Л. Эрхард: «моя работа - политэкономия»


Л. Эрхард: «моя работа - политэкономия»

И. Устиян


Л. Эрхард (1897-1977 гг.) человек особой судьбы, с именем которого связаны хозяйственная реформа 1948 г. в Западной Германии и то, что впоследствии получило название "германское чудо". Осуществленные тогда, в 1948 г., преобразования в экономике Германии состояли практически из двух реформ: денежной и ценовой. В той обстановке для страны важно было упразднить обесцененные деньги и создать новую, твердую валюту, способную обеспечить заинтересованность в том, чтобы зарабатывать доходы и накапливать сбережения. В твердой валюте страна видела единственно действенный стимул к труду и подъему производительности (в чем, между прочим, кардинальное отличие от подхода наших "реформаторов").

Денежная реформа проводилась без особых аналитических расчетов. Более того, она проводилась "не демократическим путем, а на основании декрета военных оккупационных англо-американских властей". С 21 июня 1948 г. старые марки были объявлены недействительными и были введены новые - дойчмарки. Каждый житель страны получил на руки 40 марок, потом к ним добавили еще 20 - всего 60 дойчмарок. Все выплаты: пенсии, заработная плата и квартирная плата осуществлялись новыми марками в пропорции 1:1. Сбережения и наличность населения обменивались в пропорции 1:10, половина сбережений просто была заморожена и через некоторое время пошла в обмен из расчета 1:20. Все обязательства банков были аннулированы, предприятия же получили наличность для выплаты только первой зарплаты, а дальше должны были выплачивать ее за счет реализации собственной продукции.

Одновременно был создан новый эмиссионный банк с новыми правилами взаимоотношений с частными банками.

Вслед за денежной быстро, буквально спустя три дня, была осуществлена реформа цен. В соответствии с ней было упразднено административное распределение ресурсов и отменен контроль за ценами. Быстроте денежной реформы способствовало содействие англо-американской военной администрации, а ценовая происходила постепенно, по мере налаживания согласованного движения производительности труда, цен и заработной платы. Все преобразования проводились под непосредственным руководством Л. Эрхарда.

Рассмотрим некоторые поучительные, на наш взгляд, факты его жизни и деятельности. Сущность своих теоретических взглядов и социально-экономической политики, проводимой на их основе, изложена в книге Л. Эрхарда, изданной в 1957 г. под названием "Благосостояние для всех", положения которой будут отчасти отражены в настоящей статье.

Л. Эрхард - человек и экономист. Людвиг Эрхард - экономист германской неолиберальной экономической школы, государственный и политический деятель Федеральной Республики Германии, получил "чисто научное" экономическое образование в Высшей торговой школе в Нюрнберге и во Франкфуртском университете. В 1938-1942 гг. сотрудник, затем директор Института конъюнктурных исследований указанной Высшей торговой школы. В 1943-1945 гг. возглавлял Институт промышленных исследований в Нюренберге. В 1945 г. - профессор Мюнхенского университета. В 1945-1946 гг., с учетом теоретической подготовки и большого опыта работы в экономических структурах, его выдвигают министром экономики земли Бавария, а в 1946-1949 гг. он становится директором управления экономики англо-американской зоны оккупации Германии.

Дальше его восхождение на высоты власти продолжилось. В 1949 г. он стал депутатом бундестага от Христианско-демократического союза (ХДС), в 1949-1963 гг. работал министром экономики ФРГ и одновременно (с 1957 г.) совмещал эту работу с должностью вице-канцлера ФРГ, что позволяло ему иметь достаточно и нормативно-экономической, и административно-управленческой власти для лучшего регулирования хода экономических реформ в стране. В этот же период (1958-1963 гг.) его избрали членом Совета министров Европейского экономического сообщества ("Общий рынок" - нынче "Европейский Союз"). В 1963 г. победил на выборах канцлера ФРГ, проработал на этой высшей государственно-исполнительной должности до 1966 г., затем стал председателем (1956-1967 гг.) и почетным председателем ХДС (1967 г.). Вместе с тем он был почетным профессором Мюнхенского (с 1947 г.) и Боннского (с 1949 г.) университетов, почетным доктором Гарвардского и Колумбийского университетов США и ряда других университетов.

Л. Эрхард считается одним из основоположников германской школы неолиберализма, которую он основал во Фрейбургском университете вместе с Ойкеном, Ропке, Рюстовым, Т. Бебэром, Мюллер-Армаком и другими экономистами. Концепция неолиберальной школы послужила теоретическим обоснованием разработки новой экономической и социальной политики ФРГ после второй мировой войны. На практике, в устах Л. Эрхарда - министра экономики ФРГ, новая экономическая и социальная доктрина получила название "Концепция социальной рыночной экономики". Теперь, когда она реализована, экономика Германии характеризуется как "социальная рыночная экономика".

Теоретический фундамент неолиберальной школы эклектичен, т.е. "гибридный", или "синтетический": он вбирает в себя взгляды классической либеральной школы Смита об экономической свободе (свободе выбора) на основе индивидуального личного интереса в условиях чистой конкуренции; теорию реализации Сэя, согласно которой предложение само создает себе спрос, и кризисы невозможны; отдельные положения австрийской школы маржиналистов (теории предельной полезности): Менгера, Бем-Баверка, а также отдельные положения исторической экономической школы - Шторха, Шмоллера и других экономистов.

Как известно, неолиберальная школа делит экономические системы на два типа: "свободно-рыночное" и "централизованно-управляемое хозяйство". Отличие между ними - в формах управления. Экономика ФРГ по классификации неолиберальной школы - "свободно-рыночная экономика". Но неолиберальная экономическая школа ФРГ отличается от неолиберальной школы США ("Чикагская школа Фридмана", или монетаризм) тем, что допускает определенное вмешательство государства в хозяйственную деятельность страны. И это вмешательство должно быть "либеральным" вмешательством в том понимании, в каком настойчиво проводил его в жизнь Л. Эрхард. Суть его позиции отражена им самим в афористической фразе: "Моя работа - политэкономия", а "мое хобби - работа". Этим, думается, все сказано: на первом месте - экономическая теория, на втором - практическая организация новых экономических структур, на третьем - энергичное управление первыми двумя.

Принципы немецкой неолиберальной экономической школы. Термин "неолиберализм" был "запущен" на орбиту экономической науки в 1938 г. экономистом Уолтэром Липманом в его работе "Регулируемая экономика в коллективной системе". Этот термин взяли на вооружение следующие экономическими школы: "чикагская", или монетаризм; "австрийская"; "французская"; фрейбургская, или "немецкая". Отметим принципы фрейбургской экономической школы, из рядов которой и выдвинулся теоретик и практик Л. Эрхард. Эти принципы восприняли положения классической доктрины экономического либерализма (Смит-Сэй), неоклассической доктрины австрийской школы ("предельной полезности") и немецкой исторической школы.

В числе основных принципов выделяются следующие: "естественный порядок" ("пусть идет как идет - своим естественным путем"), но сам ход экономического процесса должен направляться не только "невидимой рукой" - рынком и результатом стихийного взаимодействия личных интересов отдельных индивидуумов, но и "видимой рукой" солидарных интересов, чтобы обеспечить "благосостояние для всех"; экономическая свобода и ответственность предпринимателя; стимул - реализация личного экономического интереса на основе владения частной собственностью; совершенная конкуренция без монополии картелей и концернов; свободное формирование цен на основе спроса и предложения; стабильность денежного обращения; ограниченное ("легкое") вмешательство государства в экономику - роль "ночного сторожа" не отменяется, но к ней добавляются функции "законодателя" и "арбитра", который должен лишь следить за соблюдением правил игры экономическими партнерами.

В экономической политике Л. Эрхард проводил эти принципы неуклонно. Причем применял их не догматически, а творчески. Он рассматривал "социальную рыночную экономику" не как самоцель, а как средство для достижения экономических и социальных целей - выравнивания доходов всех групп населения на основе высокой производительности труда ("благосостояние для всех"). Он направил свободную частную инициативу в русло регулируемой конкуренции, опекаемой государством от засилья монополий. Это очень важно, ибо создало атмосферу солидарности в обществе.

"Красная нить" экономической практики Л. Эрхарда. Размышляя над содержанием книги "Благосостояние для всех", замечаешь, что на самом деле для автора существовала всего лишь одна задача: повышение благосостояния всех без исключения социальных слоев населения за счет привлечения каждого к производительному труду, чтобы человек чувствовал и ценил тот факт, что собственное благополучие создал он сам своим личным трудом и что более высокие доходы - результат более высокопроизводительного труда. Таким было кредо Л. Эрхарда. Более того, он добился согласия населения ФРГ работать больше положенного времени, а в начале 50-х гг. - для желающих - даже в воскресенье. Но хорошая, высокопроизводительная работа должна осуществляться в условиях регулируемой конкуренции, нестесненной монополиями крупных картелей, концернов и корпораций.

Начинается книга с того, что хотел каждый человек. Автор указывает, что поставил перед собой одну большую целевую задачу: "... Привести широкие слои народа к благосостоянию...", причем к достижению поставленной цели ведет "путь создания массовой покупательной способности всех слоев населения". Он не приемлет "прежний порядок", когда допускалась большая дифференциация по уровню дохода, между "богатыми" и "бедными" - источник "неприязни" между ними. Условием же повышения благосостояния "всех слоев населения" Л. Эрхард объявил регулируемую государством конкуренцию. Он видел в ней "наиболее эффективное средство достижения... благосостояния", поскольку "она одна дает возможность всем людям пользоваться хозяйственным прогрессом, в особенности, в их роли потребителей". И, что самое главное, она "уничтожает все привилегии, не являющиеся непосредственным результатом повышенной производительности труда". Направляемая государством, конкуренция стимулирует личный интерес и силу инициативы работника, убеждает его в том, что более высокую заработную плату можно получить только благодаря "росту производительности труда", а не только путем совершенствования методов распределения национального дохода.

Исходя из этого, экономическая программа предусматривала два момента: во-первых, увеличение производства товаров народного потребления, с тем чтобы "оживить конкуренцию", во-вторых, повышение уровня занятости населения. Когда эти две проблемы были решены, появилась опасность, что "конкуренции могут чиниться препятствия". "Поэтому обеспечение свободной конкуренции - одна из важнейших задач государства...". В противном случае, если государство не защитит свободную конкуренцию, "вскоре можно распрощаться с "социальным рыночным хозяйством".

По настоянию Л. Эрхарда был принят строгий антимонопольный закон, защитивший свободную конкуренцию. Поясняя принципиальное отличие социального рыночного хозяйства от классического либерального, автор отмечал, что оно включает в себя два "понятия". Первое - "благосостояние для всех", тогда как при классическом либерализме богатые становятся еще богаче, а бедные - еще беднее; и второе - "благосостояние через конкуренцию", имеется в виду регулируемая конкуренция без засилья монополий. Власть монополий была ограничена путем контроля за ценами, монополии были лишены права диктовать свои цены, цены должны устанавливаться свободно в результате свободной игры рыночных сил на основе закона спроса и предложения.

Движение без "бумов" и "спадов". Защита экономики от ценовой монополии картелей и концернов рассматривалась Л. Эрхардом в контексте лучшей согласованности работы экономики. "Как известно, - писал он, - принято было считать, что хозяйство развивается по ритмическим циклам. Примерно семь лет, якобы, длится полный цикл: подъем, бум, падение, и затем кризис, в котором зарождаются целебные силы, которые снова выводят хозяйство на путь к подъему следующего цикла". В период послевоенного подъема германской экономики, охвативший 10 лет, "удалось прервать этот "неизменный" ритмический круговорот и, путем постоянного подъема хозяйства, добиться сочетания полной занятости с высокой производительностью".

Согласованное движение производительности труда, цен и заработной платы - вот ключевой фактор успешной политики государственного регулирования экономики. (А некоторые экономисты Молдовы выступают против государственного регулирования экономики в переходный момент). Закон, запрещающий ценовую монополию, Л. Эрхард назвал "хозяйственной конституцией" государства. В результате проведения такой политики в 1956 г. валовой внутренний продукт ФРГ вырос в два раза по сравнению с лучшим довоенным 1936 г., а "частное потребление" выросло с 29 млрд.марок в 1950 г. до 51 млрд. марок в 1955 г., т.е. за 5 лет почти удвоилось.

Более того, согласно исследованиям Организации европейского экономического содружества "индекс частного потребления на душу населения (1952 г. = 100) вырос в Западной Германии с 77 в 1949 г. до 126 в 1955 г.", тогда как в других странах Запада за этот же период его динамика оказалась ниже, соответственно в США - 107, Англии и Швеции - 110, Франции - 113. Эти успехи Л. Эрхард объяснил следующими факторами. Первый - "соревнование вместо эгоизма". Соревнование (для него - другое название конкуренции) рассматривалось как "основное демократическое право свободы потребления", находящееся в логической связи со свободой предпринимательства производить и продавать те продукты, которые отвечают спросу населения и производства и продажа которых "обещает ему успех".

Второй - "валютная стабильность". Она увязывалась с хорошо налаженным промышленным и сельскохозяйственным производством, сбалансированным по доходам и расходам государственным бюджетом, причем Л. Эрхард постоянно проводил линию на "систематическое сокращение расходов" бюджетных средств. Основные статьи (до 80% всех бюджетных средств) направлялись на выплаты пенсий, стипендий, поддержку здравоохранения и народного образования. Инвестиции осуществлялись за счет предпринимательской прибыли и банковского кредита с низкой ставкой процента. Все это обусловило результат, о котором Л. Эрхард с гордостью написал: "валютная и экономическая реформы привели к повышению производительности труда".

Действительно, часовая производительность труда в целом по экономике ФРГ выросла по сравнению с 1950 г. следующим образом: в 1951 г. - на 3, 9%, 1952 г. - 3, 3, 1953 - 6, 1, 1954 г. - 5, 7, 1955 г.-6, 2 и в 1956 г. - на 4%. Кстати, данные показывают красноречивую тенденцию: темпы роста производительности более высоки, когда объем промышленного производства нуждается в расширении; когда же объем производства достигает определенной "насыщенности", темпы роста часовой производительности труда растут медленнее, но зато "удельный вес каждого процента" вбирает в себя большую массу конечной продукции в единицу времени. Это яркий пример подтверждения теоретической мысли классиков о том, что не надо пугаться более низких темпов роста производительности труда хорошо налаженной экономики, или более низкой нормы накопления, ибо они свойственны высокоразвитой и высокопроизводительной экономике: здесь за "каждым процентом роста производительности труда" скрывается большая масса конечной продукции высокоразвитой и "массивной" промышленности.

Не зря Л. Эрхард говорил, что его "работа - политэкономия". Применявшийся им "административный метод" был производным от чисто "экономического метода" организации и управления экономической жизнью общества.

Л. Эрхард придерживался объективного подхода, а потому признавал, что успеху экономической реформы ФРГ содействовал капитал США. По "плану Маршалла" только в 1952 г. ФРГ получила 152 млн. долл., в 1954 г. - 98, 6 млн. долл. К тому же "значение имело также то, что благодаря помощи по плану Маршалла значительно улучшилось снабжение сырьем". И это верно. Но основные фонды - машины и оборудование для своих предприятий ФРГ производила сама, они были высокопроизводительными и высококачественными даже по сравнению с аналогами, производимыми в США и Великобритании.

Динамизм экономики. Л. Эрхард был человеком нешаблонного мышления. Когда он заметил, что иные его коллеги стали упиваться успехами экономики своей страны, он тут же нашел "золотую жилу" для ее дальнейшего развития. Новые "движущие силы" он нашел в "стремлении к рационализации", "капиталовложениях", а также "готовности к расширению потребления". Хотя последняя мысль явно перекликается с предложениями Кейнса, чью доктрину он отвергал, тем не менее она принимается, поскольку полезна и дает новый импульс экономическому развитию. И далее он настаивал на этой идее: "достигнутые успехи в повышении жизненного уровня народа" не означают, что "... наступило насыщение в области потребления", "... необходимо и дальше повышать производство, ибо только увеличив производство, и только этим путем, можно повысить народный доход, а следовательно, и покупательную способность, которая обеспечит сбыт".

В этих мыслях содержится квинтэссенция того подхода к регулируемой конкуренции, который разработан Л. Эрхардом, проверен практикой и изучается во всех университетах мира.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy