РАЗВИТИЕ РОССИЙСКОГО ЧАСТНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В МЕЖСТРАНОВОМ СОПОСТАВЛЕНИИ


РАЗВИТИЕ РОССИЙСКОГО ЧАСТНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В МЕЖСТРАНОВОМ СОПОСТАВЛЕНИИ

О. Образцова
А. Чепуренко

История российского легального частного предпринимательства насчитывает примерно 20 лет. Но в экономической литературе мало эмпирических исследований, отражающих реальное состояние данного сектора, перспективы его развития в сопоставлении с ведущими странами, странами с переходной экономикой, а также странами - потенциальными лидерами экономического развития в XXI в. (группа БРИК). Такая возможность появилась благодаря участию российской команды исследователей(1) в международном проекте Global Entrepreneurship Monitor ("Глобальный мониторинг предпринимательства")(2.)
Методика и организация изучения предпринимательского потенциала общества в рамках GEM

Программа Global Entrepreneurship Monitor (GEM) стартовала в 1999 г. в 10 странах; в 2006-2007 гг. она реализовывалась уже в 42 странах. Ее цель - изучение уровня предпринимательской активности населения во всех участвующих в проекте странах для выявления ее вклада в экономический рост. В рамках программы ведется единый банк данных, а сам проект позиционируется как статистический. Например, в 2006-2007 гг. проводились обследования взрослого трудоспособного населения, которые охватывали свыше 170 тыс. респондентов.

Методология GEM позволяет ответить на два взаимосвязанных вопроса: каков вклад предпринимательской активности в экономическое благосостояние отдельных наций и всего мирового сообщества; что могут сделать правительства для повышения ее уровня? Исследования GEM дают возможность: сравнить уровни предпринимательской активности, а также выявить факторы, обусловливающие их различия в странах мира; определить меры по стимулированию указанной деятельности. По методологии GEM, предпринимательство - это любая попытка создать новое предприятие или новый бизнес, например самозанятость, учреждение новой предпринимательской структуры или расширение действующего бизнеса, осуществляемая физическим лицом, группой физических лиц или уже функционирующей бизнес-структурой. Методология проекта предполагает использование ряда стандартных инструментов анализа, и прежде всего опроса взрослого трудоспособного населения.

В ходе исследования рассматриваются три стадии возникновения и становления индивидуального предпринимательства:

- потенциальное (potential entrepreneurs) - активное планирование и организация предпринимательства;

- раннее (early stage), в том числе: латентное, или "скрытое" (latent entrepreneurs), когда сделаны конкретные шаги по открытию собственного дела, но экономической отдачи пока нет; стартующее (start-ups), когда собственное дело стало приносить первый доход, но его регулярность не очевидна; нарождающееся (nascent entrepreneurs), когда ресурсы для экономической деятельности сосредоточены и производство уже начато, но валовые смешанные доходы образуются в течение не более трех месяцев; новый бизнес (new, or baby business), когда валовые смешанные доходы образуются в период от 3 до 42 месяцев;

- устоявшееся (established business) - бизнес функционирует и приносит регулярный устойчивый доход более 42 месяцев.

Подчеркнем, что объектом исследования GEM являются сами предприниматели - настоящие и будущие, их мотивы и ожидания, а также источники финансирования. Одновременно можно охарактеризовать уровень развития потенциального и раннего предпринимательства, то есть склонность населения различных стран к этой деятельности, определяемую текущими социальными, культурными и экономическими условиями.

Полученные в ходе исследования данные могут быть использованы для построения ряда индикаторов, в частности важнейшего из них - индекса ранней предпринимательской активности (ранее в проекте он не совсем корректно назывался индексом "общей предпринимательской активности", total entrepreneurial activity; сокращение TEA-index продолжает использоваться в публикациях по материалам проекта). Данный индекс отражает долю населения, включившегося в создание собственного дела (то есть попадающего в те категории, которые в совокупности определены как "раннее предпринимательство"), в составе взрослого трудоспособного населения.

Global Entrepreneurship Monitor в России: организация обследования и методические ограничения

В соответствии с задачами проекта и сформулированным определением предпринимательства для проведения обследования используется анкета, содержащая серию вопросов об отношении респондента к организации предпринимательской деятельности. Выборочные опросы взрослого населения России в рамках проекта GEM были проведены уже дважды - в мае 2006 (1894 респондента) и 2007 гг. (1936 респондентов); они были репрезентативны относительно всего населения в возрасте от 16 лет и старше. Опросы выполнены в 108 городских и сельских населенных пунктах, расположенных в 8 республиках, 6 краях, 24 областях, Еврейской автономной области и Коми-Пермяцком автономном округе в рамках регулярного (1 раз в два месяца) исследования "Мониторинг социально-экономических перемен", который проводит Левада-Центр. Таким образом, в настоящее время можно сопоставить данные двух волн исследования в России между собой, а данные 2006 г. - с результатами, полученными другими национальными командами проекта (данные 2007 г. еще обрабатываются).

Методика проекта позволяет оценить предпринимательский потенциал общества, его внутреннюю стратификацию и проблемы, возникающие у потенциальных и ранних предпринимателей в процессе создания нового бизнеса (3) . Эта информация важна для проведения исследований и выработки политических рекомендаций, поскольку иных ее источников не существует. В то же время, как и любому международному лонгитюдному проекту, GEM присущи некоторые ограничения, связанные с недостаточной адаптированностью анкет к учету страновых особенностей, а также со сложностью оперативного включения дополнительных или уточнения уже наличествующих вопросов (так как при этом можно утратить сопоставимость данных, которая тем ценнее, чем дольше проводится их сбор по участвующей в проекте стране).

Обобщенные данные о предпринимательском потенциале российского общества в 2006-2007 гг.(4)

Уровень ранней предпринимательской активности взрослого трудоспособного населения за последний год сократился в России почти вдвое: индекс TEA составил 2,67% в 2007 г. против 4,86% - в 2006 г.(5) Это связано, по-видимому, с действием трех причин. Во-первых, в результате устойчивого экономического роста увеличивается число рабочих мест и повышается заработная плата в первую очередь на крупных предприятиях. Кроме того, расширение сферы государственного управления и опережающий рост доходов чиновников и (в меньшей степени) бюджетников способствуют появлению альтернативных возможностей для экономической самодеятельности населения в крупной промышленности и в так называемом нерыночном секторе. Во-вторых, условия для малого предпринимательства вообще и старт-апов в частности продолжают ухудшаться (о чем неоднократно упоминалось в выступлениях высших руководителей нашей страны). В-третьих, существенно повышаются экономические барьеры входа на рынок: отметим в их числе увеличение размеров начального капитала, необходимого для успешного старта, а также все усиливающееся давление со стороны региональных и локальных монополистов, перекрывающих пути для входа новичков на рынок.

Не случайно в 2007 г. именно в группе нарождающегося предпринимательства уровень предпринимательской активности сократился намного сильнее (-61,6%), чем в группе владельцев нового бизнеса (-21,7%). Соответствующий показатель в группе устоявшегося бизнеса увеличился в 1,5 раза (за счет перехода в эту категорию части владельцев нового бизнеса) и составил 1,86%.

Выявлена негативная динамика при реализации предпринимательского потенциала населения, отражающейся в коэффициенте расширения раннего предпринимательства:

Красшир = Nascent / Discent, где: Nascent - доля лиц, за последние 12 месяцев предпринимавших активные усилия по открытию собственного бизнеса;

Discent - доля лиц, за последние 12 месяцев прекративших/продавших/закрывших свой бизнес.

Если в 2006 г. коэффициент расширения составил около 3,5, то есть появление 35 нарождающихся предпринимателей сопровождалось выбытием из бизнеса 10 неуспешных, то в 2007 г. он сократился более чем вдвое - до 1,35. Другими словами, судя по полученным данным, выбытие из бизнеса едва покрывается рождением новых бизнесов. Пока трудно сказать, идет ли речь об устойчивой тенденции или наблюдаются флуктуации, обусловленные особенностями формирования выборки, - здесь требуются дальнейшие исследования.

Доля неформальных инвесторов снизилась до 1,6% по сравнению с почти 3,5% в предыдущем году. При этом средний объем финансирования ими ранних предпринимателей возрос более чем в два раза.

Портрет раннего предпринимателя. Типичному раннему предпринимателю в России 35 лет, он имеет профессионально-техническое или среднее специальное образование, уверен в достаточности своих знаний и квалификации для создания нового бизнеса и живет в крупном городе (но не в мегаполисе).

Гендерные особенности. Стабильной (40% от совокупности ранних предпринимателей) является доля женского раннего предпринимательства. В 2007 г. индекс женской ранней предпринимательской активности составил 1,64%, мужской - примерно в 2,3 раза выше.

Женщину в раннем предпринимательстве можно встретить скорее всего в среднем или небольшом городе. Женщины обычно вступают в предпринимательскую деятельность в более зрелом возрасте, обладая (возможно, в силу сказанного) более высоким образовательным уровнем, чем мужчины - ранние предприниматели.

Предпринимательская деятельность для женщин чаще, чем для мужчин, является единственным вариантом трудоустройства и обеспечения своего существования. Вынужденное предпринимательство в значительной мере - удел женщин(6). Поэтому у государственной политики поддержки стартового предпринимательства должно быть "женское лицо".

Поселенческие особенности. Уровень предпринимательской активности значимо различается по регионам России. Как и в 2006 г., для российского региона типична 11 -12-процентная доля потенциальных предпринимателей. Наиболее проблемными с точки зрения предпринимательской активности являются города с численностью населения 10 - 100 тыс. человек (в 2006 г.) и села (2007 г., динамика предпринимательской активности - минус 38%). При формировании программ содействия развитию малого и среднего предпринимательства данное обстоятельство необходимо учитывать.

Мотивационные особенности. Для 12,5% российских предпринимателей начало своего дела является вынужденным шагом, связанным с отсутствием либо неприемлемостью других вариантов экономической самодеятельности. Для половины (49%) российских предпринимателей приход в бизнес - добровольный шаг, связанный с поиском дополнительных преимуществ; при этом у подавляющего большинства (более 60%) главными побудительными мотивами выступают психологические факторы: стремление к независимости и т. п., а не экономический интерес.

В структуре мотиваций российских предпринимателей выявлены статистически значимые различия: среди владельцев нового бизнеса вынужденное предпринимательство распространено гораздо больше, чем в других анализируемых группах. Кроме того, по мере повышения уровня образования предпринимателя усиливается ориентация на факторы мотивации, свидетельствующие о добровольности прихода в бизнес, и слабеет - на вынужденные, а при пересечении границы в 45 лет доля последних увеличивается.

Источники дохода. У большинства респондентов из числа ранних предпринимателей основным источником дохода остается заработная плата по найму. Другими словами, немало людей, только начинающих заниматься предпринимательством, не решаются уйти целиком в бизнес, так как доходы от него нестабильны либо недостаточны для нормального существования. Конкуренция на российском рынке растет, свободного рыночного пространства остается все меньше. Большинство предпринимателей (от 55 до 70%), только выходящих или планирующих выйти на рынок, заведомо ориентированы на жесткую конкурентную борьбу, поскольку они знают, что аналогичный продукт или услугу уже предлагают другие предприятия.

Источники финансирования раннего предпринимательства. Значительная часть ранней предпринимательской активности финансируется из внутренних источников. В то же время нарождающиеся предприниматели широко привлекают и внешние источники: эти каналы использовали в 2006 г. 51%, а в 2007 г. - уже 65,2%. В их числе преобладает неформальное финансирование. Чаще всего подобный кредит относительно невелик - от 2 тыс. до 50 тыс. руб., что сопоставимо по размеру с микрокредитами. Среди неформальных инвесторов роль "бизнес-ангелов" менее важна, чем непредпринимательских слоев населения. Нарождающееся предпринимательство нередко финансируют получатели социальных пособий, в первую очередь пенсионеры. Неформальное кредитование чаще носит характер вложений "любовного капитала", то есть немало инвесторов вообще не ожидают получить (по крайней мере, экономически значимую) отдачу от инвестированных средств.

Инновационный потенциал. Лишь немногие как потенциальные и ранние предприниматели, так и владельцы устоявшегося бизнеса начали или планируют начать бизнес, заняв новую рыночную нишу или предложив потребителям новый продукт или услугу (3 - 6%). Эти данные подтверждают относительно невысокий инновационный потенциал российского предпринимательства.

Предприниматели с неудачным опытом. По сравнению с предыдущим годом в 2007 г. практически не изменились число и доля в выборке предпринимателей-неудачников, но значительно поменялась их социально-демографическая структура. В 2007 г. менее успешными оказались женщины, лица со средним и средним специальным образованием. Среди причин неудач в бизнесе в 2007 г. чаще фигурировали рациональные объяснения: неприбыльность и проблемы с финансированием.

После закрытия бизнеса свыше 2/3 предпринимателей-неудачников работали по найму (в различных формах), тогда как в 2006 г. таких было лишь около половины. И наоборот: в бизнес вновь устремились лишь около 15%, тогда как годом ранее - почти 40%. По-видимому, сыграли свою роль увеличение числа рабочих мест в крупной промышленности и нерыночном секторе, с одной стороны, и рост административных и экономических барьеров на пути нового бизнеса (отметим растущие взрывными темпами издержки подключения к инфраструктурным сетям и т. п.), а также связанная с этим негативная оценка возможностей ведения предпринимательской деятельности в ближайшее время - с другой(7).

Российское раннее предпринимательство в межстрановом сопоставлении

В рамках реализации проекта GEM в России удалось получить данные для оценки уровня развития и структуры предпринимательского потенциала, сопоставимые с аналогичными показателями других стран-участниц.

При устойчивом среднем значении индекса ранней предпринимательской активности в 2006 г. (около 9,5%) для совокупности стран-участниц GEM была характерна умеренная неоднородность страновых индексов (коэффициент вариации составил 74%).

Кластеризация методом k-средних позволила выделить в 2006 г. различные кластеры по уровню ТЕA. При проведении межстрановых сопоставлений по данным GEM выбор количества групп на первой стадии кластеризации проводился с использованием формулы Стерджесса, затем оптимизация состава выделенных групп осуществлялась путем итеративного поиска такого значения k, па котором проявляется скачкообразное увеличение максимальной межгрупповой дисперсии признака [сигма]2 мгр в направлении от минимального к максимальному (то есть общему по совокупности) значению.

Россия попадает в кластер наиболее типичных по уровню ТЕА 18 стран с уровнем ранней предпринимательской активности ниже среднего. К этому же кластеру относились страны от Сингапура до Норвегии, в том числе Хорватия, Латвия, Венгрия, Чехия, Греция. Таким образом, в один кластер с Россией попали многие страны ЦВЕ и ряд стран с высокоразвитой рыночной экономикой.

Среди стран - потенциальных лидеров мировой экономики в середине XXI в. (группа БРИК) Россия характеризуется значением индекса ранней предпринимательской активности ниже среднего, в то время как Бразилия и Индия относятся к средней группе, а Китай -к еще более удаленному кластеру стран с высоким уровнем TEA.

Прямой связи между уровнями ранней предпринимательской активности и социально-экономического развития страны не наблюдается. Однако если принять во внимание качество предпринимательской активности, а именно соотношение вынужденного и добровольного предпринимательства, то подтверждается наличие статистически значимой связи между этими показателями.

В странах, где существенна доля вынужденного предпринимательства, предпринимательская активность не обеспечивает высокой производительности труда и должного качества макроэкономической динамики. Наоборот, в странах с высоким уровнем экономического развития (по критерию душевого ВВП) предпринимательская активность развивается на качественно иной базе: доминирует добровольное предпринимательство, отличающееся большей креативностью и соответственно повышенным вкладом в экономический рост. Статистический анализ данных об уровне ранней предпринимательской активности населения и ВВП на душу населения подтверждает наличие между ними нелинейной зависимости (оценки параметров регрессии значимы при доверительной вероятности 0,95.

Высокоразвитые страны образуют плотный кластер, в то время как страны с развивающимися и переходными экономиками характеризуются существенной энтропией. Наиболее четко это прослеживается на примере устоявшегося бизнеса, поскольку здесь заметны сравнительные преимущества стран, где развитие предпринимательского потенциала идет по интенсивному пути (преобладает добровольное предпринимательство).

Так, при кластеризации по уровню развития устоявшегося бизнеса (индекс ЕВ) методом k-средних по результатам 2006 г. Россия не попадает в типичную группу стран и относится к кластеру с низким значением индекса наряду с такими странами, как Франция, Бельгия и Германия.

Большая же часть соседей России по Центральной и Восточной Европе (в частности, Чехия, Латвия, Хорватия, Словения) по уровню ЕВ в 2006 г. сосредоточена в следующей, приоритетной группе со значением показателя ниже среднего уровня. В нее входят и такие страны, как США, Нидерланды, Великобритания, Япония.

Группа стран со средним уровнем устоявшегося предпринимательства также неоднородна по своему развитию, но однородна по классификационному признаку. В ней присутствуют, например, Аргентина и Греция, Чили и Финляндия, Малайзия и Австралия. Эти страны тоже входят в доминантную группу, хотя среднее значение показателя ЕВ здесь уже в три раза выше, чем в нижнем кластере.

Среднее значение показателя в странах с уровнем ЕВ выше среднего (Бразилия, Колумбия, Перу и др.) еще сильнее отличается от группового среднего значения ЕВ по нижнему кластеру, к которому относится Россия.

Для поддержания устойчивого развития сектора малого и среднего бизнеса важна постоянная "подпитка" устоявшегося предпринимательства за счет перехода в данную категорию владельцев нового бизнеса. Последние, в свою очередь, формируются благодаря "взрослению" части нарождающихся предпринимателей, численность которых должна быть достаточно высокой, чтобы обеспечивать расширенное воспроизводство предпринимательского слоя общества.

Но темпы ранней предпринимательской активности населения в России, как уже упоминалось, оказались отрицательными. В 2007 г. в нашей стране индекс TEA был в 3,5 раза ниже среднего по странам-участницам проекта значения: за год показатель упал более чем на 45% - максимальное снижение по их совокупности. Резкое падение TEA отмечается также в Перу (-35%), Латвии (-32%), Греции (-27%).

Максимальный рост показателя наблюдался, напротив, в ОАЭ - почти на 130%. Всплеск ранней предпринимательской активности зафиксирован в Таиланде (почти в два раза), заметный рост отмечен в Японии, Чили и Италии (соответственно 50%, 46 и 44%).

За прошедший год индекс ЕВ по совокупности стран-участниц GEM тоже претерпел весьма существенные изменения. По сопоставимому кругу стран рост индекса ЕВ весьма неоднороден (коэффициент вариации по темпам роста показателя превышает 120%); почти в 2,5 раза увеличилась относительная величина разрыва между уровнем устоявшегося предпринимательства в странах, принадлежащих к верхним и нижним (по значению ЕВ) децильным группам. Расчет коэффициента ранговой корреляции Спирмена подтвердил существенные различия между критическими моментами наблюдения в 2006 и 2007 гг.

В результате для стран-участниц GEM характерны разные траектории движения показателей по индексам различных стадий развития предпринимательства.

Так, некоторое снижение средней взвешенной оценки уровня ранней предпринимательской активности населения - с 9,47 в 2006 г. до 9,35% в 2007 г. - сопровождалось одновременным усилением однородности стран по индексу TEA (74 и 68%). Россия, как и в 2006 г., продолжает оставаться в приоритетной, но уже нижней группе, занимая предпоследнюю позицию. В нее также вошли преимущественно страны с развитой индустриальной экономикой, главным образом представляющие "старую Европу" (например, Австрия, Бельгия, Великобритания, Дания, Швеция). Сюда же попали и три новых члена ЕС (Румыния, Латвия, Словения), а также Пуэрто-Рико.

Влияние макроэкономических индикаторов на уровень предпринимательской активности социально-экономических и демографических страт

По результатам проекта пока не находит подтверждения встречающийся в зарубежной экономической литературе тезис о зависимости развития предпринимательства от показателя ВВП на душу населения как фундаментальном проявлении влияния социально-экономических условий в стране на уровень предпринимательской активности в обществе. По-видимому, эта зависимость имеет более сложный вид. Причем обращать внимание следует не на суммарный показатель предпринимательской активности (включающий, помимо устоявшегося бизнеса, раннее предпринимательство), а на его структуру: чем больше доля добровольного предпринимательства среди новых и уже устоявшихся фирм, тем, при прочих равных условиях, выше вероятность того, что данная страна попадает в кластер с более высоким уровнем экономического развития, и тем сильнее связь между показателями предпринимательской активности и экономического развития.

Неоднородность состава кластеров могла бы объяснить параболическая зависимость ЕВ от показателя ВВП на душу населения. Однако нелинейная зависимость уровня устоявшегося предпринимательства от данного макроэкономического индикатора статистическими тестами не подтвердилась (коэффициент детерминации R2 = 0,114; при 5%-ном уровне значимости нулевая гипотеза не опровергнута). Возможно, причина заключается не только в уровне, но и в темпах развития предпринимательской активности населения при доминировании добровольного предпринимательства среди владельцев устоявшегося бизнеса.

Поскольку ранняя предпринимательская активность населения складывается за счет двух категорий: нарождающихся предпринимателей и владельцев нового бизнеса, для каждой из них оценка предполагаемых взаимосвязей проводилась на базе непараметрических статистик, так как пока невозможно сформулировать обоснованную гипотезу относительно формы возможной связи. В качестве независимых переменных использовались темпы прироста ВВП на душу населения в постоянных ценах, индекс потребительских цен, дефлятор ВВП. В качестве зависимых переменных были последовательно проверены индексы предпринимательской активности по всем выделяемым в рамках методологии GEM категориям.

Статистически значимая положительная связь для уровня активности всех категорий раннего предпринимательства (нарождающегося и нового, добровольного и вынужденного, мужского и женского) была подтверждена только с дефлятором ВВП. Причем практически для всех предпринимательских страт она несколько сильнее, если значения факторной и результирующей переменных зафиксированы в модели с лагом в один год, что решает проблему неопределенности направления связи между показателями(8). Так, для ранних предпринимателей в целом коэффициент Спирмена составляет 0,613 без годичного лага и 0,626 - с годичным лагом при 5%-ном уровне значимости, а для ранних предпринимателей с вынужденной мотивацией - соответственно 0,697 и 0,714 при 1%-ном уровне значимости.

Исключение составляют нарождающиеся предприниматели, для которых отмечается более тесная связь между уровнем активности и дефлятором ВВП, измеряемым по одному году наблюдения: их активность непосредственно связана с макроэкономическими условиями в стране. Для тех же предпринимательских групп, которые уже создали свой бизнес (владельцы нового бизнеса), улучшение либо ухудшение макроэкономической ситуации (например, в связи с ростом цен на нефть и другие сырьевые товары или на продовольствие, а также динамикой курса основных валют) является скорее важным дополнительным обстоятельством, но не фактором, определяющим решение о дальнейшем развитии бизнеса или его немедленном закрытии.

Различия в уровнях предпринимательской активности по видам деятельности

Количественные оценки предпринимательского потенциала российского общества в рамках методологии GEM могут быть дополнены исследованием качественных характеристик. Группировка видов деятельности российских предпринимателей в разрезе ОКВЭД, гармонизированная с Международным стандартом классификации всех видов экономической деятельности ISIC, позволяет сравнить экономическую структуру российского раннего и устоявшегося предпринимательства с аналогичными показателями других стран-участниц GEM как с высоким, так и со средним уровнем развития.

Как можно видеть, в раннем предпринимательстве доля добывающих производств (к которым относится и сельское хозяйство) сопоставима во всех странах мира, включая Россию. Удельный вес перерабатывающих производств в этом сегменте бизнеса у нас существенно ниже, чем в других странах. Доля видов экономической деятельности, ориентированных на потребительский рынок, в российском раннем предпринимательстве сопоставима с той, что сложилась в странах со средним уровнем развития.

В устоявшемся предпринимательстве России вклад ориентированных на потребительский рынок производств (в первую очередь розничной торговли) заметно превышает соответствующий показатель по другим странам. Удельный вес добывающих производств здесь у нас на порядок меньше, чем в других странах как со средним, так и с высоким уровнем развития. Перерабатывающие производства - сфера экономической деятельности почти 1/3 устоявшихся предпринимателей в странах мира со средним и высоким уровнем развития, в то время как в России их доля лишь немного превышает 20%.

Анализируя качественные характеристики экономической структуры предпринимательского потенциала, особое внимание уделим его инновационности. Сопоставление соответствующих параметров проведено по группе стран, характеризующихся сходными экономическими, социально-политическими и историческими условиями.

Согласно методологии опроса взрослого трудоспособного населения GEM, инновационной следует считать такую экономическую деятельность предпринимателя, когда в процессе ее осуществления создается новая, не известная ранее потребителям продукция, или заполняется ранее пустовавшая, не востребованная конкурентами ниша на национальном рынке, или используется технологически новый процесс. К сожалению, в рамках проекта не удалось выделить предпринимательскую активность в видах деятельности, которые традиционно рассматриваются как инновационные. При этом весьма высокой оказалась самооценка уровня инновационности раннего предпринимательства, причем среди владельцев нового бизнеса самооценка инновационности технологий выше, чем среди устоявшихся предпринимателей. По-видимому, широко развернувшееся в стране обсуждение важности инноваций для поступательного развития общества и экономики (при отсутствии четкого понимания, о чем идет речь) способствует "самовозвеличиванию" собственных начинаний со стороны части начинающих бизнесменов.


По результатам исследования "Глобальный мониторинг предпринимательства" Россия в 2006 и 2007 гг. относилась к самому многочисленному кластеру стран с низким значением индекса ранней предпринимательской активности. Хотя в этот кластер попали преимущественно страны с развитой индустриальной экономикой, главным образом представляющие "старую Европу", такое соседство не очень лестно, поскольку наша страна еще не прошла стадии модернизации, для которой органичен существенно более высокий уровень предпринимательской активности населения. Какие же меры по ее стимулированию можно предложить?

С одной стороны, макроэкономические условия для предпринимательского старта постепенно улучшаются. Об этом свидетельствуют такие результаты проекта, как:

- рост числа лиц, планирующих привлечь для формирования стартового капитала средства банков и других финансовых организаций, что обусловлено как повышением собственного интереса банков к относительно мелким заемщикам, так и мерами государственной политики по стимулированию кредитования малого бизнеса;

- более низкая доля вынужденных предпринимателей среди потенциальных и нарождающихся предпринимателей по сравнению с владельцами нового бизнеса, то есть сегодня реже идут в бизнес в силу вынужденной необходимости, чем еще один-два года назад.

С другой стороны, некоторые факты (например, повышение доли респондентов, характеризующих условия для предпринимательского старта в ближайшие шесть месяцев как негативные; сокращение доли нарождающихся предпринимателей и др.) говорят о том, что условия для "входа" в предпринимательство, по-видимому, ухудшаются.

С учетом сказанного в средне - и долгосрочной перспективе важную роль могут сыграть наряду с мерами более общего характера, направленными на изменение самого качества сложившейся социально-экономической системы, обучение предпринимательству в средних специальных и высших учебных заведениях (распознавание возможностей для предпринимательского старта, оценка бизнес-идеи, бизнес-планирование, формирование социального капитала и пр.), а также повышение качества бизнес-образования (второе высшее). В рамках национального проекта "Образование" особое внимание следует уделять формированию сквозной линии предпринимательского образования, поддержке соответствующих образовательных инициатив и проектов, в том числе партнерств образовательных учреждений и бизнеса, что повысит вероятность предпринимательского старта и его большей успешности, увеличит удельный вес добровольного предпринимательства.

Среди ранних предпринимателей крайне невысока доля тех, кто предполагает расширение числа рабочих мест через пять лет. Это означает, что дополнительные рабочие места, которые создаются в секторе малого и среднего бизнеса главным образом за счет нарождающихся фирм, с течением времени - по мере рационализации технологических процессов и т. п. - могут даже сокращаться. Поэтому важно обеспечить рост коэффициента расширения, но в 2006-2007 гг. он, напротив, сократился в России более чем вдвое. По-видимому, увеличению числа нарождающихся бизнесов могли бы способствовать меры по развитию микрофинансирования, в том числе ориентированные на определенные группы населения (женщины) и регионы и типы поселений с пониженным предпринимательским потенциалом (малые и средние города).

Опыт стран с намного более развитой формальной инфраструктурой поддержки раннего предпринимательства показывает, что даже там ведущую роль во внешнем финансировании играют неформальные инвесторы, и прежде всего "бизнес-ангелы". Продуманные меры по их привлечению к деятельности центров промышленной субконтрактации, технопарков и бизнес-инкубаторов и других вновь создаваемых элементов инфраструктуры поддержки малого и среднего бизнеса могли бы содействовать выводу этой сферы из "тени" и одновременно позволили бы направить сбережения средних слоев на финансирование раннего предпринимательства.

Несмотря на устойчивый экономический рост и существенное повышение доходов работников нерыночного сектора (государственных служащих), в России все еще довольно распространено вынужденное предпринимательство. Для поддержки таких предпринимателей (зачастую самозанятых, создающих рабочие места для самих себя и иногда - для членов своей семьи) эффективны меры активной политики на рынке труда (капитализация пособия по безработице наряду с обучением основам предпринимательской деятельности и консультированием при составлении бизнес-планов).


1 Исследовательская команда от России под руководством к. э. н. В. С. Катькало включает специалистов факультета менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета и членов проектного коллектива ГУ-ВШЭ. Участие последних стало возможным благодаря гранту Научного фонда ГУ-ВШЭ и целевому финансированию в рамках программы фундаментальных исследований но линии Центра фундаментальных исследований ГУ-ВШЭ.

2 Подробнее о проекте см.: Reynolds P. D. et al. Global Entrepreneurship Monitor: Data Collection Design and Implementation 1998-2003 // Small Business Economics. 2005. Vol. 24. P. 205-231. Настоящая статья написана по материалам итогового отчета за 2006-2007 гг. В подготовке отчета принимали участие, помимо авторов настоящей статьи, к. э. н. Т. А. Алимова, М. В. Габелко и студенты факультетов экономики и социологии ГУ-ВШЭ А. Алиева, М. Денисова, В. Лобачeв, Л. Мулукова, Е. Мурзачева, Ю. Филатова, И. Чириков, А. Шипилова.

3 О возможностях методики и ее ограничениях см. подробнее: Образцова О. И. Предпринимательский потенциал российского общества: Россия в Global Entrepreneurship Monitor // Вопросы статистики. 2007. N 7. С. 29-38.

4 Подробнее см.: Чепуренко А. Ю. Раннее предпринимательство в России: промежуточные результаты GEM // Мир России. 2008. N 2. С. 22-40.

5 Отметим, что тенденцию снижения в 2006-2007 гг. доли населения, вовлеченного/стремящегося начать собственный бизнес, фиксируют и другие известные нам опросы общественного мнения (ФОМ, Левада-Центр и др.), хотя методики измерения и формулировки вопросов не позволяют сравнивать данные напрямую.

6 Подробнее см.: Габелко М. В., Филатова Ю. В. Гендерные сопоставления характеристик предпринимательского потенциала в России: мифы и реальность // Вопросы статистики. 2007. N 7. С. 39-43.

7 Отметим, что как сами оценки условий для развития собственного дела, содержавшиеся в публичных выступлениях всех высших руководителей нашей страны конца 2007 - начала 2008 г., так и тот факт, что все они: В. В. Путин, Д. А. Медведев, В. А. Зубков - сочли необходимым их высказать на фойе стабильного роста экономики и внешне благоприятных макроэкономических показателей, свидетельствуют о том же.

8 Предпринимательская активность населения - существенный фактор экономического роста, поэтому измерение вклада малого и среднего предпринимательства в экономическое развитие страны представляет собой одну из важнейших задач проекта. Однако не следует забывать, что динамика уровня предпринимательской активности является своего рода откликом населения на изменение социально-экономического климата в целом и рамочных условий предпринимательской деятельности в частности. Использование лага длиной хотя бы в 1 год при измерении корреляции рядов динамики показателей позволяет устранить неопределенность оценки направления связи, охарактеризованной на основе симметричных статистик.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy