Кластерный подход в стратегии инновационного развития России


Кластерный подход в стратегии инновационного развития России

Е.Б. Ленчук
Г.А. Власкин
Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда, грант № 09-02-00546 a/U

В последнее время в России происходит осознание значимости кластерного подхода в решении задач модернизации и технологического развития национальной экономики и в практическом внедрении поддерживающих инновационную деятельность институциональньгх структур, сетевых и кластерных образований. Данный интерес объясняется широкомасштабным положительным опытом кластеризации экономик многих развитых стран мира, доказавшим не в теории, а на практике эффективность использования сетевых структур в повышении конкурентоспособности экономики как отдельных регионов, так и страны в целом. Преимущества кластерного подхода способны стать для России «локомотивами» экономического роста. Система кластеров позволяет придать гибкость организации управления инновационным процессом на большой по масштабам территории России. Еще одно несомненное преимущество кластерного подхода состоит в возможности решить проблему ограничения инвестиционных ресурсов в обеспечении инновационной деятельности, поскольку, как показывает зарубежный опыт, они, как магнит, притягивают к себе все новые и новые инвестиции, в том числе иностранные. Курс на формирование кластеров в российской экономике взят в 2005 г. Именно с этого периода тема создания кластеров становится одним из основных лейтмотивов как федеральных, так и региональных программ социально-экономического развития. Например, в Стратегии развития науки и инноваций в Российской Федерации на период до 2015 года1, в качестве одной из задач модернизации экономики названы стимулирование спроса на инновации и результаты научных исследований, создание условий и предпосылок для формирования устойчивых научно-производственных кооперационных связей, инновационных сетей и кластеров.
В Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 г.2 отмечено, что успех реализации инновационного сценария развития страны будет зависеть от способности государственных органов власти обеспечить условия для дальнейшего совершенствования институциональной среды и формирования институциональных структур, присущих постиндустриальному обществу. В число этих условий входит поддержка кластерных инициатив, направленных на достижение результативной кооперации организаций - поставщиков оборудования и комплектующих, специализированных производственных и сервисных услуг, научно-исследовательских и образовательных организаций в рамках территориально-производственных кластеров.
В проекте Концепции совершенствования региональной политики в Российской Федерации (2009 г.), разработанной Минрегионразвития России, определены зоны опережающего экономического роста. Эти зоны призваны стать платформой для образования территориально-производственных кластеров и единых технологических цепочек по производству продукции с высокой добавленной стоимостью, формирующих основной вклад в экономику соответствующих субъектов РФ. Это важнейшее направление региональной политики.
Развитие российских регионов в перспективе должно приобрести инновационный характер, а пространственная конфигурация - большую гибкость, стать менее привязанной к сложившейся энергосырьевой базе и к центрам концентрации финансовых потоков. Возрастет также роль новых центров инновационного экономического роста, где предполагается концентрация кадрового и технологического потенциалов, существенным образом влияющих на изменение территориальной структуры расселения и на распределение трудовых ресурсов.
На федеральном уровне сформирован ряд механизмов, позволяющих обеспечить гибкое финансирование мероприятий по развитию кластеров. Так, в соответствии с Правилами предоставления средств федерального бюджета, предусмотренных на государственную поддержку малого предпринимательства3, на конкурсной основе выдаются субсидии субъектам РФ на финансирование мероприятий, предусмотренных в соответствующей региональной программе. Данный механизм создает возможности для максимально гибкого использования финансовой поддержки субъектов РФ в целях реализации широкого спектра кластерных инициатив.
В 2008 г. Минэкономразвития России была принята Концепция кластерной политики в стране, в рамках которой были выделены три основные направления стимулирования процесса формирования кластеров:
Содействие институциональному развитию кластеров, в первую очередь - разработка стратегии их развития:
  • стимулирование инноваций и коммерциализации технологий;
  • содействие в предоставлении консультационных услуг;
  • мониторинг и прогнозирование потребностей рынка труда, планирование, участие в разработке государственного задания на подготовку специалистов;
  • разработка и распространение руководств и пособий по организации управления на предприятиях с учетом отраслевой специфики.
Меры, направленные на повышение конкурентоспособности участников кластера:
  • содействие разработке программ долгосрочных партнерских исследований, кооперации предприятий при финансировании и реализации НИОКР;
  • субсидирование части затрат предприятий на создание промышленных образцов, регистрацию и правовую охрану за рубежом изобретений;
  • установление льгот по уплате региональных и местных налогов и сборов, а также налога на часть прибыли, подлежащей уплате в бюджет субъекта РФ; создание особых экономических зон регионального уровня;
  • совместная реализация образовательных программ (материально-техническое, технологическое и кадровое обеспечение целевой подготовки).
Формирование благоприятных условий для развития кластера:
  • инвестирование в развитие инженерной и транспортной инфраструктур, жилищное строительство с учетом задач развития кластеров. Реализация мер налогового регулирования для участников кластеров;
  • финансирование инноваций в рамках федеральной целевой программы «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007 - 2012 годы»: обеспечение научным оборудованием центров коллективного пользования, поддержка проектов выполнения НИР и НИОКР;
  • программы Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (Фонд Бортника): поддержка создания новых инновационных предприятий;
  • помощь в реализации инновационных проектов, выполняемых малыми инновационными предприятиями на основе собственных разработок и при участии вузов;
  • поддержка НИОКР, в том числе проводимых предприятиями для освоения лицензий на новые технологии и технические решения, приобретаемых у российских вузов, академических и отраслевых институтов.
Таким образом, промышленная политика стала ключевым механизмом реализации стратегии и программ социально-экономического развития российских регионов, в рамках которых получили ускорение процессы кластеризации. В ряде регионов были приняты отдельные программы развития кластеров или созданы организационные структуры по их развитию.
Однако повышенная активность в сфере формирования кластеров в большей степени напоминала «компанейщину». Зачастую регионы торопились просто отрапортовать о сформировавшихся кластерах, и это не могло не сказаться на качестве самого процесса. Под статус кластеров спешно подгонялись образования, ничего общего не имеющие с сущностью настоящих кластеров.
Из-за отсутствия четкого определения понятия кластера как экономической категории во многих случаях совершенно разные по своему генезису объекты, имевшие собственные обозначения, стали именоваться кластерами. Наиболее ярко это проявилось в экономической литературе. Например, в некоторых публикациях кластеры отождествляют с существовавшими еще в советский период ТПК (территориально-производственные комплексы). В других связано понятие «кластер» в России с региональной отраслевой специализацией, которая была сформирована на базе концентрации предприятий какой-либо одной промышленной отрасли. Однако заметим, что ТПК формировались в плановой экономике и при доминировании отраслевого принципа управления, что накладывало жесткие ограничения на деятельность этих комплексов. В свое время они создавались исходя не столько из экономических соображений, сколько из интересов обеспечения государственной безопасности. Например, выбор поставщика нередко определялся распоряжением «сверху».
В современных условиях ситуация коренным образом изменилась, что и обусловило главное отличие кластера от ТПК. Кластер максимально учитывает рыночный механизм и может быть эффективным только тогда, когда сами предприятия (для повышения своей прибыльности, улучшения качества товаров и услуг и т. п.) приходят к необходимости объединения в кластер. Таким образом, кластер ориентирован на повышение эффективности и конкурентоспособности.
Как показывает мировой опыт, одной из наиболее эффективных форм реализации кластерной политики является создание государственно-частных партнерств, в капитале которых могут участвовать местные власти, коммерческие партнеры и институциональные частные инвесторы, которые заключают договора о стратегическом взаимодействии. Роль федеральных и региональных властей в этом случае определяется общей, не требующей существенных финансовых вложений поддержкой реализуемых проектов, обеспечением гарантий возврата инвестиций. Равномерное распределение рисков между всеми участниками кластера также может являться действенным стимулом для развития инновационно-ориентиро-ванных кластерных структур.

Кластерный подход меняет принципы и механизмы государственной и региональной экономической политики. Он требует перестройки аппарата управления, другого формата информации о состоянии дел в экономике - не по отраслям, а в разрезе отдельных рынков и компаний.

Вместе с тем в российской практике при формировании кластерных структур не следует пренебрегать накопленным опытом, связанным с ТПК. Ряд положений концепции ТПК в актуализированном виде был бы крайне полезен при формировании новых промышленных районов, создании кластеров и освоении перспективных территорий на основе государственно-частного партнерства, проектного и программного управления. Потенциал ТПК, в том числе все элементы инфраструктуры, доставшиеся России от советского времени, вполне можно использовать для организации кластеров на рыночной основе. Речь может идти об авиакосмических кластерах в Москве и Самаре, об информационно-телекоммуникационном кластере в Москве, о судостроительном кластере в С.-Петербурге и др.

Использование этого опыта весьма актуально для формирования внепростран-ственных кластеров, создаваемых сознательно для получения общего конкурентного преимущества. Так, неплохие перспективы в этом плане имеет создание кластеров в электроэнергетике и производстве энергетического оборудования и в ряде экспортно-ориентированных промышленных секторов, где уже сложились сравнительные конкурентные преимущества России на мировых рынках (табл. 1).

Таблица 1

Ведущие экспортно-ориентированные отрасли промышленности, не охваченные процессами кластерообразования

Отрасль (подотрасль) промышленности

Потенциальный кластер

Доля мирового рынка, %

Объем экспорта

(2007 г.), тыс. долл. США

Производство минеральных удобрений

Агропромышленный

16,88

3878885

Производство синтетического каучука

Производство пластических материалов

9,10

965105

Производство материалов на основе неорганических соединений

Производство химических продуктов

8,09

875084

Производство слоистой древесины

Производство отделочных материалов и строительного оборудования

6,56

524979

Производство и использование электроэнергии

Производство энергетического оборудования и энергии

2,53

549903

Производство реактивных двигателей

Производство двигателей для космических аппаратов

2,11

437907

Производство печатной продукции

Издательская и полиграфическая деятельность

1,21

173097

Производство чертежных и измерительных приборов

Производство аналитических приборов

0,74

161679

Производство кабелей и проводников

Производство средств связи

0,33

172348

По мнению Р.Н. Евстигнеева [1], сегодня кластеризация должна стать генеральной тенденцией формирования региональных рынков. В то же время на современном этапе становления рынка нет необходимости ориентироваться на некий идеальный или универсальный тип кластера. Одновременно не обязательно административные границы регионов должны совпадать с границами кластеров: рыночная макроэкономика нуждается в институте кооперации субъектов макроуровня - ведь именно со становлением рынка стратегических программных инвестиций во главе с кооперацией государства и крупного финансового капитала связан процесс кластеризации. Не следует опасаться, что на первых порах контуры кластерной модели будут несколько размытыми. Главное - не упускать из виду общий тренд развития.

Представляется, что в России может быть несколько моделей кластеров - это вытекает из накопленной до сих пор практики их формирования. В самом общем виде можно вывести следующую классификацию, основанную на конкретных примерах и поэтому достаточно наглядную [2]. В представленной классификации целенаправленно не затрагиваются такие направления, как энергетика, тяжелая промышленность, нефть и газ (табл. 2).

Таблица 2

Классификация моделей кластеров в РФ

Модель

География

Направление

Цель

Примеры кластеров

Инновационная

Сибирь

Биотехнологии, наука о живых микро- и макроорганизмах, медицина, нанотехнологии

Выстроить инновационную модель, повышающую конкурентоспособность отрасли и региона и обеспечивающую качественный и количественный результат.

Алтайский биофармацевтический кластер «Алтай-Био», Новосибирский Биокластер

Промышленная

Поволжье

Автомобилестроение, машиностроение, авиация

Производить качественную конкурентоспособную продукцию, участвовать в тендерах больших международных групп.

Поволжский автомобильный кластер (Самара), Ульяновский авиационный кластер

Динамическая

Центральный ФО

Текстильная промышленность, другие отрасли, теряющие или потерявшие доли рынка

Придать новую динамику, переориентировав промышленность на новые высокотехнологичные продукты с высокой добавленной стоимостью.

Ивановский

текстильный

кластер

Реструктурирующая

Юг России

Сельское хозяйство и пищевая промышленность

Создать из существующего агрокомплекса настоящий полный производственный цикл от сырьевой базы до глубокой переработки.

Краснодарский сельскохозяйственный кластер

Отметим, что в модели кластера независимо от ее вида, должны параллельно решаться две задачи: структурирование существующей промышленности (повышение производительности, конкурентоспособности, качества, соблюдение международных стандартов и т. п.) и разработка инноваций. В конечном счете с помощью государства будет, по-видимому, выведена рамочная модель, благодаря которой регионы смогут действовать и создавать свои местные сетевые структуры повышения конкурентоспособности - кластеры.

Важнейшей задачей на пути развертывания кластерных инициатив является создание действенной нормативно-правовой и законодательной базы, без которой невозможно правильно проработать юридическую составляющую кластерных структур. У региональных властей отдельных субъектов единой матрицы построения таких структур на сегодняшний день нет. В отличие от европейской практики кластеризации, оформленной в виде конкретной и четкой системы организации и консолидации возможностей, производственных мощностей с целью повышения за счет инноваций конкурентоспособности отрасли и территории в целом, российские регионы выстраивают кластеры по собственному видению, изобретая каждый свой «велосипед».
В этой связи было бы целесообразным вывести кластерные инструменты развития на системный уровень, выработать путем согласованного взаимодействия общую методологию формирования кластеров, а также механизмов государственной поддержки кластерных инициатив и кластерных организаций, шире использовать программно-целевые методы. С нашей точки зрения, в настоящий момент необходим документ, который бы не только отражал современные тенденции инновационного пути развития постиндустриальной и глобализирующейся экономики, но и включал пакет документов программного характера, в котором бы были представлены:

  • концепция кластерной политики в РФ;
  • программа кластерной политики в РФ как порядок последовательных решений, мер и действий;
  • пакет проектов государственно-управленческих решений по реализации кластерной политики (нормативно-правовые акты).

Таким образом, нормативное закрепление механизмов кластерной политики является на сегодня главным направлением совершенствования правового регулирования инновационной деятельности на уровне субъектов РФ.
Другая проблема - отсутствие в России в отличие от Европы комплексного государственного целевого выделения средств на развитие кластерной системы. Правительство РФ, конечно, финансирует отдельные проекты, выделяет небольшие деньги на создание технопарков и внедрение инноваций, однако эти действия имеют разрозненный характер. Средства зачастую находятся в разных фондах и министерствах, что создает большие сложности. У регионов в свою очередь денег на инновации также не хватает. В то же время нередкие попытки отдельных представителей региональных властей (губернатора, главы муниципалитета) целенаправленно финансировать отдельные инновационные проекты, сразу привлекают «повышенный» интерес со стороны «компетентных органов».
Еще одна проблема - это неразвитость среднего и малого бизнеса на территории РФ, хотя на Западе львиная доля генерирования инноваций и технологических прорывов приходится именно на средние и малые предприятия. Кластер не может существовать без наличия разветвленных сетевых связей между большим количеством малых и средних предприятий. В кластерах (малый и средний) бизнес начнет функционировать особенно активно, так как создаваемая в них среда требует его массового присутствия.
Несмотря на то, что кластерный подход в России получает все большее признание, кластеризации российской промышленности мешает объективно низкий уровень развития малого предпринимательства в стране. В России государство отдает предпочтение крупному бизнесу, а по отношению к малому предпринимательству все меры - исключительно декларативного характера.
Сегодня в России функционирует 1,1 млн. предприятий малого бизнеса, на которых трудятся 2,5 млн. работников. При этом 60% из них занято в торговле и сфере услуг, поскольку это гарантирует быстрое получение прибыли, в сфере же инновационного бизнеса доля малых фирм составляет всего лишь 2-2,5%, в то время как, например в США, -50%. В целом, вклад субъектов малого бизнеса в промышленный рост и создание рабочих мест можно охарактеризовать как довольно скромный - всего 12% ВВП.

Отношение к малому и среднему бизнесу должно измениться в процессе кластеризации и, конечно, необходимо создание дополнительных условий для стимулирования его развития со стороны государства. На это нацеливает и принятая в 2008 г. Концепция долгосрочного социально-экономического развития до 2020 г., которая предусматривает двукратное увеличение доли малого бизнеса, занятого в сфере услуг, пятикратное - в инновационной сфере.

Становится все более очевидным, что принятый Федеральный закон «О развитии малого и среднего предпринимательства в РФ»[3], который является системным документом, должен дополняться конкретными программами поддержки бизнеса субъектами Федерации, муниципальными образованиями. Необходимо реальное воплощение в жизнь обозначенных в законе инвестиционных фондов и технопарков, проведение регулярной и четкой аналитической работы по результатам их взаимодействия в рамках кластерных проектов.

Несмотря на активную деятельность региональных властей по формированию кластерных структур, лишь относительно небольшая часть проектов развития кластеров достигла стадии практической реализации. И сегодня логичней говорить в основном о потенциальных кластерах, хотя на сайте МЭР представлен банк данных по уже действующим кластерам (табл. 3).

Таблица 3

Потенциальные региональные промышленные кластеры России

Регион

Потенциальные региональные промышленные кластеры

г. Москва и

Авиационно-космический, информационно-коммуникационный, микроэлек-

Московская обл.

троники, пищевой, стройиндустрии, кожевенно-обувной, текстильный, транс-портно-логистический

г. С.-Петербург и

Пищевой, судостроительный, автомобилестроения, фармацевтики, полимерных

Ленинградская обл.

материалов, приборостроения, производства электробытовой техники

Белгородская обл.

Пищевой, агропромышленный

Вологодская обл.

Агропромышленный, металлургии и металлообработки, машиностроения

Ивановская обл.

Текстильный, агропромышленный

Калининградская обл.

Агропромышленный, стройиндустрии и строительства

Красноярский край

Металлургический, агропромышленный, горно-добывающий

Краснодарский край

Нефтепереработки, деревоперерабатывающий, транспортно-логистический

Липецкая обл.

Производство электробытовой техники

Новосибирская обл.

Информационно-коммуникационный, микроэлектроники

Оренбургская обл.

Агропромышленный

Пермский край

Сельскохозяйственного машиностроения, химический, нефтехимический, деревоперерабатывающий

Пензенская обл.

Агропромышленный

Алтай

Машиностроительный, агропромышленный, фармацевтический

Башкирия

Машиностроительный, химический, нефтехимический

Бурятия

Стройиндустрии и строительства

Татарстан

Нефтехимический, транспортно-логистический, производства и переработки полипропилена, автомобильный

Мордовия

Производство железнодорожного подвижного состава

Самарская обл.

Автомобилестроения, авиационно-космический, нефтехимический, транспортно-логистический, стройиндустрии

Свердловская обл.

Автомобилестроения, металлургический («Титановая Долина»), машиностроение

Саратовская обл.

Агропромышленный, стройиндустрии

Тверская обл.

Агропромышленный (кластер «Лен»)

Тамбовская обл.

Химический, агропромышленный

Томская обл.

Медико-биологический, информационно-коммуникационный

Тюменская обл.

Нефтегазовый

Ульяновская обл.

Агропромышленный, автомобилестроение, авиастроения, стройиндустрии, лесопромышленный

Каждый регион имеет различные административные, финансовые, организационные возможности для реализации кластерной политики. Однако ее успех во многом определяется профессионализмом региональных властей, участием в формировании кластеров научных подразделений, способных качественно проработать экономические и организационно-правовые вопросы, а также разработать стратегию формирования кластера. В этом контексте нельзя не отметить позитивных примеров системно формирующихся кластеров в ряде субъектов РФ, развитие которых, на наш взгляд, может повлечь социально-экономический прорыв для регионов.
Так, в настоящее время в Свердловской области разрабатываются пилотные проект «Титановая долина» и Концепция Уральского автомобильного кластера.
Кластер «Титановая долина» формируется на базе ОАО «Корпорация ВСМПО-АВИСМА», обеспечивающего мировое лидерство России на рынке титановой продукции в размере 27% его объема. Создание кластера направлено на дальнейшее укрепление конкурентных позиций титановой промышленности России на мировых рынках, которое будет осуществляться за счет привлечения иностранных и отечественных инвестиций в создание новых предприятий, развитие высокотехнологичных переделов титановой продукции вплоть до ее выпуска, создание новых импортозамещающих производств, увеличение количества рабочих мест в регионе. По оценкам экспертов, вклад высокотехнологичного кластера «Титановая долина» за период 2007-2015 гг. составит: в ВРП Свердловской области - 291,2 млрд. руб.; в объем отгруженной продукции обрабатывающих производств - 882,2 млрд. руб., в объем инвестиций в основной капитал - 52 млрд. руб. [4]. Таким образом, реализация пилотного проекта «Титановая долина» позволит России не только достичь мирового лидерства в высокотехнологичном производстве титана, обеспечить на этой основе многие отечественные прорывные технологии, но и сформировать новую «точку роста» в региональном экономическом пространстве, способствующую повышению конкурентоспособности территории.
Основой кластера является вертикальная технологическая цепочка, объединяющая все переделы титановой продукции вплоть до выпуска конечных изделий. Высокая технологичность кластера и его наукоемкость обеспечиваются в результате тесного взаимодействия производства и инновационной инфраструктуры кластера.
Создание Уральского автомобильного кластера нацелено на развитие в Свердловской области новой отрасли - автомобилестроения на основе выпуска конкурентоспособных по цене и качеству легковых и грузовых автомобилей, спецтехники, а также создания на Урале современной индустрии производства автокомпонентов. Основным предприятием кластера является ЗАО «Автомобили и моторы Урала» (г. Новоуральск), заключившее ряд долгосрочных соглашений с передовыми зарубежными компаниями Китая: FAW, Geely, ZX, FOTON. Соглашения предусматривают ежегодную с 2011 г. сборку на территории ЗАО «АМУР» до 60 тыс. автомобилей Geely Otaka, 7 тыс. внедорожников Land Mark и примерно 12,5 тыс. грузовых автомобилей. Имеющийся потенциал машиностроительного комплекса Свердловской области позволяет разместить на предприятиях региона производство автокомпонентов в размере до 30% стоимости автомобилей [5].
Основой автомобильного кластера, как и «Титановой долины», является вертикальная технологическая цепочка, объединяющая поставщиков автокомпонентов 1-4-го уровней и автосборочное производство.
Инновационный потенциал кластера в основном определяется функционированием в комплексе следующих участников: академических и отраслевых научно-исследовательских институтов (институты УО РАН, Уральский научно-исследовательский технологический институт и др.), вузов (Уральский государственный технический университет, Уральский государственный университет и др.); инновационных инжиниринговых центров; предприятий, осуществляющих инновации (Уральский оптико-механический завод, Завод автомобильных катализаторов ФГПУ «Уральский электрохимический комбинат») и др. Одним из основных элементов инновационной инфраструктуры кластера станет Новоуральский автомобильный технопарк, создаваемый на базе свободных площадей ЗАО «АМУР».

Создание Уральского автомобильного кластера открывает перспективы в решении ряда социальных задач, в частности, проблем занятости населения. Планируется, что кластер обеспечит 30-38 тыс. рабочих мест, что составляет 1,6-1,8% численности занятых в Свердловской области.

В целях реализации кластерной инициативы в Свердловской области разработаны меры государственной и муниципальной поддержки вышеназванных кластеров (табл. 4) [6].

Таблица 4

Меры государственной и муниципальной поддержки кластеров различных типов

Подход «сверху-вниз»: Кластер «Титановая долина»

Подход «снизу-вверх»: Уральский автомобильный кластер

Меры поддержки со ст

ороны федеральных органов

Средства Инвестиционного фонда Средства Внешэкономбанка Федеральные налоговые льготы Освобождение от таможенных платежей

Косвенно: распространение режима таможенной сборки на автосборочное производство кластера

Меры поддержки со стороны региона

льных и муниципальных органов управления

Содействие в создании ключевых факторов успеха кластера (инновационная инфраструктура, образование)

Налоговые льготы

Долевое финансирование капитальных вложений в инфраструктуру кластера

Содействие в создании и развитии Новоуральсого автомобильного технопарка как части инновационно-производственной инфраструктуры кластера Налоговые льготы на муниципальном уровне Долевое финансирование капитальных вложений в инфраструктуру технопарка

Последние десять лет активно разрабатываются схемы образования кластеров в экономике Республики Татарстан, которая традиционно ассоциируется с развитой нефтедобычей, нефтехимией и автомобилестроением. Флагманы этих отраслей - «Татнефть», «Нижнекамскнефтехим», «Казаньоргсинтез» и «КамАЗ». В республике добывается 8% российской нефти, производится 64% стирола, около 40% этилена и полиэтилена, а также каждая третья автомобильная шина и около половины дизельных грузовых автомобилей. Именно комплексное машиностроение и нефтехимия определены в качестве точек роста экономики этого субъекта РФ на ближайшую перспективу. Они взаимосвязаны - на основе нефтяного сырья производится нефтехимическая продукция, которая в дальнейшем может перерабатываться в автокомпоненты. Модернизируя машиностроение, развивая нефтехимические производства с высокой степенью добавленной стоимости, республика стремится решить основную экономическую задачу - перейти от сырьевой модели экономики к инновационной.

Первоначально работа фокусировалась на создании мощного нефтегазохимического комплекса, функционирующего в виде кластера, в котором входящие в него отрасли взаимодействуют как единый взаимосвязанный комплекс. Это дало неплохие результаты. По итогам 2008 г. в республике был достигнут максимальный уровень добычи нефти за последние 13 лет - 31,3 млн. т. Производство продукции химии и нефтехимии возросло на 6,8%, нефтепереработки - на 21%. Осваивались новые и модернизированные мощности по выпуску полипропилена, полистирола, экструдированного пенополистирола, полиэтилена, новых видов каучуков, шин, резинотехнических изделий, моющих средств, дизельного и автомобильного топлива. В результате ускоренного развития химии и нефтехимии объемы реализации продукции этой отрасли увеличились с 1999 г. в 5,7 раза, объемы производства - в 1,8 раза [7].
Вместе с тем в рамках формирования кластера предусматривается дальнейшее повышение эффективности комплекса за счет создания прибыльных высокотехнологичных производств, ускоренного развития малого и среднего бизнеса. Предполагается, что к 2010-2011 гг. в Нижнекамске будет реализован полностью так называемый «проект века» - введен в действие комплекс нефтеперерабатывающих и нефтехимических заводов стоимостью около 5 млрд. долл. (около 130 млрд. руб.). Нефтехимические компании республики, вошедшие в состав кластера, уже реализуют проекты по созданию новых и увеличению объемов выпуска традиционных продуктов. Особое внимание уделяется формированию инновационной инфраструктуры нефтегазохимического кластера, основой которой должен стать технополис «Химград» в Казани. В составе «Химграда» планируется создать индустриальный парк с необходимой для переработки нефтехимической продукции инфраструктурой, корпоративный университет, собственный грузовой терминал. Здесь будут работать бизнес-инкубатор, центры коллективного пользования пилотными нефтехимическими установками, исследовательские лаборатории в сфере нефтехимии.
Дальнейшее направление развития кластеров - от нефтехимии к автокомпонентам. В частности, в Татарстане активно формируется автомобильный кластер на двух площадках - в Набережных Челнах и в особой экономической зоне (ОЭЗ) промышленно-производственного типа «Алабуга», создаваемой в рамках федерального закона об особых экономических зонах. На территории бывшего завода микролитражных автомобилей его новый собственник - «Северстальавто» - организует производство полного цикла автомобилей Ssang Yong Rexton, Ssang Yong Kyron, Ssang Yong Actyon, а также бюджетной модели класса В FIAT Albea, нового седана класса С - FIAT D200 - и многофункционального грузопассажирского фургона FIAT Doblo.
Еще один регион, где активно развивается кластерный подход - Самарская область, которая относится к наиболее развитым промышленным регионам России. В настоящее время ее промышленный комплекс составляют около 400 крупных и средних предприятий и более 4 тыс. субъектов малого бизнеса.
Для повышения инновационной активности промышленных предприятий области принята областная целевая программа «Инновации - производство - рынок» и закон «Об инвестициях в Самарской области с целью применения перспективных наукоемких технологий и научно-технических разработок в сфере автомобилестроения». Областная целевая программа предусматривает государственную поддержку инновационных научно-технических проектов по приоритетным для области направлениям науки и техники, прежде всего в основных отраслевых кластерах: автомобилестроительном, авиационно-космическом, нефтехимическом. Мероприятия программы направлены на создание инновационной инфраструктуры, в частности, центров коммерциализации и трансферта технологий, технопарков, бизнес-инкубаторов, на создание информационной базы сведений об инновациях, проведение презентаций, выставок-ярмарок инновационной направленности.
Поскольку автомобилестроение является одной из системообразующих отраслей Самарской области, ведущее место в реализации стратегии формирования инновационного профиля экономики региона занимает автомобильный кластер. В нем сконцентрировано около 40% производства, 40% занятых, 65% основных фондов промышленности, 25% затрат на исследования и разработки, 20% экспорта Самарской области. В целом в самарском автомобилестроительном комплексе задействованы около 200 тыс. чел.

«Корневым» предприятием самарского автомобильного кластера является крупнейшая российская автомобильная компания - ОАО «АвтоВАЗ», доля которой в российском производстве легковых автомобилей составляет 75%. Кроме того, в состав кластера входят: предприятия - поставщики автокомпонентов; исследовательские, конструкторские, технологические, консалтинговые организации; организации, осуществляющие подготовку кадров для предприятий и организаций кластера; финансовые организации, обеспечивающие текущее обслуживание, кредитование, страхование, деятельность на фондовом рынке.
Для повышения инновационной активности региона наряду с автомобильным предусматривается формирование авиационного и ракето-космического кластеров, использующих конкурентные преимущества существующей в Самарской области мощной научно-технологической и конструкторской базы: «ЦСКБ-Прогресс», СНТК им. Н. Д. Кузнецова, Самарского государственного аэрокосмического университета, вошедшего в число 17-ти национальных инновационных университетов.
Рассматриваются перспективы создания инновационных кластеров и в других регионах. В их числе, например, кластерная организация группы высокотехнологичных отраслей производства в г. Сосновый бор (Ленинградская область), биофармацевтический кластер а Алтайском крае, высокотехнологичный кластер в сфере развития инновационных технологий и инженерной основы коммунальной и социальной сфер в Челябинске и т.п.
Формирование конкурентоспособных инновационных кластеров - приоритет инновационной политики С.-Петербурга. Сегодня разработаны Основы кластерной политики С.-Петербурга на 2010-2014 гг., которые получили одобрение рабочей группы по реализации Комплексной программы мероприятий инновационной политики С.-Петербурга и формируются пять инновационных кластеров: инновационно-технологический машиностроения и металлообработки; медицинского экологического приборостроения и биотехнологий; IT-кластер (Некоммерческое партнерство РУССОФТ); автопроизводителей; производителей фармацевтических препаратов и лекарственных средств.
Ключевую роль в инновационной ориентации кластера играют инфраструктурные системы интеллектуального и финансового капиталов (особые экономические зоны, бизнес-инкубаторы, технопарки), которые являются катализаторами образования кластеров.
К элементам инфраструктуры, обеспечивающим финансирование инновационного предпринимательства на макроуровне и ориентированным на формирование кластеров, относятся институты развития, функционирующие на принципах государственно-частного партнерства:

  1. Промышленно-производственные, технико-внедренческие и туристско-рекреационные особые экономические зоны (ОЭЗ);
  2. Инвестиционный фонд РФ, финансирующий на конкурсной основе инфраструктурные проекты общегосударственного и межрегионального значения;
  3. Венчурный инновационный фонд (ВИФ), Российская венчурная компания (РВК), Российский инвестиционный фонд информационно-коммуникационных технологий (фонд РИФИКТ), венчурные региональные фонды.

Важное значение приобретает финансирование инновационной инфраструктуры через систему государственных научно-технических и инновационных программ. Наиболее актуальны из них «Создание в Российской Федерации технопарков в сфере высоких технологий» [8] и «Развитие инфраструктуры наноиндустрии в Российской Федерации на 2008-2010 годы»[9].

К инфраструктуре интеллектуального капитала относятся: наукограды, государственные научные центры, центры трансфера технологий, технопарки, бизнес-инкубаторы, и т. п.
Особая роль принадлежит технопаркам, которые способны составить ядро инновационного кластера. Они создают условия для объединения в кластер на основе взаимовыгодной кооперации малых инновационных предприятий, научного центра, высшего учебного заведения и обеспечивают не спонтанную концентрацию разнообразных научных и технологических изобретений, а определенную систему распространения новых знаний и технологий. При этом важнейшим условием эффективной трансформации результатов научно-технической деятельности в инновации, а инноваций в конкурентные преимущества является формирование сети устойчивых связей между всеми участниками кластера.
Таким образом, анализ российской практики реализации кластерного подхода в решении задач инновационного развития позволяет сделать следующие выводы:
Россия сегодня пытается использовать преимущества кластерного подхода в решении задач модернизации и инновационного развития страны. Однако она находится в начале пути, переживая этап адаптации понятия «кластерная политика» к специфике российских условий функционирования государственной власти, науки и образования, бизнеса и общества.
Вследствие слабого развития отдельных рыночных институтов особая роль в формировании инновационных кластеров как возможных точек роста, способствующих повышению конкурентоспособности отдельных регионов и экономики России в целом, принадлежит государству. В этой связи на государственном уровне следует сосредоточить внимание на разработке концептуальных и методологических вопросов и соответствующего нормативно-правового обеспечения кластерной политики, а также формирования благоприятной экономической среды для функционирования сетевых структур, посредством механизмов государственно-частного партнерства и создания соответствующих специализированных финансовых институтов.
Проведение кластерной политики предполагает обеспечение четкой координации деятельности между федеральными органами государственной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, бизнесом и научно-образовательными учреждениями.
Важным механизмом финансирования инфраструктурных проектов развития кластеров должно стать использование средств государственных институтов развития.
Необходимым условием для эффективного инновационного развития является наличие соответствующей инновационной инфраструктуры. Россия только недавно приступила к активному формированию сети бизнес-инкубаторов и технопарков, и пока их эффективность ограничена. В этой связи следует придать динамизм работе по формированию механизмов, обеспечивающих высокие темпы развития сети технопарков, создаваемых на рыночной основе, а также - повышение результативности деятельности существующих технопарков.
Для российской экономики является выгодным не только создание «внутренних» кластеров как устойчивых субконтрактных схем, но и построение трансграничных кластеров (в первую очередь с Финляндией, Норвегией и Китаем), обеспечивающих укрепление конкурентоспособности приграничных территорий России посредством интенсивного обмена ресурсами, технологиями (как производственными, так и управленческими), ноу-хау, реализации оригинальных бизнес-моделей, создания единого информационного пространства и т.п. Участие в подобных осях формирует предпосылки, позволяющие России в дальнейшем занять достойное место в мировой экономической системе.
Учитывая многолетний опыт реализации кластерных стратегий в области решения задач инновационного развития, следует использовать лучшие мировые модели построения инновационных кластеров с учетом российской специфики.


1 Утверждена Межведомственной комиссией по научно-инновационной политике (протокол от 15 февраля 2006 г. № 1).
2 Распоряжение Правительства от 17 ноября 2008 г. №1662-р.
3 Утверждена Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 апреля 2005 г. № 249.

Литература
1. Евстигнеева Л., Евстигнеев Р. Макроэкономические аспекты региональной политики./М.: Экономическая политика № 4, декабрь 2006, с.112.
2. PartnershipLINKWEST, 2009, 10.03.
3. Федеральный закон от 24 июля 2007 г. N 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» (с изменениями от 18 октября 2007г., 22, 23 июля 2008 г., 2 августа, 27 декабря 2009 г.).
4. Романова О.А., Оглоблин А.А., Лаврикова Ю.Г. Концепция создания высокотехнологичного кластера «Титановая долина». Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2008.
5. Романова О.А, Лаврикова Ю.Г., Чернавин П.Ф. «Концепция создания и развития уральского автомобильного кластера»//Промышленная политика в Российской Федерации. 2008. № 9.
6. Татаркин А.И. Кластерная политика региона // А.И. Татаркин, Ю.Г Лаврикова //Промышленная политика в Российской Федерации. 2008. № 8.
7. Касымов Г. Ф. Совершенствование процесса формирования кластеров в экономике Республики Татарстан //Вестник ТИСБИ. 2008. № 1.
8. Государственная программа «Создание в Российской Федерации технопарков в сфере высоких технологий» // распоряжение Правительства РФ № 328-р от 10 марта 2006 г.
9. О федеральной целевой программе «Развитие инфраструктуры наноиндустрии в Российской Федерации на 2008-2010 годы» // Постановление Правительства РФ № 498 от 2 августа 2007 г.

Комментарии (3)add comment

Отделочный кластер said:

В начале данной статьи сделан упор: "Курс на формирование кластеров в российской экономике взят в 2005 г. Именно с этого периода тема создания кластеров становится одним из основных лейтмотивов как федеральных, так и региональных программ социально-экономического развития". И далее, в качестве обязательных рекомендовао применять слова: "инновационный", "модернизация", "экономики отдельных регионов".
Нам представляется, что данная ориентировка кластерного подхода в пределах субъекта федерации и с сомнительными положениями о инновациях и модернизации выхолощивает и значительно упрощает "кластерную модель развития экономики". Еще в 1823 году Александром Грибоедовым понятие кластерной экономики подразумевалось значительно шире и без ограничений в виде административного деления территории страны. В данной ситуации мы в значительной мере осознаем разобщенность региональных экономик и должны глубоко и искренне сожалеть об отсутствии такой объединяющей структуры, как ранее Госплан в СССР. В противном случае, все рассуждения о кластерной экономики останутся только расуждениями, ибо кластер в силу своего определения не может быть ограничен рамками территории одного субъекта административного деления.

22 Март, 2013

Андрей Я said:

Господа модераторы, а где вчерашний комментарий? Поэтому тем не менее продолжение.
Выдержки из этих работ.
"... доказавшим не в теории, а на практике эффективность использования сетевых структур в повышении конкурентоспособности экономики как отдельных регионов, так и страны в целом."
"...успех реализации инновационного сценария развития страны будет зависеть от способности государственных органов власти обеспечить условия для дальнейшего совершенствования институциональной среды и формирования институциональных структур, присущих постиндустриальному обществу."
1. Кластеры - это безусловно шаг в развитии капиталистической экономики, т. е. своего рода уход от примитивного рынка времен А. Смита. Тем не менее внутри кластера осталась КОНКУРЕНЦИЯ. Возникает вопрос - какая законная или недобросовестная (других в законе "О защите конкуренции" нет. В этом и проблема кластеров - ведь есть ещё и добросовестная - соцсоревнование. Без неё движение вперед невозможно. Необходимо перейти "барьер", вызванный удовлетворением эгоистических потребностей собственников. Следует учитывать человеческий фактор внутри кластера между компаниями - ибо вершина конкуренции - это суицид и бандитизм.
2. По поводу власти, то ей необходимо решить проблему не кластеров, а методов управления НТП (см. ком. к статье о зар. кластерах). Иначе кластеры кластерами, а темпы роста ВВП будут 0,5 - 2 % . Так во всей Европе, хотя там 60% инновационноактивных компаний. России же надо 8 - 10 %, иначе мы безнадёжно отстанем из-за 90 - х.Это в разы больше. Правило, чтобы повысить эффективность системы в разы, необходима другая структура системы (из технического уровня перейти на физический). Как показывают исследования, структура экономики должна быть не одно контурная, а многоконтураня. В России нечто подобное. проявилось в период выхода из последнего кризиса в результате того, что "Дума не была местом для дискуссий" - решения принимались быстро и те, которые необходимы были власти.
В чём состоит "инновационный сценарий" видимо только авторам концепции известно, если им известно, что такое постиндустриальное общество.
28 Сентябрь, 2012

Андрей Яшник said:

Господа модераторы, а где вчерашний комментарий? Поэтому тем не менее продолжение.
Выдержки из этих работ.
"... доказавшим не в теории, а на практике эффективность использования сетевых структур в повышении конкурентоспособности экономики как отдельных регионов, так и страны в целом."
"...успех реализации инновационного сценария развития страны будет зависеть от способности государственных органов власти обеспечить условия для дальнейшего совершенствования институциональной среды и формирования институциональных структур, присущих постиндустриальному обществу."
1. Кластеры - это безусловно шаг в развитии капиталистической экономики, т. е. своего рода уход от примитивного рынка времен А. Смита. Тем не менее внутри кластера осталась КОНКУРЕНЦИЯ. Возникает вопрос - какая законная или недобросовестная (других в законе "О защите конкуренции" нет. В этом и проблема кластеров - ведь есть ещё и добросовестная - соцсоревнование. Без неё движение вперед невозможно. Необходимо перейти "барьер", вызванный удовлетворением эгоистических потребностей собственников. Следует учитывать человеческий фактор внутри кластера между компаниями - ибо вершина конкуренции - это суицид и бандитизм.
2. По поводу власти, то ей необходимо решить проблему не кластеров, а методов управления НТП (см. ком. к статье о зар. кластерах). Иначе кластеры кластерами, а темпы роста ВВП будут 0,5 - 2 % . Так во всей Европе, хотя там 60% инновационноактивных компаний. России же надо 8 - 10 %, иначе мы безнадёжно отстанем из-за 90 - х.Это в разы больше. Правило, чтобы повысить эффективность системы в разы, необходима другая структура системы (из технического уровня перейти на физический). Как показывают исследования, структура экономики должна быть не одно контурная, а многоконтураня. В России нечто подобное. проявилось в период выхода из последнего кризиса в результате того, что "Дума не была местом для дискуссий" - решения принимались быстро и те, которые необходимы были власти.
В чём состоит "инновационный сценарий" видимо только авторам концепции известно, если им известно, что такое постиндустриальное общество.
29 Декабрь, 2011

Написать комментарий
меньше | больше

busy