Прогнозирование экономического развития России, Беларуси, Казахстана и Украины в рамках единого экономического пространства


Прогнозирование экономического развития России, Беларуси, Казахстана и Украины в рамках единого экономического пространства

Ф.Н. Клоцвог
А.Б. Сухотин
Л.С. Чернова

Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект № 07-02-00059а)

Социально-экономическое развитие стран постсоветского пространства находится в значительной взаимной зависимости. В наибольшей мере такая взаимозависимость характерна для четырех крупнейших стран СНГ - России, Беларуси, Казахстана и Украины. Принимая во внимание это обстоятельство, в Институте народнохозяйственного прогнозирования РАН, разрабатываются прогнозы экономического развития стран СНГ, в которых экономики России, Беларуси, Казахстана и Украины рассматриваются как составляющие некоторой взаимосвязанной системы. Несмотря на то, что политические декларации о создании единого экономического пространства (ЕЭП) этих четырех стран пока не получили практической реализации, объективная экономическая взаимосвязанность России, Беларуси, Казахстана и Украины обусловливает необходимость целостного подхода к прогнозированию экономического развития этих стран.

Такой целостный подход был реализован при разработке макроструктурной модели экономического развития стран ЕЭП на период до 2015 г. Данная модель представляет собой взаимосвязанную систему макроструктурных моделей России, Беларуси, Казахстана и Украины. Макроструктурная модель каждой из стран включает в себя следующие функциональные блоки:

- макроэкономических показателей;

- валовых выпусков продукции основных отраслей реального сектора экономики;

- производства и использования важнейших видов промышленной и сельскохозяйственной продукции;

- внешнеэкономических связей.

В блоке макроэкономических показателей осуществляются расчеты валового внутреннего продукта (ВВП), конечного потребления, инвестиций в основной капитал. Показатели ВВП рассчитываются как сумма конечного потребления, инвестиций в основной капитал и прочих элементов ВВП. Конечное потребление определяется как функция от общего объема ВВП с помощью прогнозируемой доли конечного потребления в общем объеме ВВП. Инвестиции в основной капитал рассчитываются различными методами в зависимости от того, сформулирована ли модель в статической или динамической постановке. При статической постановке модели суммарный объем инвестиций в экономику определяется с помощью прогнозируемой доли инвестиций в общем объеме ВВП. При динамической постановке модели инвестиции рассчитываются по основным отраслям реального сектора с досчетом инвестиций в остальные отрасли экономики. При этом объем инвестиций в отдельные отрасли реального сектора определяется как функция от прироста валового выпуска продукции данной отрасли с досчетом объема инвестиций, независимых от роста продукции отрасли (инвестиции на замену физически и морально

устаревших основных фондов и т. п.). Все показатели данного блока исчисляются в национальной валюте соответствующих стран.

В блоке валовых выпусков продукции основных отраслей реального сектора экономики рассчитываются валовые выпуски продукции десяти отраслей промышленности и промышленности в целом, продукции сельского хозяйства, а также продукции строительства и транспорта. При этом расчеты ведутся по классификации ОКОНХ. Валовые выпуски продукции электроэнергетики, топливной, металлургической, химической, легкой и пищевой отраслей промышленности, а также сельского хозяйства определяются как функции от объемов производства важнейших видов продукции в натуральном выражении, включенных в номенклатуру модели. По таким отраслям промышленности, как машиностроение, лесная и лесоперерабатывающая, стройматериалов и строительство, валовые выпуски определяются как функции от тех или иных общеэкономических показателей. Валовые выпуски отраслей исчисляются в национальной валюте соответствующих стран.

В блоке производства и использования важнейших видов промышленной и сельскохозяйственной продукции определяются объемы производства по основным видам продукции. В блоке выделяются 17 основных видов промышленной продукции и четыре позиции по продукции сельского хозяйства. Уравнения этого блока строятся по схеме материальных балансов. Здесь показываются ресурсы продукции, включая производство и импорт из стран СНГ и из стран дальнего зарубежья, а также использование продукции на внутреннее потребление и экспорт в страны СНГ и страны дальнего зарубежья. Величина внутреннего потребления определяется, как правило, упрощенным методом как функция от некоторых макроэкономических показателей. При этом внутреннее потребление продукции преимущественно производственного назначения определяется как функция от ВВП, внутреннее потребление продукции инвестиционного назначения - как функция от объемов инвестиций, а внутреннее потребление продукции преимущественно потребительского назначения - как функция от общего объема конечного потребления. Кроме того, в данном блоке по некоторым видам продукции указываются прямые ограничения на предельно возможные объемы производства.

В блоке внешнеэкономических связей определяются суммарные объемы экспорта и импорта (в долларах) с подразделением на связи со странами СНГ и связи с дальним зарубежьем, а также показатели экспорта и импорта важнейших видов промышленной и сельскохозяйственной продукции. Экспорт и импорт отдельных видов продукции с подразделением на страны СНГ и страны дальнего зарубежья определяются с помощью прогнозируемых коэффициентов экспорта и импорта. Коэффициенты экспорта представляют собой отношения экспорта продукции к объему производства, а коэффициенты импорта - отношение импорта к объему ресурсов соответствующей продукции.

Взаимосвязь между макроструктурными моделями четырех стран в интегрированной межстрановой модели осуществляется с помощью дополнительных уравнений, устанавливающих зависимость между суммарной величиной экспорта каждой из четырех стран в страны СНГ и суммарной величиной импорта каждой из этих стран из стран СНГ. Такие уравнения строятся по всем продуктам, включенным в номенклатуру модели, а также по продукции машиностроения и продукции лесной и деревообрабатывающей промышленности.

В целом макроструктурная модель экономического развития стран ЕЭП представляет собой задачу линейного программирования большой размерности. Она включает в себя около 1600 переменных и практически такое же количество ограничений (уравнений или неравенств). Критерием оптимальности модели является максимизация суммарного объема ВВП стран ЕЭП. Для построения такой критериальной функции показатели ВВП по каждой стране, исчисляемые в национальной валюте, пересчитываются в доллары по паритетам покупательной способности соответствующих национальных валют.

Информационной базой для разработки макроструктурной модели экономического развития стран ЕЭП стали данные Статистического комитета стран СНГ, а также данные национальных Статистических комитетов каждой страны. Кроме того, важным источником информации для построения модели послужили данные, подготовленные министерствами экономики стран ЕЭП и предоставленные в ИНП РАН по просьбе МЭР.

Расчеты макроструктурной модели развития экономики стран ЕЭП на период до 2015 г. позволили оценить перспективы развития российской, белорусской, казахской и украинской экономик на этот период с учетом их взаимодействия.

Как известно, начиная с 2000 г. экономики России, Беларуси, Казахстана и Украины развивались весьма успешно. Только за первые пять лет наступившего XXI в. ВВП России увеличился на 35%, Украины - на 45, Беларуси - на 43, Казахстана - на 63%. Однако в перспективе до 2015 г. столь высокие темпы роста ни одной из стран ЕЭП сохранить, по-видимому, не удастся. Прежде всего, это связано с развернувшимся в мире экономическим кризисом. Хотя этот кризис возник как кризис финансовый, однако очевидно, что он неизбежно отразится на развитии реального сектора экономики, в первую очередь из-за сокращения платежеспособного спроса населения, а также значительного сокращения возможностей роста инвестиционного спроса.

Для разработки прогноза развития ЕЭП России, Беларуси, Казахстана и Украины на период до 2015 г. были сформированы два сценарных варианта.

Первый вариант исходит из сохранения преимущественной ориентации внешнеэкономической политики России на рынок стран дальнего зарубежья, в частности, на заметное расширение поставок в эти страны российских энергоресурсов, прежде всего, нефти и газа. Этот вариант в значительной степени сохраняет сложившиеся тенденции развития внешнеэкономических связей России, Беларуси, Украины и Казахстана, поэтому имеет инерционный характер.

Второй вариант является альтернативным по отношению к первому. Он предполагает интенсивное формирование ЕЭП России, Беларуси, Казахстана и Украины. Это, прежде всего, означает переориентацию внешнеэкономической политики России на развитие более тесных связей со странами СНГ. Поставка энергетических и других сырьевых ресурсов странам Запада в этом варианте ограничена реальной потребностью российской экономики в конвертируемой валюте для экономически эффективного импорта. При этом под эффективным импортом понимается такой импорт, который способствует росту экономики. Вместе с тем этот вариант предполагает более активные экспортные поставки России в страны СНГ, а также предоставление большей емкости российского рынка для импорта товаров из этих стран.

Различия между вариантами по показателям экспорта российской нефти и газа характеризуются следующими данными (табл. 1).

В первом варианте в период до 2015 г. сохраняется сложившаяся в последние годы тенденция к значительному сокращению поставок в страны СНГ нефти и газа при высоких темпах роста этих поставок в страны дальнего зарубежья. Во втором варианте, напротив, предполагается заметный рост поставок российских нефти и газа в страны СНГ при более умеренном росте этих поставок в страны дальнего зарубежья.

Таблица 1

Прогноз российского экспорта нефти и газа

Сырьевой ресурс

2000 г.

2004 г.

2005 г.

2006 г.

2007 г.

2015 г.

I вариант

II вариант

Нефть сырая, млн. т

145,0

258,1

252,6

248,3

258,0

284,9

281,7

в том числе:

             

в страны СНГ

17,0

40,1

38,0

37,3

37,0

33,2

51,7

в дальнее зарубежье

128,0

218,0

214,6

211,0

221,0

251,7

230,0

Газ природный, млрд. куб. м

194,4

200,1

207,3

206,1

184,1

225,4

225,5

в том числе:

             

в страны СНГ

60,1

55,1

47,5

41,1

35,1

22,4

45,5

в дальнее зарубежье

134,3

145,0

159,8

165,0

149,0

203,0

180,0

Второй вариант по сравнению с первым предполагает значительно меньший экспорт в страны дальнего зарубежья нефтепродуктов, проката черных металлов, стальных труб, цветных металлов, лесоматериалов и других сырьевых ресурсов. За счет этого, а также за счет более полного использования валютной выручки на цели эффективного импорта второй вариант предполагает значительное сокращение положительного сальдо внешнеторгового баланса России со странами дальнего зарубежья.

Все параметры модели в обоих сценарных вариантах, в частности, предельно возможные объемы добычи нефти и газа в России приняты абсолютно одинаковыми за исключением показателей внешнеэкономических связей. Это позволило в чистом виде выявить эффект альтернативного варианта, ориентированного на интенсивное развитие ЕЭП.

Проведенные модельные расчеты показали, что в период до 2015 г. в крупнейших странах СНГ не произойдет абсолютного спада экономики, хотя экономическая динамика в той или иной степени замедлится (табл. 2).

Таблица 2

Среднегодовые темпы прироста ВВП стран ЕЭП, %

Страна

2001-2005 гг.

2006-2015 гг.

I вариант

II вариант

Россия

6,1

3,2

3,8

Беларусь

7,4

7,0

7,7

Казахстан

10,3

9,0

9,2

Украина

7,7

4,5

5,3

Как показали расчеты, в первом (инерционном) сценарном варианте более ощутимое снижение темпов роста экономики произойдет в России и Украине, т. е. в странах с более развитым уровнем рыночных отношений. В Беларуси и Казахстане, где степень развития рыночных отношений существенно меньше и соответственно менее значительна роль финансового сектора экономики, замедление экономической динамики будет не так заметно.

Во втором сценарном варианте, предполагающем более активную экономическую интеграцию стран ЕЭП, достигаются более высокие темпы роста экономики, чем в первом варианте, причем в Беларуси ожидаемые темпы роста могут оказаться даже несколько выше, чем в период 2001-2005 гг.

Сопоставляя уровень ВВП, прогнозируемый на 2015 г. по двум сценарным вариантам, можно получить оценку величины интеграционного эффекта. Относительно более высока эта величина для Украины, где прогнозируемый объем ВВП на

2015 г. во втором варианте более чем на 33 млрд. гривен, или на 8% превышает уровень первого варианта. Достаточно высокий интеграционный эффект ожидается для Республики Беларусь, где в 2015 г. ВВП по второму варианту превышает уровень первого варианта почти на 2 трлн. бел. руб., или на 7,3%. Несколько меньший интеграционный эффект ожидается для России: к 2015 г. прогнозируемый уровень ВВП во втором варианте будет почти на 560 млрд. руб., или на 5,7% выше, чем в первом варианте. Наименьший интеграционный эффект ожидается для Казахстана, где прогнозируемый на 2015 г. уровень ВВП во втором варианте примерно на 200 млрд. тенге, или на 2% выше, чем в первом.

Таким образом, очевидно, что хотя фактор активизации экономической интеграции оказывает заметное положительное влияние на экономику всех стран ЕЭП, однако относительное значение интеграционного эффекта для отдельных стран неодинаково. Более высокая роль интеграционного фактора для Украины и Беларуси обусловлена тем, что экономика этих стран существенно зависит от поставок ресурсов из стран СНГ. Для Украины обнаруживается довольно устойчивая зависимость экономической динамики от поставок из стран СНГ естественного газа. Хотя Украина в последние годы в условиях резкого подорожания энергоресурсов добилась весьма значительного результата для ослабления зависимости от поставок энергоресурсов извне, высокий уровень этой зависимости сохраняется в перспективе до 2015 г. Для Беларуси, как показал анализ, весьма существенной является поставка зерна из стран СНГ. Как показали расчеты, увеличение на каждую тысячу тонн поставок зерна из стран СНГ увеличивает ВВП Беларуси на 3,7 млрд. бел. руб. Для России интеграционный эффект формируется из множества различных составляющих, среди которых наибольшее значение имеет экспорт в страны СНГ продукции обрабатывающей промышленности, прежде всего машиностроительной, а также импорт из стран СНГ продуктов питания, в первую очередь, мясной и молочной продукции и других потребительских товаров. На экономику Казахстана интеграционный фактор оказывает наименьшее воздействие, поскольку казахская экономика незначительно зависит от поставок тех или иных ресурсов из стран СНГ, и в то же время казахский экспорт в значительной мере ориентирован на дальнее зарубежье.

Общий эффект активизации интеграционных процессов по странам ЕЭП может быть определен из сопоставления первого и второго вариантов расчета суммарной величины ВВП четырех стран, исчисленного в долларах США. При этом ВВП каждой страны пересчитывался из национальной валюты в долларовый эквивалент по паритету покупательной способности. В первом варианте прогноза суммарный ВВП четырех стран в 2015 г. - 2919 млрд. долл., а во втором - 3089 млрд. долл. Следовательно, интеграционный эффект равен 170 млрд. долл., или 5,8% суммарного ВВП по первому варианту. Учитывая, что все параметры модели за исключением показателей внешнеторговых связей по вариантам одинаковы, полученный эффект обусловлен исключительно ориентацией внешнеэкономических связей на страны СНГ (табл. 3).

Действительно, если в 2005 г. доля российского экспорта в страны СНГ составляла 13,5%, то к 2015 г. по первому варианту она снижается до 10%, а по второму варианту - повышается до 14,3%. Доля экспорта Беларуси во втором варианте в страны СНГ превышает соответствующий показатель первого варианта на 1,2 проц. п, Казахстана - на 2,6, Украины - лишь на 0,2. Во втором варианте по сравнению с первым более высока доля стран СНГ также в показателях импорта. Для России разница этой доли по вариантам составляет 2,3%, Беларуси - 1,1, Казахстана - 1,5, Украины - 0,1%. Следует учитывать, что на 2015 г. приведенные данные исчислены в постоянных ценах базового года, т.е. не отражают изменения цен на экспортируемую и импортируемую продукцию.

Таблица 3

Доля стран СНГ в экспорте и импорте, %

Страна

2005 г.

2015 г.

I вариант

   

II вариант

Экспорт

         

Россия

13,5

10,0

   

14,3

Беларусь

44,2

42,5

   

43,7

Казахстан

14,6

11,5

   

14,1

Украина

31,3

18,7

   

18,9

Импорт

         

Россия

19,2

21,0

   

23,3

Беларусь

66,7

80,4

   

81,5

Казахстан

46,9

47,1

   

48,6

Украина

47,1

37,9

   

38,0

Результаты вариантных расчетов позволили получить прогнозные оценки динамики инвестиций в основной капитал по каждой из четырех стран. Расчеты показали, что во всех странах ЕЭП в период 2006-2015 гг. рост инвестиций в экономику резко замедлится, что является одним из факторов сокращения общих темпов роста экономики стран ЕЭП. Прогнозируемые масштабы замедления роста инвестиций характеризуются следующими данными (табл. 4).

Таблица 4

Среднегодовые темпы прироста инвестиций в основной капитал, %

Страна

2001-2005 гг.

2006-2015 гг.

I вариант

II вариант

Россия

9,6

4,1

4,7

Беларусь

12,6

7,0

7,7

Казахстан

21,8

10,5

10,7

Украина

17,7

5,6

5,4

В перспективе, как и прежде, наиболее высокий темп роста инвестиций ожидается в Казахстане, а наименьший из четырех стран - в России. Стремясь преодолеть тенденцию к замедлению роста инвестиций, Россия в перспективе до 2015 г., по-видимому, будет ориентироваться на дальнейшее повышение доли инвестиций в основной капитал в структуре ВВП. Если в 2000 г. эта доля составляла 14,8%, в 2005 г. повысилась до 17,4%, то к 2015 г. эта доля составит не менее 19%. Аналогичную тенденцию можно ожидать и в Украине. Если в 2000 г. на инвестиции в основной капитал Украина направляла 14,4% своего ВВП, в 2005 г. - 22,5%, то, по нашим оценкам, к 2015 г. доля инвестиций в структуре ВВП составит не менее 25%. В Казахстане доля ВВП, направляемая на инвестиции в основной капитал, возросла с 23% в 2000 г. до 37,7% в 2005 г., а к 2015 г. повысится до 43%. В Беларуси доля инвестиций в ВВП возросла с 19,8% в 2000 г. до 25% в 2005 г. Однако учитывая стремление к усилению социальной направленности развития белорусской экономики, здесь, по-видимому, не произойдет в перспективе до 2015 г. дальнейшего повышения доли инвестиций в структуре ВВП.

Прогноз динамики ВВП в значительной степени предопределяет возможности дальнейшего повышения уровня жизни населения в странах ЕЭП, поскольку материальной основой роста этого уровня является использование ВВП на цели конечного потребления. Ожидаемое снижение темпов роста ВВП в России неизбежно вызовет соответствующее снижение темпов роста ресурсов конечного потребления. Если в период 2001-2005 гг. среднегодовой темп прироста конечного потребления в России составлял 7,5%, то в период 2006-2015 гг., по расчетам, этот темп снизится до 3,5% в среднем за год по первому прогнозному варианту и до 4,1% -по второму варианту. Аналогичная тенденция прогнозируется и в Украине. Здесь в период 2006-2015 гг. среднегодовые темпы прироста конечного потребления сократятся с 7,3% в 2001-2005 гг. до 4,2 - по первому прогнозному варианту и до 5% - по второму. В Беларуси и Казахстане сохранение относительно высоких темпов роста ВВП позволит ускорить рост конечного потребления. Так, в Беларуси среднегодовые темпы прироста конечного потребления возрастут с 6% в 2001-2005 гг. до 7% по первому прогнозному варианту и до 7,8% по второму. Соответственно в Казахстане эти темпы увеличатся с 6,4% в 2001-2005 гг. до 8,1-8,3% в период 2006-2015 гг.

Вариантные расчеты модели позволили определить ожидаемые в перспективе до 2015 г. масштабы и структуру промышленного производства стран ЕЭП. Прогнозируемая динамика валового выпуска промышленной продукции характеризуется данными, приведенными в табл. 5.

Таблица 5

Среднегодовые темпы прироста валового выпуска продукции промышленности, %

Страна

2001-2005 гг.

2006-2015 гг.

I вариант

 

II вариант

Россия

5,4

2,9

3,4

Беларусь

8,7

9,3

9,9

Казахстан

9,7

8,2

8,4

Украина

10,5

6,4

7,2


Во всех странах ЕЭП рост промышленного производства будет сопровождаться изменением его структуры. При этом более значительные структурные сдвиги ожидаются в варианте, ориентированном на ускорение интеграционного процесса. Так, в России по второму варианту предполагается более заметное преодоление топливно-сырьевого характера промышленного производства. Если в первом варианте за период с 2005 по 2015 г. прогнозируется снижение доли топливной промышленности в структуре промышленного производства с 13,9 до 12,3%, т.е. примерно на 1,5 проц. п., то во втором варианте к 2015 г. доля топливной промышленности сократится до 11,8%, т.е. более чем на 2 проц. п. В Украине по второму варианту более низка доля топливной промышленности и черной металлургии при более высокой доле машиностроения. В Беларуси доля машиностроения в промышленном производстве возрастает к 2015 г. по обоим вариантам почти до 50% по сравнению с 28% в 2005 г. В Казахстане доля машиностроения в промышленном производстве увеличится с 2,8% в 2005 г. до 5,7-5,8% к 2015 г.

В России общее замедление роста промышленного производства связано, прежде всего, с ограниченными возможностями дальнейшего увеличения добычи топлива -нефти и газа. В период с 2000 по 2005 г. добыча нефти в стране возросла с 324 млн. т до 470 млн. т, т. е. почти на 30 млн. т в среднем за год. За последние годы прирост добычи нефти заметно сократился. В 2006 г. годовой прирост добычи нефти составил 11 млн. т, а в 2007 г. - 10 млн. т. Аналогичная тенденция проявляется и в газовой промышленности. За 2000-2005 гг. добыча природного газа возросла с 584 млрд. куб. м до 641 млрд. куб. м, или в среднем примерно на 6 млрд. куб. м в год. За 2005-2007 гг. объем добычи природного газа увеличивался на 5 млрд. куб. м в среднем за год. С учетом этого в перспективе до 2015 г. годовой объем добычи нефти в России не превысит 503-504 млн. т, а природного газа - 700 млрд. куб. м. Замедление роста добычи нефти неизбежно вызовет соответствующее снижение темпов роста объема переработки нефти, тем более, что тенденция к сокращению доли перерабатываемой нефти, по-видимому, сохранится. Если в 2000 г. перерабатывалось 53% добываемой нефти, то в 2005 г. эта доля сократилась до 44%. С учетом указанной тенденции объемов переработки нефти к 2015 г. можно ожидать в размере 214-218 млн. т. По-видимому, несколько замедлится и рост добычи угля. Если в 2000 г. добыча каменного угля составляла 258 млн. т, а в 2005 г. - около 300 млн. т, то к 2015 г. она возрастет до 327 млн. т по первому прогнозному варианту и до 342 млн. т - по второму варианту. В Казахстане и Украине в связи с ограниченной возможностью увеличения инвестиций также нельзя рассчитывать на значительный рост добычи нефти и газа. В Казахстане к 2015 г. добыча нефти, по-видимому, не превысит 75-77 млн. т, а газа - 26-26,5 млрд. куб. м. В Украине к 2015 г., по нашим оценкам, добыча нефти не превысит 6 млн. т, а газа - возрастет до 30 млрд. куб. м. Переработка нефти в Казахстане в 2015 г. составит 20-20,5 млн. т, а в Украине с учетом возможного роста импорта нефти - 32-33 млн. т. Добыча угля в Украине к 2015 г. в первом прогнозном варианте увеличится незначительно - до 82 млн. т. Однако в условиях активизации интеграционных связей добыча угля может возрасти почти до 100 млн. т. В Казахстане к 2015 г. добыча угля возрастет до 97-98 млн. т.

Произойдет также некоторое замедление темпов роста металлургической промышленности. В России производство проката черных металлов, которое в 2000 г. составляло 46,7 млн. т, а в 2007 г. - 59,6 млн. т, к 2015 г. возрастет примерно до 61 млн. т. В результате, среднегодовой темп прироста продукции черной металлургии, который в 2001-2005 гг. составлял около 4%, в 2006-2015 гг. составит не более 2% в среднем за год. В Украине к 2015 г. производство проката достигнет 25-27 млн. т, в Казахстане - 4-4,5 млн. т, в Беларуси - 3,5 млн. т.

Значительно замедлится рост производства в химической промышленности. В России среднегодовые темпы прироста продукции этой отрасли сократятся примерно в 2 раза. При этом к 2015 г. производство минеральных удобрений составит 17,3-17,7 млн. т, химических волокон - 195-205 тыс. т, шин всех видов - 50-54 млн. шт. В Украине среднегодовые темпы прироста продукции химической промышленности снизятся с 9,7% в 2001-2005 гг. до 5-6% в 2006-2015 гг. Производство удобрений в 2015 г. составит 4,2-4,3 млн. т. Однако при этом ускорится рост производства химических волокон, которое составит к 2015 г. 83-90 тыс. т, а также производство шин, которое, по расчетам, достигнет 13-13,5 млн. шт. В Казахстане среднегодовые темпы прироста продукции химической промышленности снизятся незначительно. При этом производство удобрений к 2015 г. возрастет до 178-190 тыс. т, производство шин - до 1,31,4 млн. шт. В Беларуси также не произойдет заметного замедления роста производства химической промышленности. Производство минеральных удобрений возрастет за 2006-2015 гг. в 1,9 раза, химических волокон - в 1,4-1,5 раза, шин - в 1,3-1,4 раза.

В связи со значительным замедлением роста инвестиций резко снизятся прогнозируемые темпы роста машиностроительной продукции. В России среднегодовые темпы прироста продукции этой отрасли сократятся с 7% в 2001-2005 гг. до 2,5% в 2006-2015 гг. Однако в условиях активизации интеграционных процессов среднегодовой прирост машиностроительной продукции России может быть не ниже 3% в среднем за год. Аналогичную тенденцию можно ожидать и в Украине. Здесь среднегодовой прирост машиностроительной продукции снизится с 15% в 2001-2005 гг. до 6,4% в 2006-2015 гг., а в варианте с активизацией интеграционных процессов - до 7,3%. Незначительного снижения темпов роста машиностроительной продукции можно ожидать также в Казахстане. В отличие от других стран ЕЭП в Беларуси можно ожидать некоторого ускорения темпов роста машиностроительного производства: с 12,5% в среднем за год в 2001-2005 гг. до 15,5-16% в 2006-2015 гг.

В России ожидаемое замедление роста конечного потребления негативно отразится на показателях динамики производства продукции легкой и пищевой промышленности. Учитывая неконкурентоспособность товаров отечественной легкой промышленности по сравнению с зарубежными аналогами, следует полагать, что производство продукции легкой промышленности в период до 2015 г. практически останется на современном уровне, хотя при этом можно ожидать некоторого роста производства обуви и трикотажных изделий. Среднегодовые темпы прироста продукции пищевой промышленности сократятся с 6,2% в 2001-2005 гг. до 2,5-3% в 2006-2015 гг. При этом к 2015 г. производство сахара возрастет до 8,7-9,2 млн. т, растительного масла - до 2,2-2,4 млн. т, мяса - до 2,5-2,6 млн. т, цельномолочной продукции - до 15,5-16,3 млн. т. В Украине среднегодовые темпы прироста продукции легкой промышленности несколько возрастут, в особенности в варианте, ориентированном на развитие экономической интеграции. Однако темпы роста пищевой промышленности здесь сократятся с 16% в 2001-2005 гг. до 8-8,5% в 2006-2015 гг. Производство сахара к 2015 г. достигнет 2,8-3,1 млн. т, растительного масла - 1,4-1,6 млн. т, промышленная переработка мяса - 1-1,1 млн. т. В Казахстане не произойдет значительного замедления темпов роста легкой промышленности, хотя среднегодовые темпы роста продукции пищевой промышленности сократятся с 8% в 2001-2005 гг. до 5% в 2006-2015 гг. При этом производство сахара, растительного масла и цельномолочной продукции к 2015 г. практически удвоится по сравнению с 2005 г., а промышленная переработка мяса возрастет в 1,5 раза. В Беларуси можно ожидать ускорения роста легкой промышленности, прежде всего, за счет ускоренного роста производства в трикотажной и обувной промышленности. Рост продукции пищевой промышленности Беларуси несколько замедлится. При этом к 2015 г. производство сахара здесь достигнет 1,6-1,7 млн. т, растительного масла -210-230 тыс. т, промышленная переработка мяса - 0,9-1 млн. т, производство цельномолочной продукции 2,1-2,2 млн. т.

По-разному складываются перспективы развития сельского хозяйства в странах ЕЭП. В России в перспективе до 2015 г. можно ожидать значительного замедления роста сельскохозяйственного производства. Если в пятилетие (2001-2005 гг.) среднегодовой темп прироста сельскохозяйственной продукции составлял 3,1%, то по первому варианту прогноза в период 2006-2015 гг. этот темп снизится до 1,3%; в 2015 г. валовой сбор зерна в России составит 80-81 млн. т, производство мяса скота и птицы - 6,5 млн. т, молока 51-52 млн. т. В условиях активизации процессов экономической интеграции могут быть достигнуты несколько более высокие объемы развития российского сельского хозяйства. В этом варианте среднегодовые темпы прироста сельскохозяйственной продукции за период 2006-2015 гг. составят около 2%, валовой сбор зерна может быть доведен к 2015 г. до 85 млн. т, производство мяса скота и птицы до 6,8-7 млн. т, производство молока не менее чем до 54 млн. т. В Украине также можно ожидать некоторого сокращения среднегодовых темпов прироста сельскохозяйственной продукции: с 3,5% в 2001-2006 гг. до 3% в 2006-2015 гг. Однако в условиях активизации интеграционного процесса можно сохранить сложившиеся темпы роста сельскохозяйственной продукции Украины на уровне 3,5-3,6% в среднем за год. При этом если в первом варианте к 2015 г. валовой сбор зерна на Украине составит 50-51 млн. т, то во втором варианте - не менее 53 млн. т. Соответственно производство мяса скота и птицы к 2015 г. во втором варианте достигнет 2,6 млн. т по сравнению с 2,4 в первом варианте. Производство молока достигнет почти 15 млн. т по сравнению с 14 млн. т в первом варианте. В Казахстане замедление роста сельскохозяйственного производства будет незначительным. В период 2006-2015 гг. темпы прироста продукции сельского хозяйства составят 4,5-4,8% в год (в 2001-2005 гг. 5,6%), при этом к 2015 г. валовой сбор зерна в Казахстане достигнет 23,5-25 млн. т, производство мяса скота и птицы -1,5 млн. т, молока - 5,6-5,7 млн. т. В Беларуси можно ожидать некоторого ускорения темпов роста сельскохозяйственного производства. Среднегодовые темпы прироста продукции сельского хозяйства увеличатся с 4,6% в 2001-2005 гг. до 5,5-6% в 2006-2015 гг. Валовой сбор зерна в 2015 г. здесь может достигнуть 10 млн. т, картофеля - 13 млн. т, мяса скота и птицы - 1,2-1,3 млн. т, молока - 10 млн. т.


Проведенные исследования позволяют сделать следующие выводы.

1. Углубление экономического взаимодействия между Россией, Беларусью, Казахстаном и Украиной может стать достаточно сильным фактором противодействия негативным тенденциям, связанным с экономическим кризисом.

2. Активизация интеграционного процесса создания ЕЭП России, Беларуси, Казахстана и Украины имеет высокую экономическую эффективность как для всех интегрируемых стран в целом, так и для каждой из этих стран в отдельности. Суммарный интеграционный эффект, измеряемый дополнительным производством ВВП, к 2015 г. составит примерно 170 млрд. долл., или 5,8% прогнозируемого уровня суммарного ВВП четырех стран по первому варианту. Если с 2005 по 2015 г. при сохранении существующего уровня интеграционного взаимодействия суммарный ВВП четырех стран возрастет на 51%, то при ускорении интеграционного процесса его объем увеличится в 1,6 раза. При этом каждая из стран будет иметь значительный интеграционный эффект. Россия за счет интеграционного фактора в 2015 г. получит дополнительно 7,4% современного уровня ВВП (разница ВВП за 2015 г. по первому и второму варианту, отнесенная к уровню ВВП в базовом году), Украина - 12,4%, Беларусь - 14,3% и Казахстан - 4,5%.

3. Интеграционный эффект достигается, прежде всего, за счет расширения рынка взаимного товарообмена продукции обрабатывающих отраслей промышленности и продукции сельского хозяйства, которая по своим конкурентным возможностям не может быть реализована на рынке других стран. Это относится в первую очередь к машиностроительной продукции, продукции сельского хозяйства, легкой и пищевой промышленности. Для Украины интеграционный эффект в значительной мере обусловлен расширением поставок из стран СНГ энергоресурсов, а для Беларуси - ростом закупок из стран СНГ зерна.

4. Активизация интеграционного процесса требует переориентации российского экспорта топливно-энергетических и сырьевых ресурсов с рынка стран Запада на рынок стран ЕЭП. Увеличение поставок российских топливно-сырьевых ресурсов в эти страны будет способствовать дополнительному росту их экономики и, следовательно, расширению емкости рынка для экспорта российской продукции.

5. Активизация интеграционных процессов создания ЕЭП стран России, Беларуси, Казахстана и Украины требует принципиального изменения интеграционного механизма, перехода от преимущественно микроэкономической интеграции к эффективному применению методов макроэкономической интеграции, обеспечивающих максимальное использование совокупного ресурсного потенциала интегрируемых стран для достижения согласованных конечных целей социально-экономического развития.

6. Первым практическим шагом по реальному созданию ЕЭП стран России, Беларуси, Казахстана и Украины должна стать совместная разработка специалистами этих стран согласованного макроструктурного прогноза на среднесрочную перспективу. Эту работу целесообразно начать с обсуждения результатов прогноза, разработанного в ИНП РАН, и внесения в него необходимых корректив, отвечающих интересам каждой из четырех стран.

7. Создание ЕЭП стран России, Беларуси, Казахстана и Украины может стать катализатором интеграционных процессов на всем постсоветском пространстве. Постепенно к нему могут присоединяться и другие заинтересованные страны СНГ и мира, что приведет к созданию на постсоветском пространстве нового крупного центра мировой экономики.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy