"ТРОЙНАЯ СПИРАЛЬ" В ИННОВАЦИОННОЙ СИСТЕМЕ РОССИИ


"ТРОЙНАЯ СПИРАЛЬ" В ИННОВАЦИОННОЙ СИСТЕМЕ РОССИИ

И. ДЕЖИНА

доктор экономических наук, руководитель сектора ИМЭМО РАН,

В. КИСЕЛЕВА

доктор экономических наук, профессор ГУ-ВШЭ


Статья подготовлена по материалам исследовательского проекта Института экономики переходного периода, выполненного в рамках гранта Агентства США по международному развитию, а также гранта факультета Государственного и муниципального управления ГУ-ВШЭ.


В глобальной инновационной системе в настоящее время происходят кардинальные изменения: растет интенсивность инновационных процессов, сокращаются сроки создания инноваций, разработчиками и потребителями становятся новые участники инновационной деятельности, меняются их отношения и соответственно функции. В качестве важного субъекта инноваций выступают транснациональные корпорации, которые покрывают сетью инновационного бизнеса страны и регионы. Понимание того, как надо строить новую модель инновационной системы, для России является актуальным, тем более что она имеет все основания занять достойное место в ряду стран, внесших большой вклад в развитие мировой науки.

В исследованиях по проблемам российской инновационной системы до сих пор только накапливалась информация, проводился мониторинг состояния этой сферы, анализировались возможности использования опыта развитых стран для формирования рыночной инновационной системы. Но постепенно в некоторых работах намечаются прорывы в теоретическом объяснении путей инновационного развития России(1), которые достаточно убедительно объясняют специфику инновационной деятельности с точки зрения современной теории. По мере того как в развитых странах успешно развивается новая модель инновационной системы, формируются и новые подходы к объяснению процессов возникновения и распространения инноваций, соответствующие современному этапу развития. Исследователи обобщают изменения, происходящие как в отдельных странах, так и в мире, пытаясь объяснить их. В современных работах по теории инноваций анализируются свойства и новые тенденции, в той или иной форме нашедшие отражение во взаимодействии государства, науки и бизнеса и оформившиеся в виде концепции "тройной спирали", или модели стратегических инновационных сетей.

Основной тезис теории "тройной спирали" заключается в том, что в системе инновационного развития доминирующее положение начинают занимать институты, ответственные за создание нового знания. Причиной столь важного преобразования послужила логика развития науки, рождающей все больше синтетических направлений, которые включают как фундаментальные, так и прикладные исследования междисциплинарного характера и разработки. В этих областях наблюдается образование "кластеров", формирующих будущий потенциал инновационного развития (био- и нанотехнологии, информационные технологии), а связи между учеными, технологами и пользователями становятся качественно другими, так же, как и функции, выполняемые отдельными участниками(2).

В этом же направлении развивается экономика, где производство добавленной стоимости все в большей степени концентрируется в звеньях глобальной "цепочки", которые являются носителями специальных знаний. Эволюционируют внешние по отношению к науке и инновациям условия, главными из которых являются переход к постиндустриальной экономике (экономике знаний), глобализация и появление новых форм организации экономической и научной деятельности. В одних странах институты, включенные в процесс производства нового знания, оформлены в виде университетов, в других они представляют собой систему академических организаций. Существенно то, что в результате изменений в структуре экономики и общества государство уже не может играть доминирующую роль в инновационном развитии, поскольку оно не способно создавать знания, хотя и несет ответственность за организацию их производства в той мере, в какой знания являются общественным благом. Формируется новая модель инновационной системы, отличная как от модели национальной инновационной системы, в которой главным двигателем инноваций являлись фирмы (3), так и от модели "треугольника" Г. Сабато(4), исходящей из доминантной роли государства в процессе инновационного развития.

Возникновение "тройной спирали" связано со следующими изменениями в науке, экономике и политике. Во-первых, произошла смена "ведущего звена" во взаимоотношениях участников процесса создания инноваций. Уровень неопределенности в инновационной сфере всегда был достаточно высоким, включая все элементы "производственного цикла" знаний: затраты, результаты, связи с внешней средой. Взаимодействие участников инновационного процесса осуществляется методом проб и ошибок, контроль все в большей мере становится "рефлексивным", то есть включает замкнутые контуры отрицательной обратной связи между производителями, потребителями и посредниками.

Во-вторых, вследствие нарастающего динамизма систем появилась необходимость организации эффективных форм взаимодействия трех субъектов развития (государства, бизнеса, науки) и создания новой основы построения этих связей - сетей коммуникаций. Эффективность сетевой организации любой деятельности состоит в том, что ее результат нелинейно повышается при росте масштабов сети. Каждый узел сети, будь то производитель или потребитель продукции, получает дополнительный эффект от простого увеличения количества узлов. Наличие сети подразумевает необходимость преобразования в инновационном развитии функций государства, университетов (научных организаций) и фирм(5).

В-третьих, на изменение условий инновационной деятельности влияет глобализация, которая проявляется по-разному, в том числе через деятельность транснациональных корпораций, наднациональных союзов и альянсов. Функции организации и управления инновационной деятельностью, ранее выполнявшиеся государством на основе иерархических структур, меняются как по исполнителям, так и механизмам. Когда экономика приобретает черты экономики знаний, главными изменениями в ее свойствах становятся включение науки в сферу производственных интересов и стимулов для фирм, а также повышение уровня ответственности за инновационное развитие для государства.В англоязычной литературе для отображения нового способа производства знаний существует специальный термин "модель 2" в качестве альтернативы традиционному способу, который рассматривает научную деятельность как процесс, структурированный научными дисциплинами, сетью связей между ними в виде "невидимых колледжей" или научных школ (модель 1).

Эволюция инновационной системы происходит в условиях столкновения двух не тождественных друг другу векторов развития (исследований и их прикладного использования), что находит свое отражение в отношениях между двумя крупнейшими участниками инновационной деятельности - фирмами и научными организациями(6). Соответственно в "двойной спирали" неизбежно появление третьего участника - государства. Формы взаимодействия между тремя участниками претерпевали изменения вследствие того, что самостоятельная деятельность каждого из них не давала эффективного результата. Поэтому функции каждого элемента "спирали" в реальном историческом контексте менялись.

Таким образом, модель "тройной спирали" организована в соответствии с принципами пересечения трех множеств отношений. В данной модели каждый из институтов обеспечивает систему производства знаний за счет создания гибридных институциональных форм, снижающих неопределенность.

"Тройная спираль" как аналитическая модель описание множества институциональных механизмов и моделей выбора политики (модели национальных инновационных систем) дополняет объяснением их динамики. В процессе перехода к постиндустриальному развитию меняется не только экономика, но ее взаимосвязи с другими источниками социального и политического развития. Предшествующие теории объясняли развитие экономики на основе представлений о взаимодействии частного капитала и государства. Необходимость включения инновационного процесса в объяснение экономической динамики, то есть постоянного производства инноваций, означает изменение отношений между частным сектором и государством так же, как между государством и наукой. В частности,

общей тенденцией в развитых странах является достижение высокого уровня финансирования инноваций частным сектором экономики. В странах-лидерах, например в США, частный сектор обеспечивает до 75% расходов на исследования и разработки, а на долю 100 ее крупнейших международных корпораций приходится 90% этой суммы(7).

Существуют ли возможности такой организации отношений между тремя динамически обособленными системами, развивающимися по собственным законам, которая при их взаимодействии обеспечивала бы устойчивое развитие системы в целом? В рекурсивной системе контроля государство не может воздействовать на остальных акторов директивным образом и неизбежно переходит к типу отношений, который может характеризоваться как партнерство или социальный договор. Отсюда появляется возможность хотя и формального, но тесного и интенсивного общения между партнерами в ходе принятия решений, гибкой коррекции и мониторинга реализации проектов. Это позволяет прорабатывать инновационные проекты в альтернативных вариантах без существенного увеличения средств и дает возможность прекращать реализацию неоптимальных контрактов по результатам мониторинга.

Экономическая основа теории "тройной спирали" базируется в основном на эволюционной концепции объяснения траекторий развития технологий. Главная идея эволюционной теории, использованная в теории "тройной спирали", - инерционность траекторий технологического развития, которые оказывают определяющее воздействие на процессы экономического роста (path-dependency). В широком смысле слова от сложившейся траектории технологий зависит даже тип государственного устройства. Например, в работах сторонников этого направления доказывается, что страна, технология которой специализируется на производстве товаров конечного потребления, имеет демократическую и децентрализованную политическую систему. Сочетание "жесткой" структуры технологических связей с нелинейностью в процессе управления технологией приводит к сбоям из-за перегрузки системы принятия решений и как результат - к росту числа аварий и техногенных катастроф(8). Смена траекторий в результате появления радикальных инноваций - сложный процесс, занимающий продолжительный период. Кардинальная смена технологической траектории чаще всего наблюдалась после серьезных потрясений в общественной жизни - революций, войн и т. д. (примеры - Япония, Южная Корея, Юго-Восточные "тигры").

Понятие "тройная спираль" усложняет представления о характере связей между технологическим развитием, его когнитивной и институциональной средами. В "двойных спиралях" часть связей между компонентами игнорируется и рассматривается влияние государства на рынок (это хорошо отражено в теории политической экономии). Взаимодействие технологий и рынка изучается в эволюционной теории, большая часть обратных связей при этом не учитывается. В "тройной спирали" наличие сети связей между акторами приводит к изменениям не только их самих, но и связей между ними.

Новые технологии, созданные в результате инноваций, проходят отбор на основе рыночной конкуренции. "Победившие" технологии адекватны определенному типу рынка, следовательно, обеспечивается локальный оптимум для избранной технологии и рынка. Действия участников данного звена будут направлены на сохранение этой цепи и достижение монопольного положения той или иной технологии. Если институциональная компонента спирали, обеспечивающая контроль над экономическим развитием в целом, также соответствует этой траектории (например, законодательство страны, в которой развернуто производство, обеспечивает благоприятные условия для его развития), то технология будет изменяться в соответствии с жизненным никлом данной инновации. Согласно термину теории общественного сектора, образуется "ловушка" технологий, когда интересы участников направлены на то, чтобы новые технологии не появлялись. Такая монополия сохраняется до тех пор, пока по крайней мере две компоненты "спирали" (это могут быть, например, государство и наука или государство и рынок) не создадут условия для появления новой, более эффективной инновации, что приведет к смене траектории.

Развитие по сложившейся траектории, в свою очередь, меняет инфраструктуру науки для разработки альтернативных траекторий. Если контроль над развитием технологии осуществляется также на более высоком уровне (это может быть федеральное правительство или региональные и наднациональные органы, такие, как Европейский союз), то и реализация контроля может сократить жизненный цикл инновации за счет стимулирования конкурирующих новшеств.

Важно подчеркнуть, что авторы концепции "тройной спирали" считают случайным отбор компонент для формирования траектории развития, поскольку в конечном счете случайными оказываются факт и момент открытия или изобретения. Они могут быть созданы и запатентованы в сфере, где не обеспечивают максимального эффекта и, следовательно, не выводят экономическую динамику на траекторию оптимального роста, как это было принято в неоклассических концепциях. На основе рекурсивной структуры связей и институциональных компонент контроля создается возможность перехода от одной траектории к другой. В процессе развития каждой сферы по "спирали" траектории пересекаются, и именно на таких пересечениях появляется возможность перехода от случайно сложившейся траектории на национальном или корпоративном уровне к новой траектории. Чем больше дифференцированы компоненты в "спирали", связанные с инновациями и рынком, тем выше вероятность возникновения "ловушек" технологий. Это до определенного момента обеспечивает возможность устойчивого развития, поскольку данные компоненты могут идеально адаптироваться друг к другу в разных отраслях и производствах.

Однако траектория устойчивого развития страны в целом обеспечивается интеграцией компонент "тройной спирали" так, чтобы отбор технологий и рынков происходил в долгосрочной перспективе. Значит, в ходе контроля государства или региональных органов должен обеспечиваться компромисс между дифференциацией и интеграцией. Таким образом, "двойные спирали" между государством и рынком, с одной стороны, наукой и бизнесом - с другой, в современных условиях . экономики знаний недостаточны для динамичного развития. Они не имеют механизмов контроля по типу отрицательной обратной связи между всеми участниками, а "тройные спирали", выигрывая в условиях контроля, являются системами высокого уровня неопределенности и сложности, что приводит к затруднениям в организации управления. В конечном счете инновационному развитию способствуют все мероприятия, увеличивающие разнообразие в поведении экономических агентов, прежде всего фирм. Рост инновационной "креативности" становится главной задачей политики наряду с совершенствованием механизмов отбора объектов для стимулирования, будь то отдельные фирмы, корпорации или государственные программы.

В переходных и развивающихся экономиках специфика формирования (модернизации) инновационных систем заключается в том, что они уже при зарождении вынуждены "встраиваться" в глобальную систему инноваций, даже если страны придерживаются тактики изолированного развития. Правительства стран с переходной экономикой могут способствовать созданию собственной инновационной системы, однако включенность в глобальные рынки заставляет участвовать как государство, так и бизнес в технологической гонке с транснациональными компаниями и странами. Именно глобальный рынок осуществляет отбор конкурентоспособных технологий, и это обстоятельство может или ускорять, или тормозить формирование инновационной системы страны.

Создание рыночных инновационных систем в странах с переходной экономикой, как показывает опыт, должно происходить по трем основным направлениям:

- организация механизмов и создание условий для распространения и общественного признания необходимости проведения политики по развитию экономики знаний;

- обеспечение механизмов коммерциализации знаний, включая их трансфер в новые области применения;

- включение в "запас" знаний нового и практически примененного знания таким образом, чтобы все заинтересованные субъекты имели доступ к информации.

В связи с этим сфера ответственности государства, особенно на начальном этапе создания инновационной системы, существенно расширяется, хотя бюджетные возможности поддержки развития науки, в частности фундаментальной, сокращаются.

Специфическая форма взаимодействий, которая была органически присуща плановому хозяйству СССР, предусматривала зависимость любого вида деятельности (научной, учебной и инновационной) от государства и финансирование им всех видов работ. Это привело к созданию линейной системы, получившей название административно-командной. Такие системы существовали и в других странах или секторах инновационной деятельности, например при выполнении военных проектов, где они были наиболее эффективными. Вместе с тем административно-командная система не создавала условий для инициативы "снизу", чем скомпрометировала себя как модель развития.

Особенности формирования "тройной спирали" в России

В постсоветской России "тройной спирали" присуща определенная специфика, которая заключается в том, что основной объем научных исследований фундаментального характера приходится не на университеты (вузы), как в большинстве стран мира, а на институты Академии наук. В то же время вузы осуществляют основной объем подготовки кадров, в том числе и высшей квалификации, при достаточно слабой научной базе и скромных масштабах финансирования НИОКР. Создание инфраструктуры для содействия развитию связей между наукой и бизнесом в такой системе представляет собой нетривиальную задачу, поскольку на формировании инфраструктуры вокруг университетов будут сказываться недостаток научного потенциала, а в случае создания ее при научных организациях - нехватка молодых кадров.

Организационную структуру государственного регулирования сфер науки и инновационной деятельности в России можно отнести к централизованному, традиционно ведомственному типу, являющемуся наследием советской системы. Только сравнительно недавно были начаты изменения, направленные на придание ей большей гибкости, на формирование структур, позволяющих включать в процесс разработки стратегического видения не только представителей органов исполнительной власти, но и других участников национальной инновационной системы (в первую очередь представителей бизнес-сообщества).

Научно-техническая и инновационная политика, поддержка определенных видов НИОКР находятся в ведении целого ряда министерств и агентств, координация усилий между которыми, даже ключевыми ведомствами, развита слабо. Помимо министерств и агентств, в структуре государственного управления существуют и вневедомственные координационные, консультативные и совещательные органы. В их состав входят представители заинтересованных ведомств, но они скорее лоббируют свои интересы, чем координируют решения. Добиться перераспределения приоритетов в этой системе достаточно трудно, так как действует своеобразная инерционная траектория процесса принятия решений "от достигнутого".

Бизнес в "тройной спирали": российская специфика. Принято считать, что крупный бизнес в России недостаточно активен в сфере технологических инноваций. В течение нескольких последних лет инновационно активными, согласно статистике Росстата, являлись лишь 9 - 10% промышленных предприятий(9).

В зависимости от того, что понимается под технологическими инновациями(10), уровень инновационной активности будет различаться. Российский бизнес восприимчив к инновациям по параметру привлечения нового, высокотехнологичного оборудования, что видно по растущим объемам его импорта. Действительно, покупка зарубежного оборудования более выгодна предприятиям по ряду причин: из-за сравнительно меньшей пены, высокого качества предлагаемых послепродажных сервисов, способов оплаты. Интерес к обновлению технологий возник у предприятий после кризиса 1998 г., и стратегии развития компаний базировались в значительной мере на привлечении зарубежных инвестиций. Соответственно обновление происходило за счет заимствования зарубежных технологий, не всегда, правда, самых современных. Вместе с тем развитие инновационной деятельности только на базе покупки зарубежного оборудования чревато сохранением технологического отставания.

Если уровень инновационной активности компаний рассматривать по параметру расходов на внутрифирменные НИОКР, то Россия окажется позади не только развитых индустриальных стран, но и некоторых развивающихся. С этой точки зрения показательно ее сравнение с другими растущими и развивающимися экономиками - со странами БРИК (Бразилией, Индией и Китаем). Расходы фирм на НИОКР (процент от продаж) составляли в 2004 г. в Китае 2, 5%, в Бразилии - 0, 9, в Индии - 0, 46, в России - 0, 3% (11). Опросы относительно инновационной активности промышленности дают более высокие оценки: расходы на НИОКР имеют около 40% компаний(12). Более глубокое исследование характера НИОКР, проводимых на предприятиях, позволило авторам опроса сделать вывод о том, что они направлены преимущественно на небольшие усовершенствования, чтобы выжить в создавшихся условиях. Только половина из предприятий, назвавшихся инновационно активными, постоянно осуществляет вложения в НИОКР.

Кроме того, важен такой параметр, как уровень расходов на НИОКР. По данным опроса ИЭПП, в России затраты компаний на них не превышают 8% общих расходов на технологические инновации, тогда как в европейских странах он составляет в среднем 20%; расходы фирм на приобретение патентов и лицензий и вовсе небольшие - менее 2%(13).

Вместе с тем надо отметить, что намечается и положительная тенденция роста расходов на НИОКР со стороны крупного бизнеса. Компании создают собственные исследовательские подразделения или институты, в том числе покупают бывшие отраслевые институты. Увеличиваются также расходы компаний на научно-исследовательские проекты, выполняемые в организациях государственного сектора науки и вузах. Системных данных о размерах финансирования НИОКР со стороны бизнес-сектора нет, доступны только цифры по отдельным крупным компаниям, свидетельствующие о наличии значительных ресурсов поддержки науки. Можно также сделать вывод, что только некоторые, как правило, крупные и не самые высокотехнологичные компании начинают систематически финансировать НИОКР. Крупных наукоемких фирм в России пока нет.

Главной проблемой инновационного развития в современных российских условиях является недостаточная активность предприятий именно с точки зрения объемов, периодичности и результативности проводимых ими НИОКР или тех разработок, которые они заказывают сторонним организациям (включая организации государственного сектора науки и вузы). С точки зрения общих тенденций развития инновационных моделей можно предположить, что процесс "первоначального накопления", основанный на эксплуатации сырьевых ресурсов страны, начинает давать эффект в тех компаниях (часто монополистов), которые интенсивно наращивают как закупки оборудования, так и собственные и заказные НИОКР.

Оценить "пересечения", или интерфейсы, бизнеса с другими компонентами "тройной спирали" сложно. Однако можно утверждать, что они существуют и качественно отличаются от тех, которые действуют в развитых странах. Пока общие условия, регулирующие взаимодействие государства и бизнеса, неблагоприятны для инноваций на любых типах российских предприятий. Вместе с тем тесные пересечения существуют у государства и тех предприятий, в которых значительную долю составляет государственная собственность, и именно эти предприятия пользуются режимом максимального благоприятствования. Многие из них являются сырьевыми, они располагают широкими возможностями лоббировать свои интересы и накопили достаточные ресурсы для развития инновационной деятельности. Однако для трансфера технологий перспективы взаимодействия этого сектора с остальными невелики хотя бы потому, что сама технология этой отрасли в ограниченной степени является объектом трансфера.Взаимодействие государства и бизнеса в "тройной спирали" можно схематично представить следующим образом.

Пересечения во взаимодействии государства и бизнеса образуются на основе формальных и неформальных связей (о чем свидетельствует наличие значительного числа бывших государственных служащих в крупном бизнесе). В оставшейся части как науки, так и бизнеса эти связи почти не проявляются. Пока сложно оценить последствия нового сращивания бизнеса и государства, происходящего в форме создания государственных корпораций. По мнению экспертов(14), этот процесс приведет к росту трансакционных издержек и снижению эффективности производства, сужая тем самым инновационный потенциал экономики. Остальная часть предприятий не имеет долгосрочных стимулов к развитию, и, следовательно, их взаимодействие с сектором науки минимально. Даже стратегия имитации для них представляется слишком дорогой, и замещающих инноваций они, как правило, не осуществляют. Высокий приоритет, который государство отдает крупному сырьевому бизнесу, создает устойчивый "локальный оптимум" между этими двумя компонентами, который ни остальные отрасли, ни наука разрушить не могут.

Состояние науки. Сложность и уникальность российской ситуации после распада СССР состояла в том, что страна получила масштабный научный комплекс, представленный только государственным сектором науки, тогда как доля государственных расходов в ВВП значительно снизилась. В результате возможности финансирования науки по сравнению с поздним советским периодом многократно сократились. С точки зрения наличия и доступности ресурсов для науки Россия оказалась в положении страны третьего мира. По объему финансирования НИОКР в расчете на душу населения она была позади большинства стран ОЭСР и даже ряда стран Центральной и Восточной Европы. Так, в 1995 г. в России этот показатель составил 31 долл., тогда как в США - 649, 2, в Японии - 601, 5, в Германии - 459, 4, в Великобритании - 387, 1, в Финляндии - 381, 1, в Чехии - 189, 4 долл.(15)

Резко сократившееся финансирование науки привело к стремительному оттоку кадров: в 1989 г. на 10 000 экономически активного населения в России приходилось 130 исследователей, к 1995 г. - 60. В последние годы этот показатель стабилизировался на уровне 72-75.

Возникла одна из существенных проблем - неадекватность бюджетных средств количеству государственных научных организаций, которое продолжало расти, и численности научных сотрудников, хотя средняя численность занятых в научных институтах падала. В новых экономических условиях государственный сектор науки оказался избыточным. Многие научные организации не смогли адаптироваться к новым условиям и продолжали существовать преимущественно за счет единичных эффективно работающих лабораторий и научных групп, а также ненаучных доходов (таких, например, как сдача помещений в аренду). Все это не позволяло поддерживать исследования на высоком уровне.

Происходящий в последние пять лет ежегодный прирост бюджетного финансирования науки не может быстро изменить негативные тенденции. Растущие средства не будут использоваться эффективно до тех пор, пока они распределяются в старой организационной структуре и на основе прежних принципов. В нынешних условиях высокая доля государственного финансирования науки является свидетельством низкого спроса на результаты науки в экономике страны, а не показателем щедрого государственного финансирования.

Спецификой науки в России является относительная изолированность научных организаций и вузов не только от бизнес-сектора, но и друг от друга. По данным социологических обследований, 40, 6% научных организаций выполняют исследовательские проекты самостоятельно, 16, 4 - сотрудничают с академическими НИИ, 13, 1 - с отраслевыми НИИ, 8 - с вузами, и только 0, 8% - с предприятиями(16). Слабо развито и международное сотрудничество в российской науке. По данным Центра исследований и статистики науки, в 2006 г. только 11, 6% научных организаций сотрудничали с коллегами из стран СНГ и 17, 3% - с коллегами из других стран(17).

Наиболее тесные связи государства и науки, так же, как и в случае с бизнесом, складываются с государственным сектором науки. Остальная наука организационно как единый механизм не оформлена, поэтому ее возможности установления обратных связей с государственными структурами существенно ограничены. Вместе с тем научные организации, ранее относившиеся к отраслевому сектору науки и в большей своей части разрушенные в ходе приватизации, были основными генераторами и получателями технологий. Поэтому отсутствие общей политики в сфере инновационной деятельности приводит к тому, что научная компонента в "тройной спирали", по сути, является наиболее слабой с точки зрения ее взаимодействий с другими субъектами.

В целом принципы построения взаимодействия науки и государства практически не претерпели изменений с советских времен. В то же время "сохранность" ресурсов науки, которая до настоящего времени была основана на инерции развития, может стать его движущей силой, но только в том случае, если в науке, так же, как и в бизнесе, будут созданы новые формы отношений.

Размеры пересечений между компонентами определены на рисунке приблизительно, однако можно сделать следующий вывод.Главная проблема формирования экономики знаний в России состоит в том, что в научной сфере сложились устойчивые субоптимальные "ловушки" технологий (lock-in). Они базируются на партнерских отношениях со структурами, имеющими механизмы обратных связей с государственными ведомствами. В этом смысле сырьевые отрасли, дающие максимум поступлений в бюджет, могут, с одной стороны, за счет собственных средств проводить НИОКР, что поддерживает репутацию и увеличивает соответственно нематериальные активы компании. С другой - именно эти компании пользуются режимом максимального благоприятствования со стороны государства. Поэтому ведомства, формулирующие государственные решения, не несут ответственности перед теми, на кого они распространяются. Решения принимаются в условиях полной закрытости, и, кроме того, интересы ведомств довольно противоречивы. В результате ни одна из структур не отвечает за принятое решение, которое не соответствует глобальному оптимуму в целом для страны.

Анализ состояния основных субъектов инновационной системы в России и инструментов, используемых правительством для налаживания связей между ними, позволяет сделать вывод, что пока существуют и развиваются только "двойные", а не "тройные спирали" отношений. Складываются четыре вида таких видимых парных связей.

1. Государство - государственный сектор науки. Эта "спираль" является одной из наиболее напряженных. Несоответствие между спросом и предложением научной продукции, неэффективность использования имеющихся в данной "спирали" ресурсов приводят к тому, что человеческий капитал морально устаревает и несет в себе большой потенциал социальной неустойчивости.

2. Государство - сырьевые отрасли промышленности. Имея высокие доходы, данные отрасли конкурируют на международных рынках. На наш взгляд, этим отчасти обусловлено то обстоятельство, что они тратят значительные средства на исследования и разработки. Кроме того, мощность сырьевого комплекса дает ему возможность устанавливать доверительные отношения с государственным блоком "спирали", который непосредственно участвует в доходах отрасли в качестве совладельца крупного бизнеса.

3. Государство - остальной бизнес. Большинство предприятий других отраслей пока не выходит из стагнации, начавшейся с конца прошлого века. Те предприятия, которые в состоянии выйти на инновационный рынок для создания импортозамещающей продукции, предъявляют спрос преимущественно на импортное оборудование.

4. Наука - бизнес. Это взаимодействие пока еще остается недостаточно развитым и не может рассматриваться в качестве согласованной "спирали" развития.

"Двойные спирали" в новых условиях рыночных отношений сохраняют устойчивые технологические "ловушки", поскольку в них заинтересованы все участники инновационного процесса. Государство, в целом отвечающее за успешный переход к новым технологическим траекториям, не может преодолеть такие "ловушки" из-за того, что в его взаимодействии с другими участниками по-прежнему доминируют вертикальные отношения, не отвечающие современным инновационным требованиям.

Государство, как следует из рассмотрения "двойных спиралей", практически участвует во всех из них. Поэтому важным условием формирования рыночной инновационной системы является трансформация способов и моделей самой государственной деятельности. Актуальное направление реформирования - это переход от государственного управления к политике гибкого реагирования.


(1) Инновационная экономика / Под ред. А. А. Дынкина, Н.И. Ивановой. М.: Наука, 2004; Голиченко О.Г. Национальная инновационная система России: состояние и пути развития. М.: Наука, 2006; Иванова Н.И. Национальные инновационные системы. М.: Наука, 2002.

(2) Теория "тройной спирали" разрабатывается на основе институциональной экономической теории, поэтому для описания ее участников и пей используется термин "акторы", подразумевающий для взаимодействующих институтов или индивидуумов наличие не только экономических стимулов, но и других интересов.

(3) Lundvall В.A. National Systems of Innovation: Towards a Theory of Innovation and Interactive Learning. London: Printer Publishers, 1992; National Innovation Systems: А.Comparative Analysis / R. Nelson (cd.). Oxford: Oxford Univ. Press, 1993.

(4) Sabato J. Technology and the Productive Structure. Instituto Latinoamericano de Estudios Transnacionales, 1979.

(5) Etzkovitz H., Leydcsdorff L. The Dynamic of Innovations: from National System and "Mode 2" to a Triple Helix of University-Industry-Government Relations Research Policy 29. 2000. P. 109-129.

(6) Отмстим, что такое противоречие свойственно не только административно-командной системе управления. Высшее руководство фирм так же, как и администрация плановой системы, нередко противодействует новшествам, сбивающим ритм налаженного производства.

(7) Industrial Research Institute's 6Ul Annual R&D Spending Leuderboard, // RTM. 2004, nov. -dec. P. 22.

(8) Porter J. M. Organizations in Action. New York: Me Grow Hill, 1967.

(9) Наука России в цифрах - 2006: Стат. сборник. М.: ЦИСН, 2006. С. 146.

(10) Отсутствие единой системы статистических измерителей и достаточного для анализа массива данных отмечается во всех аналитических работах но этой тематике не только в России, но и в других странах.

(11) Knowledge Assessment Methodology // http: //info.worldbank.org/ctools kam / scorecard_std_countrics.asp

(12) См., например: Гончар К. Инновационное повеление предприятий обрабатывающем промышленности .// Модернизация экономики и государство. Т. 1, Отв. ред. Е. Г. Ясин. М.: ГУ-ВШЭ, 2007; Кузнецов Б., Кузык М., Симачев Ю., Цухло С., Чулок А. Особенности спроса на технологические инновации и оценка потенциальной реакции российских промышленных предприятий на возможные механизмы стимулирования инновационной активности Модернизация экономики и государство. Т. 1.

(13) Кузнецов Б., Кузык М., Симачев Ю., Цухло С., Чулок А. Указ. соч. С. 490.

(14) Авдашева С. Расходы па экономию // Секрет фирмы. 2007. 27 авг. N 33.

(15) Наука России в цифрах - 1996: Стат. сборник. М.: ЦИСН, 1996. С. 82.

(16) Опрос проводился в 2005 г. 13 501 организации, представляющих академическую, вузовскую науку и организации ведомственной принадлежности, расположенных в 24 регионах России. См.: Шерги Ф.Э., Стриханов М.Н. Наука в России: социологический анализ. М.: ЦСП, 200(5. С. 97.

(17) Было обследовано 173 научные организации, из которых 122 расположены в Москве, 31 - в Петербурге и 20 - в остальных городах. Фактически исследовалась московская паука, которая с точки зрения развития международных связей опережает остальные российские регионы. См.: Андреева О. А., Антропова О. А., Аржаных Е. В.. Зубова Л. Г. Научные организации в условиях реформирования государственного сектора исследований и разработок: результаты социологического исследования // Информационно-аналитический бюллетень. N 2 - 3. М.: ЦИСН, 2007. (Сер. "Экономика и менеджмент в сфере науки и инноваций").

Комментарии (3)add comment

alex said:

плохо, что нет рисунков, а так клево
12 Январь, 2014

Наташа М. said:

Большое спасибо за содержательную и интересную статью!
30 Октябрь, 2011

Анна said:

Здравствуйте.
Заинтересовала Ваша статья. Вы не могли бы указать литературу на которую ссылаетесь.Заранее спасибо.
14 Апрель, 2009

Написать комментарий
меньше | больше

busy