Либерализация торговли России со странами Европейского Союза, БРИКС и Транстихоокеанского партнерства

Либерализация торговли России со странами Европейского Союза, БРИКС и Транстихоокеанского партнерства

Изотов Д.А.


Два подхода к получению системных оценок последствий либерализации торговли для национальных экономик

На протяжении нескольких десятилетий Россия осуществляет общую либерализацию внешней торговли, став в 2012 г. полноправным членом ВТО, а также инициирует интеграционные процессы на постсоветском пространстве, которые связаны с созданием Евразийского экономического союза (ЕврАзЭС). Главным и традиционным торговым партнером России являются страны Европейского Союза (ЕС)1. В последние годы к факторам ослабления зависимости России от европейского товарного рынка можно отнести: замедление экономического роста стран ЕС; текущие трудности в создании недискриминационных условий для торгово-экономических взаимосвязей. По этим причинам возникла объективная необходимость диверсификации внешней торговли в пользу других рынков, заинтересованных в поставках продукции из России и предлагающих товары, удовлетворяющие российский потребительский и инвестиционный спрос. Особенно активно в последнее время Россия осуществляет свое позиционирование на рынках азиатских и латиноамериканских стран, прилагая усилия к созданию условий для взаимовыгодного экономического сотрудничества.

В ближайшие годы видится создание как минимум двух дополнительных крупнейших торговых объединений - БРИКС2 и Транстихоокеанское партнерство (ТТП)3 - примерно сопоставимых по масштабам совокупной экономики с Европейского Союза и находящихся на разных этапах экономической интеграции. В рамках БРИКС только формируются консультативные органы и финансовые институты, между тем страны ТТП уже заключили соглашение о более тесном экономическом партнерстве. В перспективе возможно расширение ТТП за счет других стран Азии и Латинской Америки.

В целом торговля России с ключевыми странами ТТП и БРИКС имеет тенденцию к увеличению, что объясняется их емкими рынками и ведущим положением в производстве продукции обрабатывающий промышленности. Деловые круги в Европейского Союза, БРИКС и ТТП заинтересованы в массовых поставках своей продукции на емкий российский рынок. При этом наблюдаются многочисленные нетарифные ограничения стран ТТП и БРИКС на продукцию российского экспорта.

Несмотря на текущие политические разногласия между российской стороной и Европейским Союзом, а также большинством стран ТТП, в последнее время наблюдается некоторое оживление взаимодействий по снижению существующих барьеров в торговле. В конце 2015 г. комиссия ЕврАзЭС в ответ на письмо главы Еврокомиссии предложила начать переговоры о создании общего экономического пространства со странами Европейского Союза [1]. В свою очередь Госсекретарь США Д. Керри пригласил Россию и Китай присоединиться к ТТП при условии соблюдения формата соглашения [2]. Параллельно с этим Россия продолжает дифференцированно подходить к расширению географии торговой либерализации. В 2015 г. российская сторона как участница ЕврАзЭС подписала соглашение о создании зоны свободной торговли (ЗСТ) с Вьетнамом. Началась работа над подготовкой договора о ЗСТ с Индией, изучается возможность взаимного сокращения импортных пошлин со странами АСЕАН, а также с Китаем. Можно предположить, что постепенно процесс либерализации торговли будет распространяться на остальные страны - партнеры России, входящие в ТТП и БРИКС, а также Европейсий Союз, и его последствия необходимо оценить.

Либерализация торговли имеет как положительные, так и отрицательные эффекты, которые традиционно оцениваются на основе реакции взаимных товаропотоков на изменение импортных пошлин, что в конечном счете позволяет определить сравнительные эффекты для участвующих в данном процессе национальных экономик. Согласно теории международной торговли [3], результативность либерализации торговли определяется превышением эффекта создания торговли над эффектом отклонения торговли. Эффект создания торговли отражает переориентацию местных потребителей с менее эффективного внутреннего источника поставки товара на более эффективный импорт, а эффект отклонения - переориентацию местных потребителей с покупки импорта из третьих стран на импорт торгового партнера. В результате масштабы торговых взаимодействий возрастают, а страны получают общий выигрыш, который может быть измерен эффектом благосостояния, образующимся за счет снижения цен на импорт на отечественном рынке и представляющим собой сочетание излишка потребителя и излишка производителя. При этом общая тарифная выручка бюджета сокращается, что компенсируется увеличением эффективных импорта, экспорта и возникновением эффекта благосостояния.

Существуют два подхода к получению системных оценок последствий либерализации торговли для национальных экономик: модель общего равновесия и модель частичного равновесия.

Модель общего равновесия позволяет детально оценивать макроэкономические последствия на уровне не отдельных товарных рынков, а отраслей экономики или сильно агрегированных торгуемых товаров. Для российской экономики в рамках такой модели получены оценки торговой либерализации со странами ЕС, выводы из которых часто не согласуются, вероятно, из-за разницы временных промежутков, взятых за основу расчетов. С одной стороны, утверждается, что условия торговли для России будут ухудшаться [4] в зависимости от формата торговой интеграции, кроме того, выявлены риски, связанные с опережающим ростом импорта из европейских стран [5; 6] и сокращением общего эффекта благосостояния [7; 8]. С другой -определено, что выигрыши для российской экономики однозначно будут выше, чем для ЕС [9]. С третьей - доказывается, что выгоды российской экономики от либерализация торговли с ЕС не являются однозначно положительными или отрицательными, поскольку зависят от форматов торговой интеграции и от эффектов, проявляющихся на уровне отраслей [10; 11]. С помощью модели общего равновесия, в зависимости от различных вариантов либерализации торговли между странами БРИКС, были получены оценки, указывающие на проявление в целом положительных эффектов для российской экономики, с определенными рисками увеличения импорта и сокращения производства в ряде отраслей [12; 13], а также отрицательных эффектов, связанных с интеграцией прочих стран и объединений [14]. На основе данной модели были также рассчитаны эффекты либерализации торговли России со странами ТТП, подтвердившие в целом результативность такого рода объединения, особенно на долгосрочный период [15]. Одни оценки показали, что российской стороне следует ожидать превышения импорта над экспортом [16], а другие - наоборот, что экспорт будет увеличиваться более быстрыми темпами, чем импорт [17]. Заметим, что соотношения оценок эффектов торговой либерализации России и стран ЕС, БРИКС и ТТП в рамках отдельного исследования не проводилось, несмотря на то, что масштабы двусторонней торговли значительно увеличились: к 2014 г. на данные группы стран приходилось почти 70% российского внешнеторгового товарооборота.

В рамках модели частичного равновесия оценки осуществляются с целью определения товарных групп, экспортные или импортные потоки которых могут в наибольшей степени измениться под влиянием торговой либерализации. Сопоставление обобщенных результатов, полученных на основе моделей частичного и общего равновесия, указывает на их незначительные расхождения. Модель частичного равновесия позволяет получать более подробные оценки эффектов торговой либерализации на уровне конкретных товарных групп, экспорт или импорт которых может измениться. Эти обстоятельства определили выбор данной модели для нашего исследования.

Основываясь на теоретических предпосылках, можно предположить, что либерализация торговли России со странами Европейского Союза, БРИКС и ТТП приведет к генерированию положительных торговых эффектов, потенциальному увеличению стоимостных объемов российского экспорта, существенному перераспределению дополнительных объемов экспорта и импорта между Россией и рассматриваемыми объединениями стран, изменению географической структуры двусторонней торговли.

Методика оценки эффектов торговой либерализации

Тестирование гипотез исследования предполагает: оценку тарифных мер и нетарифных ограничений и включение их в прикладную модель; определение общих последствий торговой либерализации. Базовым годом для модельных расчетов принят 2014 г., по результатам которого экспорт России составил (млрд. долл.): в страны Европейского Союза - 224,40; БРИКС - 44,39; ТТП - 40,27, а импорт в Россию из стран Евросоюза - 118,05; БРИКС - 58,68; ТТП -37,99. Для оценки эффектов торговли использованы данные статистики торговли по товарным группам ООН, тарифных мер и нетарифных ограничений ВТО.

Тарифные меры в торговле состоят из адвалорных пошлин, а также адвалорных эквивалентов неадвалорных пошлин, отраженных в таможенных тарифах. Нетарифные ограничения, которые не отражены в таможенном тарифе, включают временные меры со стороны таможенных органов, которые представляют собой дополнительную нагрузку на импортера. В данном исследовании к нетарифным ограничениям относятся запреты4, процедуры антидемпинга применительно к рассматриваемым странам, квотирование поставок тех или иных товаров. Перечень остальных нетарифных ограничений является довольно многочисленным, однако в рамках настоящего исследования они не рассматриваются, поскольку не относятся к прямым мерам по защите внутреннего рынка и с этой точки зрения не имеют содержательного смысла в оценке. Оценка эффектов снижения экспортных пошлин также не проводилась, поскольку данный инструмент тарифной политики не относится к мерам по защите внутреннего рынка. Сумма тарифных мер и нетарифных ограничений в адвалорном эквиваленте в исследовании определяется как полная импортная пошлина.

Для вычисления полной импортной пошлины на начальном этапе был выполнен расчет адвалорных эквивалентов неадвалорных пошлин. Далее, на основе данных о нетарифных ограничениях определены их адвалорные эквиваленты. Перевод нетарифных ограничений в адвалорный эквивалент происходил посредством использования косвенных процедур оценки, основывающихся на эмпирических доказательствах [18].

Расчет средневзвешенной полной импортной пошлины выявил увеличение нагрузки на импорт в Россию из стран Европейского Союза и ТТП в 2014 г. за счет введения нетарифных ограничений (для ЕС: 10,13% - тарифные меры и 10,82% - нетарифные ограничения; для ТТП: 12,58 и 10,57% соответственно). Для импорта из стран БРИКС нагрузка была ниже: 8,38% - тарифные меры и 4,76% - нетарифные ограничения.

Согласно расчетам, в 2014 г. торговые барьеры для российских товаров на рынок стран ЕС были следующими: 4,10% - тарифные меры и 2,29% - нетарифные ограничения; ТТП: 2,81 и 1,27%; БРИКС: 8,24 и 0,69% соответственно. Страны ЕС, БРИКС и ТТП практически не облагают ставками импортной пошлины импорт сырой нефти, являющейся основной товарной группой в поставках России за рубеж. Поэтому снижение цен на сырую нефть во второй половине 2014 г. чисто технически способствовало смещению обложения импортными пошлинами других товарных групп российского импорта. К некоторым российским товарам применяются нетарифные ограничения (преимущественно процедуры антидемпинга) со стороны стран Европейского Союза и ряда государств ТТП.

Модель частичного равновесия [19], примененная в настоящем исследовании, позволила оценить последствия снижения импортных пошлин на национальную экономику в рамках отдельных товарных рынков. В модели использованы следующие обозначения: M - импорт; X - экспорт; P - цена; Y - национальный доход; t - размер полной импортной пошлины, в которую включены тарифные меры и нетарифные ограничения в адвалорном эквиваленте; Em - эластичность спроса на импорт по внутренней цене; Ex - эластичность предложения экспорта по цене экспорта; Es - эластичность замещения по относительной цене аналогичного товара из различных источников поставок; TC - эффект создания торговли; TD - эффект отклонения торговли; W - эффект благосостояния; i - индекс, обозначающий товар; j - индекс, отражающий данные по странам, импортирующим на внутренний рынок; k - индекс, отражающий данные по странам, в которые экспортируются товары; d - изменение.

Функция спроса на импорт страны j для товара i, произведенного в стране k выражается следующим образом:

Mijk = F (Yj,Pij,Pik) (1)

Функция предложения экспорта производящей (экспортирующей) страны k для товара i представлена как

Xijk = F (Pikj) (2)

Выражения (1) и (2) связаны равенством:

Mijk = Xikj (3)

Если предположить, что в случае свободной торговли внутренняя цена на товар i на импортирующем рынке j будет равна экспортной цене экспортирующей страны k плюс транспортные и страховые расходы, то цена товара i увеличивается на сумму, эквивалентную размеру полной импортной пошлины, т.е.:

Pijk = Pikj (1 + tijk ) (4)

Эффект создания торговли выражается в увеличении спроса в стране j на товар i из страны-экспортера k в результате снижения цен от сокращения полной импортной пошлины:

В модели частичного равновесия эффект благосостояния состоит из двух частей: излишек потребителя и излишек производителя. Она имеет следующие допущения: страны принимают цены глобального рынка; эластичность замещения между одинаковыми товарными группами из разных стран в модели является несовершенной по Армингтону, увеличение торговли с одной страной приводит к сокращению торговли с третьими странами. Изменение значений эластичностей замещения показало несущественные колебания полученных оценок, что формально указывает на их устойчивость.

Последствия торговой либерализации

В соответствии с расчетами при взаимной либерализации торговли России со странами ЕС, БРИКС и ТТП эффект создания превысит эффект отклонения торговли, что указывает на ее потенциальную результативность (табл. 1).

Таблица 1

Эффекты взаимной либерализации внешней торговли России и стран Европейского Союза, БРИКС, ТТП, млрд. долл.*

Показатель

ЕС

БРИКС

ТТП

Эффект создания торговли




для России

27,33

6,64

7,25

для партнера

4,58

4,86

2,84

Эффект отклонения торговли




для России

10,13

3,15

5,36

для партнера

2,23

1,03

2,19

Эффект благосостояния




для России

13,14

1,20

2,82

для партнера

0,12

0,47

0,12

излишек потребителя




для России

9,44

0,76

1,78

для партнера

0,10

0,22

0,08

излишек производителя




для России

3,70

0,45

1,04

для партнера

0,02

0,24

0,04

Потери тарифной выручки




для России

26,26

6,72

8,65

для партнера

2,59

1,12

2,04

Изменение двусторонней торговли для России, %




импорт

31,74

16,69

33,18

экспорт

3,03

13,27

12,51

Изменение объемов общей торговли для России, %




импорт

13,07

3,42

4,40

экспорт

1,37

1,18

1,01

Изменение объемов общей торговли для партнера, %




импорт

0,12

0,23

0,10

экспорт

0,62

0,33

0,30

* Расчеты автора.

Для России торговля со странами Европейского Союза характеризуется наибольшими значениями эффекта создания (27,33 млрд. долл.) и эффекта отклонения торговли (10,13 млрд. долл.); торговля со странами БРИКС - наименьшими значениями эффекта создания торговли (6,64 млрд. долл.) и эффекта отклонения торговли (3,15 млрд. долл.). Из анализируемых объединений стран, для БРИКС либерализация торговли с Россией способна генерировать наибольшие значения эффекта создания (4,86 млрд. долл.) и минимальные значения эффекта отклонения торговли (1,03 млрд. долл.); наименьший эффект создания торговли с Россией характерен для стран ТТП (2,84 млрд. долл.).

Расчеты показали, что Россия и рассматриваемые группы стран получат эффекты благосостояния (Россия с Европейским Союзом - 13,14 млрд. долл., с ТТП - 2,82 млрд. долл., с БРИКС- 1,20 млрд. долл.; БРИКС с Россией - 0,47 млрд. долл., ЕС и ТТП с Россией - по 0,12 млрд. долл.). Излишек потребителя и производителя для России выше, чем для ЕС, БРИКС и ТТП. Наибольшее значение излишка потребителя и производителя для России может генерироваться импортом из Европейского Союза (9,44 млрд. долл. и 3,70 млрд. долл. соответственно). Максимальное увеличение объемов импорта и экспорта России будет характерно для торговли с ЕС. Следует также отметить, что ввиду разного масштаба экономик, для ЕС, БРИКС и ТТП либерализация торговли с Россией приведет к увеличению их общего экспорта и импорта менее чем на 1%.

Потери тарифной выручки окажутся выше для России, чем для стран Европейского Союза, БРИКС и ТТП, причем самые большие такие потери будут генерированы массовым импортом продукции из ЕС. Принимая во внимание данный факт, для России баланс выигрышей и потерь от либерализации торговли должен строиться на том основании, что потери тарифной выручки для российского бюджета могут быть частично компенсированы наращиванием экспорта с точки зрения увеличения сборов экспортной пошлины, которая в данном контексте исследования будет продолжать существовать.

Согласно оценкам на основе укрупненных товарных групп, либерализация торговли не приведет к кардинальному изменению товарной структуры российского экспорта. В экспорте из России в Европейский Союз произойдет незначительное увеличение доли продукции пищевой и химической промышленности, а также транспортных средств. В товарной структуре российского экспорта в страны БРИКС можно ожидать значительного увеличения (более 1 проц.п.) доли недрагоценных металлов, незначительного - разнообразных промышленных товаров, драгоценных камней и металлов, продуктов растительного происхождения, а также пластмасс. В экспорте в страны ТТП - незначительно увеличатся доли минеральных продуктов, продуктов животного и растительного происхождения (табл. 2).

Таблица 2

Изменение товарной структуры торговли России с Европейским Союзом, БРИКС и ТТП*, проц. п.

Раздел таможенного тарифа

Экспорт

Импорт

ЕС

БРИКС

ТТП

ЕС

БРИКС

ТТП

1. Живые животные и продукты животного происхождения

0,25

0,03

0,29

1,83

1,36

2,11

2. Продукты растительного происхождения, жиры и масла

0,06

0,12

0,20

1,14

-0,19

0,14

3. Готовые пищевые продукты, напитки, табак

0,00

0,06

0,01

-0,37

-0,04

0,03

4. Минеральные продукты

-0,74

-2,22

0,58

0,22

0,06

0,12

5. Продукция химической и связанных с ней отраслей промышленности

0,22

-0,01

-0,18

-1,87

0,37

-0,51

6. Пластмассы, каучук, резина и изделия из них

0,02

0,11

-0,01

-0,50

-0,19

-0,29

7. Необработанные шкуры, выделанная кожа, натуральный мех и изделия из них

0,06

0,04

0,00

0,08

0,29

0,01

8. Древесина и изделия из нее, древесная масса, бумага, картон

0,01

-0,71

0,01

-0,05

0,04

-0,01

9. Текстильные материалы и изделия

0,01

0,00

0,00

-0,44

-1,08

-0,49

10. Обувь, головные уборы, зонты

0,00

0,00

0,00

-0,12

-0,39

-0,14

11. Изделия из камня, стекла, драгоценные камни и металлы

-0,03

0,44

-0,14

0,15

0,48

0,01

12. Недрагоценные металлы и изделия из них

0,05

2,08

-0,67

-0,06

0,73

0,49

13. Машины, оборудование и механизмы, электротехническое оборудование

0,00

-0,48

-0,05

-4,68

-2,13

-3,04

14. Транспортные средства

0,10

-0,04

-0,01

4,90

0,67

2,15

15. Разнообразные промышленные товары

0,00

0,56

-0,03

-0,22

0,03

-0,57

* Оценки автора по отношению к базовому 2014 г.

В товарной структуре импорта в Россию из ЕС можно ожидать значительного увеличения доли транспортных средств, продуктов животного и растительного происхождения, незначительного - минеральных продуктов, изделий из камня и стекла. Согласно оценкам, в товарной структуре импорта из стран БРИКС в Россию может наблюдаться значительное увеличение доли продуктов животного происхождения; незначительное - недрагоценных металлов и изделий из них, транспортных средств, продукции химической промышленности, изделий из камня и стекла, продукции кожевенной промышленности. В импорте из стран ТТП предполагается значительное увеличение доли транспортных средств, продуктов животного происхождения; незначительное - недрагоценных металлов и изделий из них, продуктов растительного происхождения, минеральных продуктов.

Либерализация торговли с рассматриваемыми группами стран не приведет к радикальному изменению географической структуры торговли России: доля ЕС в товарообороте России может увеличиться (проц.п.): на 3,24; БРИКС - на 1,74; ТТП - на 2,01; при этом в структуре импорта могут быть заметные изменения: доля ЕС способна увеличиться на 7,40, БРИКС - на 2,80, ТТП - на 3,78 (табл. 3).

Таблица 3

Изменение географической структуры торговли и сальдо торгового баланса России*

Показатель

ЕС

БРИКС

ТТП

Остальной мир

Либерализация торговли с ЕС

Товарооборот, проц.п.

3,24

-0,80

-0,61

-1,83

Экспорт, проц.п.

0,74

-0,12

-0,11

-0,51

Импорт, проц.п.

7,40

-2,55

-1,69

-3,15

Сальдо торгового баланса, млрд. долл.

-30,65

1,32

0,99

1,70

Либерализация торговли с БРИКС

Товарооборот, проц.п.

-0,89

1,74

-0,20

-0,66

Экспорт, проц.п.

-0,53

1,07

-0,09

-0,44

Импорт, проц.п.

-1,46

2,80

-0,43

-0,90

Сальдо торгового баланса, млрд. долл.

1,18

-3,90

0,27

0,75

Либерализация торговли с ТТП

Товарооборот, проц.п.

-1,00

-0,32

2,01

-0,69

Экспорт, проц.п.

-0,45

-0,09

0,92

-0,38

Импорт, проц.п.

-1,88

-0,90

3,78

-1,00

Сальдо торгового баланса, млрд. долл.

1,27

0,54

-7,57

0,35

* Расчет автора.

При либерализации торговли с ЕС положительное сальдо торгового баланса с данными странами для России сохранится, сократившись на 30,65 млрд. долл., при этом ввиду сокращения спроса на импорт из других стран как проявление эффекта отклонения торговли следует ожидать дополнительного увеличения положительного сальдо на 4,01 млрд. долл. В случае сближения только с БРИКС будет наблюдаться сокращение сальдо на 3,90 млрд. долл., с другими странами - увеличение на 2,20 млрд. долл.; только с ТТП - оно сократится на 7,57 млрд. долл., с другими странами - увеличится на 2,16 млрд. долл. В любом из рассмотренных вариантов либерализации двусторонней торговли Россия сохраняет общее положительное сальдо торгового баланса.


Проведенное исследование подтвердило предположение о наличии положительных торговых эффектов либерализации торговли между Россией со странами ЕС, БРИКС и ТТП: эффекты создания торговли превысят эффекты ее отклонения; общее благосостояние повысится; взаимный товарооборот увеличится. Эффект благосостояния для российской экономики проявился в торговле со всеми объединениями стран, наибольшее значение - с ЕС. К издержкам либерализации торговли для российской стороны можно отнести опережающее увеличение импорта по сравнению с российским экспортом, что приведет к изменению тарифной выручки, потери которой для бюджета России будут выше, чем для ЕС, БРИКС и ТТП. Самые большие потери тарифной выручки будут генерированы массовым импортом европейской продукции.

Исследование последствий изменения торговой либерализации России подтвердило предположение об увеличении объемов российского экспорта. По оценке, дополнительные объемы экспорта из России в ЕС, БРИКС и ТТП являются примерно сопоставимыми. Поэтому в целях увеличения стоимостных объемов экспорта выбор России рассматриваемых объединений стран является, вероятно, инвариантным. Импорт из стран ЕС, БРИКС и ТТП может существенно увеличиться по широкому спектру товарных групп, причем изменение товарной структуры может наблюдаться при нивелировании нетарифных ограничений.

Соотношение оценок позволяет утверждать, что заметные изменения во внешней торговле России могут быть генерированы при либерализации двусторонней торговли только с ЕС. Исходя из этого, в целях получения максимальных значений эффекта благосостояния, излишков потребителей и производителей, роста эффекта создания торговли более предпочтительным для российской экономики является либерализация торговли с ЕС. Вместе с тем для пропорционального наращивания объемов экспорта и импорта для России более результативным выглядит вариант торговой интеграции со странами БРИКС. При этом следует иметь в виду, что основной объем торговли России с БРИКС приходится на Китай, на территории которого размещаются предприятия корпоративного сектора из ЕС и развитых стран ТТП. С этой точки зрения при либерализации торговли со странами БРИКС корпоративный сектор стран ЕС и ТТП может увеличить поставки своей продукции в Россию через Китай. При таком развитии событий Россия в перспективе только укрепит свою роль потребителя конечной продукции, производимой в странах БРИКС предприятиями глобального бизнеса, что может вызвать долгосрочные отрицательные для российской экономики эффекты, связанные со снижением выпуска импортозамещающей продукции в ряде отраслей.

По причине негибкой и специфичной товарной структуры российского экспорта с основной долей ограниченного числа товарных групп с низкой степенью переработки, на которые в странах-контрагентах не распространяется высокий уровень защиты внутреннего рынка, Россия имеет возможность развить свой экспортный потенциал только в рамках товарных групп с высокой добавленной стоимостью, а также с первичной степенью переработки. Наличие у России преимуществ, обусловленных наличием природных ресурсов и емким рынком сбыта, может способствовать получению уступок со стороны стран-контрагентов: снятию барьеров, препятствующих росту экспортных поставок; тщательному отбору товарных групп импорта в пользу товаров промежуточного спроса. Вероятно, для перспективного увеличения российского экспорта требуется более детальная конфигурация взаимной либерализации торговли товарами для встраивания в глобальные и региональные производственные связи.


1    Европейский Союз рассматривается в составе 28-ми стран: Австрия, Бельгия, Болгария, Великобритания, Венгрия, Германия, Греция, Дания, Ирландия, Испания, Италия, Кипр, Латвия, Литва, Люксембург, Мальта, Нидерланды, Польша, Португалия, Румыния, Словакия, Словения, Финляндия, Франция, Хорватия, Чехия, Швеция, Эстония.
   В страны БРИКС, помимо России, входят Бразилия, Индия, Китай и ЮАР.
   ТТП рассматривается в следующем формате: Австралия, Бруней, Вьетнам, Канада, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Перу, Сингапур, США, Чили и Япония.

4 Рассматриваемые запреты связаны с режимом контрсанкций на сельскохозяйственную продукцию из США, Канады, Австралии, стран ЕС и Норвегии.


Литература
  1. ЕАЭС предложил Евросоюзу начать диалог об общем экономическом пространстве. Режим доступа: http://polit.ru/news/2015/10/26/eaes_es/
  2. США приглашают Россию и Китай присоединиться к ТТП. Режим доступа: http://www.gazeta.ru/business/news/2015/11/02/n_7841087.shtml
  3. Viner J. The Customs Union Issue. Oxford, New York, Oxford University Press, 2014. 256p.
  4. Alekseev A. An Application of a Computable General Equilibrium Model for the Estimation of Effects of the New Wave of the European Union Enlargement on the Russian Economy / Working Paper #BSP/2003/070. Moscow, New Economic School, 2003. 42p. — http://www.nes.ru/dataupload/files/programs/econ/preprints/2003/Alexeev.pdf
  5. Drogue S., Pyykkönen P., Virolainen M. Free Trade Agreement between the European Union and the Federation of Russia: A CGE Assessment. 2008 Conference Paper Presented at the 11th Annual Conference on Global Economic Analysis, Helsinki, Finland. — https://www.gtap.agecon.purdue.edu/resources/download/3990.pdf
  6. Manchin M. The Economic Effects of a Russia-EU FTA. Tinbergen Institute Discussion Paper. TI 2004-131/2. 32 р. Режим доступа: http://papers.tinbergen.nl/04131.pdf
  7. Разработка методологии количественного анализа влияния внешнеэкономических договоров и соглашений на параметры внешнеэкономической деятельности и международной конкурентоспособности российской экономики: отчет о НИР /ЦЭФИР. М., 2006. 162 с. — http://aisup.economy.gov.ru/niokr/ materi-als.Jsp?uuid=pprtctfs000080000hckv7cqoc4fn2v8
  8. Francois J.F., Manchin M. Economic Impact of a Potential Free Trade Agreement (FTA) between the European Union and the Commonwealth of the Independent States. CASE Network Reports No. 84. April 2009. Режим доступа: http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=1393697
  9. Кнобель А., Чокаев Б. Возможные экономические последствия торгового соглашения между Таможенным и Европейским союзами //Вопросы экономики. 2014. № 2. С. 68-87.
  10. Lee C.-S., Song B. Economic Effects of Russia's Trade Liberalization: Russia's WTO Accession and FTAs with EU and Korea // Journal of East Asian Economic Integration. 2008. Vol. 12. № 1. P. 251-286.
  11. Maliszewska M., Orlova I., Taran S. Deep Integration with the EU and its Likely Impact on SelectedENP Countries and Russia. CASE Network Reports No. 88. November 2009. Режим доступа: http://www.case-research.eu/sites/default/files/publications/27252442_CNR_88%283%29_0.pdf
  12. Sandrey R., Jensen H.G. A Fresh Look at a Preferential Trade Agreement Among the BRICS. Tralac. Trade Brief No. S13TB10/2013. November 2013. — http://www.tralac.org/images/docs/4596/s13tb102013-sandrey-Jensen-a-fresh-look-at-a-pta-among-brics-20131120-fin.pdf
  13. Sharma S.K., Kallummal M. A GTAP Analysis of the Proposed BRICS Free Trade Agreement. Working Draft. Submitted to 15th Annual Conference on Global Economic Analysis «New Challenges for Global Trade and Sustainable Development». Geneva, Switzerland. June 27-29, 2012. Режим доступа: https://www.gtap.agecon.purdue.edu/resources/download/5989.pdf
  14. Cai S., Zhang Y., Meng B. Spillover Effects of TTIP on BRICS Economies: A Dynamic GVC-based CGE Model. IDE Discussion Paper № 485, January 9, 2015. Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.ide.go.Jp/English/Publish/Download/Dp/pdf/485.pdf
  15. Petri P.A., Plummer M.G., Zhai F. The Trans-Pacific Partnership and Asia-Pacific Integration: A Quantitative Assessment. Working Papers Economic Series No. 119. Honolulu: East-West Center, 2011. Режим доступа: https://www.usitc.gov/research_and_analysis/documents/petri-plummer-zhai%20EWC%20TPP%20WP%20oct11.pdf
  16. Malokostov A., Turdyeva N. Impacts of Trade 'Meta-Agreements' on Russia // The Impact of Mega Agreements on BRICS. 5th BRICS Trade and Economic Research Network (TERN) Meeting. Режим доступа: http://ccgi.fgv.br/sites/ccgi.fgv.br/files/file/Publicacoes/5th%020BRICS-TERN%20ebook.pdf
  17. Кнобель А.Ю., Чокаев Б.В. Оценка последствий создания зон свободной торговли России с азиатскими странами. М.: РАНХиГС, 2013. 89 c. Режим доступа: http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=2341353
  18. Allen M. Review of the IMF's Trade Restrictiveness Index (Background Paper to the Review of Fund Work on Trade). Prepared by the Policy Development and Review Department. 2005. February 14. 20 p. Режим доступа: http://www.imf.org/external/np/pp/eng/2005/021405r.pdf
  19. AmJadi A., Schuler P., Kuwahara H., Quadros S. World Integrated Trade Solution. User's Manual. 2011. 230 p. Режим доступа: http://wits.worldbank.org/data/public/WITS_User_Manual.pdf.