Сфера услуг в современном воспроизводственном процессе российской экономики


Сфера услуг в современном воспроизводственном процессе российской экономики

Индекс материала
Сфера услуг в современном воспроизводственном процессе российской экономики
страница 2
Все страницы
К.Е. Савчишина
В.С. Сутягин

Использованы результаты исследований по проекту РГНФ 07-02-00205а

В современных условиях успешное развитие национальной экономики и ее включение в систему международного разделения труда невозможно без развития сферы услуг. Структуру ВВП всех развитых стран характеризует высокая доля третичного сектора (65-70% и выше). В России доля услуг в общем объеме ВВП возросла с 34,9% в 1990 г. до 60,4% в 2003 г.(т.е. в 1,7 раза), впоследствии несколько сократившись до 57,9% в 2007 г. (табл. 1).

Таблица 1

Доля валовой добавленной стоимости отраслей сферы услуг в ВВП (в текущих основных ценах, в процентах к итогу), классификация ОКВЭД*

Показатель

1990 г.

1991 г.

1995 г.

1998 г.

2000 г.

2003 г.

2007 г.

ВВП в основных ценах








производство товаров

65,1

62,8

45,2

44,0

45,1

39,6

42,1

производство услуг

34,9

37,2

54,8

56,0

54,9

60,4

57,9

в том числе:

оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования; гостиницы и рестораны

6,1

12,3

19,7

20,5

23,7

22,6

21,0

транспорт и связь

10,0

7,5

11,8

10,9

9,0

10,6

9,2

финансовая деятельность

0,8

2,2

1,6

0,4

1,4

3,4

4,6

операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг

5,1

5,3

6,9

8,4

9,6

10,6

10,1

государственное управление и обеспечение военной безопасности; обязательное социальное обеспечение

2,8

2,4

5,2

6,1

4,7

5,5

5,1

образование

5,4

3,8

3,8

4,1

2,7

2,7

2,7

здравоохранение и предоставление социальных услуг

2,8

2,8

2,9

3,2

2,2

3,2

3,3

предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг

2,0

1,0

2,8

2,4

1,6

1,9

1,9

* По данным [1-4] и оценкам авторов.







В результате «номинально», по величине доли сферы услуг в ВВП Россия находится на уровне развитых стран с постиндустриальной экономикой. Однако говорить об окончательном переходе российской экономической системы к постиндустриализму было бы преждевременно. В частности, на международных рынках Россия по-прежнему выступает, прежде всего, как поставщик сырьевых ресурсов. Тем не менее динамика экономики страны после перехода от административно-плановых к рыночным принципам хозяйствования все в большей степени определяется динамикой сферы услуг. В этих условиях представляется актуальным исследование роли нематериального сектора в современном воспроизводственном процессе в рамках народного хозяйства России1.

Наиболее заметный рост доли валовой добавленной стоимости в структуре ВВП в текущих ценах наблюдался в период с 1990 г. по 2007 г. в следующих отраслях: в связи -примерно в 1,7 раза; в оптовой и розничной торговле - примерно в 3,4 раза (наибольший рост наблюдался в 1991-1992 гг. - с 12,2 до 29,1%); в финансовой деятельности - примерно в 5,8 раза (наибольший рост наблюдался в 1992-1994 гг. - с 2,2 до 5,2%); в операциях с недвижимым имуществом (в номенклатуре ОКОНХ) - примерно в 37 раз - с 0,1% в 1991 г. до 3,7% в 2003 г. (наиболее бурное развитие пришлось на 1998-2002 гг.).

Анализ реальной динамики ВВП и его компонент показывает, что ВДС в постоянных ценах в отраслях сферы услуг падала медленнее, чем в реальном секторе экономики, причем в некоторых отраслях даже в самые тяжелые для российской экономики периоды объем ВДС в постоянных ценах не только не уменьшался, но и увеличивался высокими темпами (табл. 2).

Таблица 2

Динамика ВДС в отраслях сферы услуг и ВВП, % (в постоянных ценах 1995 г., 1995 г.=100), классификация ОКОНХ*

Показатель

1991 г.

1998 г.

2000 г.

2003 г.

Производство товаров

164,0

87,8

108,9

129,3

Производство услуг

120,5

98,3

107,4

125,8

Транспорт

185,5

87,6

97,4

111,0

Связь

162,9

111,2

159,6

273,9

Торговля и заготовки

112,6

100,0

109,9

135,4

Информационно-вычислительное обслуживание

110,7

103,7

131,9

196,4

Операции с недвижимым имуществом

94,7

171,8

210,0

244,7

Общая коммерческая деятельность по обеспечению функционирования рынка

30,3

54,5

62,4

58,8

Геология и разведка недр, геодезическая и гидрометеорологическая службы

204,4

92,0

103,3

108,5

Организации, обслуживающие сельское хозяйство

-

47,1

44,0

45,8

Шоссейное хозяйство

-

124,6

143,0

123,1

Жилищное хозяйство

103,7

101,1

98,6

97,5

Финансы, кредит, страхование

74,0

92,5

95,4

150,2

Наука и научное обслуживание

160,4

70,3

76,8

82,2

Здравоохранение, физическая культура и социальное обеспечение

100,2

138,2

177,6

186,4

Образование

100,9

205,3

267,5

339,3

Культура и искусство

100,9

104,3

114,1

154,8

Управление

89,1

100,4

83,4

94,7

Итого услуги рыночные

120,3

97,3

107,9

128,9

нерыночные

134,0

102,0

105,4

109,7

ВВП

159,7

92,5

108,3

127,8

* По данным [1-3].

В частности, к таким отраслям сферы услуг относятся операции с недвижимым имуществом, финансы, кредит, страхование, здравоохранение, физическая культура и социальное обеспечение, образование, культура и искусство (их физический объем производства увеличивался на всем периоде 1991-2003 гг.), а также связь, торговля и заготовки, информационно-вычислительное обслуживание (в этих отраслях, несмотря на то, что итоговая динамика оказалась положительной, в период до 1999 г. наблюдалось снижение физических объемов ВДС).

В целом по всей сфере услуг физический объем выпуска достиг уровня 1995 г. в 1997 г., в то время как по отраслям реального сектора это произошло лишь спустя два года (в 1999 г.) В то же время за период 1991-1995 гг. в некоторых отраслях, оказывающих услуги, физический объем ВДС снизился сильнее, чем в реальном секторе экономики (например, геология и разведка недр, наука и научное обслуживание).

Таким образом, если рассматривать структуру ВВП в постоянных ценах 1995 г., то доля всех отраслей сферы услуг в ВВП к 2003 г. оказалась на 11,4 проц. п. меньше, чем аналогичный показатель в текущих ценах (рис. 1). Это свидетельствует о том, что доля отраслей сферы услуг в ВВП росла не только потому, что физический объем производства в отраслях сферы услуг падал медленнее, чем в реальном секторе, но и во многом потому, что рост цен на услуги опережал рост цен на товары, тем самым создавая большую добавленную стоимость в отраслях сферы услуг (особенно отчетливо это проявилось в 1991-1994 гг. и 2001-2003 гг.).

Гравик доли ВДС сферы услуг в ВВП в сопоставимых и фактических ценах.

Говоря о роли сферы услуг в функционировании отечественной экономики, нельзя не сказать о качестве и количестве используемых в ней факторов производства. Основным производственным ресурсом этой сферы является труд. Поэтому увеличение выпуска многих отраслей сферы услуг, естественно, не могло произойти без увеличения числа занятых в этих отраслях и соответственно затрат на оплату их труда.

Для всех отраслей сферы услуг характерно наличие в заработной плате элемента, связанного с инфляцией. Снижение заработной платы после 1998 г. привело к тому, что инфляция потеряла определяющее значение для ее динамики, и как следствие этого резко снизились темпы роста затрат на оплату труда уже с 1995 г., когда был пройден период гиперинфляции.

Можно утверждать, что в большинстве отраслей сферы услуг, оказывающих преимущественно нерыночные услуги (образование, здравоохранение, наука и научное обслуживание, культура и искусство), заработная плата играла компенсирующую роль (рост доходов лиц, занятых в этих отраслях, частично компенсировал рост цен на товары и услуги для населения), т. е. повышение заработной платы в данном секторе экономики определялось в основном уровнем инфляции. Но, поскольку указанная мера была явно недостаточной, наблюдалось значительное сокращение числа занятых в этих отраслях.

В то же время в оптовой и розничной торговле, на транспорте и в связи, финансовой деятельности темпы роста заработной платы были обусловлены не только уровнем инфляции, но и тем, что заработная плата играла стимулирующую роль, привлекая специалистов из других отраслей экономики и поднимая престиж этих бурно развивающихся видов деятельности. Тем не менее стоит отметить тот факт, что официально темп роста заработной платы, например в отрасли «финансовая деятельность», превышал аналогичный показатель в отраслях «образование», «культура и искусство» всего лишь в 1,5 раза, что явно не отвечало сложившейся ситуации на рынке труда и являлось косвенным свидетельством увеличения доли неофициальной оплаты труда в наиболее динамично развивающихся отраслях сферы услуг (табл. 3).

Таблица 3

Численность занятых и фонд оплаты труда в отраслях сферы услуг (в фактических ценах, в процентах к итогу), классификация ОКВЭД*

* По данным [1-10] и оценкам авторов.

Требования к уровню образования персонала, формируемого в сфере услуг, в большинстве своем были весьма низкими (работа продавцом, курьером и т.п. не предполагала высшего или среднего специального образования), а уровень заработной платы, тем не менее, был выше, чем в реальном секторе (например, у инженеров). Это несоответствие между уровнем профессиональной подготовки и уровнем заработной платы, естественно, привлекало в отрасли сферы услуг не только специалистов, уже получивших образование по другим специальностям и прежде работавших в отраслях реального сектора, но и молодых людей, только определившихся с выбором будущей профессии. В итоге значительная часть молодежи в тот период либо, вообще, отказалась от высшего или среднего специального образования, либо выбрала профессии, связанные с деятельностью в сфере услуг. В результате сложилась такая структура специалистов, которая не соответствует текущей ситуации промышленного роста.

Вместе с тем производительность труда (отношение выпуска в текущих ценах к численности занятых соответствующим видом деятельности) в сфере услуг на всем периоде с 1991 по 2006 г. была ниже, чем в среднем по экономике (табл. 4). При этом с 1995 г. уровень производительности труда в нематериальном секторе по отношению к среднему по экономике постоянно снижался (за исключением 2003 г.). Самые низкие показатели наблюдались по видам деятельности «образование» и «здравоохранение», что вполне объяснимо с учетом того, что многие соответствующие организации предоставляют нерыночные услуги населению.

Таблица 4

Соотношения уровня производительности труда в сфере услуг и в экономике, %, классификация ОКВЭД*

Показатель

1991 г.

1995 г.

1998 г.

2000 г.

2003 г.

2006 г.

Реальный сектор

123,8

105,8

113,1

120,0

120,0

132,8

Сфера услуг

68,0

93,5

88,8

83,2

84,9

78,4

в том числе:







оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования; гостиницы и рестораны

105,1

138,1

101,6

120,7

96,1

85,0

транспорт и связь

69,1

119,3

122,5

98,4

121,6

109,7

финансовая деятельность

228,7

162,4

74,9

100,5

196,2

194,7

операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг

52,3

72,8

83,6

93,2

120,4

104,8

государственное управление и обеспечение военной безопасности; обязательное социальное обеспечение

160,4

181,5

147,3

118,0

123,1

104,6

образование

37,2

34,2

37,1

26,2

21,9

22,4

здравоохранение и предоставление социальных услуг

39,1

46,8

46,2

34,9

37,9

41,0

предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг

41,5

101,3

132,5

62,1

49,2

47,2

* По данным [1-10] и оценкам авторов.

Обращает на себя внимание более низкая, чем в реальном секторе, производительность труда в торговых организациях, несмотря на то, что выпуск отрасли «торговля» рос наиболее значительными темпами. Аналогичная ситуация практически на всем анализируемом периоде наблюдалась по видам деятельности «транспорт и связь», «операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг», «государственное управление». Таким образом, можно утверждать, что в настоящее время трудовые ресурсы в отечественной экономике распределены неэффективно: по итогам 2006 г. производительность труда была ниже, чем в реальном секторе, у почти 65% занятых в сфере услуг (без учета занятых в образовании и здравоохранении).

В условиях экономического роста, обеспеченного в основном отраслями реального сектора, одним из важных ограничивающих факторов называют дефицит трудовых ресурсов. Помимо демографических проблем, причиной этого дефицита, на наш взгляд, является неэффективное распределение трудовых ресурсов между реальным сектором и нематериальной сферой, когда доля сферы услуг в производстве ВВП сокращается (с 2003 г., см. табл.1).

Существенной проблемой ряда отраслей, оказывающих услуги, также является недостаток собственных основных средств и значительных инвестиций на увеличение основного капитала. К таким «капиталоемким» сферам деятельности относятся, прежде всего, транспорт и связь; государственное управление и обеспечение военной безопасности; жилищное хозяйство (в составе раздела «операции с недвижимым имуществом») и коммунальное хозяйство (в составе раздела «прочие коммунальные, социальные и персональные услуги»), в меньшей степени - здравоохранение; образование; торговля, гостиницы и рестораны.

Так, на транспорт и связь приходится около 30% основных фондов экономики, на операции с недвижимым имуществом - около 25%, на здравоохранение - 5%, на государственное управление - 3%. Доля сферы услуг в основных фондах в целом по экономике увеличилась с 49,7% в 1995 г. до 70% в 2006 г. Начиная с 1998 г. темп роста объема основных фондов в этой сфере колебался от 108 до 135% в год в текущих ценах, и от 100,6 до 101,5% в постоянных. В то же время динамика объема основных фондов в реальном секторе до 2000 г. была отрицательной даже в текущих ценах и лишь с 2005 г. превысила динамику основных фондов сферы услуг.

Эти структурные изменения основных фондов сопровождались изменением структуры инвестиций в основной капитал: если в 1990 г. доля отраслей сферы услуг в общем объеме инвестиций составила 30,7%, то к 1998 г. она увеличилась до 58,2%, несколько снизившись к 2006 г. до 54,3%. Однако необходимо отметить, что диспропорция в структуре основных фондов оказалась гораздо более сильной, чем в структуре инвестиций: доля сферы услуг в общем объеме инвестиций оставалась более или менее стабильной в 1998-2006 гг. (на уровне 50-55%), в то время как ее доля в общем объеме основных фондов за тот же период увеличилась на 16%. На наш взгляд, такое несоответствие можно объяснить несколькими причинами. Во-первых, более устойчивое финансовое положение позволило предприятиям сферы услуг реали-зовывать свои инвестиционные проекты с меньшей долей незавершенного строительства, чем это было возможно в реальном секторе. Во-вторых, сам характер инвестиций в нематериальном секторе иной, чем в промышленности: объекты инвестирования обычно не столь масштабны, соответственно инвестиционный цикл и риски значительно меньше, а это является немаловажным фактором в условиях высокой инфляции, обесценивающей инвестиции в виде денежных средств, временно не вовлеченных в процесс создания материальных основных фондов.

Более высокая финансовая устойчивость предприятий нематериальной сферы обеспечивалась за счет перераспределения прибыли экономики в пользу этой сферы. Если в 1991 г. доля сферы услуг в общей величине валовой прибыли и валовых смешанных доходов экономики составляла 36,6%, то уже в 1995 г. она превысила 53%, а в 2002 г. достигла своего исторического максимума - 67,5%. Данные за 2006 г. свидетельствуют о том, что эта доля снизилась на 10 проц. п., тем не менее оставаясь достаточно высокой - примерно 57%. Причем более 90% прибыли, полученной предприятиями сферы услуг, пришлось на предприятия четырех видов деятельности (в порядке убывания): торговли, операций с недвижимым имуществом, транспорта и связи, финансовой деятельности. Аутсайдерами оказались хозяйствующие субъекты, предоставлявшие услуги в области здравоохранения, образования и государственного управления, что, впрочем, естественно, так как большинство их не преследует цели максимизации прибыли, а функционирует на бюджетной основе для обеспечения прав граждан на бесплатные образование, медицинскую помощь и т. д.

На наш взгляд, столь кардинальное изменение структуры распределения национальной прибыли вызвано в первую очередь диспропорциями в динамике цен на товары и услуги в период трансформации российской экономики и закреплением данной ценовой несбалансированности в период экономического роста.

Сфера услуг явилась одним из факторов, усугубившим инфляцию в российской экономике постсоветского периода. Динамика индексов цен по ее отраслям показывает, что в нематериальной сфере цены на протяжении всего периода 1991-2003 гг. росли быстрее, чем цены на товары. Так, в 1991-1992 гг. в сфере услуг цены выросли в 21 раз (в промышленности - 18 раз), а в 1992-1995 гг. - в 96 раз (в промышленности - 91 раз), и только в 2000-2003 гг. этот рост снизился до 15-30% в год (в промышленности - 5-14%).

Кризис 1998 г. положительно повлиял на соотношение ценовой динамики в сфере услуг и в реальном секторе, несколько сгладив негативную для отраслей реального сектора ценовую ситуацию, складывавшуюся в 1990-1997 гг. в пользу отраслей услуг. Однако после 2000 г. отрасли сферы услуг вновь начали обгонять реальный сектор экономики по темпам роста цен, и к 2003 г. индексы цен на услуги превышали индексы цен на товары почти в 1,5 раза (т.е. примерно на столько же, на сколько в 1995 г.). Таким образом, «положительный эффект» кризиса 1998 г. был исчерпан. В 2004-2005 гг. рост цен на товары (прежде всего благодаря стремительно растущим ценам на энергоресурсы) впервые превысил ценовую динамику в сфере услуг в среднем на 10-14 проц. п. за период. Но уже к 2006 г. эта разница сократилась до 0,9 проц. п.

Вообще говоря, на соотношения ценовой динамики на услуги и товары в условиях либерализации цен влияли прежде всего факторы ценообразования. При формировании цен на товары производитель ориентируется на себестоимость и на соотношение спроса и предложения. В экономических условиях, которые сложились в стране в 1990-1998 гг., совокупный спрос был ограничен низкой платежеспособностью населения и отраслей реального сектора. В то же время формирование цены на большинство услуг имеет свою специфику вследствие своеобразного характера спроса на этот вид «товара», прежде всего потому, что услуги производятся непосредственно в момент потребления, т. е. только тогда, когда потребитель уже «согласен» с ценой. Необходимо также отметить тот факт, что во многих случаях (это в первую очередь касается услуг транспорта, связи, торгового посредничества и ЖКХ) предприятия сферы услуг действуют в условиях локально-монопольного рынка, что также позволяет им устанавливать цены, ориентируясь преимущественно не на спрос, а на собственный уровень рентабельности.

Таким образом, на рынке, в первую очередь «производственных» услуг, действовала следующая система ценообразования: в условиях высокой инфляции и распада системы материально-технического снабжения предприятия реального сектора были вынуждены обращаться к услугам торговых посредников для того, чтобы реализовать как можно больше продукции за наиболее короткий период. Торговые посредники в силу объективных причин (высокий уровень затрат на заработную плату, высокая арендная плата, рост тарифов на перевозки и электроэнергию), а также часто пользуясь положением местного монополиста и опираясь на собственные представления о рентабельности, устанавливали высокие цены на свои услуги. В свою очередь лишенные оборотных средств предприятия реального сектора были вынуждены обращаться к услугам финансового посредничества.

Цены на услуги финансового посредничества определялись, в том числе, и уровнем доходности государственных ценных бумаг типа ГКО-ОФЗ. Решая вопрос о выдаче кредита, банки и инвесторы выбирают из двух альтернатив: либо вложить деньги в государственные облигации, которые по условиям обращения являются безрисковыми и высокодоходными даже при высокой инфляции, либо выдать кредит предприятию, рискуя не получить его обратно. В результате, в условиях гиперинфляции цены на услуги финансовых посредников также росли очень высокими темпами. Предприятия реального сектора оказывались «загнанными в угол», и им приходилось платить за услуги по ценам, которые росли быстрее, чем цены на товары.

Уровень и динамика цен на услуги, наряду с ценами на сырье, перераспределяли национальную прибыль в пользу сферы услуг и добывающих отраслей промышленности, тем самым сужая возможности развития высокотехнологичных обрабатывающих производств, что в свою очередь тормозило развитие всей российской экономики.

За рассматриваемый период изменялась не только роль сферы услуг в целом в формировании ВВП и в функционировании экономики, но и структура самой сферы услуг (рис. 2)2, что было вызвано переходом к рыночным принципам хозяйствования. Такие традиционные виды деятельности, как транспорт или жилищно-коммунальное хозяйство, сократили свой выпуск (и соответственно долю в выпуске сферы услуг). Увеличился выпуск отрасли «связь», что, в частности, является следствием появления и бурного развития в стране мобильной телефонной связи.

График структуры сферы услуг в фактических ценах.

Самые существенные изменения связаны с изменением роли торговли. Если в 1990 г. выпуск этой отрасли составлял лишь около 17,5% выпуска всей сферы услуг, то в 2000 г. ее доля составила уже 39%, а в 2007 г. - 35%. Это объясняется воздействием нескольких основных факторов. Во-первых, существовала необходимость расширения этой отрасли при переходе от плановой к рыночной экономике, когда всем предприятиям реального сектора необходимы были услуги торговых посредников для налаживания новых межпроизводственных связей. Во-вторых, большая часть краткосрочных инвестиций (а в России подавляющее большинство инвестиций до 1998 г. - краткосрочные) направлялась именно в сферу торговли, так как здесь период окупаемости самый низкий, что привлекало инвесторов в условиях высокой инфляции. В то же время имело место и такое явление, как холдинговая прибыль, т. е. изменение стоимости товаров в результате повышения цен за время нахождения их в запасах. Таким образом, предприятия торговли имели возможность привлекать финансовые ресурсы для увеличения объема услуг с тем, чтобы обеспечивать растущий спрос со стороны экономики.