Строительство и рынок недвижимости: от кризиса к росту

Строительство и рынок недвижимости: от кризиса к росту

Каменецкий М.И.
Яськова Н.Ю.


Затяжной характер мирового кризиса оказал существенное влияние на национальную экономику, темповые характеристики и приоритеты ее развития, которое тормозит реализацию планов модернизации и выхода на траекторию волны роста нового технологического уклада [1]. Одним из ключевых внутренних факторов, не просто тормозящих, но и лишающих перспектив развития территории, города и населенные пункты, а также целые отрасли и отдельные предприятия, является сложившийся фондовый каркас национальной экономики1. Реализация потенциала развития непосредственно зависит от степени соответствия пространственного каркаса недвижимости приоритетам и целям развития экономики. Именно они задают его пропорции и формируют требования к рынку недвижимости и строительству, обеспечивающему процессы расширенного воспроизводства и конкурентоспособность капитальных фондов страны [2].

Из сказанного следует, что проблема выхода из кризисного состояния строительства и рынка недвижимости не может рассматриваться:

  • вне контекста стратегических установок развития национальной экономики. Они определяют цели реструктуризации фондового каркаса и задают параметры его необходимых пропорций. Следовательно, только наличие внятных целей преобразования различных сегментов рынка недвижимости позволяет выявлять и разрабатывать стратегию перехода строительства и рынка недвижимости к росту;
  • в отрыве от полноценной реализации имеющегося потенциала развития, представленного жилищными, производственными, инфраструктурными фондами и земельными ресурсами. Они должны быть использованы с максимальной отдачей, что также в большинстве случаев сопряжено с дополнительными вложениями в капитальный ремонт и реновацию;
  • без готовности институциональной и деловой среды (отраслевых элит, субъектов инвестиционно-строительной деятельности) к изменению целей и масштабов деятельности по реструктуризации пространственного каркаса национальной экономики.

Существует противоречие между имеющимися производственными мощностями строительства, с одной стороны, и структурой недвижимости, необходимой для функционирования национального хозяйства с другой. Это противоречие сдерживает возможности экономически эффективного обеспечения реализации стратегических приоритетов развития национальной экономики. Разрешение указанного противоречия потребует: технико-технологической, организационно-экономической, институциональной, информационной и коммуникационной готовности строительства к обеспечению переформатирования фондового каркаса, придания ему оптимальных пропорций. Степень готовности строительства предлагается использовать в качестве комплексного критерия оценки потенциала экономической эффективности перегруппировки ресурсов роста строительства и рынка недвижимости. Таким образом, для перехода от кризиса к росту нужно привести процесс ресурсной реструктуризации строительства в соответствие с задачами пространственной трансформации национальной экономики.

Не углубляясь в детальный анализ, отметим, что сложившийся уровень технической оснащенности, используемых технологий, качества материалов и рабочей силы, принимаемых проектных и конструкторских решений не позволяют рассчитывать на то, что строительство сможет обеспечить производство конкурентоспособной строительной продукции. Технологическая отсталость, низкое качество материалов и недостаточная экономическая эффективность строительства могут не только замедлить перемены, но и вовсе «омертвить» капитал. Новейшая история России знает немало примеров замороженных проектов различной стадии готовности. Преследующее страны постсоветского пространства «проклятье незавершенного строительства» по сей день тормозит развитие российской экономики [3]. Кроме того, стройиндустрия в рейтинге инновационно активных отраслей занимает одно из последних мест [4].

Между тем системно предпринимаемые отраслевым центром и хозяйствующими субъектами попытки повышения экономической эффективности строительства на инновационной основе привели к тому, что на практике возникают новые технологии, снижающие стоимость, ускоряющие инвестиционный цикл и гарантирующие качество. Например - технология сборного строительства «Формат», позволяющая возводить малоэтажные здания за два месяца. Расширяется использование новых высокоэффективных строительных, кровельных и теплоизоляционных материалов. Улучшается инженерное оснащение зданий, внедряются схемы энергоснабжения жилых кварталов с использованием принципа когенерации. Осуществляется переход к геоинформационному моделированию недвижимости и др. [5]. Более того, растет экспортный потенциал российских производителей за счет конкурентоспособных цен и высокой производительности труда [6]. Что касается технического оснащения, то по данным Росстата РФ, картина не столь обнадеживающая. Уровень износа основных фондов возрос с 39,2% в 2000 г. до 47,7% в 2015 г. Но при этом удельный вес полностью изношенных машин снизился более чем на 5%, что свидетельствует о тенденции к обновлению парка. Совершенно очевидно, что такой темп не может считаться достаточным.

Вышесказанное свидетельствует о некорректности утверждения, что существующий рынок недвижимости абсолютно невосприимчив к инновациям. Вопреки расхожему мнению [7], он, несомненно, восприимчив, но фрагментарность технологических успехов не позволяет воспользоваться всеми преимуществами новых материалов или технологий. Например, по данным компании «Техноникель», имеющий хорошие перспективы рынок каменной ваты без смол, используемой для утепления всех видов зданий, также современных кровельных материалов - в условиях инфраструктурных ограничений, закрытия региональных и федеральных дорог на ремонт, удорожания логистики и несовершенства валютного законодательства - объективно не сможет развиваться. В целом большинство инноваций в строительстве оказываются экономически неоправданными, так как новая техника подключается к устаревшим системам городских коммуникаций, порождая конфликт элементов системы. Следовательно, скорость процесса и масштаб инновационного обновления, обеспечивающего технико-технологическую готовность строительства к росту, недостаточны для решения стоящих перед отраслью задач.

Оценка организационно-экономической готовности строительства к решению перспективных задач также не располагает к оптимизму. По данным Росстата [8], индекс предпринимательской уверенности в 2016 г. по отношению к 2013 г. снизился на 15%. Также портфель заказов строительных организаций по факту к концу 2016 г. стал на 36% менее укомплектованным. Средний уровень использования производственных мощностей снизился с 65% в 2013 г. до 60% в 2016 г. При этом максимальное падение - до 49% наблюдается в строительных организациях с численностью работников до 50 чел. Это свидетельствует о недогрузке строительного бизнеса, вынуждающей закрывать малые строительные предприятия или перемещать их в теневой сектор экономики. В средних и крупных строительных организациях уровень использования производственных мощностей в 2016 г. вернулся после роста в 2015 г. до 69% к уровню 2014 г., равному 67%. Эксперты [7] отмечают, что тенденция снижения продолжится в связи со свертыванием государственной поддержки рынка недвижимости. Выше среднего уровня загрузки производственных мощностей - от 71 до 80% - имеют строительные организации Республики Татарстан, Хабаровского края, Ленинградской, Мурманской, Новгородской, Тульской областей, Еврейской автономной области, г. Севастополя. Здесь высокий уровень использования строительных мощностей обусловлен высокой инвестиционной активностью за счет бюджетных вложений в транспортную и социальную инфраструктуру этих регионов.

В то же время опрос представителей строительного бизнеса на Гайдаровском форуме, прошедшем 12-14 января 2017 г. [7] показал, что среди множества негативных факторов участники:

  • назвали в качестве основного тормоза развития нехватку инвестиций и недоступность кредитов (более 60% опрошенных);
  • традиционно отметили низкий уровень квалификации работающих (около половины опрошенных);
  • выделили дефицит заказов на строительные работы (более 42% опрошенных);
  • отметили негативное влияние административного ресурса (около 30% опрошенных);
  • в гораздо меньшей степени, чем в 2014 и 2015 гг., (не более 10% опрошенных) выразили недовольство и необходимость изменения порядка налогообложения и получения исходно-разрешительной документации;
  • отметили негативный характер происходящих институциональных изменений (менее 10% опрошенных).

Таким образом, картина в оценке факторов существенно различается.

Исследование показало, что она различна и по регионам. Отстающие по уровню дохода на душу населения (79-84 рейтинги по данным Росстата) далеко не во всех случаях имеют уровень загрузки производственных мощностей в строительстве ниже среднего. По мнению авторов, это связано с действием двух факторов: уровнем активности мер государственной поддержки и высокой долей теневого сектора. Совершенно очевидно, что Республика Крым или Чеченская республика, опережая большинство регионов по динамике инвестиций в основной капитал (за три года в Крыму инвестиции на душу населения в текущих ценах удвоились), объективно не могут находиться на 81-м и 82-м местах среди регионов по уровню доходов населения. При столь мощной поддержке из центра в этих регионах разворачиваются масштабные программы по всем направлениям строительства, что вызывает рост занятости и, следовательно, реальных доходов населения. Гипотетически можно предположить, что выявленное несоответствие обусловлено высоким уровнем теневых доходов. Также немаловажное значение имеет локализация доходов членов семьи, работающих в иногородних строительных организациях, зарегистрированных в других регионах и крупных городах России.

Анализ изменения экономической эффективности деятельности строительных организаций показал, что если объем работ в строительстве по отношению к предыдущему году в 2005 г. возрос на 12,1%, в 2010 г. снизился на 16,7%, в 2013 г. возрос на 60,7%, то в 2014 и 2015 гг. снизился более чем на 30% [8]. С одной стороны, это эффект высокого значения базы сравнения, с другой - настораживающий фактор существенного снижения деловой активности. При этом начиная с 2005 г. доля убыточных строительных организаций фактически не опускалась ниже 30-процентного уровня, а рентабельность строительной продукции (работ и услуг), достигнув в 2013 г. уровня 8,3%, начиная с 2014 г. имеет фактически минимально возможный уровень 3-4%, что не позволяет формировать собственный инвестиционный потенциал развития. Тем более, что кредиторская задолженность также имеет тенденцию к росту: от 2,1 млрд. руб. в 2010 г. до 3,8 млрд. руб. в 2015 г., т.е. за пять лет увеличилась на 81% [9].

Итак, по совокупности вышеприведенных причин организационно-экономическая готовность недостаточна вследствие как низкой деловой активности, изношенности основных фондов, неравномерности загрузки производственных мощностей, так и высокой доли убыточной строительной деятельности, растущей кредиторской задолженности и низкой рентабельности строительной деятельности.

Что касается институциональной готовности строительной отрасли к росту, то ряд исследований [10; 11 и др.] показал, что действующие нормирующие, контрольные, фондовые, лизинговые, инвестиционные, инновационные и другие институты, действующие в строительстве и обслуживающие рынок недвижимости, в основном сосредоточены в социально чувствительной сфере жилищного строительства. Качество жизни, требующее комплексной застройки районов проживания и задающее уровень конкурентоспособности среды, по мнению специалистов, пока только декларируется [12 и др.]. А отраслевые дорожные карты развития строительства, разработанные Минстроем РФ [13], не учитывают имеющихся диспропорций капитальных фондов, сложившуюся и создаваемую структуру недвижимости и в связи с этим не позволяют:

  • во-первых, обоснованно и экономически целесообразно координировать процессы их реструктуризации;
  • во-вторых, формировать проектные пулы развития недвижимости;
  • в-третьих, обеспечивать их комплексную информационно-аналитическую, нормативно-правовую и научно-консультативную поддержку.

Поэтому разработанные «Стратегия инновационного развития строительной отрасли Российской Федерации до 2030 года» и «Стратегия развития жилищно-коммунального хозяйства в Российской Федерации на период до 2020 года» не могут претендовать на комплексность мер и полноценную реализацию потенциала строительства и рынка недвижимости. Следовательно, обеспечение новой волны их роста априори не может в полной мере способствовать достижению стратегических показателей развития.

Современный способ строительного производства также требует применения лучших практик использования современных информационных технологий. Проблемы их использования в строительстве в диапазоне 3÷5d-моделирования проектов застройки и непосредственно строительства широко обсуждаются в настоящее время в научных и деловых кругах [14]. По общему мнению экспертов в этой области, отставание в использовании информационных технологий в проектировании, строительстве, контроле и эксплуатации недвижимости преодолевается, но недостаточными темпами [15]. Так, например, созданная еще в 2011 г. в Иркутском национальном исследовательском техническом университете геоинформационная платформа так и осталась без наполнения и реализации в строительстве. В то же время в таких городах, как Санкт-Петербург, Екатеринбург, Новосибирск, Москва и др., активно функционируют научно-исследовательские аналитические центры, отрабатывая механизмы 3d-моделирования и внедряя результаты разработки инновационного программного обеспечения в деятельность крупных игроков рынка недвижимости. Также отметим, что проблема внедрения информационных технологий не сходит с повестки и находится под постоянным контролем Минстроя РФ [16].

Высокая изменчивость состава участников инвестиционно-строительной деятельности затрудняет формирование необходимых условий для развития кластеров недвижимости. Взаимосогласованной деятельности препятствуют в первую очередь возрастающие финансовые трудности, которые достаточно очевидны из данных Росстата [7]: просроченная кредиторская задолженность с 2005 по 2015 г. выросла на 34,4%; просроченная задолженность поставщикам - на 67,7%2.

В то же время финансовая дисциплина строительных организаций по платежам в бюджет и государственные бюджетные фонды существенно улучшилась: задолженность по платежам в бюджет уменьшилась в два раза; задолженность в государственные бюджетные фонды снизилась на 17%.

Далеко не так благополучна ситуация с дебиторской задолженностью. Просроченная дебиторская задолженность организаций, осуществляющих строительную деятельность, увеличилась за период с 2005 по 2015 г. в 2,2 раза, в том числе просроченная задолженность покупателей в 2,2 раза3.

Указанные тенденции выявляют асимметрию коммуникационных механизмов и накопленные противоречия во взаимоотношениях участников строительства. Также проблемы взаимодействия возникают вследствие институциональных новаций (к примеру, принятия ФЗ № 214 [18]), которые усугубляют противоречия экономических интересов производителей (застройщиков, подрядных организаций, поставщиков и др.) и потребителей строительной продукции. Ретроспективный анализ показывает, что изменения финансовой модели инвестиционно-строительной деятельности во всех случаях приводят к необходимости реструктуризации экономических интересов участников с целью придания их деятельности взаимосогласованного характера [19].

Разрешение накопленных противоречий технологического обновления, организационно-экономического уклада, институционального, информационного и коммуникационного обеспечения строительства, эксплуатации и развития недвижимости мы связываем с решением следующих основных задач:

  1. Приведение структурного каркаса капитальных фондов в требуемое для реализации национальных приоритетов развития состояние. Для этого необходимо обеспечить существенное возрастание объемов нового инновационно ориентированного промышленного, инфраструктурного, экологического строительства. Также потребуется существенный рост ремонтно-восстановительных работ в производственной и жилищной сферах.
  2. Преодоление фрагментарности инновационного обновления. Совмещение инноваций с действующими системами, если не «обнуляет» их преимущества, то существенно снижает их эффективность, что требует системной увязки технологических процессов и учета затрат на обеспечение их совместимости в инвестиционно-строительных проектах.
  3. Обеспечение квалифицированного сопровождения процессов технологического обновления. Для этого необходимо создание отраслевого инновационного кластера в новом взаимоувязанном формате деятельности геоинформационных платформ, технопарков, инжиниринговых компаний, дискуссионных площадок, эффективных форм непрерывного образования с диалоговыми режимами выставок, форумов и др. Также отметим в этой связи востребованность реализации потенциала саморегулирования, технического и государственного регулирования.
  4. Устранение недостаточности инвестиционного финансирования процессов технологического обновления строительства и рынка недвижимости, как за счет развития венчурного, проектного и бюджетного финансирования, так и на основе использования инструментов стимулирующего характера - субсидирования, налоговых льгот и др.
  5. Наполнение информационно-образовательного вакуума, требующее организации процесса непрерывного обучения, обмена опытом, экспериментирования и тиражирования результатов и др.

Указанные проблемы требуют безотлагательного решения. В противном случае неготовность строительства отвечать требованиям модернизации сферы недвижимости станет существенным препятствием для реструктуризации производственного каркаса национальной экономики в направлении выхода на траекторию инновационного роста.

Совершенно очевидно, что ресурсов для решения поставленных задач недостаточно в силу низкой готовности строительства к качественным изменениям. Это относится к его материально-технической базе, технологическому, институциональному, и к организационно-экономическому обеспечению. Очевидно, что «погасить» кризис в строительстве и сфере недвижимости вливанием инвестиций не удастся. Именно поэтому необходимы комплексные нетрадиционные меры с высоким синергическим потенциалом.

По нашему мнению, к их числу относятся:

Во-первых, переориентация инвестиционной политики на существенное устранение диктата финансовых посредников. Несоразмерность цены финансовых услуг и соответственно маржинальных доходов финансовых учреждений приводит к неэффективному перераспределению инвестиционных потоков, изымая в пользу финансистов в ряде случаев более 20% их объема. Это совершенно недопустимо в условиях необходимости масштабных капиталоемких трансформаций. В этой связи следует:

  1. согласиться с выводами академика С.Ю. Глазьева и предложениями по пересмотру финансово-кредитной политики Центрального Банка РФ и сокращению уровня кредитных ставок [1];
  2. используя меры государственной поддержки, сфокусировать усилия на развитии блокчейна (системы безопасных взаимных расчетов без посредников), краудинвестинга (прямое проектное инвестирование посредством использования информационных платформ) и других современных высокоэффективных финансовых технологий;
  3. обеспечить прозрачность ценообразования в строительстве и реформировать систему сметного нормирования в направлении внедрения информационных технологий и непрерывного ценового ресурсного мониторинга, как для обоснования, так и для контроля строительных смет;
  4. разработать механизмы государственного строительного заказа с использованием новых финансовых информационных инструментов, а также с учетом контрактов жизненного цикла создаваемой недвижимости, режимами обратной связи и ответственности заказчика не только за результаты строительства, но и за эксплуатационный режим;
  5. сфокусировать инвестиционную поддержку на техническом перевооружении строительства, а также на переориентации обрабатывающих отраслей промышленности по выпуску высокотехнологичных строительных материалов, деталей и конструкций.

Во-вторых, восстановление на новой технологической основе кластера отечественного машиностроения с целью повышения уровня механизации строительно-монтажных работ, а также выпуска инженерного оборудования для интеллектуального наполнения недвижимости.

Имея в виду существенную изношенность отечественных производственных мощностей и в то же время невозможность откладывать переоснащение строительного производства, необходимы переосмысление и полноценная реализация потенциала лизинговых механизмов, что предполагает:

  1. создание нового института - лизингового инжиниринга, позволяющего не только обосновывать целесообразные проектно-ориентированные форматы внедрения новой техники, но и обеспечивать оценку экономической эффективности лизинга на различных стадиях реализации строительных проектов;
  2. пересмотр требований к лизинговым компаниям с целью повышения их ответственности за внедрение высокотехнологичного оборудования и техники;
  3. повышение роли государственных закупок строительной техники и инженерного оборудования с приведением плановой, стимулирующей и контрольной функции контрактной системы в соответствие с составом задач перевооружения.

В-третьих, активизация финансовых инструментов поддержки приоритетных строительных проектов. В их числе: субсидирование, гарантирование, налоговые освобождения, компенсации, безвозмездные передачи имущества, льготы и др. Фокусировка исключительно на инвестициях не позволяет реализовать комплексный подход, обременяя бюджеты всех уровней и соответственно замедляя темп востребованных трансформаций. Финансовые инструменты целесообразно использовать для коррекции сложившихся диспропорций в сфере недвижимости, распространяя их во всех рыночных сегментах и используя для поддержки деятельности всех без исключения участников рынка недвижимости, а именно крупных, средних и малых предприятий.

В-четвертых, создание благоприятной институциональной среды, имея в виду:

  1. устранение административных барьеров и ускорение подготовительных процедур реализации инвестиционно-строительных проектов. Работа в этом направлении активно ведется. По данным Национального объединения строителей (НОСТРОЙ) сроки согласований и оформлений исходно-разрешительной документации составили в настоящее время менее 12 мес., но и этого пока недостаточно для существенного повышения эффективности строительства [20];
  2. формирование новой инновационно ориентированной институциональной структуры: инжиниринговых компаний, геоинформационных платформ, технопарков, образовательных центров, выставочных и опытных производств и др. Несмотря на их наличие и даже количественный рост, их эффективность, по мнению экспертного сообщества, пока ниже ожиданий [7];
  3. разработку норм и правил реализации контрольно-надзорных функций в строительстве с учетом возможностей информационных и финансовых технологий;
  4. расширение полномочий и разновидностей центров, а также комплекса мер целесообразной, а в ряде случаев адресной, поддержки инновационных компаний малого бизнеса в строительстве;
  5. приведение действующей законодательной базы, регулирующей строительство, в соответствие с требованиями повышения производительности труда, качества и конкурентоспособности строительной продукции. Это невозможно без достижения баланса интересов участников строительства и рынка недвижимости. Устранение асимметрии их прав и ответственности - важнейшее условие снятия ограничений институциональной среды.

В-пятых, реализация потенциала интеллектуальных ресурсов развития, а именно не только нано-, инфо-, смарт-, био-, природоподобных технологий, о которых так много говорится на дискуссионных площадках в стране и за рубежом, но и управленческих, образовательных и инжиниринговых технологий, по существу обеспечивающих управляемый и целесообразный режим реализации экономических преобразований.


Приведенные направления формирования необходимого (в контексте приоритетов развития национальной экономики) ресурсного потенциала для перехода строительства и рынка недвижимости в фазу роста в общих чертах фокусируют поиск условий, активирующих имеющиеся возможности для максимального сокращения переходного периода к режиму целесообразного и эффективного функционирования строительной отрасли.


1 Он характеризуется в первую очередь структурой капитальных фондов, состоящих из жилищного, экологического, инфраструктурного (социальной, инженерной, транспортной, производственной инфраструктуры), историко-культурного каркасов, т.е. сложившейся к определенному времени структурой недвижимости.

2 Рассчитано по данным [17], раздел 2.17.

3 Рассчитано по данным [17], раздел 2.18.


Литература
  1. Глазьев С.Ю. Экономика будущего. Есть ли у России шанс? М.: Книжный мир, 2016. 640 с.
  2. Каменецкий М.И. Инвестиционно-строительная деятельность в современной России: состояние, тенденции //Проблемы прогнозирования. 2016. № 4. С. 46-57.
  3. Lukmanova I.G., Yaskova N.Y. Hidden Reserves of Post-Crisis Development of Construction Industry // Proce-dia Engineering. Vol. 165. 2016. Рp. 1293-1299.
  4. Враги строительных инноваций //Эксперт. 2007. № 27(568). С. 15-27.
  5. Малоэтажное домостроение в Российской Федерации. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://expertteam.pro/index.php/nashi-idei/icons-5/item/008-tehnologii-individualnogo-i-maloetazhnogo-domostroeniya
  6. Когда дома делать нечего // Эксперт. 2017. № 14(1024). С. 19-23.
  7. VIIIГайдаровский форум «Россия и мир: выбор приоритетов» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.ranepa.ru/ob-akademii/gajdarovskij-forum
  8. Федеральная служба государственной статистики [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/ rosstat_main/ rosstat/ru/statistics/enterprise/building/
  9. Строительство в России [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/ rosstat_main/rosstat/ru/statistics/enterprise/ building/
  10. Яськова Н.Ю., Алексеева Т.Р., Родионов П.Н. Развитие инструментов модернизации строительного комплекса. М.: НИУ МГСУ, 2016. 168 с.
  11. Лукманова И.Г., Яськова Н.Ю. О словах и делах в решении проблем развития строительства // Экономика строительства. 2016. № 5(41). С. 3-10.
  12. Сарченко В.И. Методология разработки и реализации инновационных решений по комплексной жилой застройке территорий генплана города со скрытым инвестиционным потенциалом (Теория и практика). Красноярск: ИСИ СФУ, 2014. 240 с.
  13. Стратегия инновационного развития строительной отрасли Российской Федерации на период до 2030 года [Электронныйресурс]. Режим доступа: http://www.minstroyrf.ru/docs/11870/
  14. Мурашова О.В., Яськова Н.Ю. Актуальные аспекты и проблемы внедрения концепции информационного моделирования инвестиционно-строительной деятельности //Научное обозрение. 2016. № 4. С. 160-164.
  15. Научно-технологическое развитие России: новые горизонты экономики, управления, права /Материалы II Международной научно-практической конференции. М.: РАНХиГС, изд-во «Спутник+», 2016. 338 с.
  16. Минстрой России: официальные материалы [Электронныйресурс]. Режим доступа: http://www.minstroyrf.ru/docs/
  17. Строительство в России 2016 / Стат. сб. Росстат. 2017.
  18. Федеральный закон № 214 «О долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости» в редакции от 01.01.2017 г. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://kodeks.systecs.ru/zakon/fZ-214/
  19. Яськова Н.Ю. Развитие инвестиционно-строительных процессов в условиях глобализации. М.: МАИЭС, ИПО «У Никитских ворот», 2009. 520 с.
  20. Национальное объединение строителей (НОСТРОИ) [Электронныйресурс]. Режим доступа: http://nostroy.ru/