Инфляция: причины и механизм


Инфляция: причины и механизм

Б. Плышевский

Высокая инфляция, измеряемая в 2007 г. повышением индекса потребительских цен на 11%, представляет одну из главных характеристик процесса воспроизводства в современной российской экономике. Уровень инфляции по-прежнему превышает увеличение объема ВВП в реальном выражении (в сопоставимых ценах). Снижение его относится к числу наиболее сложных задач разработки и особенно реализации долгосрочной программы развития отечественной экономики до 2020 г. Экономические ведомства, которым правительство поручило подготовку программы, ограничились минимальной информацией по данному вопросу. Заявлено о намерении снизить уровень инфляции в ближайшие годы до 4-6% в год, или в 2-3 раза к ее приросту в 2007 г. Однако механизм достижения этой цели пока назван лишь в общей форме.

В российской экономической литературе проблема инфляции рассматривается преимущественно в плане ее проявления на потребительском рынке и текущего регулирования повышения цен методами денежно-кредитной и финансовой политики. Это аспекты существенные, но неполные, поскольку причины роста цен носят долговременный характер и могут быть раскрыты лишь на базе анализа макроэкономических проблем развития страны.

Инфляция не ограничивается рынком товаров и услуг потребительского назначения и распространяется также на рынок инвестиционных товаров и внешнеэкономические связи (экспортно-импортные операции). Нет необходимости специально доказывать важность ее учета в этих сферах экономики, тем более что имеются данные об индексах цен в названных сферах - дефляторы ВВП по основным направлениям его использования (на конечное потребление, инвестиции и экспорт), которая разрабатывается в годовом разрезе при определении показателей СНС. Проблема инфляции может и должна анализироваться поэтому в более широком воспроизводственном аспекте.

ИПЦ наиболее близок к дефлятору расходов на конечное потребление домашних хозяйств населения. Расхождение их величин обусловлено главным образом тем, что ИПЦ по годам определяются по отношению к декабрю предшествующего года, тогда как по дефляторам ВВП публикуются темпы их роста за год.

Значения дефлятора ВВП существенно превышают индексы потребительских цен. В рассматриваемый период в составе ВВП наиболее быстро повышался дефлятор экспорта (367%), на втором месте находился дефлятор расходов на конечное потребление сектора государственного управления, на третьем - валового накопления (инвестиций в основной капитал и материальные элементы оборотного капитала).

Оценки инфляции по ИПЦ заметно искажают представления об ее уровне: динамика инфляции в российской экономике заметно выше, чем на потребительском рынке. При этом особенно ощущается влияние на средний ее уровень повышения цен во внешней торговле.

В ряде работ по теме инфляции ее динамика в России сравнивается с другими странами. Статистические публикации по этому вопросу в последние годы существенно расширились. Вместе с тем следует высказать некоторые замечания о предмете (объектах) соответствующих сравнений. Сопоставления уровней инфляции в России и других странах мира целесообразно, на наш взгляд, проводить по 10-15 крупным странам, которые сравнимы с ней по объемам и структуре экономики. Малодоказательными в этом отношении выглядят сравнения с "малыми" странами. Например, с государствами Центральной и Восточной Европы, Скандинавии, прибалтийскими государствами, они оправданы и допустимы лишь для частных страновых сопоставлений.

Расчеты, проведенные нами на основе официальной международной статистики, показывают, что уровень инфляции и доля ее в номинальном увеличении ВВП (росте его объема в текущих ценах) в России остается намного выше, чем в других странах. Так, в 2003-2005 гг. удельный вес фактора роста объема производства в приросте ВВП в текущих ценах в России составил 22, 5%, тогда как в Великобритании, Германии, Франции 42-45%, США - 49, Индии - 58, 5, Китае - 80, Японии - 100; Украине - 43, Казахстане - 36% (в двух последних в 2003-2004 гг.).

Кто ответственен за усиление инфляции. Ответственность следует возложить на авторов теории инфляционного стимулирования развития экономики и ее сторонников, в первую очередь тех из них, которые разрабатывали механизм такого стимулирования. Как бы это ни казалось странным, обсуждение истории вопроса целесообразно начать с работ Дж. Кейнса с той оговоркой, что он меньше всего отвечает за восприятие предложенной им теории последователями на Западе, а тем более в России.

Место Дж. Кейнса в истории современной экономической мысли определяется тем, что он после мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. пересмотрел господствовавшие ранее в буржуазной политической экономии представления о саморегулировании рыночной экономики, обосновал необходимость государственного регулирования рынка и проведения антикризисной политики. В качестве инструментов такой политики он предложил стимулирование спроса, в том числе путем увеличения расходов государства на инвестиции, социальные программы, а также путем повышения цен товаров и услуг. Тем самым инфляция была включена в общую систему мер антикризисного регулирования.

Основные идеи теории воспроизводства Дж. Кейнса в 1950-1960 гг. вошли в теорию "неоклассического синтеза" и практически во все распространенные на Западе учебники по "экономике", по которым учились наши отечественные реформаторы. Их трудами и усилиями инфляция была введена в программу и практику рыночных реформ, стала повседневным и одним из наиболее типичных явлений российского рынка.

По мнению отечественных реформаторов, инфляция унаследована от дефицита товаров в советский период. Факт как будто бы очевидный, но все же он требует дополнительных пояснений. В СССР в послевоенный период инфляции в форме прямого повышения цен практически не было, хотя дефицит товаров ощущался постоянно. Ситуацию на потребительском рынке удавалось контролировать благодаря государственному планированию развития производства, торговли, системе планового ценообразования и распределения доходов населения.

Основные усилия государство направляло на то, чтобы сбалансировать спрос и предложение путем увеличения объемов производства.

Впервые в послевоенный период неконтролируемый рост потребительских цен начался в 1990 г., когда вследствие демонтажа плановой системы экономики инфляция из скрытых форм перешла в открытые. Но и тогда рост цен (примерно на 7%) не превысил минимального за последние годы темпа инфляции в 2006 г. Раскручивание инфляционной спирали относится к периоду, когда к управлению экономикой пришли так называемые демократы и либералы-рыночники.

Цели запуска механизма инфляции:

разрушение системы социалистической плановой экономики, использование инфляции как рычага ее разгосударствления и приватизации. Переход к рыночному ценообразованию сразу же ухудшил финансовое положение большинства государственных предприятий - возросли задолженность и неплатежи, многие предприятия стали убыточными, их активы резко обесценились. Все это подталкивало руководство предприятий к их приватизации и акционированию;

использование инфляции как инструмента первоначального накопления частного капитала. Государственные предприятия приобретались по заниженным (по отношению к реальной рыночной стоимости) ценам. Инфляция расширила возможности быстрого первоначального накопления путем легализации спекулятивных торговых и финансовых операций, разного рода посреднической деятельности, рейдерства. Через механизм инфляции частный капитал снижал реальную заработную плату наемного персонала, а формирующееся буржуазное государство уменьшило реальный размер (покупательную способность) пенсий, пособий и других социальных гарантий населению; фактически были демонтированы существовавшие ранее общественные фонды потребления. Быстрый рост числа крупных частных состояний происходил на фоне снижения объемов производства и ухудшения качественных показателей работы большинства приватизированных предприятий;

использование государством и частным сектором экономики инфляции как ценового инструмента перераспределения доходов населения и предприятий. Благодаря инфляции государство получает дополнительный инфляционный налог, уплачиваемый потребителями товаров и услуг. При уровне инфляции один процент в месяц этот налог составит за год 12% к номинальной сумме конечных доходов (или конечных расходов) экономики. Соответственно в тех же размерах сократится покупательная способность конечных доходов. Те корпорации и банки, которые повышали цены производимых товаров и услуг в больших размерах, получили дополнительную прибыль. Наоборот, другие корпорации и предприятия, которые сделать это не смогли, столкнулись с увеличением издержек производства и снижением прибыли, их финансовое состояние ухудшилось; часть из них разорились или были поглощены конкурентами.

Приведем две иллюстрации масштабов инфляционного перераспределения доходов.

Первая касается оценки доли инфляционных доходов государственного бюджета. Доходы консолидированного бюджета в 2006 г. составляли 10642, 8 млрд. руб. и возросли по отношению к 2000 г. (2097, 7 млрд. руб.) на 8545, 1 млрд. руб. Объем ВВП в сопоставимых ценах увеличился за тот же период на 43, 7%. Если бы доходы консолидированного бюджета увеличивались в меру увеличения объема производства (в рассматриваемом примере - в меру роста ВВП в сопоставимых ценах), то их сумма в 2006 г. составила бы 3014, 4 млрд. руб. (2097, 7 х 143, 7), а прирост к 2000 г. - 916, 7 млрд. руб. Это означает, что прирост доходов государственного бюджета в результате увеличения объема производства обеспечил 10, 7% общего прироста доходов (916, 7 : 8545, 1) и преобладающая часть (89, 3% прироста) приходилась на повышение уровня цен, или объяснялась инфляцией.

Вторая иллюстрация относится к оценке влияния инфляции на увеличение номинальных и реальных доходов населения. Денежные доходы населения в 2006 г. измерялись 16868, 3 млрд. руб., их номинальный рост по отношению к 2000 г. составил 423, 4%. Индекс потребительских цен за этот же период равнялся 206, 4%. При этих исходных данных рост реальных денежных доходов может быть оценен в размере 205, 1% (423, 4 : 206, 4). Иначе говоря, инфляцией была "съедена" половина номинального роста денежных доходов.

Масштаб инфляционного перераспределения доходов за данный период может быть определен следующим образом. Денежные доходы населения в 2006 г. в текущих ценах увеличились к 2000 г. на 12884, 4 млрд. руб. (16868, 3 - 3983, 9) и составили 8172, 6 млрд. руб. (16868, 3 : 206, 4), что дает их прирост к 2000 г. (3983, 9) на 4188, 7 млрд. руб. Тогда номинальный прирост, "съедаемый" инфляцией, выразится суммой 8695, 7 млрд. руб. (12884, 4 - 4188, 7). По отношению к объему ВВП 2006 г. это близко к одной трети (8695, 7 : 26781= 32, 5%), что можно принять в качестве показателя масштабов его перераспределения вследствие повышения цен на товары и услуги потребительского назначения.

Монстр инфляции возник, таким образом, не сам по себе, а был задействован вполне конкретными и известными экономическими группами (монополистический и олигархический капитал, его представительство и лобби в органах государственной власти и управления, коррумпированное чиновничество, организации, занятые торгово-посреднической и биржевой деятельностью, деятели теневого и криминального бизнеса) и институтами государства для обеспечения своих хозяйственных интересов. Одним из них инфляция дает дополнительные доходы, другим приносит дополнительные издержки и потери.

Национальный продукт и доход страны в их материально-вещественном (продуктовом) составе при этом не увеличиваются, а перераспределяются между получателями отдельных видов денежных доходов (заработной платы, пенсий и других социальных выплат населению, прибыли), а также между отдельными отраслями, секторами экономики и территориями. Направления и масштабы такого перераспределения доходов определяются пропорциями изменения цен реализации товаров и услуг и цен приобретения ресурсов, необходимых для осуществления хозяйственной деятельности.

Экономические последствия инфляции для отдельных хозяйствующих субъектов различны, выгоды и выигрыш для одних означают такие же потери и дополнительные затраты для других. В связи с этим понятно неоднозначное отношение к инфляции. При равенстве сумм выигрыша и потерь от нее в масштабах всей экономики количество выигрывающих (групп предприятий, отраслей, населения) в целом невелико, тогда как количество проигрывающих неизмеримо больше. Особенно большие потери несут при этом группы населения с низким уровнем доходов и предприятия (отрасли, территории) с неустойчивым финансовым положением. Государство в столкновении возникающих в результате инфляции противоречий далеко не всегда способно действовать в интересах всего общества или большинства населения: у него имеются свои собственные политические, экономические и социальные интересы, не говоря о том, что государственный аппарат в любом обществе проводит определенную классовую и социальную политику, которая, как показывает практика российских реформ, часто не считалась с интересами основной массы населения.

Государство, с одной стороны, заинтересовано в снижении инфляции, так как это усиливает сбалансированность экономики, создает более прогнозируемую для предпринимательства ситуацию на рынке, ослабляет социальные противоречия в обществе. В то же время оно теряет часть инфляционных доходов и вынуждено искать дополнительные их источники - повышать прямые налоги либо сокращать расходы государственного бюджета. А это связано с изменением законодательства, рассмотрением проектов новых законов. Проще технически и организационно продвинуть решение всех этих вопросов вместе с обсуждением проекта государственного бюджета, который разрабатывается Минфином исходя из прогнозируемых Минэкономразвития темпов роста ВВП и уровня инфляции.

Причины и механизм инфляции. Причины инфляции заключаются в несбалансированности экономики - отставании производства товаров и услуг от размеров совокупного спроса (денежных доходов потребителей). В массовое сознание внедряются представления, что проведенные в стране рыночные преобразования устранили существовавший в советский период дефицит товаров и услуг, привели их предложение в большее и лучшее соответствие с платежеспособным спросом как денежным выражением реальных общественных потребностей. Это отчасти верно, хотя упомянутые констатации не отражают всей полноты и противоречивости реальной ситуации. Появились новые (уже рыночные) деформации структуры спроса, из которых выделим главные:

концентрация потребительского спроса преимущественно у богатой части населения (пятая группа населения с наибольшими доходами получает после 1995 г. около 46-47% общей суммы доходов);

низкая покупательная способность семей, чьи душевые доходы остаются ниже официально действующего (и заниженного) прожиточного минимума или в его зоне. Официальная статистика показывает уменьшение масштабов бедности, измеряемой по этому критерию, в 2007 г. до 13, 4%. При оценке российской бедности по европейским стандартам (менее 60, 0% среднего по стране уровня душевых доходов) она охватывает около 40% численности населения;

высокая доля теневых доходов - скрытая оплата труда составляла в 2006 г. 26, 9% общей ее суммы и почти 12% объема ВВП;

сосредоточение инвестиционного спроса преимущественно в сырьевых, добывающих отраслях промышленности, торговле и финансовых видах деятельности при его ограниченности в сельском хозяйстве, обрабатывающей промышленности и других отраслях реальной экономики. В 2006 г. при средней рентабельности проданной продукции 14, 0% она составляла в добыче полезных ископаемых 30, 9%, металлургическом производстве 36, 3%, финансовой деятельности 17, 6%, сельском хозяйстве 9, 0%, машиностроении 6-10%.

Большинство отраслей реальной экономики испытывают ставший хроническим дефицит инвестиций, не в состоянии наращивать объемы производства при том, что доля сбережений в ВВП составляла в 2006 г. 30, 7%, а уровень валовых инвестиций в основной капитал всего 17, 9%. Рыночные механизмы саморегулирования работают так, что российская экономика в состоянии реально использовать на накопление 58-60 имеющихся финансовых ресурсов (при постоянных жалобах на нехватку капитала). Это обусловливает усиление диспропорций в самом производстве, а также сохранение в новых формах отставания динамики производства от увеличения номинальных и реальных параметров рыночного спроса на товары и услуги.

Поскольку указанная сбалансированность предложения и спроса не достигнута, то для инфляции остается широкое поле действий, которое в лучшем случае можно только несколько ограничить. Не случайно, что все намерения правительства в этой области чаще всего в полном объеме не осуществлялись (уровень инфляции выходил за объявленные границы), а в 2007 г. отмечен очередной всплеск инфляции, который продолжается в 2008 г. Более известной и ощутимой является несбалансированность на мировых рынках и в России спроса и предложения продуктов питания, нефти, бензина, газа, металлов. Аналогичные диспропорции имеют место также на макроуровне. Покажем несбалансированность спроса и предложения на примере развития после 2003 г. двух сфер рынка - потребительского и инвестиционного.

Производство товаров в реальном выражении растет медленнее, чем конечные денежные доходы, величина которых представляет рыночный покупательский спрос. Увеличение расходов на потребление превышает по темпам рост производства товаров народного потребления в промышленности и сельском хозяйстве (более высокий рост розничного товарооборота достигается за счет расширения импорта). В инвестиционной сфере вложения в основной капитал растут быстрее, чем производство продукции машиностроения и конструкционных материалов (металлы, строительные и другие конструкционные материалы).

Образующийся разрыв спроса и предложения частично закрывается импортом, но большей частью покрывается повышением цен на рынках потребительских и инвестиционных товаров. Регулярно возникающие и систематически накапливающиеся небалансы предложения и спроса по времени особенно продолжительны в отраслях, производящих товары, хотя в области финансов часто они проявляются более резко (рост неплатежей, задолженности, банкротства, падение фондовых индексов, доходности ценных бумаг, крах "финансовых пирамид", "сжатие" фиктивных посреднических операций торговли и коммерческих банков и др.). Но подобные "тонкости" функционирования рынка статистика ВВП вследствие самой концепции национального счетоводства (созидательна любая деятельность, приносящая доход, кроме трансфертов) в явной форме не отражает.

Отрыв спроса от предложения подтверждается, в частности, недавними заявлениями руководителей финансовых ведомств о "перегреве" российской экономики. Формула перегрева в смысле роста доходов со своей стороны неоправданно усреднена: "перегрев" имеет место в части увеличения доходов буржуазии, чиновничества и государства (большой профицит бюджета, перекрывающий все прогнозы рост стабилизационного фонда), но его нет в отношении роста доходов основной части населения - работающих по найму, особенно в бюджетной сфере, пенсионеров и всех лиц, получающих фиксированные доходы.

Так, в 2007 г. повышение товаров и услуг, приобретаемых домашними хозяйствами с низким уровнем душевого дохода, по оценкам экспертов, по меньшей мере в 2 раза опережало официальную цифру инфляции. По социально значимым товарам для малоимущих, которые регулировались государством, цены повысились за год на 14, 5%, а у половины населения не менее чем на 20%. Ни о каком перегреве не приходится пока говорить в отношении инвестиционных товаров. Вместе с тем усиливаются признаки отставания от общих темпов роста экономики и промышленности производства электроэнергии, транспорта и других отраслей производственной инфраструктуры.

Очевидно, что с уточнением характера явления изменятся и выводы из него. Создается впечатление, что под прикрытием формулы "перегрева" предпринимается очередная попытка либералов сократить расходы государственного бюджета, связанные с компенсацией населению потерь от инфляции.

Определенные возможности завышения конечных доходов, расходов на конечное потребление и инвестиции содержит методика исчисления объема и динамики ВВП, данные о которых используются Минэкономразвития при подготовке макроэкономических прогнозов и проектов государственного бюджета. Показатель ВВП является не столь простым и однородным, как это часто представляется тем, кто работает со статистическими данными. Обычно говорится, что он представляет стоимость конечной продукции экономики (валового выпуска товаров и услуг за вычетом их промежуточного потребления в самом производстве), которая используется на конечное потребление, накопление и экспорт. Согласно методологии СНС объем ВВП принято измерять в ценах конечного потребления, по которым товары и услуги оплачиваются потребителями. Однако эта казалось бы понятная процедура расчетов на практике выглядит более сложной. Объем произведенного ВВП исчисляется как сумма валовой добавленной стоимости отраслей в основных ценах и налогов на продукты (НДС, акцизы, экспортные и импортные пошлины; преимущественно это косвенные налоги на потребителей). В 2006 г. чистые налоги на продукты составляли около 14% российского ВВП, их удельный вес по отношению к 1995 г. удвоился.

Валовая добавленная стоимость представляет стоимостную оценку определенного набора произведенных за год товаров и услуг, выраженную в ценах производителей (основные цены являются их макроэкономической модификацией). В составе ВВП стоимость того же набора товаров и услуг измеряется уже в ценах конечного потребления, включающих налоги на продукты, т. е. в ценах более высокого уровня. Сам набор товаров и услуг при этом остается прежним, но его номинальная денежная оценка увеличивается пропорционально доле налогов на продукты в конечной цене.

Указанная расчетная процедура отражает объективный факт существования в экономике двух систем распределения первичных доходов (заработной платы, прибыли и др.), одна из которых базируется на показателе валовой добавленной стоимости, а другая привязана к механизму формирования и изъятия в государственный бюджет налогов на продукты. Это обстоятельство является исходным для объяснения последующего отрыва процесса образования доходов от процесса создания новой стоимости при производстве товаров и услуг, который на этапе перераспределения первичных доходов через систему общегосударственных финансов еще более усиливается.

Данные международной статистики показывают, что удельный вес налогов на продукты в России превышает их долю в ВВП других крупных стран мира. Это уже само по себе свидетельствует о возможности более высокого уровня инфляции в российской экономике.

Другой пример отрыва процесса формирования расходов экономики от объема создаваемых в ней ресурсов - опережающий рост в течение последние десяти лет ВВП от увеличения объема ВДС (в сопоставимых ценах). В 2005 г. ВВП как сумма расходов на конечное потребление, валовое накопление и чистый экспорт увеличился по отношению к 2000 г. на 34, 5% при росте ВДС на 33, 5%. Наибольшее превышение (0, 6 п.п. прироста) отмечалось в 1999-2000 гг. и 2004 г. (0, 3 п.п.); в остальные годы оно составляло 0, 1-0, 2 п.п.

Такое расхождение по содержанию выходит, по нашему мнению, за рамки обычной статистической погрешности оценки темпов роста макроэкономических показателей и выявляет недостатки общей методологии СНС. Уместно в этой связи еще раз напомнить о разрыве в 14% объемов ВВП и ВДС в текущих ценах.

Итак, проблема инфляции является проблемой макроэкономической, меры антиинфляционной политики по линии бюджета и денежно-кредитного регулирования могут дать эффект лишь при условии усиления общей сбалансированности спроса и предложения, прежде всего на базе ускорения роста производства товаров и услуг во внутренней экономике страны.

В 1990-е гг. инфляция поднялась до размеров, при которых попытки ее укрощения, предпринятые в 2000-е г., дали эффект лишь частичный и неустойчивый. В 2007 г., как отмечалось, произошел новый всплеск инфляции. Сегодня антиинфляционная политика смещена в плоскость ее ограничения путем усиления государственного контроля за ростом цен, денежно-кредитного регулирования и ограничительной бюджетной политики.

В правительственной программе развития экономики до 2020 г., учитывая не совсем удачный опыт последнего десятилетия, ставится задача снижения инфляции до уровня, существующего в настоящее время в развитых странах, что является делом непростым. Но сам факт допущения умеренной инфляции представляет серьезную угрозу если не провала, то очевидного невыполнения многих задач программы.

В каждый отдельный период правительство любой страны при намерении проводить антиинфляционную политику связано определенными ограничениями объективного характера. Оно не свободно в выборе антиинфляционных мер. Более доступны те из них, которые относятся к применению различных инструментов денежной, кредитной, бюджетной, налоговой таможенной политики и ограничивают расширение конечного спроса. Труднее активизировать факторы, способные привести к расширению производства и поставок на внутренний рынок товаров и услуг - увеличить инвестиции и поднять их эффективность, осуществить структурную перестройку производства, активизировать инновационную деятельность и др. Для этого требуется большее время и достижение некоторого минимального уровня макроэкономической сбалансированности пропорций воспроизводства.

Благодаря возобновлению работ по подготовке долгосрочной (двенадцатилетней) программы развития экономики появилась возможность согласовать текущую антиинфляционную политику с осуществлением крупных мер по расширению производства товаров и услуг в стране.

Поскольку российская экономика теперь большей частью рыночная (хотя и сильно деформированная), меры по борьбе с инфляцией должны предусматривать в первую очередь устранение ее источников в частном секторе. Имеется в виду проведение реальной демонополизации рынков в добывающих, сырьевых отраслях промышленности, в энергетике и транспортной системе, ограничение расширившейся в ходе реформ теневой и криминальной экономики, перестройка бюрократической, коррумпированной и неэффективной системы управления, устранение экономических и правовых барьеров, существенное увеличение производства товаров и услуг на местах (поддержка развития малых предприятий).

Со стороны государственного регулирования возможности снижения инфляции не сводятся к ограничению роста расходов государства на социальные цели (через реформирование жилищно-коммунального хозяйства, образования, здравоохранения), развитие науки, государственное управление и оборону. Они имеются также по линии улучшения качества правительственных прогнозов и программ развития важнейших отраслей и сфер экономики. Последнее связано с более осмотрительным использованием при их разработке показателя ВВП.

На наш взгляд, следует более четко разграничить применение ВВП как показателя, характеризующего объем и структуру рыночных операций по оплате конечного потребления товаров и услуг (включая расходы на инвестиции). Для характеристики результатов экономической деятельности более подходит показатель ВДС. Переориентировка разработки прогнозов и программ на базу этого показателя позволила бы закрыть довольно существенные каналы инфляции, возникающие из-за отрыва процесса формирования конечных доходов предприятий, государства и населения от фактических результатов производства в соответствующих сферах экономики.

Комментарии (1)add comment

Реперок said:

Ничего путного...
26 Январь, 2012

Написать комментарий
меньше | больше

busy