МЕТАЛЛУРГИЯ В СИСТЕМЕ МЕЖОТРАСЛЕВЫХ ВЗАИМОСВЯЗЕЙ


МЕТАЛЛУРГИЯ В СИСТЕМЕ МЕЖОТРАСЛЕВЫХ ВЗАИМОСВЯЗЕЙ

В 90-е гг. ситуация в металлургии была значительно лучше, чем в народном хозяйстве в целом, что обусловливалось ее спецификой как ресурсоперерабатывающей и экспортно-ориентированной отрасли. До конца 90-х гг. в экономике на фоне финансовых проблем не ощущалось существенных сырьевых и экспортных ограничений. В 2001 г. промышленные предприятия, работающие на внутреннее потребление своей продукции, стали развиваться быстрее, чем экспортно-ориентированные, у которых появился дефицит ресурсного обеспечения. Причины такого отставания заключаются в воздействии не только текущих конъюнктурных факторов, но и сложившихся в 90-е гг. среднесрочных тенденций.

В 2001 г. благоприятные явления экономики послужили основой позитивных процессов в металлургии и системе обеспечения народнохозяйственных потребностей в металле. В результате получения доходов от других отраслей экономики, и прежде всего топливно-энергетического комплекса, финансовая нагрузка на металлургию со стороны государственных структур практически не возросла. В рамках проведения налоговой реформы значительно уменьшены отчисления во внебюджетные фонды, сохранены льготы на прибыль, направляемую на инвестиции.

МПС отменило "экспортные" тарифы, региональные энергосистемы увеличивали тарифы с незначительным превышением уровня инфляции. В январе-мае 2001 г. тарифы на электроэнергию и грузовые перевозки возросли соответственно на 15, 7 и 4, 5%.

Удалось уменьшить поставки на российский рынок металлопродукции из стран СНГ и вывоз отечественного сырья за границу. Было принято соглашение с Украиной по ограничению поставок труб. Введены таможенные пошлины на лом черных и цветных металлов (до 50%), что позволило повысить удельный вес во внутреннем потреблении металла отечественных производителей и улучшить их обеспечение вторичным сырьем. Так, потребление в 2000 г. черных металлов возросло почти на 27%, а основных видов цветных - примерно в 1, 5 раза. В 2001 г. в связи с наращиванием производства машиностроительной продукции (на 8, 5% за 9 месяцев) и объемов капитального строительства прирост внутреннего металлопотребления сохранился.

Все это помогло металлургии улучшить финансовое положение. Несмотря на уменьшение прибыли предприятий в 2 раза, их рентабельность составила около 20%. Поэтому с точки зрения текущей эффективности производства не было ограничений для дальнейшего увеличения выпуска металла. Но ранее наблюдавшихся быстрых темпов роста (в 2000 г. по черной металлургии - 115, 6%, по цветной - 111, 3%) не удалось сохранить из-за обострения внутриотраслевых и межотраслевых проблем. В 2001 г. потенциал металлургии ограничивался ресурсами первичного сырья. Только в ряде подотраслей цветной металлургии производство немного возросло за счет резкого увеличения переработки вторичного сырья, а черная металлургия остается на уровне показателей 2000 г.

При общем снижении объемов продукции в черной металлургии на 0, 1% производство товарной железной руды сократилось на 4, 2%, окатышей - на 11, 6, кокса - на 1, 7, ферросплавов - на 8, 4, огнеупоров - на 10%. Только за счет активного использования вторичного сырья общий объем выпуска стали и проката за 8 месяцев 2001 г. сохранился на уровне соответствующего периода 2000 г. Однако в сентябре 2001 г. по сравнению с сентябрем 2000 г. наблюдалось снижение производства на 1, 6% из-за ресурсных ограничений. Аналогичная ситуация и в цветной металлургии. Добыча бокситов (основного сырья для алюминиевой промышленности) сократилась на 6, 3%, выпуск олова, свинца и цинка в концентрате - на II - 17%. Основной прирост производства цветных металлов стал результатом уменьшения экспорта лома в 4 раза.

Металлургия продолжает сталкиваться с трудностями при реализации продукции на внешнем рынке. Наряду с традиционными проблемами поставок металла в США и страны ЕС (снижение квот в ответ на предпринятые Россией меры по ограничению экспорта металлолома) возникли сложности с его поставками в Китай, Индию, Индонезию и т.д. В 2001 г. снизились мировые цены на основные виды металла, особенно резко - на цветные. Потери экспортеров цветных металлов из-за неблагоприятной мировой конъюнктуры (снижение цен до минимального уровня за последние 2 года уровня) оцениваются в 800 млн. долл. за первое полугодие истекшего года. Металлургия не смогла продвинуться на мировых рынках продукции высокой степени переработки, что обусловило сокращение в 2001 г. выпуска алюминиевого, бронзового и латунного проката. На внешние рынки поставляются в основном заготовки для переката и продукты плавильных переделов цветной металлургии.

Металлургия при наличии значительных финансовых ресурсов испытывает инвестиционные трудности. Имевшиеся ранее на крупных предприятиях некапиталоемкие проекты по мобилизации производственных резервов реализованы за 1, 5-2 года или находятся в стадии завершения. И в настоящее время отрасли необходимо осуществлять стратегически важные проекты, требующие крупных инвестиций при относительно длительной окупаемости затрат. Вместе с тем еще достаточно объектов с минимальными рисками вложений и быстрой окупаемостью. Эти явления сопровождаются перемещением капиталов из металлургии в другие отрасли. Так, металлургические компании вошли в число крупнейших акционеров автомобильных заводов (ГАЗ, УАЗ), приобрели значительные пакеты акций угольных (Кузбассуголь, Хакассуголь) и транспортных компаний. Таким образом, отраслевые металлургические компании становятся в межотраслевыми. Но наряду с позитивными моментами (укреплением собственного ресурсного обеспечения и расширением рынков сбыта) возникают отрицательные последствия этого процесса. Резко снизились темпы повышения технического уровня металлургического производства, крайне медленно реализуются крупные проекты, а в ряде случаев свертываются ранее намеченные планы (например, по производству больших труб с участием Северстали и Ижстали). Из-за отсутствия средств Уральская горно-металлургическая компания приостановила в 2001 г. реализацию проекта по перепрофилированию части производственных мощностей на выпуск цинка и свинца.

Усиливается устаревание производственного аппарата (износ машин и оборудования в черной металлургии составляет около 67%, в цветной - более 61%), замедление ввода новых мощностей (особенно в добывающих подотраслях), упрощение сортамента выпускаемой продукции (увеличение доли изделий базовых переделов в общем объеме экспорта продукции черной металлургии вызвано ростом внешних поставок железной руды на 87%, чугуна - на 90% при общем снижении экспорта черных металлов на 13% в первом полугодии 2001 г.). При этом сохраняется высокий уровень загрузки мощностей по производству чугуна и кокса (около 85%), железной руды (свыше 95%), по выплавке алюминия (почти 100%), по производству никеля и меди (около 85%).

Если не предпринимать срочных мер по укреплению ресурсно-технологической базы, ситуация в отрасли может усугубиться. Ухудшение ресурсного обеспечения (коксом, железной рудой, бокситами и другими рудами цветных металлов) приведет к падению производства на всех последующих переделах. В истекшем году неоднократно наблюдалось абсолютное снижение объемов выпуска чугуна, листового проката и других видов металлопродукции. К концу года на процесс заготовки лома (основной ресурсный источник роста производства в начале 2001 г.) влияет сезонный фактор. В осенне-зимний период, когда заготовка товарного лома сокращается на 30- 40%, воздействие сезонного фактора усиливается за счет организационных причин. Возможны абсолютное сокращение выпуска товарной продукции (в сопоставимых ценах) в черной металлургии и значительное снижение темпов роста в цветной при том, что общий объем промышленного производства будет возрастать. Это приведет к дальнейшему уменьшению удельного веса металлургии в промышленном производстве.

Устранить такие тенденции крайне сложно. В их основе находятся долгосрочные процессы отраслевого развития (сокращение ресурсной базы, износ производственного аппарата, структурные сдвиги в производстве продукции). Текущие колебания конъюнктуры (что было определяющим для металлургии в 1998 - 2000 гг.) позволили выйти на максимально возможный уровень загрузки мощностей, но не способны влиять на дальнейший подъем производства. Данные за 2001 г. свидетельствуют, что даже при относительно благоприятных условиях (высокая рентабельность предприятий, активизация внутреннего спроса) металлургия не в состоянии поддерживать высокие темпы роста. Кроме того, в 2001 г. появились забытые за последние годы проблемы: дефицит коксующихся углей, перебои с поставками вагонов. Ограничения стали следствием долгосрочных тенденций, которым в последние годы уделялось недостаточное внимание. Вместе с тем за истекшее десятилетие металлургия значительно изменилась, и это требует оценки с точки зрения долгосрочных перспектив ее развития.

В условиях, когда на многие отраслевые показатели влияли непродолжительные процессы, связанные с реформированием экономики, сложно выявить доминирующие тенденции долгосрочного характера. К тому же нет ранее имевшейся информационной базы о производстве и распределении металлопродукции, что сдерживает возможности применения традиционного инструментария, основанного на данных о предприятиях. Исходя из существующей системы народнохозяйственных ограничений, необходим анализ металлургии в рамках макроэкономических процессов. Для этого нами был использован инструментарий межотраслевого баланса. Расчеты показателей межотраслевых связей металлургии (в номенклатуре межотраслевого баланса) дополнены определением объемов металлопотребления отдельными подотраслями машиностроения и строительства, детализацией данных о внутреннем обороте и наиболее существенных затратах. Применение укрупненных межотраслевых балансов обусловлено прежде всего возможностями их информационного обеспечения исходя из действующей экономической статистики. Важно выявить внешние условия для развития металлургического комплекса, оценить его роль в межотраслевых взаимодействиях и зависимость от состояния других секторов народного хозяйства.

Основные результаты анализа сводятся к следующему. В настоящее время черная металлургия, производящая продукцию для дальнейшей переработки в других отраслях промышленности, обеспечивает и конечное потребление. Если до конца 80-х гг. около 93% ее изделий использовалось в сфере материального производства (что и придавало отрасли структурообразующие функции в экономике), то сегодня на конечное потребление металлургия направляет примерно такую же долю продукции, как легкая промышленность или машиностроение. Спрос формируется в зависимости от экспорта как элемента конечного продукта (более 40% в черной металлургии и около 80% в цветной).

В 90-е гг. отрасль развивалась во многом автономно от процессов происходивших в других секторах экономики. Основные поставки продукции внутри страны и затраты ресурсов осуществляются в рамках внутриотраслевого оборота. Отечественные потребители металла все чаще используют для удовлетворения своих нужд импорт металлопродукции. Импортные поставки металла в 2000 г. превысили 1, 5 млрд. долл. и продолжают возрастать. Кроме того, долгосрочные тенденции свидетельствуют, что на развитие металлургии все в меньшей степени влияет динамика производства отраслей, являющихся основными потребителями ее продукции. Так, в 80-е гг. двукратный рост объемов машиностроения был достигнут практически без увеличения потребления металла. Аналогично в 90-е гг. спад в машиностроении (в 5 раз) не отразился на динамике выпуска металла в стране (спад в металлургии носил ресурсный характер и составил около 40%). Сейчас темпы роста обрабатывающих отраслей намного выше по сравнению с сырьевыми производствами. Такая же ситуация и в мировой экономике.

Основные изменения в отношениях металлургии с другими отраслями народного хозяйства вызваны резким увеличением объема экспорта металлопродукции. Функционирование металлургии основано на переработке ресурсов других отраслей, имеющих ограниченные возможности для экспорта, и на постепенном сокращении доли поставок металла отечественным потребителям. Снижаются поставки прежде всего машиностроению и промышленности строительных материалов при существенном росте доли строительства и ТЭКа в текущем потреблении продукции черной металлургии. Данный процесс снижает эффективность использования металла.

Изменение основных пропорций в распределении металла, равно как изменение структуры затрат отрасли, характеризуется постепенным возвратом к тенденциям 60-х гг. Наиболее интенсивные структурные сдвиги в 90-х гг. происходили в распределении металлопродукции. Значительно увеличилась доля экспорта металлопродукции, иными стали пропорции ее потребления между промышленностью и строительством. Если на протяжении 30-летнего периода (1960 - 1990 гг.) доминировала тенденция к концентрации ресурсов в машиностроении, строительстве и внутреннем обороте металлургии (при сокращении доли остальных отраслей в объеме потребления ее продукции с 15 до 12%), то в 90-е гг. возобладали противоположные процессы.На структуру потребления производственных ресурсов до начала реформ 90-х гг. значительно влияло плановое их распределение. Во многих отраслях экономики не удовлетворялся спрос на металл. В 1991- 1993 гг. межотраслевые диспропорции, накопленные в предшествующий период, воздействовали на изменение структуры сбыта металлопродукции. Это следствие устранения плановой системы распределения ресурсов. Ведущую роль в распределении продукции металлургии в 1992 - 2000 гг. стали играть поставки на экспорт. Во внутри-российском потреблении значительно снизилась концентрация связей. В структуре поставок металлопродукции увеличилась доля прежде всего топливных отраслей, сельского хозяйства и торговли при резком сокращении удельного веса машиностроения, длительное время являвшегося основным источником спроса на металл (более 40%).

В условиях спада производства 90-х гг. металлургические предприятия отказались от расширения поставок в "неплатежеспособные" отрасли экономики (пусть номинально и рентабельные) и переориентировались на наиболее доходные направления. Соответственно, изменения в структуре распределения металла в этот период были тесно связаны с изменениями в объемах производства продукции отдельных отраслей.

В настоящее время машиностроение потребляет черных металлов только на 14% больше по сравнению со строительством, а в 80-е гг. разница достигала 3-х раз, в 60-е гг. - была более чем двухкратной. Поставки в строительство превышают их объемы в промышленность строительных материалов в 5 раз при том, что в 80-х гг. - не более трех, а в 1960 г. - в 4, 6 раза. В целом доля отраслей инвестиционного комплекса (машиностроения, строительства и производства конструкционных материалов) в потреблении металлопродукции составляет 68%, а в 80-х гг. она превышала 90%. За последние 10 лет при общем спаде металлопотребления примерно в 4 раза поставки в отрасли, непосредственно не занятые переработкой металла, в том числе в ТЭК, возросли приблизительно в 2 раза, на транспорт - более чем в 7 раз. Это связано с расширением ремонтных работ их собственными силами, а также с использованием металла в качестве бартера. Сегодня на строительно-монтажные работы, ремонт зданий и сооружений и другие его виды затрачивается до 75% металлопродукции. Косвенным подтверждением этого является большой удельный вес в ее поставках изделий строительного назначения (рельсов, труб, швеллера и балок).

Наибольший спад потребления металла (примерно в 2 раза выше среднеотраслевых показателей) в приборостроении, инструментальной промышленности, электротехнике, машиностроении для легкой и полиграфической промышленности. Эти отрасли традиционно ориентированы на металл высокого качества, и спад производства отразился на выпуске металла специального назначения. В то же время их потребности в металле относительно невелики и не оказывают существенного влияния на изменение объемов металлургического производства в целом.

Около половины общего уменьшения спроса металла машиностроением вызвано сокращением выпуска продукции в тракторном и сельскохозяйственном машиностроении, автомобилестроении и изготовлении запасных частей. На изменение спроса повлияло не только кризисное состояние отраслей - потребителей данного вида продукции, но и активное замещение выпускаемой техники импортными поставками и изготовление ее неспециализированными организациями.

Темпы спада объемов производства в машиностроении отражают уровень специализации отраслей: универсальные (кабельная, подшипниковая промышленность, производство санитарно-технического и газового оборудования) сократили потребление намного меньше, чем специализированные. В 1998 - 2001 гг. именно за счет универсальных производств обеспечен основной прирост внутреннего спроса. Из специализированных же меньший спад потребления был в отраслях, спрос на продукцию которых формируется в секторах, подконтрольных государству (железнодорожном машиностроении), ориентированных на экспорт (металлургическое машиностроение) и на нужды населения (машиностроение для пищевой промышленности и производство бытовых приборов).

Поставки металла для строительно-монтажных работ ориентированы на удовлетворение потребностей ТЭКа (30%), транспорта (13%) и непроизводственного строительства (30%). Строительство в отраслях машиностроения, химической, легкой и пищевой промышленности потребляет менее 9% металлопродукции.

В целом правомерен вывод: изменение структуры распределения металлопродукции в пореформенный период оказало очень существенное влияние на производственно-технологическую структуру самой металлургии и прежде всего это отразилось на масштабах ее внутреннего оборота. Отрасль отличается высокой степенью концентрации связей, определяющих формирование материальных затрат. Более 80% их объема (около 60% общих издержек) приходится на внутренний оборот, ТЭК, химическую промышленность и машиностроение.

В 1960 - 1989 гг. в межотраслевых потоках, обеспечивающих металлургию ресурсами, наблюдались тенденции, характерные для всей мировой металлургии: постепенное уменьшение зависимости от топливных отраслей и рост доли затрат машиностроительной, химической продукции, а также электроэнергетики. Так, удельный вес угольной промышленности в общих материальных затратах металлургии снизился в 3 раза, а машиностроения и химической промышленности увеличился в 2, 5 раза; повысилась в затратах доля газовой промышленности и электроэнергетики. Эти тенденции обусловлены, в частности, применением газа как более дешевого энергоносителя, стимулировавшем уменьшение использования угля, замещением мазута электроэнергией, общей экономией энергоресурсов. В 90-е гг., напротив, в затратах металлургии растет удельный вес угольной отрасли при снижении доли газовой промышленности и машиностроения.

В черной металлургии существенно трансформировалась внутриотраслевая структура, что выразилось в изменении внутреннего оборота: уменьшение с 35% в 1985-1989 гг. до 29% к 1991 г. и рост до 34% к середине 90-х гг. Такая динамика свидетельствует об определенных этапах в развитии отрасли.

В 1987 - 1995 гг. в ней резко увеличилась доля горно-рудного (с 6, 5 до 11, 5%), коксохимического (с 1, 4 до 1, 9%) и огнеупорного производств (с 1, 6 до 2, 2%). Сократился выпуск метизов (с 9, 3 до 4%), труб (с 10, 5 до 8, 8%), ориентированных на внутреннее потребление. Намного уменьшились объемы продукции вторичной металлургии (с 3, 1 до 1%), что привело к заметному росту доли доменного, сталеплавильного и прокатного производств в отраслевой структуре (с 65 до 68, 1%),

Частично структурные сдвиги устраняли деформированность отрасли. Вместе с тем изменения в ее внутреннем обороте в 1987 - 1995 гг. принципиально отличались как от изменений в предшествующий (1965 - 1987 гг.), так и в последующий (1995 - 2001 гг.) периоды.

Сейчас укрепляются тенденции развития черной металлургии за счет расширения внутриотраслевой кооперации (опережающий рост производства в трубной и метизной промышленности в 1998 - 2001 гг.). Это свидетельствует о преодолении негативных процессов, вызванных раздельной приватизацией технологически связанных предприятий, и о восстановлении управляемости внутриотраслевых потоков в рамках сформированных в металлургии вертикально интегрированных структур.

В 1991 - 2000 гг. отрасль практически не испытывала затруднений в сбыте продукции и производственных ресурсах. До 1998 г. у нее не было конкурентов в энергетических, трудовых и финансовых ресурсах. Но по мере оживления обрабатывающей промышленности, характеризующейся более высокими показателями эффективности их использования, вероятны затруднения в ресурсном обеспечением металлургии. Уже сейчас в ней обостряются проблемы, связанные с ростом ресурсоемкости и, следовательно, отставания по уровню эффективности производства от зарубежных конкурентов. Повышение ресурсоемкости в результате резкого увеличения доли первичного сырья в общем балансе ресурсов и внутриотраслевых структурных сдвигов привело к существенному усилению нагрузки (со стороны металлургии) на энергетику и транспорт. Дальнейшее развитие металлургии будет зависеть от возможности сопряженных отраслей по удовлетворению новых потребностей в угле, газе, электроэнергии и других ресурсах (включая внутриотраслевые).

При снижении удельных расходов металла в основных подотраслях машиностроения значительно возросли коэффициенты металлоемкости в ТЭКе, на транспорте и в строительстве. Равнодействующая этих противоположных тенденций предопределила повышение общего уровня металлоемкости производственного сектора, что подтверждает остроту проблемы обеспечения металлом народного хозяйства.

В последние десятилетия в большинстве развитых стран удельный вес металлургии снижался в объемах как национального производства, так и используемых материальных и финансовых ресурсов. Так, при относительно стабильном производстве металла в 1974 -1991 гг. валовой внутренний продукт в Японии увеличился примерно вдвое, в США и ФРГ - в 1, 5 раза. В 1971-1991 гг. занятость в металлургии США снизилась на 50%, в ФРГ - на 30, Японии - на 25%. Доля черной металлургии в энергобалансе развитых стран сократилась в 2-2, 5 раза. При этом в отрасли абсолютно уменьшались объемы потребляемых энергоресурсов (примерно на 25%), и особенно по наиболее эффективным (жидким) видам топлива (в 2-3 раза). Доля потребления ресурсов металлургией России чрезвычайно высока. В металлургическом комплексе работает свыше 1, 4 млн. человек, или 8, 9% всех занятых в промышленности. На производство продукции расходуется 14% топлива, 24% электроэнергии от их общего потребления промышленностью. Примерно 30% грузов, перевозимых железнодорожным транспортом, обеспечивают нужды отрасли. Однако в общем объеме промышленной продукции доля металлургии в 2000 г. составила только 18, 4%. Поэтому согласно общемировой тенденции необходимо абсолютное сокращение использования черной металлургией энергетических, трудовых и финансовых ресурсов даже при экономическом росте.

Отмеченные тенденции характерны и для цветной металлургии. Так, внутренний спрос на основные виды цветных металлов составляет лишь около 20% общего объема их производства. Удельный вес цветной металлургии в промышленном потреблении топливно-энергетических ресурсов за 90-е гг. возрос почти в 1, 5 раза, примерно во столько же увеличилась доля перевозок ее грузов в общем грузообороте страны. Производство в обрабатывающих подотраслях цветной металлургии в прошедшее десятилетие снизилось в 4-5 раз. Из-за этого, в частности, увеличились импортные поставки соответствующей продукции.

Особенность металлургии - совмещение в ней добывающих и перерабатывающих производств. Данное обстоятельство, вне зависимости от тенденций 90-х гг., придает отрасли базовый, структурообразующий характер, предопределяющий (прямо или косвенно) возможности развития различных сфер экономики. От состояния и перспектив металлургии во многом зависит успешность народного хозяйства.

Восстановление роли отрасли в экономике требует изменения режима ее функционирования, сложившегося в 90-е гг. Это вызвано необходимостью не только полноценного обеспечения потребностей страны в металле, но и значительного сокращения объема потребляемых материальных и энергетических ресурсов. В условиях, когда технологические возможности снижения ресурсоемкости в отдельных производствах ограничены, ведущую роль должны играть структурные факторы (увеличение доли вторичной металлургии, восстановление производства металлопродукции повышенной технологической готовности, совершенствование структуры выпускаемых конструкционных материалов).

Но реализация названных мер станет эффективной только при наличии скоординированной общегосударственной программы. Опыт развитых стран показывает, что государство способно не только формировать такие программы, но и подкреплять их действенными механизмами реализации. Применительно к российской практике для перехода к устойчивому росту производства нужен механизм контроля государством основных (системообразующих) финансовых и материальных потоков. Необходимо более активное участие государства в инвестиционной политике отрасли. Это предполагает согласованную позицию государственных органов управления и металлургических предприятий по принципиальным вопросам перспективного развития.


Статья подготовлена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда.


Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy