инвестиций) в последние годы опережал темпы выпуска, в экономике существуют незагруженные производственные мощности (см.: Сальников и др., 2017); численность занятых, работающих с ограничением по времени и интенсивности труда в обрабатывающих производствах, превышает 20%. В целом возможный прирост производства в промышленности на имеющихся конкурентоспособных мощностях можно оценить, как минимум, на уровне 10-15%. Учитывая, что деятельность большей части производств и населения уже адаптирована к новым ценовым и спросовым условиям, можно утверждать, что рост ВВП на уровне 3-4% соответствует фактически сложившемуся состоянию российской экономики.

Отсутствие быстрого восстановления экономики на основе имеющегося потенциала внутреннего спроса свидетельствует о том, что существует ряд факторов, искусственно сдерживающих экономическое развитие. Их устранение позволит быстро выйти на более высокую траекторию экономического роста и расширит возможности маневрировать ресурсами. В краткосрочной перспективе нужно привести параметры денежно-кредитной и бюджетной политики в соответствие с фактическим потенциалом роста:

  • на период восстановления экономического роста отказаться от избыточно консервативного «бюджетного правила» и многократного перекрестного резервирования в бюджетной системе. Государственные финансы не должны создавать негативный импульс для экономической динамики. Предусмотреть увеличение в структуре бюджетных расходов инвестиционных вложений, создающих доходы будущих периодов;
  • в области денежно-кредитной политики противодействовать росту реальных процентных ставок. Обеспечить в краткосрочной перспективе условия для их снижения до 3-4%, в среднесрочной перспективе — не выше 2%;
  • развивать механизмы многоканальности финансовой системы и проектного финансирования для активизации роста в стратегически важных секторах экономики, не имеющих доступа к механизмам рыночного заемного финансирования;
  • проводить политику сдерживания тарифов инфраструктурных монополий за счет повышения их эффективности и перехода в механизмах тарифообразования к методике ограничения их роста (Price Сар);
  • стремиться нормализовать спрос посредством ограниченной поддержки уровня потребления продуктов питания, фармацевтической продукции наименее защищенными слоями населения (лицами с низким уровнем доходов, пенсионерами).

Эти достаточно простые решения, на наш взгляд, будут способствовать развитию российской экономики, стабилизируют соотношение спроса и предложения без использования мер масштабного нерыночного стимулирования. Объем средств, необходимых для реализации этих действий, меньше ресурсов, расходуемых без видимого макроэкономического эффекта на решение перманентно возникающих проблем банковской системы. Однако реальная проблема в том, чтобы сделать развитие экономики устойчивым, предсказуемым и управляемым.

Создание предпосылок для формирования модели экономики, предусматривающей рост на основе расширения источников доходов, предполагает ряд действий, направленных на снижение рисков ведения бизнеса и повышение его доходности:

  • развитие финансового рынка. Переход к денежно-кредитной политике, соответствующей потенциалу роста экономики. Обеспечение долгосрочного кредита по конкурентным ставкам;
  • создание новых рынков и секторов экономики;
  • настройка налоговой системы на расширение производства и качественный экономический рост;
  • кардинальное снижение административного давления на бизнес, защита собственности;
  • судебная реформа;
  • снижение издержек на услуги инфраструктурных и сырьевых монополий;
  • поддержка развития человеческого капитала;
  • активизация и введение в коммерческий оборот «спящих» активов государства.

Набор этих действий позволит запустить экономический рост и создать необходимый поток доходов, на которые сможет опираться российская экономика в процессе модернизации. Однако главный вопрос в том, имеются ли в стране достаточные ресурсы для модернизационного рывка.

Основным источником средств для развития выступает экономический рост, при котором расширяются производственные возможности экономики, а также формируются условия для дальнейшего увеличения доходов. В современных условиях это рост, опирающийся на внутренний спрос, прежде всего инвестиционный. Иного конструктивного сценария развития российской экономики, кроме опережающего роста инвестиций, прежде всего частных, в основной капитал, не существует.

Дополнительный поток доходов в экономике будет создаваться прежде всего за счет усложнения системы внутриэкономических взаимодействий, удлинения цепочек переработки сырья, развития несырьевого экспорта, перестройки методов и механизмов ведения бизнеса, цифровизации экономики. Одновременно для получения дополнительных доходов следует использовать возможности сырьевого сектора российской экономики как по линии удлинения цепочек переработки сырья, так и за счет увеличения спроса на отечественную продукцию инвестиционного назначения, на результаты исследований и разработок.

Еще одним направлением финансирования модернизации экономики должно стать развитие финансового рынка. Прежде всего это создание условий для нормального перераспределения средств от финансового сектора к потенциальным заемщикам. Для этого необходимо снизить сверхвысокий уровень реальных процентных ставок, разумно смягчить условия нормирования и резервирования под коммерческие кредиты, тиражировать успешный опыт финансовых инноваций. Однако в российской экономике многие стратегически важные проекты в различных секторах пока не могут финансироваться исключительно на рыночных условиях. Для решения подобных задач надо сохранять и развивать механизмы многоканальности финансовой системы, систему институтов развития, позволяющих отбирать и финансировать проекты по сниженным процентным ставкам.

В области инвестиционной политики государство должно осуществлять дополнительную настройку трансмиссионных механизмов финансовой системы, которые позволят обеспечить плавный переток финансовых средств от ресурсоизбыточных секторов к ресурсо-дефицитным в условиях сохраняющихся ограничений в традиционном банковском секторе. Инструментами реализации такой политики выступают расширение набора институтов развития и их докапитализация; использование дефицита бюджета (с ограничениями по росту государственного долга) как инструмента перераспределения финансовых ресурсов на нужды развития экономики (инвестиции); проектное финансирование; развитие инструментария финансового рынка. Существенный недостаток современной финансовой системы России — слабое развитие организованного рынка инвестиционных облигационных займов и других финансовых инструментов. Именно этот канал может стать потенциально привлекательным для широких слоев населения, имеющих сбережения.

Значительный потенциал роста доходов связан с развитием новых технологий и соответствующих рынков. В мировой экономике возможен переход от рыночной к прогностической модели развития, действующей на основе анализа big-data, когнитивных технологий прогнозирования спроса и планирования предложения. Это создает риски для традиционных рынков, но одновременно позволяет России включиться в борьбу за доходы новых секторов. Чтобы сохранить позиции в мировом хозяйстве и экономический суверенитет, нашей стране необходима собственная концепция развития электронной (цифровой) экономики, предусматривающая стимулирование создания «компаний-платформ» мирового уровня, развитие национальной технологической инициативы — «дорожных карт» внедрения новых технологий (см., например: Апокин, 2015):

  • новые промышленные технологии индустрии 4.0;
  • «компании-платформы» — базовое звено новой экономики. Новая логистика, основанная на типовых инфраструктурных решениях (Uber, каршеринг, беспилотники);
  • блокчейн-технологии, которые формируют новое пространство доверия для оцифровки больших баз данных — кадастров, реестров собственности и др.;
  • «умные» контракты — возможность упростить и повысить надежность реализации трансакций В2В, B2G;
  • биотехнологии, генный инжиниринг.

Для успешного развития экономики, ее модернизации и ускорения экономического роста нужно пересмотреть принципы госуправления. Прежде всего новая экономическая политика должна быть гибкой, оперативно реагировать на возникающие риски и угрозы развития, используя весь арсенал доступных средств.

Приоритет целей долгосрочного развития предполагает изменение системы институтов управления экономикой. В рамках текущей структуры правительства ключевым институтом, реализующим политику долгосрочного развития, может стать Министерство экономического развития (МЭР). Однако это потребует перенастроить функционал ряда правительственных структур. Другим вариантом может быть создание специализированного института — Администрации роста (АР).

Одна из проблем текущей конфигурации системы управления в том, что зона ответственности исполнительных органов власти далеко не всегда соотносится с имеющимися в их распоряжении ресурсами. В ходе структурной перестройки системы управления важно определить комплекс задач соответствующих министерств и ведомств, наделить их необходимыми полномочиями и ресурсами. Если каждый орган исполнительной власти должен отвечать за достижение ориентиров развития в подведомственной области, то задачами АР будут анализ экономической ситуации (прогнозно-аналитическое сопровождение долгосрочной стратегии развития) и устранение ограничений, носящих институциональный или межотраслевой характер. Для этого в его распоряжении должны быть сконцентрированы соответствующие ресурсы государственных программ межотраслевого и макроэкономического характера, часть управленческих функций институтов развития и т. д. Данный орган следует максимально освободить от функций, напрямую не связанных со стратегическим управлением.

В мировой практике известны примеры создания такого рода структур. В частности, ряд стран имеют в составе органов управления так называемые Delivery Units — проектные офисы, отвечающие за проведение в жизнь наиболее важных программ стратегического характера (Kohli, Moody, 2016). Подобные структуры работают в Малайзии, Индии (World Bank, 2010), Индонезии, Чили (Dumas et al., 2013) и других странах. Выработку долгосрочной стратегии можно также возложить на специализированный орган — Strategy Unit.

«Стратегия роста»

Последовательно задействовать потенциал экономического роста — в этом суть программы «Стратегия роста» (далее — Стратегия) (Титов и др., 2017), разработанной в Институте экономики роста им. Столыпина П. А. с привлечением широкого круга представителей российского бизнеса и экспертного сообщества. Стратегия опирается на ряд показателей экономического развития (Key Performance Indicators, KPI). Основное требование к таким показателям состоит в их безусловной согласованности в рамках единой логики. Непротиворечивость выбранных индикаторов должна обеспечиваться на базе соответствующей системы расчетов.

Показатели программы верхнего уровня определяются целями ее реализации. Главная задача новой экономической политики государства — в краткосрочной перспективе перейти от задач макроэкономической стабилизации к стабильному росту (табл. 1).

Таблица 1

Ключевые индикаторы верхнего уровня программы «Стратегия роста»

KPI

2016

2019

2025

2035

Темп роста ВВП, %

-0,2*

3,5-5

5-6

3-3,5

Место России в мировом ВВП по ППС, место (доля, %)

6 (2,8)

5 (3,3)

5 (3,9)

5 (4,5)

ВВП на душу, долл. по ППС, % от уровня США

40,3

48

55

64

Индекс развития человеческого потенциала ООН, место

50

45

< 40

< 20

Средняя ожидаемая продолжительность жизни, лет

70,5

74

79

83

* Росстат.

Источник: Титов и др., 2017.

Количественные оценки экономической динамики в рамках Стратегии определены при условии, что экономическая динамика в соответствии с эшелонированием мероприятий в области экономической политики также будет различаться на трех ключевых этапах. На первом экономический рост будет определяться эффективностью мер по преодолению последствий экономического спада 2014-2016 гг.

Реализация содержащегося в Стратегии набора первоочередных мер позволит обеспечить к 2019 г. выход на минимальные темпы роста 3,5%, что станет важным условием перехода ко второму этапу — ускорения экономического роста. Рост нормы накопления до 25-27% с высокой вероятностью будет сопровождаться ускорением темпов экономического роста, которые могут к 2025 г. составить не менее 5%. Такая динамика ВВП будет связана с формированием новых источников доходов в различных секторах экономики, а также с повышением эффективности традиционных производств. Эти доходы позволят на третьем этапе обеспечить устойчивый экономический рост не ниже 3% к 2035 г. (см. табл. 1). В результате роль России в мире будет постепенно расти.

Отметим, что повышение роли России в мировой экономике связано с ростом как количественных, так и качественных показателей, в частности вследствие сближения параметров номинального курса рубля и параметров курса, рассчитанных на основе ППС, в чем проявится постепенное улучшение пропорций обмена между Россией и миром. К 2035 г. разрыв в подушевом ВВП по ППС с США может сократиться до 36% (55% в 2015 г.). Рост уровня экономического благосостояния будет сопровождаться повышением качественных характеристик жизни населения, важнейшей из которых выступает ожидаемая продолжительность жизни, которая к 2035 г. может достигнуть 81-83 лет.

Изменение денежно-кредитной политики в рамках Стратегии скажется на параметрах системы кредитования. В частности, предполагается, что с развитием механизмов заемного финансирования в ближайшие 20 лет объем внутренних корпоративных кредитов, предоставленных банковским сектором, превысит 100% ВВП (табл. 2). Такой рост корпоративного кредитования возможен при значительном изменении модели финансирования инвестиций и оборотного капитала. Ожидается существенный рост доли заимствований в структуре финансирования основного капитала.

Таблица 2

Ключевые индикаторы денежно-кредитной политики программы «Стратегия роста»

Показатель

2016

2019

2025

2035

Внутренние корпоративные кредиты, предоставленные банковским сектором, в % ВВП

38

55

70-80

100-130

Реальная процентная ставка (ставка минус инфляция) по коммерческим кредитам свыше 1 года, на конец периода, %

4,9

2

1

0,5-1

Доля кредитов сроком свыше 3 лет для МСП в общем объеме кредитов нефинансовым предприятиям, %

2,1

5

8

10

Позиция России но уровню развития финансового сектора в рейтинге Всемирного экономического форума

95

80

70

55

Источник: Титов и др., 2017.

Чтобы обеспечить такой рост задолженности и сделать кредит ключевым источником модернизации экономики, необходимо существенно снизить реальную процентную ставку. В результате ограничения инфляции и иных рисков финансового характера к 2025 г. она может снизиться в реальном выражении до 1%, что позволит сделать кредит действительно массовым. Например, доля малых и средних предприятий (МСП) в общем объеме кредитов нефинансовым предприятиям должна вырасти до 10%. По мере развития системы инструментов финансирования, современных методов банковской работы российский финансовый сектор станет более конкурентоспособным в глобальной экономике.

Рост нормы накопления и расширение всех видов инвестиционной активности позволяют обеспечить не только необходимую модернизацию промышленности, но и развитие всех видов производственной инфраструктуры. В частности, протяженность дорог с твердым покрытием за ближайшие 20 лет может возрасти почти в два раза (до 50 тыс. км), а ежегодные объемы строительства и реконструкции автомобильных дорог федерального значения — более чем в четыре раза. Рост уровня жизни населения, возникновение новых центров экономической активности будут сопровождаться увеличением транспортной подвижности населения.

Развитие транспортных коммуникаций и транзитного потенциала России даст возможность повысить ее конкурентоспособность на рынке глобальных перевозок грузов. Например, объем перевалки контейнеров в морских портах РФ к 2035 г. может возрасти более чем в 3,5 раза.

Развитие непроизводственного (жилищного) строительства с использованием современных механизмов финансирования ипотеки не только позволит повысить уровень обеспеченности населения жильем, но и создаст условия для изменения его качества. К 2035 г. не менее 90% жилого фонда будет составлять комфортное жилье с соответствующими системами жизнеобеспечения.

Для развития международных торгово-экономических связей и повышения конкурентоспособности России в глобальной экономике Стратегия предусматривает капитализацию уникального положения нашей страны на Евразийском континенте на основе постепенного выстраивания механизмов партнерства и экономической интеграции. Целями этой деятельности могут стать наращивание объема прямых иностранных инвестиций в российскую экономику, встраивание нашей страны в большее число цепочек добавленной стоимости при производстве высокотехнологичной продукции, создание крупных транснациональных холдингов под российским контролем, постепенное превращение России в евроазиатский транспортный, инфраструктурный и финансовый хаб.

В результате реализации предусмотренных в Стратегии мер по повышению темпов и качества экономического роста возрастет значимость инновационных факторов в формировании экономической динамики, как следствие, возникнут предпосылки для устойчивого развития в долгосрочной перспективе. Для этого необходимо постепенно перейти к «экономике знаний», вклад которой в формирование ВВП к 2035 г. должен составить не менее 35%. Соответственно следует увеличить прямые расходы на исследования и разработки (до 3,5% ВВП). Но в период активной структурной перестройки экономики не меньший объем ВВП должен направляться на закупку зарубежных технологий и результатов НИОКР, содержащихся в готовой продукции. Развитие многопрофильных производственных холдингов и соответствующих механизмов финансирования внешнеэкономической деятельности позволит увеличить долю инновационных товаров и услуг в структуре экспорта к 2035 г. до 35%.

Рост для каждого человека

Эффективность любой экономической стратегии в конечном счете определяется изменением качества жизни населения. Именно рост доходов и других возможностей для развития человеческого капитала выступает результатом модернизации экономики и промышленности, повышения качества институтов и эффективности деятельности государства.

Достижение приемлемых стандартов жизни для широких слоев населения предполагает рост доходов домашних хозяйств, который должен опираться на увеличение их основного источника — заработной платы. Однако этот процесс, особенно в долгосрочном плане, связан с эффективностью производства и качеством рабочих мест. Зарплата по месту работы служит главным источником доходов населения (не менее 80%), 20% составляют различные социальные выплаты. Высокопроизводительные рабочие места (ВПРМ) обеспечивают связь современных технологий и высокой производительности труда — это необходимое условие роста его оплаты. Чем современнее предприятие, чем выше производительность труда на нем, тем больше добавленная стоимость, производимая каждым работником, и выше уровень оплаты труда.

ВПРМ — повод для гордости за свою работу, который может стать важнейшим фактором роста социального благополучия. Согласно Докладу о человеческом развитии ООН (ПРООН, 2015), люди в России реже, чем в других странах с высоким уровнем развития человеческого капитала (Россия находится на последних местах в этой группе), отвечают, что их работа соответствует представлениям об идеальной, что они чувствуют себя активными и продуктивными.

Уровень жизни населения будет определяться в первую очередь ростом числа ВПРМ. В частности, число рабочих мест с оплатой труда выше средней должно увеличиться на 10 млн к 2025 г. и еще на 5 млн к 2035 г. Средняя заработная плата превысит 50 тыс. руб. (в ценах 2016 г.) к 2025 г. и 62 тыс. руб. к 2035 г. (табл. 3). Доля граждан, занятых низкоквалифицированным трудом, снизится с 26% в 2016 г. до 18% в 2035 г. Повышению качества трудовых ресурсов будет способствовать рост вложений в образование и здравоохранение. Доля расходов на здравоохранение в ВВП увеличится с 3,2% в 2015 г. до 9% в 2035 г., что будет обеспечено как ростом бюджетных расходов, так и, преимущественно, развитием системы добровольного медицинского страхования, расширением спектра и улучшением качества медицинских услуг. Доля расходов на образование к 2035 г. увеличится до 6,3% ВВП. На фоне роста доходов населения расходы домашних хозяйств на здравоохранение возрастут до 7% совокупных расходов, а на культуру, образование и отдых — до 14%. Будут созданы условия для качественного увеличения человеческого капитала.

Таблица З

Показатели уровня жизни населения

Показатель

2016

2025

2035

Численность занятых, тыс. человек

72,4

73,4

71,0

Количество человек в домашнем хозяйстве, в среднем

2,4

2,5

2,6

Обеспеченность жильем, кв. м человека

24

28

32

Обеспеченность комфортным жильем, кв. м/человека

16

24

30

Домашние хозяйства, берущие ипотечные кредиты, в % общего числа домашних хозяйств

1,3

3,0

4,1

Зарплата работника в ценах 2016 г., тыс. руб.

36,7

51,0

62,0

Срок ипотечного кредита, лет

15

25

35

Обслуживание кредитов в структуре расходов семьи, в %

4

4,5

5

Обеспеченность автомобилями, на 1 семью, шт.

0,5

0,8

1,0

Среднедушевой доход одного члена семьи в ценах 2015 г., тыс. руб.

30,5

47

59

Средняя пенсия в ценах 2016 г., тыс. руб.

10,9

17

23

Число иждивенцев в семье, в среднем

1,24

1,37

1,41

Расходы на продукты питания, % расходов

32

23

17

Расходы на образование, % расходов

1

1,5

2

Расходы на здравоохранение, % расходов

4

6

7

Расходы на отдых и культурные мероприятия, % расходов

7

9

12

Источник: Программа «Стратегия роста».

Качество жизни людей пенсионного возраста будет определяться не только параметрами пенсионных выплат, но и существенным ростом организованных сбережений во всех формах. К 2035 г. они могут вырасти в 10 раз (в текущих ценах), а доля сбережений в структуре расходов домашних хозяйств увеличится с 14% в 2016 г. до 17,5% к 2035 г.

Образ будущего

Реализация «Стратегии роста» — не просто способ повысить темпы экономического роста. У России есть реальный шанс преобразиться, значительно повысив как свою конкурентоспособность в мировой экономике, так и качество жизни людей. Это новое качество экономического развития можно сформулировать по нескольким ключевым направлениям.

  1. Удобная для жизни страна. Качество и продолжительность жизни людей на уровне передовых мировых стандартов.
    • Создание новых современных высокооплачиваемых рабочих мест в различных секторах экономики. За счет ускоренного экономического роста приблизиться по объему доходов населения к уровню передовых стран.
    • Обеспечение разумного баланса между ответственностью государства и интересами гражданина.
    • Конкуренция государственных и частных социальных учреждений, приводящая к высокому качеству образования, здравоохранения и социального обеспечения.
    • Создание нового качества жизненного пространства, формирование новых, более высоких стандартов потребления.
    • Реализация принципов «государство для человека».
  2. Диверсифицированная, современная, устойчивая, конкурентная экономика.
    • Снижение зависимости от колебаний мировой конъюнктуры на сырьевые товары, формирование новых источников роста в несырьевом секторе.
    • Развитие конкуренции, активизация частной инициативы, постепенное снижение доли государства в экономике.
    • Повышение производительности труда за счет трансфера передовых технологий и внедрения современного оборудования.
  3. Современная инфраструктура на всей территории страны.
    • Создание современной инфраструктуры, обеспечивающей устойчивый экономический рост и комфортную жизнь для всех граждан.
    • Сглаживание межрегиональных различий в качестве жизни населения за счет строительства дорог, объектов энергетической инфраструктуры, развития социальной инфраструктуры, повышения качества услуг ЖКХ, улучшения экологической ситуации.
    • Активизация строительства жилья, в том числе развитие рынка арендного жилья.
  4. Переход к инновационной экономике.
    • Трансфер технологий с целью ускоренной модернизации промышленности и улучшения компетенций российских научных центров.
    • Развитие фундаментальной, прикладной и университетской науки.
    • Формирование «экономики знаний»: цифровая экономика, блокчейн, нейронные сети, индустрия 4.0, роботизация, генная инженерия.
  5. Россия — ключевое звено в едином экономическом пространстве Азия — Европа.
    • Капитализация выгодного транспортно-географического положения между Европой и Азией.
    • Формирование международного центра притяжения капиталов, технологий, талантов на европейском и азиатском векторах.
    • Превращение страны в евроазиатский транспортный, инфраструктурный и финансовый хаб.

Список литературы / References

Апокин А. Ю., Белоусов Д. Р., Сальников В. А., Фролов И. Э. (2015). Долгосрочные социально-экономические вызовы для России и востребованность новых технологий // Форсайт. Т. 9, № 4. С. 6-15. [Apokin A. Yu., Belousov D. R., Salnikov V. A., Frolov I. E. (2015). Long-term social and economic challenges for Russia and the demand for new technologies. Foresight and ST I Governance, Vol. 9, No. 4, pp. 6-15. (In Russian).]

Капелюшников P. (2014). Производительность и оплата труда: немного простой арифметики // Вопросы экономики. Ж 3. С. 36 — 61. [Kapeliushnikov R. (2014). Labor productivity versus labor compensation: Some simple arithmetic. Voprosy Ekonomiki, No. 3, pp. 36-61. (In Russian).]

ПРООН (2015). Доклад о человеческом развитии 2015: Труд во имя человеческого развития. Нью-Йорк: Программа развития Организации Объединенных Наций. [UNDP (2015). Human development report 2015: Work for human development. Washington, DC: United Nations Development Programme.]

Сальников В. А., Апокин А. Ю., Галимов Д. И., Гнидченко А. А., Голощапова И. О., Михеева О. М., Рыбалка А. И., Шухгальтер М. Л. (2017). Анализ важнейших структурных характеристик производственных мощностей обрабатывающей промышленности России. М.: Центр стратегических разработок; ЦМАКП. [Salnikov V. A., Apokin A. Yu.t Galimov D. I., Gnidchenko A. A., Goloshchapova I. O., Mikheeva О. M., Rybalka A. I., Shukhgalter M. L. (2017). Analysis of the primary structural characteristics of production capacities in Russian manufacturing. Moscow: Center for Strategic Research; CMASF. (In Russian).]

Титов Б. Ю. и др. (2017). Среднесрочная программа социально-экономического развития России до 2025 года «Стратегия роста». М.: Институт экономики роста им. Столыпина П. A. [Titov В. Yu. et al. (2017). Medium term program of social and economic development of Russia till 2025 "Strategy of growth". Moscow: Stolypin Institute for the Economy of Growth. (In Russian).]

Dumas V., Lafuente M., Parrado S. (2013). Strengthening the center of government for results in Chile: The experience of the Ministry of the Presidency and its President's delivery unit (2010-13). Washington, DC: Inter-American Development Bank.

Kohli J., Moody C. (2016). What is a delivery unit? Washington, DC: Deloitte Global.

World Bank (2010). Driving performance through center of government delivery units (Global Expert Team Note). Washington, DC.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy