МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА: ПРОГНОЗ ДО 2050 ГОДА


МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА: ПРОГНОЗ ДО 2050 ГОДА

В. Клинов

Экономическая мощь и благосостояние стран определяются ростом численности населения, вовлеченностью людских и материальных ресурсов в процесс экономической деятельности и во все большей степени - повышением эффективности производства. Более того, демографические процессы во многом формируются под влиянием интенсификации процессов экономического роста. Пути и способы достижения целей социально-экономического развития (административные или рыночные) обусловливают состояние личных прав и свобод, прогресс-науки и техники, возможности использования достижений НТП, а также изменение экономического и политического веса отдельных стран в мировом сообществе и сам характер международных отношений.

Прогнозы экономического развития

Темпы мирового экономического развития в длительной перспективе носят волнообразный характер. Время начала и окончания периодов улучшения и ухудшения экономической конъюнктуры не поддается точной оценке. Немногие "фабрики мысли" рискуют публиковать долгосрочные прогнозы на 25-50 лет вперед. В их числе: Goldman Sachs (GS), Centre d'Etudes Perspectives et d'Informations Internationales (СЕРП), The Economist Intelligence Unit (EIU). Методология разработки прогноза у всех названных центров базируется на экстраполяции выявленных тенденций. Различия в оценках зависят прежде всего от того, какой период был выбран в качестве исходного.

Если основываться на ретроспективной оценке среднегодовых темпов прироста мирового ВВП за последние 30 лет прошлого века, на протяжении большей части которого преобладала неблагоприятная конъюнктура, то точка отсчета оказывается заниженной. Так поступил Центр исследований журнала The Economist (1). Соответственно были получены весьма низкие оценки темпов будущего развития, особенно для развитых стран. Например, среднегодовой темп прироста ВВП США в 1971-2000 гг. составил 3, 2%, а в расчете на душу населения - 2, 1%. На период 2001-2025 гг., по оценке EIU, среднегодовой прирост ВВП США будет равен 2, 7%, что соответствует приросту ВВП на душу населения в среднем на 2, 0% в год.

Согласно прогнозу по ЕС-15 на первую четверть XXI в., среднегодовой темп прироста ВВП составит 1, 9%, что, как и в случае с США, несколько ниже показателя прироста в 1971-2000 гг. в расчете на душу населения и предполагает стабилизацию его численности. Ожидаемый среднегодовой темп прироста ВВП Японии (1, 0%) соответствует приросту ВВП на душу населения в 1991-2000 гг. - самый неблагоприятный период в экономической истории этой страны во второй половине XX в.

Метод экстраполяции сопряжен с ошибками в прогнозах в силу волнообразного характера динамики экономического развития. В частности, ИМЭМО РАН в монографии 2001 г. оценил среднегодовой темп прироста ВВП США на период 2001-2015 гг. в 2, 8% (2). В работе, вышедшей в 2007 г., оценка была повышена до 3, 3% (3). В пользу достоверности концепции больших циклов свидетельствует тот факт, что появление новых крупных направлений технического прогресса давало мощный стимул экономическому развитию по S-образной траектории до возникновения нового витка НТП.

Промышленный переворот в Великобритании определялся развитием машиностроения, металлургии, добычи каменного угля и железной руды, созданием транспортной инфраструктуры (каналов) для удешевления перевозок массовых грузов. Середина XIX в. ознаменовалась бурным ростом в сфере железнодорожного и пароходного транспорта.

Начало XX в. связано с электрификацией, становлением телефонной и радиосвязи, производством стали, использованием двигателя внутреннего сгорания для создания автомобильного и авиационного и модернизации водного и железнодорожного транспорта, а также для механизации сельского хозяйства и строительства. Повышению эффективности производства и улучшению качества жизни способствовали крупные достижения химической промышленности, включая синтез аммиака, красителей, производство фармацевтической продукции. Ускорение экономического развития в третьей четверти XX в. обусловлено большими успехами в освоении электронной техники. Свой вклад внесли реактивное двигателестроение, атомная энергетика, производство высокопрочных и легких металлов и сплавов, а также синтетических смол и полимерных материалов, антибиотиков.

Высокие темпы экономического развития в первой четверти XXI в. определяются мощным эффектом масштабного использования информационно-коммуникационных технологий. Все шире раскрываются возможности биотехнологии и инженерной генетики для повышения эффективности сельского хозяйства, здравоохранения, обеспечения производства сырьем и энергией, защиты и оздоровления окружающей среды. Можно ожидать значительных результатов от применения композиционных конструкций, создания веществ на основе нанотехнологий.

Разработка концепции больших циклов экономической конъюнктуры, или длинных волн экономического развития, тесно связана с исследованием закономерностей научно-технического прогресса. Указанная концепция может служить базой для формирования научно обоснованных представлений о длительных перспективах развития мирового хозяйства. С учетом вероятностного характера прогнозирования в данной области прогноз больших циклов включает как минимум три аспекта: оценку примерных сроков смены фаз большого цикла; выявление ведущих направлений НТП; оценку будущих темпов экономического развития мира в рамках выделенных фаз.

Определение сроков смены фаз большого цикла

В экономических исследованиях получило распространение моделирование на основе так называемых стилизованных фактов. Речь идет об упрощении картины путем абстрагирования от конкретных исторических флуктуации, вызванных возмущениями во внешней среде, что позволяет выделить наиболее существенное в динамике экономического развития.

К числу таких стилизованных фактов можно отнести утверждение, что большой цикл вмещает шесть среднесрочных циклов К. Жюгляра. Продолжительность промышленного цикла этого типа практически всегда (это тоже стилизованный факт) укладывается в диапазон от 7 до 11 лет. Соответственно общая продолжительность большого цикла может колебаться в пределах от 42 до 66 лет, что примерно согласуется с наблюдениями за период с начала промышленного переворота в Великобритании, а также с положением, что в среднем длина большой волны составляет полвека. Утверждается также, что большой цикл состоит из примерно равных половин: восходящей и нисходящей волн экономической конъюнктуры. Соответственно каждая половина вмещает три цикла Жюгляра.

Спадом 1974-1975 гг. в рамках среднесрочного цикла началась полоса длительного ухудшения мировой экономической конъюнктуры, осложненная во второй половине 1970 - начале 1980-х годов энергетическим, сырьевым и экологическим кризисами. Если отсчитывать по минимальному сроку (21 год), то нисходящая волна большого цикла и сам цикл могли завершиться к середине 1990-х годов, если же по максимальному (33 года) - ко второй половине 2000-х годов. Фактически начало цикла первой половины XXI в. в США следует отнести именно к середине 1990-х годов.

Среднегодовой темп прироста производительности труда в расчете на человеко-час в предпринимательском секторе экономики США после 1973 г. оставался низким: 1, 5% в 1974 - 1995 гг. против 3, 1% в 1960 - 1973 гг. Во второй половине 1990-х годов указанный показатель повысился до 2, 9, а в 2001-2005 гг. - до 3, 1% (4). Долгосрочный характер импульса, который получила экономика США на новом витке научно-технического и организационного прогресса, не вызывает сомнений.

В остальных развитых странах экономические итоги за последние 15 лет, вплоть до 2005 г., в целом соответствовали фазе депрессии большого цикла. К ним, возможно, применим максимальный срок окончания цикла второй половины XX в. и начала цикла первой половины XXI в., составляющий 33 года. Иначе говоря, смены долгосрочных тенденций в динамике экономического развития здесь можно ожидать во второй половине 2000-х годов.

Во-первых, несмотря на снижение темпов экономического развития практически во всех развитых странах после 1974 г., во второй половине 1970-х годов в большинстве стран этой группы темпы роста были выше, чем в США.

Во-вторых, модель социального рыночного хозяйства оказалась недостаточно гибкой, чтобы обеспечить сопоставимую с США скорость перестройки народного хозяйства в соответствии с возможностями, которые открываются с новым витком НТП. Кстати, и в США после начала крупномасштабного производства и использования персональных компьютеров прошло около 20 лет, прежде чем это отразилось на темпах экономического развития. Столь длительное отсутствие экономической реакции на мощное ускорение НТП побудило лауреата Нобелевской премии по экономике Р. Солоу (профессора Массачусетского технологического института) сформулировать парадокс, названный его именем: "Компьютеры можно видеть везде, но не в динамике производительности труда" (5).

В-третьих, во второй половине 2000-х годов действительно появились признаки ускорения темпов экономического развития в Западной Европе и Японии. Устойчивость этой тенденции будет во многом зависеть от проведения реформ, необходимость которых осознало руководство этих стран. В то же время там существует мощная оппозиция таким реформам, поскольку широкие круги трудящихся не желают расставаться с привилегиями системы социального рыночного хозяйства.

На основе описанной методики можно предположить завершение восходящей волны большого цикла первой половины XXI в. для США в период от середины второго до середины третьего десятилетия, а наиболее вероятный срок - в районе 2020 г. Соответственно завершение большого цикла первой половины и начало цикла второй половины столетия может произойти для лидера в области НТП в середине пятого десятилетия (около 2045 г.).

Для развитых стран Европы, а также Японии наиболее реальный срок завершения восходящей волны большого цикла - середина третьего десятилетия. Вряд ли это произойдет позже с учетом негативного воздействия на экономическую конъюнктуру более раннего исчерпания силы восходящей волны в США. Тем не менее темпы экономического развития в этих странах до начала пятого десятилетия XXI в. скорее всего будут выше, чем в США. Наиболее вероятный срок наступления цикла второй половины века для Западной Европы и Японии - середина шестого десятилетия (около 2055 г.).

"Локомотивы" будущего роста

В методике заблаговременного выявления будущих прорывов в развитии техники, способных придать мощный импульс экономическому развитию в мировом масштабе, можно выделить три аспекта. Во-первых, необходимо своевременно устанавливать направления наиболее интенсивного развития техники и оперативно вносить коррективы в соответствующие оценки. Во-вторых, важно оценивать востребованность тех или иных направлений техники для решения актуальных проблем мирового экономического развития. В-третьих, следует определять направления, требующие крупных капитальных затрат, так как устойчивое улучшение экономической конъюнктуры вряд ли возможно без повышения нормы вложений в основной капитал.

В выявлении направлений интенсивного развития техники особая роль принадлежит оценке динамики патентования в разбивке по тематическим направлениям в США. Соединенные Штаты обладают наиболее емким и восприимчивым для нововведений рынком. Изобретатели всего мира стремятся подать заявки на патентование перспективных технических решений не только у себя в стране, но и в США.

Расчет динамики патентования в США в 1980-е годы, выполненный Центром анализа политики в области науки и техники Сассекского университета (Великобритания), показал: примерно 50% всех выданных патентов относится к информационно-коммуникационным технологиям; 20% - к биотехнологиям; 10% - к созданию новых материалов и химических технологий. Аналогичные результаты дает подсчет соглашений о сотрудничестве в области исследований и разработок, заключенных американскими, западно-европейскими и японскими фирмами (6).

Для развитых стран важнейшей проблемой является поддержание привычных темпов экономического развития в условиях обострения конкуренции со стороны крупных развивающихся стран, обладающих мощными ресурсами дешевой рабочей силы. Применение информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) способствует ускоренному созданию новых видов товаров и услуг и освоению их производства и сбыта. Именно в сфере новых видов деятельности развитые страны видят свою нишу в системе международного разделения труда в условиях глобализации. С помощью ИКТ они надеются обеспечить высокий уровень автоматизации и оптимизации производственных процессов, снизить энерго - и материалоемкость производства. Достижения США в этой области особенно впечатляющи.

В 2003 г. энергоемкость продукции американского машиностроения снизилась вдвое по сравнению с 1997 г. Соответствующий показатель обрабатывающей промышленности в целом снизился на 1/3 частного сектора экономики - на 20, а ВВП США - на 15%. Материалоемкость продукции машиностроения уменьшилась на 25%, обрабатывающей промышленности в целом - на 20, а ВВП - на 10% (7).

Все больше работников в развитых странах заняты в сфере услуг, где благодаря информационно-коммуникационным технологиям быстро растет производительность труда. ИКТ вкупе с биотехнологиями способны резко повысить эффективность здравоохранения. Для развитых стран особенно актуальны профилактика и лечение хронических заболеваний, свойственных лицам пожилого возраста.

Развивающимся странам важно обеспечить с помощью ИКТ доступность и повышение качества образования, использование накопленных в развитых странах научно-технических и организационных достижений. Необходимо также на основе биотехнологий повысить продуктивность сельского хозяйства, решить продовольственную проблему, снизить смертность от инфекционных заболеваний.

Отметим быстрый рост потребностей в энергоресурсах, особенно со стороны стран, вставших на путь ускоренной индустриализации. В ближайшие десятилетия энергетические потребности не могут быть удовлетворены без крупномасштабного строительства атомных электростанций.

Исторически каждый новый виток НТП сопровождался крупными вложениями в развитие транспорта. Можно ожидать, что растущие потребности в области энергетики, транспорта, жилищного строительства и формирования сопутствующей инфраструктуры создадут огромный спрос на вложения в основные фонды. В результате в первой четверти XXI в. повысится норма накопления.

Темпы и факторы роста численности населения

Как показывает история, рост численности населения ускоряется по мере улучшения условий жизни и снижения смертности. Затем происходит сокращение рождаемости. После ускорения роста численности населения неизбежно наступает его замедление вплоть до отрицательных величин. Интенсивность изменений в динамике демографических процессов зависит от быстроты сокращения смертности.

Во второй половине XX в. демографическая картина мира была неоднозначной. В европейских странах в третьей четверти века отмечался рост рождаемости, что можно расценить как своего рода компенсацию потерь населения в его первой половине. В частности, в 1951 - 1973 гг. среднегодовой темп прироста численности населения достиг в Западной Европе 0, 7%, в Восточной Европе - 1, 0 и в СССР --почти 1, 5%. Если же совместить показатели первой половины XX в. и его третьей четверти, то окажется, что по сравнению с 1871 - 1914 гг. темпы роста численности населения снижаются. В Западной и Восточной Европе среднегодовой темп прироста численности населения упал в 1915 - 1973 гг. до 0, 55%, а в СССР - до 0, 8%. В четвертой четверти XX в. эта тенденция сохранилась: данный показатель снизился соответственно до 0, 3 и 0, 5% (8).

Беспрецедентные изменения в динамике демографических процессов наблюдались в развивающихся странах. Благодаря поддержке со стороны развитых стран в третьей четверти столетия здесь произошло резкое снижение смертности от инфекционных заболеваний и голода. Соответственно ускорился рост численности населения. В странах Азии (без Японии) среднегодовой темп его прироста повысился до 2, 2% (на 1, 3 п. п.), в Африке - до 2, 4 и Латинской Америке - до 2, 7%. В четвертой четверти века последовало снижение рождаемости как неизбежная реакция на сокращение смертности. В Азии рассматриваемый показатель снизился до 1, 8%, в Латинской Америке - примерно до 2, 0, а в Африке он повысился до 2, 7% (9).

В мире в целом в третьей четверти XX в. среднегодовой темп прироста численности населения повысился до 1, 9% (на 1 п. п. по сравнению с первой половиной века), а в четвертой - снизился до 1, 6%. Численность населения мира в 2000 г. достигла 6 млрд человек, превысив показатель 1950 г. в 2, 4 раза. В то же время среднегодовой темп прироста численности населения мира в 1980-е годы составил

1, 7%, в 1990-е годы - 1, 4 и за первые 5 лет XXI в. - 1, 3% (10). Тенденцию к снижению рождаемости и замедлению роста численности населения мира обусловливают, наряду с сокращением смертности, такие факторы, как возрастание роли НТП в экономическом росте, интенсивное вовлечение женщин в состав экономически активного населения и рост затрат на формирование человеческого капитала.

Коэффициент фертильности (отношение числа детей к численности женщин детородного возраста) в странах ОЭСР снизился с 2, 7 в 1970 г. до 1, 6 - в 2004 г. Во всех странах этой группы, кроме Мексики и Турции, в 2004 г. он был меньше 2, 1, то есть нормы возмещения, при которой численность населения стабилизируется в долгосрочной перспективе. Во всех странах ОЭСР коэффициент фертильности снизился у молодых женщин и повысился у женщин старших возрастов (11).

По данным ООН, в середине 2000-х годов около 45% населения мира проживало в странах, где коэффициент фертильности был ниже 2, 1. На страны ОЭСР приходилось 18% населения мира. Большая часть населения с низким коэффициентом фертильности живет в развивающихся странах, где проводится политика ограничения рождаемости. К их числу относится Китай, где проживает, по официальным данным, 20% населения мира. Однако действенный контроль над рождаемостью в Китае осуществляется лишь в отношении городского населения.

Согласно официальной оценке ООН, к 2025 г. средний по миру коэффициент фертильности опустится ниже указанной отметки возмещения. Демографы ООН полагают, что численность населения мира достигнет своего максимума к середине XXI в. и составит около 10 млрд человек (12).

Прекращение роста численности населения к середине XXI в. возможно при равномерном снижении темпов его прироста к названному сроку. Например, при снижении среднегодового темпа прироста на 0, 25 п. п. каждое десятилетие максимальная численность населения мира составит в 2050 г. 8550 млн человек.

В основу еще одного варианта прогноза численности населения на 2020 г., разработанного ИМЭМО РАН, положено сохранение его среднегодового темпа прироста, составившего в 2001-2005 гг. l%. Если продлить этот период до 2025 г., то можно выйти на величину порядка 7740 млн человек. Далее, исходя из среднегодового темпа прироста во второй четверти XXI в. примерно в 0, 5%, получаем оценку максимальной численности населения в 2050 г. - 8770 млн человек, что на 2, 6% отличается от предыдущего варианта.

Разброс оценок обусловлен различными представлениями о траектории снижения прироста численности населения в наиболее крупных развивающихся странах, а также неточностями существующих ее оценок. Нельзя исключать и вероятности изменения демографической политики и ее воздействия на рост населения.

Динамика качественных характеристик рабочей силы

Снижение рождаемости и процесс старения населения способствуют обострению проблем в социально-экономической сфере. Во-первых, в составе рабочей силы сокращается доля самой молодой компоненты, наиболее высокообразованной и восприимчивой к нововведениям. В частности, по оценке Центра исследований журнала The Economist, в Японии к середине второго десятилетия XXI в. доля работающих в возрасте от 20 до 30 лет сократится на 1/5. Во-вторых, ухудшается соотношение численности работающих и пенсионеров. В Японии и Италии оно уменьшится с 4 : 1 в настоящее время до 2 : 1 к 2030 г. и до 3 : 2 - в 2050 г. С подобными проблемами уже сталкиваются страны Центральной и Восточной Европы (от Германии до России), Северного Средиземноморья и Восточной Азии (14).

Наиболее конструктивным подходом к решению проблем, связанных со старением населения, эксперты журнала The Economist считают создание условий для того, чтобы люди старших возрастов продолжали работать. Это тем более оправданно, поскольку под влиянием изменений в отраслевой структуре хозяйства и характере труда благодаря развитию информационно-коммуникационных технологий возможности использования труда как женщин, так и лиц пожилого возраста объективно расширяются. Прогресс в улучшении качества жизни и в здравоохранении позволяет раздвинуть границы трудоспособного возраста.

В числе предлагаемых мер называются отмена возрастного порога обязательного прекращения трудовой карьеры, повышение возраста, дающего право на получение государственной пенсии, и уравнивание в этом отношении мужчин и женщин. В новых условиях при найме на работу и установлении ставки заработной платы основными критериями должны стать интеллектуальные способности, профессионализм и заинтересованность в труде. Для поддержания качественных характеристик рабочей силы требуются значительные государственные и частные расходы на образование, здравоохранение, детские учреждения и другие формы социальной поддержки.

В 2003 г. расходы на образование в странах ОЭСР составили 6, 3% их суммарного ВВП. Свыше 7% ВВП тратили США, Корея, Дания и Исландия. В то же время из 29 стран, по которым были получены данные, в 7 случаях они составляли менее 5% ВВП (15).

Уровень образования (населения старше 25 лет), исчисляемый средним количеством лет, проведенных в школе всех уровней, во второй половине XX в. во всем мире неуклонно повышался. По данным Центра международного развития при Гарвардском университете, за период с 1960 по 2000 г. он увеличился почти в 1, 5 раза (с 4, 61 до 6, 72). В развивающихся странах данный показатель вырос в 2, 7 раза (с 1, 79 до 4, 89), а в развитых - в 1, 4 раза (с 6, 97 до 9, 80). В странах с переходной экономикой уровень образования повысился с 7, 17 до 9, 95, однако в 2000 г. он был ниже, чем в 1990 г., - 10, 02 (16).

После 1970 г. темпы повышения уровня образования во всех группах стран замедлились, что позволяет ожидать к середине XXI в. существенного сближения данного показателя в развитых и развивающихся странах. В первой группе он может достичь 11 лет к 2025 г. и 12 - к 2050 г., во второй - соответственно 7 и 9 лет.

Повышению качества образования способствует рост расходов на исследования и разработки (ИиР). В передовых странах уже несколько десятилетий этот показатель находится в диапазоне от 2 до 3% ВВП.

В 2004 г. средний по ОЭСР показатель был равен 2, 3%. В Японии, Швеции и Финляндии он превысил 3% ВВП. Особенно важен для повышения качества высшего образования и соответственно накопления и использования научно-технического потенциала опережающий рост ассигнований на фундаментальные исследования. В США расходы на них превысили 0, 4% ВВП. Более половины расходов на ИиР приходится на разработки прототипов новой техники. Начало XXI в. ознаменовалось ускоренным ростом затрат на ИиР в ряде развивающихся стран. Так, в Китае в 2005 г. они достигли 1, 3% ВВП против 0, 9% в 2000 г. (17)

Расходы на социальные нужды (без учета образования) в странах ОЭСР увеличились в 1980-2003 гг. с 16 до 21% ВВП. Они включают пенсии (8% ВВП), здравоохранение (6%), социальную поддержку населения рабочих возрастов (5%), а также семей, имеющих детей (2%). В Скандинавских странах последний показатель достиг 3%. В целом масштабы социальной поддержки населения в странах ОЭСР заметно различаются: ее доля в ВВП колеблется от 5 - 6% в Мексике и Корее до 31% - в Швеции (18).

Оценка будущих темпов экономического развития

Прогноз долгосрочных темпов мирового экономического развития, в данном случае до 2025 и 2050 гг., что примерно соответствует границам восходящей и нисходящей волн большого цикла, целесообразно разбить на несколько составляющих: оценку динамики ВВП на душу населения и совокупной величины ВВП США как лидера НТП; оценку динамики соответствующих показателей развитых стран, помимо США; оценку динамики экономического роста развивающихся стран; оценку динамики экономического развития стран с переходной экономикой; оценку перспектив мирового экономического развития; сравнение возможных итогов экономической динамики наиболее крупных стран и оценку изменения соотношения сил в мировом хозяйстве.

США и другие развитые страны

Итоги экономического развития США в XX в. показывают, что как в первой, так и второй его половине среднегодовой темп прироста производительности труда (среднее значение в расчете па одного занятого и на один человеко-час) составил примерно 2, 0%.

В первой половине столетия ВВП на душу населения рос медленнее, чем можно было ожидать с учетом динамики производительности труда, в силу сокращения средней продолжительности рабочего времени. Во второй половине она изменилась в меньшей степени, чем в первой, и показатели динамики производительности труда и ВВП на душу населения практически совпали.

Темпы накопления и использования научно-технического потенциала в стране - лидере НТП приобрели в долгосрочной перспективе весьма устойчивый характер. Это позволяет предположить, что в первой половине XXI в. динамика соответствующих показателей не претерпит существенных изменений. Показатели роста производительности труда в США в 1996-2005 гг. подкрепляют предположение, что при разработке прогноза экономической динамики США на первую половину XXI в. можно опираться на показатели развития во второй половине XX в. Величину среднегодового прироста ВВП на душу населения за полный цикл формируют 2, 4% в период восходящей волны и 1, 6 - в фазе нисходящей.

Наши оценки весьма близки проектировкам, выполненным Goldman Sachs в 2003 г.(19) Их оценки несколько ниже, что отчасти объясняется разницей в исходных показателях за 2000 г. Более поздние оценки за 2000 г., приведенные в OECD Factbook 2007 и использованные нами, выше, чем те, на которые опирались исследователи Goldman Sachs. Расхождения в оценке общей величины ВВП США существенно меньше, чем в случае ВВП на душу населения, то есть аналитики Goldman Sachs исходили из более высокой оценки (на 0, 2 п. п. за 2001-2050 гг.) среднегодовых темпов прироста численности населения. Так, оценка на 2050 г. величины ВВП на душу населения у нас выше, чем у Goldman Sachs, на 16%, а общей величины ВВП - на 4%.

Показательно, что расхождения в оценках перспектив экономического роста США оказываются минимальными и в сопоставлении с проектировками Centre d'Etudes Perspectives et d'Informations Internationales, чего нельзя сказать в отношении прогнозов по большинству других стран, играющих значимую роль в мировом хозяйстве или претендующих на нее.

Прогнозные оценки по остальным странам "большой семерки", а также по совокупности развитых стран могут основываться на предположении о том, что экономический рост большинства развитых стран будет происходить по траектории догоняющего развития в фазе восходящей волны, как это было в цикле второй половины XX в. Отставание стран "большой шестерки" от США, сложившееся после 1990 г., сравнительно невелико по сравнению с его степенью накануне 1950-х годов. Соответственно можно предположить, что среднегодовой темп прироста ВВП на душу населения в странах "большой шестерки" в первой четверти XXI в. будет на 0, 1 - 0, 3 п. п. выше, чем у США Во второй четверти столетия, напротив, возможно отставание соответствующих показателей стран этой группы от США на 0, 1 - 0, 2 п. п. в связи с более ранним переходом последних к новому циклу развития. Отметим, что гипотеза опережающего развития стран Западной Европы и Японии по сравнению с США исходит из предположения, что назревшие реформы в области налогообложения, трудового и социального законодательства в этих странах будут осуществлены (20), что сделает их экономику более гибкой и привлекательной для инвестиций.

Наши расчетные показатели ВВП на душу населения существенно выше, чем у Goldman Sachs. По странам Западной Европы на 2050 г. их оценки составили по сравнению с данными:  77% - по Великобритании, 71 - по Франции, 69 - по Германии и 60% - по Италии. Отчасти это связано с расхождениями исходных данных за 2000 г., в основном объясняющимися различиями между оценками на базе соотношения валютных курсов у GS и по ППС, согласно данным ОЭСР. Другая составляющая расхождений в прогнозах обусловлена оценками среднегодовых темпов прироста ВВП в первой четверти XXI в. В отличие от принятой нами концепции догоняющего развития стран Западной Европы и Японии, аналитики Goldman Sachs предполагали, что отставание их среднегодовых темпов роста от США в 1990-е годы сохранится и в ближайшие десятилетия. Так, на период 2001-2025 гг. среднегодовой темп прироста ВВП на душу населения составит, по версии GS: у Великобритании - 1, 9% (2, 7% - ), у Франции - 1, 8 (2, 5), у Германии - 1, 4 (2, 6), у Италии - 1, 7 (2, 5) и у Японии - 1, 4% (2, 7%).

Расхождения в оценках общей величины ВВП, помимо названных причин, связаны также с представлениями о будущей динамике численности населения. Здесь существенны различия по Японии, Германии и Италии. По версии Goldman Sachs, численность населения Японии в 2050 г. составит 100 млн, в Германии - 73, 5 млн (примерно на 7 млн меньше), в Италии - 50 млн человек (на 12 млн меньше). По прогнозу GS, среднегодовые темпы прироста численности населения в этих странах будут отрицательными и составят за 50 лет соответственно -0, 5, -0, 2 и -0, 3%.

Развивающиеся страны

Прогнозирование роста ВВП развивающихся стран представляет собой более сложную задачу, чем развитых. Это обусловлено как объективными факторами, в том числе и меньшей надежностью исходных показателей, так и большей зависимостью их развития от проводимой социально-экономической политики.

Оценить влияние большого цикла на экономическую конъюнктуру в развивающихся странах непросто. Восходящая волна в целом позитивно сказывается на мировом экономическом развитии. Для ряда развивающихся стран, сумевших создать благоприятные условия для привлечения иностранного капитала, возможно ускорение роста и в фазе нисходящей волны. Тогда уменьшаются возможности для выгодного приложения капитала в развитых странах и соответственно увеличивается его экспорт. В фазе нисходящей волны особенно заметно воздействие на экономический рост политического фактора. Это подтверждается сопоставлением показателей развития крупных стран Азии и Латинской Америки за последние два десятилетия XX в. и в первой половине 2000-х годов (21).

В 1981-2000 гг. среднегодовой темп прироста ВВП на душу населения составил в Китае 8, 6%, в Индии - 3, 5, а в Бразилии - 0, 9 и Мексике - 0, 3%. В 2001-2005 гг. разрыв между Азией и Латинской Америкой увеличился. В Китае названный показатель повысился до 8, 9, в Индии - до 6, 4, а в Бразилии - снизился до 0, 3%. В Мексике население росло быстрее, чем ВВП, соответственно ВВП на душу населения снижался со средним темпом 0, 7% в год.

В данном примере наблюдается обратная зависимость между величиной ВВП на душу населения и интенсивностью роста данного показателя в условиях нисходящей волны. В фазе восходящей волны ситуация была прямо противоположной. В 1960-е годы, в повышательной фазе большого цикла, среднегодовые темпы прироста ВВП на душу населения в развивающихся странах были тем выше, чем больше было исходное значение среднедушевого дохода.

Самым высоким показателем - 6, 6% - характеризовались новые индустриальные страны. Их ВВП на душу населения, исчисленный в ценах 2000 г. на базе соотношения курсов валют 1967 г., находился в пределах от 3, 2 тыс. до 4, 6 тыс. долл. В группе развитых стран его величина составляла от 4, 6 тыс. до 17 тыс. долл.

В следующей группе стран (ВВП на душу населения от 1, 85 тыс. до 3, 2 тыс. долл.) среднегодовой темп прироста составил 4, 4%. При ВВП на душу населения в пределах от 925 до 1850 долл. темп его прироста был ниже среднемирового (3, 2) и составлял 2, 9%. Еще ниже показатель прироста - 2, 6% - был у группы стран с ВВП на душу населения от 460 до 925 долл. Самый низкий средний темп прироста - 1, 7% - зарегистрирован у стран с ВВП на душу населения от 230 до 460 (22). Именно к этой категории относились Китай и Индия. В данной группе стран проживало около половины населения мира.

При пересчете ВВП по ППС показатели среднедушевого дохода у развивающихся стран были бы существенно выше. Поскольку в 2000 г. средняя величина ВВП на душу населения развивающихся стран, исчисленная в ценах и по ППС того же года, достигла 3, 7 тыс. долл. (23), можно предположить, что в фазе восходящей волны большого цикла, в 2001-2025 гг., среднегодовой темп прироста данного показателя может составить 4, 4%.

По показателю ВВП на душу населения развивающиеся страны могут к 2025 г. превысить порог в 10 тыс. долл. в ценах и по ППС 2000 г. По критериям 1960-х годов они перейдут в разряд развитых. Динамика их экономического развития будет соответствовать логике большого цикла. Вместе с тем эффект догоняющего развития также будет иметь место. Можно предположить, что среднегодовые темпы прироста ВВП на душу населения снизятся до 3, 0%. Тогда этот показатель в данной группе стран в 2050 г. превысит 22 тыс. долл. и составит почти 90% от среднего уровня экономического развития стран Западной Европы в 2000 г.

Согласно этому сценарию, совокупный ВВП развивающихся стран достигнет в 2025 г. 68, 6 трлн долл. и будет на 1/4 больше показателя развитых стран. В 2050 г. ВВП развивающихся стран превысит 160 трлн долл. и превзойдет совокупный результат развитых стран на 85%.

Для определения будущей расстановки сил в мировом хозяйстве необходимо оценить возможные достижения в экономической области наиболее крупных по численности населения стран. В недрах Goldman Sachs родилась аббревиатура BRIC (Brasilia, Russia, India, China), означающая, что четыре крупные по численности населения страны, три из которых относятся к группе развивающихся и одна (Россия) - к странам с переходной экономикой, обладают наиболее высоким потенциалом экономического роста в обозримом будущем.

Рассмотрим перспективы экономического развития Китая, Индии и Бразилии. Опираясь на опыт 1960-х годов и уровень экономического развития, достигнутый этими странами к 2000 г., можно предположить, что среднегодовой темп прироста ВВП на душу населения в условиях восходящей волны, то есть в 2001-2025 гг., составит примерно 6, 5%. Данный показатель соответствует средней интенсивности экономического развития новых индустриальных стран в повышательной фазе большого цикла. Он на 2, 4 п. п. ниже достигнутого Китаем в 2001-2005 гг., практически совпадает с показателем Индии за те же годы и на 6, 2 п. п. выше соответствующего показателя Бразилии.

Среднегодовой темп прироста ВВП на душу населения в Китае в 2001-2025 гг. скорее всего снизится примерно до 6, 0%. Во-первых, в условиях восходящей волны обострится конкуренция в области привлечения капиталовложений и интенсивность притока иностранных капвложений в Китай уменьшится. Во-вторых, индустриализация в Китае идет по наиболее энерго - и материалоемкому направлению, что в условиях мирового дефицита и удорожания соответствующих ресурсов отрицательно скажется на темпах экономического роста. Кроме того, потребуются большие усилия по защите и оздоровлению окружающей среды.

Индия в большей степени, чем Китай, опирается на возможности информационно-коммуникационных технологий, ее путь индустриализации менее ресурсоемкий, чем у Китая. Можно предположить, что в 2001-2025 гг. ей удастся обеспечить среднегодовой темп прироста ВВП на душу населения, равный 6, 5%.

Бразилия в условиях благоприятной конъюнктуры могла бы существенно повысить темпы экономического развития и выйти на среднегодовой темп прироста ВВП на душу населения порядка 4, 0% в 2001-2025 гг., но это возможно лишь при условии проведения грамотной экономической политики либерального толка.

В 2026-2050 гг. (в условиях нисходящей волны и приближения показателей трех рассмотренных стран к уровню развитых стран 1960-х годов) среднегодовые темпы прироста ВВП на душу населения снизятся в Китае до 3, 0%, в Индии - до 3, 5 и в Бразилии - до

3, 0%.

Есть еще одно обстоятельство, которое затрудняет разработку прогноза в отношении развивающихся стран и стран с переходной экономикой. Дело в том, что оценки ВВП на базе курсов валют и ППС в наибольшей степени различаются применительно к развивающимся странам. Рассчитанные на базе ППС величины ВВП теоретически лучше отражают соотношение экономической мощи, а ВВП на душу населения - благосостояния стран. Они также более устойчивы, чем оценки по соотношению курсов валют, ввиду подверженности последних значительным колебаниям. Однако чисто формально ошибка измерения ВВП по соотношению курсов валют существенно меньше, чем при расчетах на базе ППС. Возможно поэтому "фабрики мысли" исходят из оценок по соотношению курсов валют. Они оценивают перспективы роста в неизменных ценах, а затем делают поправку на повышение курса, которое должно происходить по мере роста ВВП на душу населения в развивающихся странах ввиду сближения в этом случае соотношения курсов их валют и паритетов покупательной способности.

Эксперт СЕРП оценила величину ВВП Китая 2005 г. в ценах и по соотношению курсов валют того же года в размере 2, 3 трлн долл. Далее, среднегодовой темп прироста ВВП в неизменных ценах в 2006-2050 гг. принимался равным 4, 6%. Кроме того, было сделано предположение, что курс юаня по отношению к доллару США будет повышаться в среднем на 1, 5% в год. Соответственно ВВП Китая в ценах 2005 г., но по предполагаемому соотношению курсов юаня и доллара в 2050 г., может достичь в 2050 г. 34 трлн долл. Подобным же образом был произведен и расчет в отношении Индии. Здесь исходная величина ВВП была оценена в 671 млрд долл., конечная - около 7 трлн долл. Среднегодовой темп прироста ВВП в неизменных ценах в 2006-2050 гг. был принят равным 4, 5%, а темп повышения курса индийской рупии к доллару - в среднем 0, 8% в год (24).

Goldman Sachs, следуя похожей процедуре, оценил ВВП Китая в 2000 г. в ценах и по соотношению курсов валют 2003 г. в размере 1078 млрд долл. ВВП Китая в 2050 г. в ценах 2003 г., но по предполагаемому соотношению курсов валют 2050 г. может достичь 44, 5 трлн долл. ВВП Индии, по первоначальной оценке GS, должен был увеличиться с 469 млрд в 2000 г. до 27, 8 трлн долл. в 2050 г. В 2007 г. прогноз среднегодового темпа прироста ВВП Индии до 2020 г. был повышен с 5, 7 до 8, 0% (25). ВВП Бразилии на 2000 г. был оценен GS в 762 млрд долл., а на 2050 г. - в 6, 1 трлн долл. По расчетам Goldman Sachs, курсы валют названной четверки стран будут повышаться по отношению к доллару в среднем на 2, 5% в год, и за счет этого фактора будет обеспечена 1/3., прироста их ВВП в долларовом выражении за период до 2050 г. (26)'

Страны с переходной экономикой

В эту группу стран входят бывшие республики СССР, а также страны Восточной Европы. По численности населения эта группа сопоставима с Западной Европой. При этом на страны СНГ приходится примерно 70% населения стран с переходной экономикой, а половина населения СНГ проживает в России.

Средний уровень доходов на душу населения по ППС в странах с переходной экономикой примерно в два раза выше соответствующего показателя развивающихся стран, но в 3, 5 раза ниже - развитых. В странах Восточной Европы средний доход в 1, 5 раза выше, чем в СНГ, и примерно (по состоянию на 2005 г.) на 15% выше, чем в России (27).

Страны с переходной экономикой, как и развивающиеся, будут продвигаться по траектории догоняющего развития. В фазе восходящей волны большого цикла их темп прироста ВВП на душу населения может быть несколько выше, чем в среднем по развивающимся странам (порядка 5, 0% в год), а в условиях нисходящей - ниже, чем у развивающихся, но выше, чем у развитых стран (порядка 2, 5% в год).

Более ясны перспективы в отношении стран, уже вступивших в ЕС, а также тех, кто является кандидатом на вступление в ближайшее десятилетие. Успешность развития стран СНГ, в том числе России, зависит от овладения современными методами воздействия на ход экономических процессов, решения социальных задач, связанных с обеспечением занятости населения. Нынешнее увлечение привычными административными методами управления экономикой, акцент на наращивании добычи углеводородов, требующей огромных капиталовложений, а также на производстве вооружений могут оказаться тормозом экономического развития, что чревато социальными и политическими потрясениями. Представленный прогноз развития стран с переходной экономикой отражает, как и ранее, умеренно оптимистичный сценарий.

Мировые итоги

Среднегодовой темп прироста ВВП на душу населения составит в 2001-2025 гг. 3, 3%. В повышательной волне второй половины прошлого века он равнялся 3, 2%. Тогда основным "локомотивом" роста выступали развитые страны (3, 5%). В XXI в. высокие темпы роста будут определяться развивающимися странами. В этот период названный показатель у них ожидается равным 4, 4%, в то время как у развитых стран - 2, 4%.

Среднегодовые темпы прироста мирового ВВП достигнут 4, 3%, а разрыв между развивающимися и развитыми странами еще больше увеличится (5, 5 против 3, 1%) за счет более быстрого роста населения в развивающихся странах.

По всем прогнозам, в первой четверти XXI в. развивающиеся страны впервые превзойдут по своей экономической мощи (размеру

ВВП) развитые. Другими словами, мир действительно станет многополярным. Так, в 2025 г. по величине ВВП, рассчитанной по ППС, Китай превзойдет США, а Индия - Японию. Бразилия к этому же сроку опередит Германию. По размеру ВВП на душу населения развивающиеся страны в среднем достигнут уровня благосостояния развитых стран конца 1960-х годов.

Во второй четверти XXI в. темпы мирового экономического развития существенно замедлятся. Среднегодовой темп прироста мирового ВВП на душу населения составит 2, 4%, то есть будет ниже показателя первой четверти на 0, 9 п. п. Еще сильнее уменьшатся темпы роста ВВП (до 2, 8%, или на 1, 5 п. п.) в связи с замедлением увеличения численности населения. Неизбежно обострение экологического кризиса и дефицита ресурсов, вызванных быстрой индустриализацией стран с большой численностью населения.

К середине XXI в. развивающиеся страны по величине ВВП займут доминирующее положение в мировом хозяйстве. Не только Китай, но и Индия превзойдут США по этому показателю. Развитые страны сохранят свои позиции лидеров научно-технического и организационного прогресса. Развивающиеся страны в целом по размеру ВВП на душу населения приблизятся в 2050 г. к показателю Западной Европы конца XX в., но их уровень будет ниже показателя развитых стран 2050 г. примерно в 4 раза и стран с переходной экономикой - в 2 раза. Отставание развивающихся стран от развитых по величине ВВП на душу населения за 50 лет сократится вдвое.

Прогнозирование структурных кризисов

Представленная картина экономического развития мира подразумевает отсутствие крупных военно-политических конфликтов, сопоставимых с мировыми войнами XX в. Ожидаемое более равномерное распределение экономической мощи способствует формированию многополярного мира, более устойчивого по сравнению с ситуацией, когда одна страна или узкая группа стран навязывают свою волю остальному миру.

Повышение благосостояния в развивающихся странах и странах с переходной экономикой позволяет надеяться, что проблема ликвидации нищеты и голода уже к концу первой четверти XXI в. в глобальном масштабе будет в основном решена. В то же время следует ожидать обострения проблем в области обеспеченности природными ресурсами, защиты и оздоровления окружающей среды.

Во-первых, наиболее высокие темпы экономического роста ожидаются в крупных по численности населения странах, переживающих этап индустриализации, которая связана с большей энерго-и материалоемкостью производства, чем постиндустриальное развитие в передовых странах.

Во-вторых, для развивающихся стран в силу дороговизны недоступны продвинутые безотходные технологии, которые способствуют экономии энергии и материалов и одновременно уменьшают загрязнение окружающей среды. Основные устремления этих стран в первой четверти XXI в. связаны с повышением уровня материального благосостояния.

В-третьих, обеспечение природными ресурсами потребует разведки и освоения природных месторождений на труднодоступных территориях, что приведет к удорожанию сырья.

В-четвертых, проблема охраны окружающей среды уже приобрела весьма острый характер в густонаселенных развивающихся странах, что негативно отражается на здоровье населения.

Вторая четверть текущего столетия будет характеризоваться большим вниманием к улучшению качества жизни наряду с повышением материального благосостояния. Научные исследования и стандарты в области производственной деятельности будут нацелены на экономное использование природных ресурсов, оздоровление окружающей среды, повышение уровня и качества образования и здравоохранения. Замедление экономического роста в мировом масштабе во второй четверти XXI в., вызванное наступлением нисходящей волны большого цикла и подорожанием природного сырья, вместе с тем будет содействовать преодолению сырьевого и экологических кризисов.


К концу первой четверти XXI в. Россия может преодолеть планку в 80% современного уровня развития стран Западной Европы, а к середине века - превзойти нынешний уровень США. По общей величине ВВП Россия в 2025 г. сравняется с Италией, а к 2050 г. войдет в первую десятку стран вслед за Китаем, Индией, США, Японией, Бразилией и Германией.

Безопасность России в первую очередь зависит от обеспечения занятости населения в высокоэффективных отраслях гражданского производства. Экономический крах и распад СССР были обусловлены тем, что его политика была нацелена прежде всего на устранение внешней угрозы. При этом страна, занимавшая первые места в мире по добыче полезных ископаемых и производству многих полуфабрикатов, даже по показателю ВВП на душу населения относилась к странам среднего уровня развития. В 1990 г., по оценке ИМЭМО РАН, по размеру ВВП на душу населения Россия находилась на 37-м месте в мире, а Прибалтийские республики, чей уровень жизни был самым высоким в СССР, занимали еще более низкое место: Литва - 39-е, Латвия - 40-е, Эстония - 46-е (28).

Будущее России зависит от овладения рыночными методами стимулирования предпринимательской и трудовой деятельности, экономного и рационального использования природных ресурсов. Особое внимание должно быть обращено на то, чтобы рентабельность в обрабатывающей промышленности после вычета налогов была выше, чем при добыче нефти и газа. Производство конкурентоспособной продукции обрабатывающей промышленности - основа повышения эффективности всех отраслей хозяйства. Названные меры исключительно важны для решения главной социальной задачи - обеспечения населения высокооплачиваемыми рабочими местами, сокращения диспропорций в личных доходах и в уровне регионального развития.


1 World Data. Long-term Forecasts on EIU Country Data and Market Indicators & Forecasts (www.alacra.com/cgi-bin).

2 Мир па рубеже тысячелетий (прогноз развития мировой экономики до 2015 г.) / ИМЭМО РАН. М.: Новый век, 2001.

3 Мировая экономика: прогноз до 2020 г. / Под ред. А. А. Дынкипа. М.: Магистр, 2007. С. 197.

4 Economic Report of the President. Washington: GPO, 2007. P. 288.

5 The Wall Street Journal Europe. 2003. Nov. 7-9. P. A1.

6 Technical Change and the World Economy. Convergence and Divergence in Technology Strategics / J. Hagcdoorn (cd.). Aldcrshot: Edward Elgar, 1996. P. 43. 7 Survey of Current Business. 2005. No 9. P. 51, 57.

8 Maddison A. The World Economy Historical Statistics. Paris: OECD, 2003. P. 25G. Ibid.

10 Population Growth Rates // OECD Factbook 2007. Paris: OECD, 2007 (www.oeccl. org/factbook).

11 Evolution of the Population // OECD Factbook 2007.

12 How to Deal with a Falling Population // The Ec.onomi.st. 2007. July 28. P. 13. 13 Мировая экономика: прогноз до 2020 г. С. 351.

14 Мировая экономика: прогноз до 2020 г. С. 351.

15 Public and Private Education Ecxpcnditurc // OECD Factbook 2007. 16 Barro R. ]., Lcc J. W. International Data on Educational Attainment: Updates and Implications // CID Working Paper 42. 2000.

17 Expenditure on R&D // OECD Factbook 2007.

18 Social Expenditure // OECD Factbook 2007.

19 Wilson D., Parashothaman R. Dreaming with BRICs: The Path to 2050 // Goldman Sachs Global Economics Paper 99. 2003. P. 19-20.

20 Alesina A., Giavazzi F. The Future of Europe. Reform or Dcelinc. Cambridge (Mass.), 2006. P. 14.

21 Real GDP Growth // OECD Factbook 2007.

22 Рассчитано no: Kristcnscn T. Development in Rich and Poor Countries. N.Y.: Praeger, 1974. P. 27.

23 Рассчитано по: Мировая экономика: прогноз до 2020 г. С. 399.

24 Poncet S. The Long Term Growth Prospects of the World Economy: Horizon 2050 СЕРП Working Paper 16. 2006. P. 64-65.

25 Poddar Т., Yi E. India's Rising Potential // Goldman Sachs Global Economics Paper 152. 2007. P. 5.

26 Wilson D., Parashothaman R. Op. cit. P. 5 - 6.

27 Мировая экономика: прогноз до 2020 г. С. 356-357, 403 - 404.

28 Мировая экономика: прогноз до 2020 г. С. 414.

 
Комментарии (1)add comment

Тот, кто видит said:

Китай уже начинает разваливаться. Я думаю, в этом так или иначе замешаны США (
06 Февраль, 2012

Написать комментарий
меньше | больше

busy