РЕИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ РОССИИ


РЕИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ РОССИИ

Начатые в России после распада Советского Союза реформы ориентированы на развитие рыночной экономики. Они совпали по времени с перестройкой мирового капитализма. Концепции, которые описывали производство и торговлю последние десятилетия, требуют пересмотра, поскольку стратегия субъектов хозяйственной деятельности адаптируется к новой обстановке - глобализации.

Экономические и особенно социальные последствия этих мировых сдвигов наиболее заметны в промышленном секторе. В Европе, несмотря на историческое разнообразие подходов, внедряется новая индустриальная политика с целью оживить предпринимательскую структуру.

Данная логика реиндустриализации может послужить примером для России. Ей предстоит модернизировать промышленный комплекс, на котором сказывается вхождение в систему международной конкуренции.

Реиндустриализация и трансформация европейского капитализма.

Реиндустриализация как следствие ослабления фордистской модели. Фордизм представляет собой модель организации производства, обеспечившую значительный и постоянный экономический рост в странах с рыночной экономикой в период после кризиса 1930-х гг. в Америке и после Второй мировой войны в Европе вплоть до кризиса начала 1970-х гг. Он объединил массовое производство и потребление в жесткой системе управления общественными и техническими производственными отношениями при унифицированной и стандартизированной экономической политике, которая разворачивалась в масштабах государства-нации и велась согласно кейнсианским нормам, направленным на поддержку внутреннего спроса. В таких условиях доминирующей системой организации труда является тейлоризм (обезличивание и членение труда) с жестким управлением крупными профсоюзными объединениями.

Утрата эффективности фордистской системы производства в Европе связана с ее неспособностью реагировать на все более разнообразный и меняющийся спрос со стороны среднего городского класса. Фактически совершается переход от экономики предложения, возникающей из послевоенного дефицита, к экономике спроса, развивающей упреждающий маркетинг. Ускорение технического прогресса в сочетании с динамикой спроса создало условия для перехода к неоиндустриальному обществу коммуникации и информации.

Реакция производственной системы Европы. В ответ на потерю эффективности фордистской системы управления была разработана экономическая стратегия с целью повышения производительности и снижения производственных затрат на основе технологической модернизации и перемещения производства в страны с низкими трудовыми издержками. Такая стратегия вызвала сужение внутреннего спроса, что побудило предприятия делать главную ставку на экспорт. Давление, оказываемое крупными фирмами с целью открытия рынков и либерализации торговли, было благоприятно воспринято, как об этом свидетельствуют меры по дерегулированию, поддержанные Всемирной торговой организацией.

Откат предприятия фордовского типа и приход систем гибкого производства как источника реиндустриализации. Фордистская модель благоприятствовала крупному предприятию, интегрированному по вертикали и горизонтали, негибкому и регламентированному. Такой способ организации предложения мало приспособлен к новым требованиям спроса и мог лишь отступить перед новой стратегией, внедряемой под знаком гибкости. Основной причиной реиндустриализации в Европе стали процессы реструктуризации промышленности, обеспечившие переход от предприятия фордовского типа к новым гибким производственным системам. Характер ее претерпел глубокие изменения: это уже не локальное и структурное явление (касающееся отраслей, находящихся в состоянии безнадежного спада), а широкий и перманентный процесс адаптации всех предприятий.

Конец кейнсианской макроэкономической политики и переопределение экономической политики государства в связи с реиндустриализацией. Открытие и либерализация торговли, вытекающие из приоритета, отдаваемого экспорту, способствовали снижению значения регулирования внутреннего спроса, обеспечивавшегося национальными государствами. Отныне заработная плата и затраты на услуги коллективного пользования перестают быть каналом сбыта, а рассматриваются как затраты, способные подорвать конкурентоспособность отечественных предприятий. Кейнсианская модель уже не адекватна. Крушение ее в большинстве европейских стран гораздо больше отражает переопределение экономической политики, нежели уход государства из экономической сферы.

Реиндустриализация в Европе - результат решений и действий, вытекающих из логики рынка. Ее можно было предвидеть, тем более что она затронула секторы и территории неодинаково. Исчезновение предприятия фордовского типа - непрерывный процесс, развивающийся в долгосрочной перспективе. Все эти факторы способствовали выработке политики, служащей для нейтрализации последствий реиндустриализации. Фордовский способ производства обеспечил 30 лет заметного роста в Европе, что позволило финансировать "социальную часть" перестройки промышленного сектора.

Деиндустриализация в России и переходный период.

Деиндустриализация в России, вызванная распадом советской производственной системы, является экзогенным процессом. Постсоветская деиндустриализация происходит на фоне развала плановой экономики и вторжения рыночных подходов. Крушение закрытой модели плановой экономики, приведшее к разрыву межотраслевых связей в большой части бывшей советской системы производства, напрямую и быстро вызвало широкомасштабную деиндустриализацию в России. К этому фактору прибавилась и конкуренция на внутренних рынках между отечественной продукцией и импортными товарами с Запада. Истоки процесса деиндустриализации носят скорее политический, чем экономический характер, а его последствия усугубились действием внешних рыночных факторов.

Трудности России в связи с постсоветской деиндустриализацией. Специфика постсоветской деиндустриализации связана с трудностями проведения политики реформирования экономики. Одну из них можно объяснить неготовностью постсоветских руководителей скорректировать свои действия в соответствии с новой реальностью. В то же время европейские руководители находились в гораздо более благоприятных условиях для усвоения новых стратегических решений. Западные аналитики охотно указывают на отклонения от элементарной экономической рациональности в переходных экономиках (мягкие ограничения, задолженность и т. д.), но следовало бы также указывать и на неприспособленность к новым экономическим реалиям.

Другая трудность имеет финансовый характер. Так, если реиндустриализации в Европе предшествовали 30 лет постоянного роста, то постсоветская деиндустриализация наступила после крушения обескровленной системы. По этой причине обеспечение социальной сферы "по-европейски" не по силам государственному бюджету.

Наконец, следует подчеркнуть технологическое отставание, поскольку Советский Союз был исключен из инновационного процесса, играющего центральную роль в приспособлении предложения к новым рыночным условиям. Моральный износ установленных производственных мощностей, отличающихся слабой производительностью, энергоемкостью, вредным влиянием на окружающую среду, неэргономичностью, с одной стороны, и устаревание промышленного производства, нормы которого часто очень далеки от требований Всемирной торговой организации - с другой, свидетельствуют об экономических проблемах прошлого.

Неприемлемость статуса исключения для постсоветской индустрии. В феномене деиндустриализации России мы, очевидно, видим перед собой пример постсоветского исключения, а это говорит в пользу применения специфических решений, а не подражания европейской стратегии реиндустриализации.

Новая экономическая динамика может лишь поставить в худшее положение стратегию, не отвечающую господствующей логике. Источником динамизма является растущая взаимозависимость, но она же наказывает за всякое запаздывание в технологической и организационной инновации. Всемирная торговая интеграция приводит к тому, что стоимость товаров и основных фондов измеряется по шкале мировых рынков и по этой причине промышленная политика, основанная на принципе исключения, рано или поздно приведет к результатам, противоположным поставленным целям. Это значит, что европейский опыт в области реиндустриализации имеет поучительный характер, тем более что при этом действия государства перестраиваются для учета экономической логики, лежащей в основе глобализации и приведшей государства-члены к принятию общих точек зрения на реализуемую стратегию.

Основные концепции, лежащие в основе реиндустриализации в Европе.

Значение территориального подхода. Первым отмеченным результатом реиндустриализации в Европе в 1980-е гг. стали упадок старых промышленных регионов и появление новых. Резкая смена территориальных иерархий была вызвана не простым перемещением активности из развитых регионов в мене развитые, а именно процессом развития, в основе которого лежит внутренняя динамика регионов. На смену моделям развития и инновациям, приходящим извне и распространяющимся от центра к периферии крупными предприятиями в соответствии с функциональной и иерархической логикой, приходят модели, для которых территории больше не являются пассивными носителями для приема филиалов крупных корпораций. Они способны создавать специфические и разнообразные ресурсы, приводить в действие процессы инноваций и развития.

Второй результат проявился в возросшей специализации экономики на местном и региональном уровне. Такой путь развития вписывается в процесс интеграции, понуждающий территориальные производственные организации, желающие выйти на мировой рынок, создавать конкурентоспособные преимущества путем объединения в более связные комплексы.

"Глокализация" и привлекательность территорий. Концепция "глокализации " возникла в 1989-1990-х гг. Этот неологизм был создан японцами, объединившими слова "глобализация" и "локализация". Он указывает на важность местных экономических структур для успешной интеграции в мировую экономику. Стратегия "глокализации" вытекает из сочетания глобальной коммерческой деятельности, осуществляемой транснациональными фирмами, и кооперации в рамках местной экономической системы.

Фактор глобализации проник во все уровни производительных систем. Ситуация, воспринимаемая как удовлетворительная в масштабе региона или страны, может уже не отвечать требованиям мировой конкуренции.

Многочисленные примеры показывают, что выигрывают те регионы, которые способны благодаря историческим условиям или в результате эффективной политики по обустройству территории создать обстановку привлекательности, обеспечивающую возникновение территориально сконцентрированных промышленных зон, бесспорно конкурентоспособных в мировом масштабе.

Такие явления пространственной поляризации наблюдаются во всем мире. В числе наиболее известных примеров можно привести индустрию информатики в США ("Силиконовая долина"), кинематографическую индустрию (Голливуд в Америке, Берлин в Германии), фармацевтическую промышленность в Базеле (Швейцария), индустрию высокой моды в Париже или Милане и т. д. Причем указанные явления концентрации могут иногда ограничиваться размерами одного квартала (Сантье в Париже) или одной улицы (Мэдисон Авеню в Нью-Йорке), где сосредоточены крупные американские рекламные агентства.

Концептуальные средства типа "индустриальный район", "среда инновации", "локализованные производственные системы", "кластеры" (скопления) позволили более эффективно анализировать весьма разнообразную действительность. Они также подчеркивают значение концепции территориальной привлекательности и логики, на которой она базируется.

Привлекательность и конкурентные преимущества. Понятие привлекательности указывает на способность территории привлекать предприятия и иностранные инвестиции. Усиливающая роль этой концепции объясняется ослаблением применимости макроэкономических концептуальных рамок для описания структурных преобразований. Следуя идеям Рикардо, международная экономика долго основывалась на понятии сравнительных издержек. Даже в обновленном виде эта либеральная логика специализации оставалась значительно связанной с ресурсами (согласно значению исходной обеспеченности) и поэтому сравнительные издержки были весьма застывшими.

С изобретением понятия конкурентных преимуществ Майкл Портер(1) переносит на территории индустриальную логику создания преимуществ в конкурентных отношениях на данном рынке. Их можно рассматривать как "политические сооружения" в смысле государственной политики и политики предпринимательства.

Транснациональные фирмы занимают место главного действующего лица, поскольку они принимают решение о том, где вкладывать капитал. Их конкурентное преимущество вытекает из конкурентных преимуществ, созданных территориями. Поэтому именно региональный уровень служит оценочной величиной для конкурентных преимуществ.

Снижение существенности национального уровня немаловажно для осмысления пересмотра политики реиндустриализации. Она нацелена в основном на оживление территорий, тесно связанное со стратегией транснациональных компаний и, следовательно, с прямыми иностранными инвестициями. Именно путем объединения между транснациональными участниками и местной предпринимательской системой запускаются процессы развития, базирующиеся на интернационализации местных производителей.

Интернационализация местной предпринимательской сети. Рынки сбыта промышленной продукции утратили национальные или локальные черты, поскольку торговая интеграция стала мировой, а интернационализация местного производства переместилась в центр реиндустриализации. Тем не менее большинство местных предпринимателей выходят на международную арену не в одиночку, а с помощью более или менее значительного количества различных структур территории, на которой расположены их предприятия. Такая территориальная размерность интернационализации промышленных предприятий породила концепцию интернационализирующей среды, введенную в обиход для обозначения всех факторов, позволяющих связать динамику местной предпринимательской сети с динамикой мировой экономики.

Интернационализирующая среда представляет собой систему прочной кооперации, в которой совместный труд местных малых и средних предприятий, территориальных органов управления, государственных и негосударственных учреждений, научно-исследовательских центров, банковских систем направлен на усиление доступности местных предприятий и привлекательности территории в международном масштабе.

Эта среда должна обладать особенно эффективной инфраструктурой в области транспорта, связи, промышленной и торговой застройки, обеспечивая при этом качественные условия жизни. Ведь привлечение транснациональных фирм означает также и прием высококвалифицированных работников и их семей. Кроме того, важны количество и качество услуг по международному менеджменту. Плотность внешнеторговых фирм или консультантов по международному развитию, предложения по региональной подготовке в вопросах международного менеджмента вносят свою лепту в качество интернационализирующей среды. Многие государственные и частные организации также задействованы в поддержке внешней торговли и в облегчении доступа на мировой рынок.

Наличие на данной территории предприятий с международной стратегией или транснациональных фирм способствует распространению культуры интернационализации. В подражание им те предприятия, которые еще не решаются сделать первый шаг на международную арену, будут тем более стремиться к этому, повседневно сталкиваясь с похожими предприятиями, ставшими на путь реиндустриализации уже несколько лет назад. Присутствие опытных международных предприятий может облегчить попытки интернационализации начинающих предприятий и служит как бы гарантией качества всех структур данной территории. Интернационализирующая среда может также рассматриваться и как производственное пространство, где доминируют международные стандарты. Плотность предприятий, сертифицированных по стандартам ISO, является количественным и качественным показателем интернационализирующего характера той или иной среды.

Новая техношдустриалъная концепция - гибкость и объединение в сеть. В силу растущей сложности в условиях интеграции изменились и условия конкурентной деятельности. Гибкость, постоянная инновация на основе овладения технологической средой, оперативность реагирования, оптимизация ресурсов стали ключевыми элементами конкурентоспособности, а значит, и роста. Появляется новая постфордистская техноиндустриальная концепция, в соответствии с которой глобальная производительная система стремится структурироваться как мозаика гибких, специализированных и саморегулируемых локальных систем, поддерживающих между собой отношения обмена в рамках комплексных сетей.

Процесс объединения предприятий в сети не является новым. Разница заключается в том, что ныне каждое стратегическое решение влечет за собой, как правило, изменение внутреннего функционирования предприятия и параллельно с этим вынуждает его изменять или укреплять связи с различными партнерами. Успех предприятия тесно связан с конкурентоспособностью его партнеров и качеством его связей с ними. Предприятие, работающее в сети, пользуется преимуществами взаимодополняемости, передавая другим организациям те виды деятельности, которыми оно владеет не в совершенстве, и сосредоточиваясь, таким образом, на своей центральной деятельности. Сетевое предприятие может также пользоваться такими специализированными преимуществами, как экономия на масштабах, завоевание новых рынков и т. д.

Объединения могут идти и дальше при взаимодополняемости, и в таком случае необходимо учитывать способность предприятий объединяться в конкурентной динамике, чтобы уйти от концепции сотрудничества по сговору. Точно так же, как чистая и совершенная конкуренция означает отсутствие конкуренции, кооперация между организациями не может быть чистой и идеальной. Исходя из этого суждения возникает концепция сотрудничества конкурентов как нового типа отношений между фирмами.

Пересмотр индустриальной политики в Европе.

В 1950-е гг. в Европе противостояли друг другу два подхода к экономической политике. С одной стороны, те, кто отстаивал регулируемую систему экономического развития, а с другой - кто полагался на рынок для обеспечения оптимального выделения ресурсов и, следовательно, максимального уровня жизни для сообщества. Эта дихотомия оказала сильное влияние на действия государства в промышленном секторе.

Европейская интеграция и разнообразие традиций в области индустриальной политики. Достоверный пример разнообразия европейских традиций в области индустриальной политики дают три крупные страны - Великобритания, Франция, ФРГ. Подходы Великобритании основываются на стратегии приоритетов и опираются на партнерство государства и корпораций. Доля промышленности сокращается, и уже многие годы страны ориентируются в своем экономическом развитии на сферу услуг.

Французские традиции весьма далеки от такого подхода. Во Франции по-прежнему делается ставка на индустриальные ориентиры и стратегию регулирования, при этом промышленность считается настоящим атрибутом суверенитета. Политика основывается на экономике управляемого финансирования и на кольберовской политике крупных проектов.

Немецкая концепция является фактически наименее заметной и, возможно, наиболее активной в итоге. Федеральное государство поддерживает возникающие отрасли и субсидирует отрасли, переживающие трудности, однако в стране гораздо отрицательнее относятся к активному вмешательству государства в промышленный сектор. Основная индустриальная политика проводится через "земли" (регионы), которые проводят активную политику развития территорий, реализуемую посредством субсидирования промышленности, и банки, играющие основополагающую роль в развитии и поддержке промышленности в соответствии с распределением задач, установленным еще с конца XIX в.

Это разнообразие подходов ныне нивелируется в силу степени интеграции европейских наций и в силу структурных потрясений. И хотя пока еще нельзя говорить об общей индустриальной политике, уже ясно наметилось сближение практических подходов в этой сфере.

Сближение в Европе по вопросам о новом подходе к конкурентоспособности. До 1997-1998 гг. конкурентоспособность страны определялась в официальных публикациях государственных органов и международных организаций как сочетание хороших торговых показателей и задачи по сохранению или улучшению уровня жизни. Поворотным пунктом в подходе к конкурентоспособности стал доклад Жакмена и Пенша (1997 г.), в котором обобщается работа Консультативной группы Европейской комиссии по конкурентоспособности, созданной Жаком Сантером. В докладе подчеркивается, что конкурентоспособность не является ни самоцелью, ни задачей. Она представляет собой эффективное средство повышения уровня жизни и улучшения общественного благосостояния. Это - инструмент.

Политика конкурентоспособности имеет целью, следовательно, решение традиционных экономических задач: экономический рост, направленный на повышение уровня жизни; развитие занятости и распределение доходов, обеспечивающее социальное единение при отсутствии значительного и длительного нарушения равновесия текущего платежного баланса.

Понятие конкурентоспособности придает количественное содержание задачам экономической политики. Действительно, конкурентоспособность является понятием относительным, поскольку показатели, результаты национальной экономики измеряются относительно результатов, достигнутых экономиками сравнимого уровня развития.

Европейский подход к индустриальной политике базируется на идее, согласно которой международная конкурентоспособность зависит от относительных затрат (трудовые издержки и изменения валютного курса), но может также поддерживаться только за счет хронического сокращения трудовых затрат или серии конкурентоспособных девальваций. На долгосрочную перспективу конкурентоспособность требует постоянного роста производительности. Следует поэтому делать акцент на значении структурных факторов, сказывающихся в долгосрочной перспективе на конкурентоспособности экономики, к которым относятся государственные инвестиции, торговая защита, инвестиции в человеческий капитал и т. д.

Значение конкурентоспособности без учета цен. Конкурентоспособность есть способность предприятия, промышленной отрасли или страны увеличивать свои сегменты рынка как внутри, так и за рубежом. Можно выделить следующие виды: ценовая конкурентоспособность, отражающая структуру цен и затрат экономики по сравнению с ее торговыми партнерами и основывающаяся частично на валютном курсе, но также и на внутренних затратах (как трудовые издержки); конкурентоспособность без учета цен - способность экономики притягивать спрос благодаря факторам, не являющимся ценовыми, и приспосабливаться к изменению спроса, отображающего качество специализации.

Именно на последний вид конкурентоспособности опирается европейская политика реиндустриализации, учитывая тот факт, что она основывается преимущественно на инвестициях, гибкости распределения факторов производства и инновации. Такая политика направлена на две главные составляющие конкурентоспособности без учета цен: технологическая конкурентоспособность - форма конкуренции между фирмами и странами, которая осуществляется не через цены и затраты (как при анализе рынков), а касается самой продукции. Она затрагивает научные исследования, инновации, накопление технологических знаний и квалификации. Вторая составляющая - структурная конкурентоспособность, выражающая внутреннюю способность к производству и сбыту. Данная концепция включает все структурные факторы, способные тормозить или стимулировать производство (узкие места, способность к финансированию, руководство, структурирование технологического комплекса и т. д.) (2).

Индустриальная политика и политика конкурентоспособности. В Белой книге 1994 г. Европейской комиссии, посвященной проблемам экономического роста, конкурентоспособности и занятости, предлагаются направления общей политики конкурентоспособности. Она включает в себя по-прежнему актуальные задачи: способствовать включению европейских предприятий в глобализованные и взаимозависящие конкурентные условия; использовать конкурентоспособные преимущества, связанные с наукоемкой экономикой; способствовать долговременному индустриальному развитию; сократить разрыв между темпами развития предложения и спроса.

Исходя из указанных задач и на основе анализа преимуществ и слабых мест европейской промышленности формулируются предложения действий, образующие набросок общей индустриальной политики.

В качестве примера рассматриваются только те предложения, которые имеют значение для России, поскольку они внутренне не связаны с особенностями Европейского союза (как, например, конкурентные преимущества ее гигантского внутреннего рынка).

Методология разрешения проблем конкурентоспособности. В последние годы Европейская комиссия выработала методологию для разрешения проблем конкурентоспособности экономики. Данная методология опирается на сочетание трех факторов: анализа, консультации и действий.

Первоначальной основой должен быть анализ конкурентоспособности, для обоснования мер, предпринимаемых в индустриальной политике как по горизонтали, так и на отраслевом уровне. Подобного рода работы могут способствовать определению и упреждению структурных изменений и упрощать определение соответствующих мер сопровождения. Недавние инициативы в области биотехнологии, самолетостроения и фармацевтической продукции опирались на предварительный анализ состояния отрасли с определением глубинных целей.

Данная методология часто используется при анализе "затраты - преимущества", проводимом правительствами государств - членов ЕС с целью выработки новых стратегических направлений индустриального развития и пересмотра политики в этой сфере.

Развитие промышленной кооперации с целью объединения усилий предприятий, особенно малых и средних. Действия, определенные в указанных рамках, должны способствовать появлению новых предпринимательских систем и повышению привлекательности территорий, а следовательно, конкурентоспособности. Соответственно предлагается развивать промышленную кооперацию путем: интенсификации общения между заинтересованными промышленниками; поддержки реализации инициатив предприятий в проектах, имеющих общий интерес для сообщества; систематического определения препятствий, мешающих промышленной кооперации, с целью их устранения; изучения возможностей выработки новых инструментов, в том числе и правовых, для способствования такой кооперации, в частности, со странами Центральной и Восточной Европы, Азии и Латинской Америки. Проведение некоторых из данных мероприятий относится к сфере региональной политики (структурные фонды). Например, объединяются в сеть технополисы, образуются фонды для поддержки малых и средних предприятий в создании совместных предприятий. При этом следует иметь в виду, что малые и средние предприятия получают консультационную помощь, помощь при наборе персонала, передаче технологий (информатика, робототехника, комплексная автоматизация производства).

Освоение новых знаний предприятиями. Конкурентоспособность без учета затрат основывается на использовании предприятием новых знаний как в сфере технологий, так и вопросах организации, менеджмента и экономического согласия. Научные исследования, инновация, квалификация работников, технологии информации и связи - это те сферы, на которые распространяются разворачиваемые действия с целью способствовать освоению предприятиями новых знаний.

Комментарии (1)add comment

Эдуард said:

Это не анализ
06 Октябрь, 2013

Написать комментарий
меньше | больше

busy