Инновации и динамизм: взаимосвязь систем и технического прогресса


Инновации и динамизм: взаимосвязь систем и технического прогресса

Я. Корнаи
профессор Университета Корвина (Будапешт, Венгрия)
и Гарвардского университета (США)

Сущность постсоциалистической трансформации можно свести к тому, что широкий круг стран перешел от социализма к капитализму. Эта тенденция подтверждает преимущество капитализма над социализмом. Тем не менее нам следует продолжать объективное и беспристрастное сравнение двух систем, ведь мы живем в трудные времена и значительная часть населения может чувствовать ностальгию по старому режиму. Мы должны убеждать наших сограждан в том, что движемся в правильном направлении. И в пользу столь оптимистичных убеждений существует несколько аргументов. В настоящей статье мы рассмотрим только одно из преимуществ капитализма — его инновационную и динамическую сущность. Стремительные инновации и динамизм — не случайные феномены, а характерные свойства капиталистической системы. В рамках социалистической системы можно говорить о ее неспособности создавать революционно новые продукты, а также о более низких значениях многих показателей технического прогресса по сравнению с капиталистической системой. Упомянутые черты — не следствия каких-либо политических ошибок, а глубоко укорененные особенности социализма как системы. К сожалению, это весьма очевидное преимущество капитализма не получает достойной оценки. Его полностью игнорируют большинство людей и даже те, кто изучает альтернативные экономические системы.

Вступление в капиталистический мир создает условия для развития инновационных процессов, а также увеличивает вероятность того, что страна будет в них вовлечена. Но это не гарантирует мгновенного и всестороннего успеха. Ниже мы обсудим проблемы переходного периода.

«Великая трансформация» социалистических стран — это совокупность нескольких процессов. Прежде всего, произошли изменения в политической сфере: переход от однопартийной диктатуры к многопартийной демократии, положивший конец преимуществам государственной идеологии марксизма-ленинизма и открывший дорогу конкуренции разных направлений мышления. Имели место изменения и в сфере экономики: на смену государственной пришла частная собственность. Вместе с этим претерпел радикальные изменения преобладающий механизм координации: влияние централизованного бюрократического контроля заметно ослабло, уступив дорогу рыночной координации и другим децентрализованным методам управления. Эти глубокие политические и экономические, а также некоторые другие изменения в совокупности означали изменение системы, то есть переход от социализма к капитализму.

Следует сказать и о техническом прогрессе. В нашей интерпретации расхожий термин «технический прогресс» имеет гораздо более широкое значение. Говоря о потоке новых продуктов и технологий, отметим, что он влияет не только на область техники, но и, как часть модернизации, воздействует на повседневную жизнь, вызывая в ней глубокие изменения. Именно такой смысл термина «технический прогресс» будет раскрыт ниже. Технический прогресс в постсоциалистических странах, безусловно, имел место и до 1989 г., но впоследствии он заметно ускорился.

Профессиональные исследователи постсоциалистического перехода сосредоточили внимание на политических, экономических и социальных аспектах Великой трансформации. Но в их работах не было основательно изучено взаимодействие изменения системы и способов производства и использования новых продуктов и технологий1.

Капитализм, социализм и технический прогресс

Новые продукты, которые произвели революцию

Технический прогресс в широком смысле состоит из нескольких процессов. Начнем со значительных, прорывных, революционных инноваций, проиллюстрированных на примерах в таблице 12.

Если мы хотим выявить роль социалистических стран в создании новых продуктов, которые произвели революцию, то должны рассматривать этот вопрос, начиная с появления первого социалистического государства — СССР. Поэтому период, охватываемый списком, начинается с 1917 г.

Таблица 1

Революционные инновации

Инновация

Год

Страна

Компания

Компьютеры, информация, коммуникации

Интегральная микросхема

1961

США

Fairchild

Кнопочный телефон

1963

США

AT&T

Факс

1966

США

Xerox

Оптоволоконный кабель

1970

США

Corning

Карманный электронный калькулятор

1971

США

Bowmar

Электронная обработка текста

1972

США

Wang

Микропроцессор

1974

США

Intel

Лазерный принтер

1976

США

IBM

Модем

1978

США

Hayes

Операционная система MS-DOS

1980

США

Microsoft

Жесткий диск

1980

США

Hard disk drive

Графический интерфейс пользователя

1981

США

Xerox

Портативная ЭВМ

1981

США

Epson

Сенсорная панель

1983

США

Hewlett-Packard

Мобильный телефон

1983

США

Motorola

Компьютерная мышь

1984

США

Apple

Поисковая система в Интернете

1994

США

WebCrawler

Переносной USB-накопитель

2000

США

IBM

Скайп

2003

Эстония

Skype

Сайт видеороликов YouTube

2005

США

YouTube

Домохозяйства, пища, одежда

Пакетик для чая

1920

США

Joseph Krieger

Портативный электрический фен

1920

США

Hamilton Beach

Штепсельная вилка

1920

Великобритания

Rawlplug Co.

Стиральная машина с отжимом белья

1924

США

Savage

Автоматический тостер

1925

США

Waters Genter Co

Паровой электроутюг

1926

США

Eldec

Холодильник

1927

США

General Electric

Домашний кондиционер

1928

США

Carrier Engineering Co

Неоновые огни

1938

США

General Electric

Растворимый кофе

1938

Швейцария

Nestle

Электрическая сушка для одежды

1938

США

Hamilton Manufacturing Co

Нейлон

1939

США

DuPont

Кофе-машина Эспрессо

1946

Италия

Gaggia

Микроволновая печь

1947

США

Raytheon

Придорожные рестораны, обслуживающие клиентов в машине

1948

США

In-n-Out Burger

Пластиковое волокно саран

1949

США

Dow Chemical

Полиэстер

1953

США

DuPont

Кухонная утварь Tefal

1956

Франция

Tefal

Застежка «липучка» (Velcro)

1957

США

Velcro

Спортивная обувь

1958

Великобритания

Reebok

Галогеновая лампочка

1959

США

GE

Кухонный комбайн

1960

США

Roboot-Coupe

Технология упаковки Tetra Pak

1961

Швеция

Tetra Pak

Алюминиевая банка

1963

США

Pittsburgh Brewing Co

Гигиена, косметика

Лейкопластырь

1921

США

Johnson&Johnson

Влажные салфетки (Kleenex)

1924

США

Kimberley-Clark

Бумажные полотенца

1931

США

Scott Paper Co.

Электробритва

1931

США

Schick

Аэрозольный баллончик

1947

США

Airosol Co.

Пеленки одноразового пользования

1949

США

Johnson&Johnson

Инновация

Год

Страна

Компания

Транзисторный слуховой аппарат

1952

США

Sonotone

Шариковый дезодорант

1955

США

Mum

Одноразовая бритва

1975

США

BIC

Жидкое моющее средство

1982

США

Procter&Gamble

офис

Клейкая лента

1930

США

3M

Шариковая ручка

1943

Аргентина

Biro Pens

Корректирующая жидкость (штрих)

1951

США

Mistake Out

Копировальная машина

1959

США

Haloid Xerox

Блокнот для заметок «Post-it»

1980

США

3M

Транспорт

Эскалатор

1921

США

Otis

Счетчик времени стоянки автомобиля

1935

Великобритания

Dual Parking Meter Co

Мотороллер

1946

Италия

Piaggio

Пассажирский самолет с реактивным двигателем

1952

США

Comet

Черный ящик (для самолетов)

1958

Великобритания

S.Davall & Son

Досуг

Кинотеатр под открытым небом

1933

США

Hollingshead

Фотоаппарат для получения мгновенных снимков

1948

США

Polaroid

Пульт дистанционного управления телевидением

1956

США

Zenith

Пластиковые игрушки-конструкторы

1958

Дания

Lego

Кукла «Барби»

1959

США

Mattel

Кварцевые наручные часы

1969

Япония

Seiko

Техника записи на видеокассету

1971

Нидерланды

Philips

Плейер

1979

Япония

Sony

Кубик Рубика

1980

США

Ideal Toys

Компакт-диск

1982

Нидерланды, Япония

Sony, Philips

Портативные видеоигры

1989

Япония

Nintendo

Цифровая камера

1991

США

Kodak

Торговля книгами через Интернет

1995

США

Amazon

DVD

1996

Япония

Philips, Sony, Toshiba

Коммерция, банковское дело

Супермаркет

1930

США

King Kullen

Тележка для магазинов самообслуживания

1937

США

Humpty Dumpty Supermarket

Торгово-развлекательный комплекс

1950

США

Northgate Mall

Платежная карточка

1950

США

Diners Club

Кредитная карточка

1958

США

Bank of America

Банкомат

1967

Великобритания

Barclays Bank

Срочная почтовая доставка

1973

США

Federal Express

Штрих-код

1974

США

IBM

Электронная коммерция

1998

США

eBay

Примечание. Инновации отобраны из более обширного множества и различных списков. Основным критерием для включения изобретений в список была их значимость для больших групп потребителей, известность для большинства людей, а не только для узкой группы экспертов. Кроме того, в списке представлены только шумпетерианские инновации, то есть из рассмотрения исключены: изобретения, инициированные и профинансированные военными, лекарства, диагностическое оборудование и т.д., поскольку выделить наиболее значимые из сотен или тысяч новых лекарств или нового медицинского оборудования не представляется возможным.

Источники: Часть списка заимствована из: Ceruzzi P. E. A History of Modern Computing. Cambridge, MA: MIT Press, 2000; Harrison I. The Book of Firsts. L.: Cassell Illustrated, 2003; Harrison I. Book of Inventions. L.: Cassell Illustrated, 2004.

C 1917 г. возникло множество важнейших инноваций. Вопрос о включении конкретных инноваций в таблицу спорный, можно найти еще 20 или 50 не менее значимых. Выборка произвольная, но список демонстрирует, что все упомянутые в нем инновации в корне меняют повседневную практику жизни, работы, потребления, развлечения и отношений с другими людьми. Мы считаем наши времена более динамичными по сравнению с прошлым именно потому, что появляется гораздо больше инноваций.

Из 87 упомянутых в таблице инноваций 25 — 30 связаны с компьютерами, цифровым оборудованием и информацией. Именно эта группа привлекает внимание общественности и ученых. Существует множество исследований информационного общества, и объем литературы неуклонно возрастает. Мы не сосредоточиваемся исключительно на этом вопросе, описывая более широкий спектр инноваций.

Всякой инновации предшествует изобретение. Первый шаг совершает именно изобретатель: исследователь-профессионал или любитель, академический ученый или инженер компании — им приходят в голову новые идеи. Но оригинальности недостаточно. На втором этапе изобретение становится инновацией; начинается организация производства и распространение нового продукта или освоение новой организационной формы. Обратим внимание на практическое осуществление изменений. В таблице 1 указаны страны, в которых работают компании-новаторы, и все эти страны без исключения капиталистические. Учитывая, что временной период, охватываемый таблицей, включает все время существования социалистической системы, очевидно, что инноваций в этой системе ни в каком виде не было.

Следование за новаторами в распространении инновации

Революционное изобретение — самый важный, но не единственный компонент технического прогресса. За новатором появляются его последователи. Через некоторое время после новатора и другие организации вовлекаются в процесс технического совершенствования, реализуя, возможно, не столь крупные, но достаточно значительные изобретения, а также распространяя их и в другие страны.

Страны социалистического лагеря следовали за новаторскими изобретениями, которые рождались в капиталистических странах, реализуя их в иных формах, а в некоторых случаях — лишь имитируя, что не так трудно. Перевыпуск инноваций, защищенных патентом и деловой конфиденциальностью, стал привычным делом в социалистических экономиках. Другой возможностью был промышленный шпионаж, воровство интеллектуальной собственности3. И даже несмотря на все подобные попытки, инертная социалистическая экономика не была способна сократить отставание от капиталистической.

Здесь следует обратить внимание на две детали. Во-первых, эта задержка, характерная для последователей-имитаторов, имела место в существенно больших масштабах в социалистических странах, чем в капиталистических. Для иллюстрации этого утверждения достаточно обратиться к данным таблиц 2 — 3. Рассмотрение более продолжительного временного отрезка позволяет обнаружить, что отставание с годами увеличивалось. Во-вторых, распространение новых продуктов и технологий в капиталистических странах происходило гораздо быстрее, чем в социалистических, что следует из таблицы 4 и рисунка 1. Приведенные данные показывают, что социалистическая экономика была пассивной в следовании за новаторами4.

Таблица 2

Временной лаг в следовании СССР за инновационными лидерами: материалы из пластика

Продукт

Новатор

Первый имитатор

Второй имитатор

СССР

Опоздание в имитации (лет)

Целлофан

Франция

1917

США

1924

Германия

1925

1936

19

Пенопласт

Германия

1930

США

1933

Италия

1943

1955 — 1959

25—29

ПВХ

Германия

1931

США

1933

Япония

1939

1940

9

Силиконовые полимеры

США

1941

Германия

1950

Япония

1951

1947

6*

Эпоксидная смола

Швейцария

1936

США

1947

Германия Великобритания

1955

1955

1957— 1959

21—23

Полипропилен

США

Германия

Италия

1957

Великобритания

1959

Франция

1960

1970

13

* В этом случае СССР заимствовал технологии быстрее, чем капиталистические страны.

Источник: Amann R., Cooper J., Davies R. W. The Technological Level of Soviet Industry. New Haven; L.: Yale University Press, 1977. Р. 272—285.

Таблица 3

Временной лаг в следовании СССР за инновационными лидерами: станки с программным управлением

Этап

Год старта в СССР

СССР (+ опережение; - отставание) по отношению к

США

Великобритании

Японии

ФРГ

Начало исследований

1949

-2

-1

+4

+6

Первый прототип

1958

-6

-2

-

-

Начало промышленного производства*

1965

-8

-2

+1

-1

Первый машинный центр

1971

-12

-10**

-5

-10

Первая система управления третьего поколения

1973

-7

-5**

-5**

-5**

Первое использование компьютеров для управления

1973

-6

-4**

-5

-4**

* 50 или более ед. в год;

** оценки.

Источник: Amann R., Cooper J., Davies R.W. Op. cit. P. 41.

Таблица 4

Распространение новой технологии: сталелитейная промышленность, непрерывное литье (в %)

Страна

Непрерывное литье в отношении к совокупному объему производства

1970

1980

1987

Социалистические страны

Болгария

0

0

10

Чехословакия

0

2

8

ГДР

0

14

38

Венгрия

0

36

56

Польша

0

4

11

Румыния

0

18

32*

СССР

4

11

16

Капиталистические страны

Франция

1

41

93

Италия

4

50

90

Япония

6

59

93

Испания

12

49

67

Великобритания

2

27

65

США

4

20

58

ФРГ

8

46

88

* 1986.

Источник: СССР и зарубежные страны в 1987 г. М.: Финансы и статистика, 1988. С. 109.

Инновационное предпринимательство при капитализме

Капиталистическую систему отличает высокий темп по всем направлениям технического прогресса, именно она породила все прорывные инновации. Однако важно установить причины такого глубокого различия систем. В капиталистической системе особую роль играет предприниматель5.

Мы употребляем этот термин в том значении, как его понимал Й. Шумпетер6.

Инновационное предпринимательство — это функция, роль, которую может выполнять один индивид, несколько партнеров или даже крупная фирма. При различных формах организации главным отличием предпринимателя выступает его умение совмещать необходимые человеческие и финансовые ресурсы. Предприниматель находит сферу применения, контролирует вносимые изменения. Нередко между появлением многообещающего изобретения и началом предпринимательской деятельности проходит некоторое время7. К счастью, очень редко изобретение или открытие и предприниматель не находят друг друга.

Шумпетерианский предприниматель управляет инновационным процессом в период первичной реализации инновации. Распространение, то есть следующий процесс, также в основном контролируется предпринимателем. В первый период деятельности важна инициатива.

Примером может быть следующий случай. В 1996 г. Л. Пэйдж искал тему диссертации. Его заинтересовал просмотр интернет-страниц. Вместе с С. Брином они изобрели «поисковую машину», именно так называется она на домашней странице Стэнфорда: google.stanford.edu. В данном случае два человека исполняли обычно разделенные роли: они оказались и изобретателями, и инноваторами. Сегодня Google — одна из самых крупных и состоятельных компаний мира8. Ее всемирная сеть использует около 450 тыс. серверов. Едва ли будет преувеличением сказать, что появление Google произвело революцию в Интернете.

Давайте обобщим характерные черты капиталистической экономики, которая не только делает инновационный процесс возможным, но и стимулирует его.

Децентрализованная инициатива. Пэйдж и Брин не получали никаких указаний от начальства для решения конкретных инновационных задач, как не спрашивали они и разрешения заниматься определенным направлением инновационной деятельности. Лица, принимающие решения в маленьких фирмах и крупных компаниях, иными словами, орган, функционирующий внутри системы, определяют поле деятельности сами для себя9.

Огромная отдача. Сегодня Пэйдж и Брин входят в число богатейших людей мира10. Предприниматель, управляющий техническим прогрессом, может получать огромную монополистическую ренту. Быть первым, пусть даже на время, имеет смысл хотя бы потому, что это обеспечивает позицию монополиста, которая, помимо огромных прибылей, обычно приносит престиж, славу и популярность.

Конкуренция. Этот пункт неразрывно связан с предыдущим. Жесткая, часто беспощадная конкуренция важна для привлечения покупателя. Более быстрая и более успешная инновация — не единственный, но весьма важный инструмент достижения этой цели, создания преимущества перед соперниками.

Постоянное экспериментирование. Вероятно, не одна сотня и даже не одна тысяча предпринимателей искала удобный способ интернет-поиска. Но успех лишь немногих может сравниться с успехом основателей Google. Другие также могли осуществлять инновации, вопрос только в масштабах успеха. Должно быть, многие, чуть ли не половина, потерпели неудачу. Мы можем говорить только об успешных примерах, но до сих пор никто не пытался определить соотношение успехов и провалов в общем числе попыток создать инновацию. Те, кто имеет представление об этой важной деятельности, могут лишь интуитивно почувствовать, насколько велико число попыток в сравнении с частотой успеха таких компаний, как Google, Microsoft, Tetra Pak, Nokia или Nintendo11.

Готовый к вложению резервный капитал: гибкость финансирования. Основатели Google получили доступ к финансовым ресурсам, позволившим им запустить и наладить распространение своей инновации.

Иногда инновационное предприятие реализуется только за счет собственных ресурсов новатора, но чаще привлекаются внешние ресурсы12. Это может быть банковская ссуда, инвестиции, институт венчурного капитала, приспособленный к высокому риску и обещающий крупные награды в случае успеха13. В основном доступный капитал необходим для реализации внедрения и быстрого распространения инновации.

Мы не утверждаем, что теория Шумпетера — единственный способ изучения инновационных процессов. В некоторых случаях важное изобретение инициируется, финансируется и реализуется военными. Например, в 1960-х годах Пентагон выразил потребность в разработке децентрализованного почтового сервиса с целью убедиться, что разрушение центра почтовой системы не приведет к сбою письменной коммуникации. Такая потребность военных и мощная финансовая поддержка исследований в этом направлении привели к революционному изобретению — созданию электронной почты — децентрализованной «невидимой» связи. Хотя на следующем этапе бесплатная, бесприбыльная система электронной почты слилась с более коммерческой, ориентированной на прибыль деятельностью, она остается классическим примером не шумпетерианской инновации.

В то время как в самой мирной социалистической системе конкуренция была уничтожена централизованной, бюрократически управляемой гражданской экономикой, внешние связи социалистических стран характеризовались гонкой вооружений с Западом, в первую очередь — с США. Стремление к превосходству оправдывало замедленность технического прогресса: СССР хотел идти в ногу или даже перегонять западные военные разработки. Но когда дело доходило до гражданского использования военных изобретений, проявлялась неполноценность социалистической системы. В США из новаторских военных программ выросло использование спутников в гражданских целях, что привело к быстрым качественным эффективным улучшениям во всех областях телекоммуникации. В социалистическом блоке применение инновации в интересах общества следовало с очень большим отставанием. Пример со спутниками показывает, что активная деятельность в централизованной бюрократической системе могла привести к высоким достижениям (первый спутник был запущен в СССР), но не с таким сильным последующим эффектом, который наблюдается в децентрализованном мире капиталистического предпринимательства.

Иногда важное исследование и последующее распространение инициируется и финансируется не военным, а гражданским сектором государства, например агентством по здравоохранению. Существуют хорошие примеры того, как разумная, приветствующая конкуренцию государственная политика содействует целевой инновации (например, по защите природы).

В некоторых случаях важное изобретение инициируется и часто реализуется специальной группой исследователей или ассоциацией/ негосударственной благотворительной организацией. Именно так была создана Всемирная паутина — одно из наиболее значительных, действительно революционных изобретений14. Многие другие важные изобретения начинались на этом пути не шумпетерианского изобретения.

Однако большинство прорывных изобретений следуют шумпе-терианской траектории, и даже нешумпетерианские варианты часто ориентированы на прибыль.

Невозможность инновационного предпринимательства при социализме

Вернемся к предыдущей фазе инновации, к изобретению. Креативные умы были и в социалистических странах, там работали отличные ученые и инженеры. Они сделали немало важных открытий и создали изобретения революционной важности, которые могли быть реализованы в промышленности и торговле.

Первый пример — советский физик А. Иоффе, которого история науки знает как одного из первых исследователей полупроводников, сегодня играющих основополагающую роль в индустрии электроники. Он сделал свои открытия в 1930-е годы, но экономическая среда попросту не созрела для их промышленного применения. Производство полупроводников гораздо позднее расцвело в США, Японии, Тайване, Южной Корее; таким образом СССР оказался среди последователей15.

Имя польского инженера и ученого Я. Карпински входит в список великих новаторов компьютерных технологий — именно он изобрел первый миникомпьютер между 1971 и 1973 гг. Однако его изобретение не было популярно, пока он жил в Польше. Когда Карпински эмигрировал, его изобретение, в конкуренции с подобными открытиями, широко распространилось в капиталистическом мире.

Наиболее известный венгерский пример — история кубика Рубика. Изобретатель Эрне Рубик попытался распространить кубик в других странах, когда увидел восторженную реакцию всех, кто знакомился с этим интеллектуальным шедевром, но результаты оказались не столь блестящими. Позже, когда американская компания игрушек купила кубик и начала продажи, изобретение стало известным и имело фантастический успех по всему миру.

Трудно представить, что даже в самой Венгрии лишь немногие знают, что дискету — покрытое пластиком простое устройство для хранения данных для персональных компьютеров, используемое миллионами, — изобрел венгерский инженер М. Яноши. После ее изобретения в 1974 г. Яноши предложил венгерской промышленности хорошо работающий прототип, но результата не последовало: руководители промышленности не замечали столь отличной возможности для бизнеса. Они не хотели рисковать в деле массового производства, даже не поддержав патентную защиту изобретения. Изобретателю запретили распоряжаться продуктом его интеллекта. В итоге японская фирма «заново изобрела» его, и именно там зародился инновационный процесс массового производства дискет16.

После этих печальных историй несостоявшихся изобретений обратимся к стадии инновации. Конечно, даже в социалистической системе многие имели предпринимательский талант, но не могли его реализовать. Возможно, лидер крупного проекта мог раскрыть свой талант при условии, что занимал должность благодаря своим способностям, а не партийным связям. Вернемся к условиям, перечисленным выше при обсуждении капитализма, и рассмотрим ситуацию, сложившуюся при социализме.

Централизация. Власть и управление бюрократии. Проект технического изобретения был элементом государственной программы. Планирующие органы задавали состав, качество продукта и технологию его производства. Из этого следовало разбиение главного проекта на секторы, подсекторы, а в итоге на предприятия. Командная экономика помимо прочего предполагала, что нужно определить, когда прежний продукт, оборудование или технология должны быть заменены новыми. До финального утверждения плана управляющие предприятий могли вносить предложения — так они участвовали в судьбе нового продукта или технологии. Иными словами, они могли присоединиться к процессу распространения инновации. Однако на любую значительную инициативу необходимо было просить разрешения. Чем радикальнее и серьезнее по последствиям были предлагаемые изменения, тем на более высокий бюрократический уровень необходимо было выйти и тем более долгим становился процесс согласования17; в случае отрицательного решения никакие обжалования не принимались.

Капитализм предлагает другой вариант: если многообещающее изобретение отклонила первая компания, то им может заинтересоваться какая-нибудь другая. Это возможно благодаря децентрализованной рыночной экономике и институту частной собственности.

Отсутствие или минимальный размер вознаграждения. При социализме если высшее начальство считает техническое изобретение на предприятии успешным, то глава предприятия и, возможно, его непосредственные подчиненные в лучшем случае получают премию в размере месячной или двухмесячной зарплаты.

Отсутствие конкуренции между производителями и продавцами. Социалистическое производство отличается высокой концентрацией и монополизмом. Монополии создаются из-за хронической нехватки продуктов. Дефицитная экономика — одна из ярких характеристик социалистической системы, именно она парализует борьбу за предпочтения покупателя, то есть мощнейший двигатель инноваций18. Производитель или продавец не добивается привлечения покупателя, предлагая ему новый продукт, просто потому, что покупатель рад купить хоть что-то в магазине, пусть даже продукт окажется старым или некачественным. Приспособление к дефицитной ситуации порождает некоторую находчивость: создание заменителей для отсутствующих материалов или частей машинного оборудования19. Это творческие продукты, результаты талантливой деятельности изобретателей, которые, однако, не получили широкого распространения и коммерческого успеха в шумпетерианском значении20.

Ограниченность экспериментирования. При капитализме успеху одной попытки предшествуют сотни и тысячи неудач. Плановая социалистическая экономика старается избегать рисков, в результате исключается возможность освоения действительно важных инноваций. Выпустить даже потенциально выигрышную инновацию означает шагнуть в неизвестность, поскольку вероятность успеха непредсказуема. Поэтому такая система обрекает себя на имитацию. Если последователей условно разделить на быстрых и медленных, то окажется, что социалистическая экономика попадает в группу самых медленных. Предпочтительнее для нее сохранение и поддержание уже известных, пусть и устаревших производственных методик, выпуск уже зарекомендовавших себя продуктов; новые технологии и продукты требуют более сложного планирования и дают гораздо меньше гарантий защиты от риска.

Отсутствие готового к использованию капитала, устойчивое распределение инвестиций. Централизованная плановая экономика не скупилась на ресурсы, направленные на прирост капитала. Доля инвестиций в производство была гораздо больше, чем в капиталистических странах, но даже этот огромный объем распределялся до последней копейки. Если прибавить к этому еще и перераспределение, то окажется, что совокупность всех намеченных проектов предполагает больше ресурсов, чем реально требуется для выполнения проекта. Но свободного капитала, направленного на реализацию какой-либо перспективной идеи, нет. Лица, распределяющие ресурсы, не занимаются поиском предпринимателей, готовых выступить с инновационным предложением. Вместо гибкого рынка ценных бумаг — устоявшееся бюрократизированное регулирование проекта. Мы не найдем ни одного министра промышленности или управляющего заводом, который пустил бы деньги в рискованное дело, признавая заранее, что инновация не преуспеет и деньги будут просто растрачены21.

Рассмотренные феномены — это прямые результаты частной собственности и рыночной координации в одной системе и общественной собственности и бюрократического управления — в другой. Мы не утверждаем, что скорость технического прогресса в стране зависит исключительно от способа управления — капиталистического или социалистического. Огромное количество других факторов также играют роль, например уровень экономического развития, образования, включая подготовку исследователей, уровень и институциональная основа финансирования научных исследований и НИОКР, исследования, финансируемые военными, и т. д. Конечно, везение имеет значение. То, что компания Nokia достигла беспрецедентного успеха в производстве мобильных телефонов именно в Финляндии, а не в Дании или Норвегии, — вопрос везения. Однако, понимая важность всех остальных факторов технического прогресса, мы утверждаем, что особое значение имеют факторы, обусловленные спецификой систем22.

Политические факторы и технический прогресс

Решающим фактором в объяснении природы инновационного процесса мы считаем влияние специфических для данной системы особенностей экономики, которые в итоге определяются политической структурой системы. Впрочем, можно обнаружить и прямые взаимосвязи между политической структурой и техническим прогрессом. Разберем некоторые из них.

Коммунистическая диктатура начала способствовать стремительному развитию информационно-коммуникативной сферы, когда стали доступны более эффективные технологии пропаганды и распространения официальной идеологии. Ленин был одним из первых политических лидеров, осознавших актуальность кинематографа в качестве средства пропаганды. Стоит отметить и весьма стремительный темп развития телевидения в СССР, которое, будучи средством пропаганды, контролировалось центром. Телевидение подпадало под жесткий партийный контроль, поэтому вещание происходило из одной или нескольких студий. Говоря о радиовещании, которое также легко контролировать, нужно обратить внимание на доступность данного средства массовой информации даже для самых отдаленных регионов страны, вплоть до глухих деревень.

К счастью, с развитием технологий централизация СМИ и тотальная цензура стали технически не возможны. Берлинская стена препятствовала пересечению границы между двумя мирами, но железный занавес был бессилен перед распространением теле- и радиоволн из Западного в Восточный Берлин, из Мюнхена по всей Восточной Европе. Это дестабилизирующее влияние Запада стало одним из факторов краха социалистического режима.

Когда стали доступны электронные средства коммуникации — Интернет, электронная почта, ксерокс и другие, контроль за распространением информации стал практически не возможен. В связи с политикой гласности при Горбачеве информация из-за рубежа поступала в огромном объеме по радио и телевидению. В результате это разрушило прежние убеждения, догмы и представления о жизни, разоблачило обманчивую идеологию партии, открывая глаза все большему числу людей23.

Первые итоги: системы и технический прогресс

Предположим, что взгляды Маркса, Ленина и Троцкого претворились в жизнь: мировая революция победила по всему земному шару, не оставив места капитализму. В таком случае у нас не было бы компьютеров и транзисторных радио, холодильников и супермаркетов, Интернета и эскалаторов, CD и DVD, цифровой фотографии, мобильных телефонов и прочих необходимых технических изобретений. Наш образ жизни, хотя бы в отношении использования различных приборов и оборудования, был бы так или иначе зафиксирован на уровне устаревших стандартов.

Здесь мы сталкиваемся с фундаментальными вопросами понимания и объяснения общего движения человеческой истории. Технологии (приборы, устройства, оборудование и пр.), используемые во всех видах деятельности (не только в производстве товаров, но и во всех остальных индивидуальных и общественных практиках), развиваются в контексте сложных социальных процессов — того, что мы называем техническим прогрессом. Скорость и другие характеристики технического прогресса определяются рядом факторов. Общий принцип, из которого мы исходим, таков: один из ключевых факторов, объясняющих сущность технического прогресса, — специфика системы.

Мы должны осознавать, что слово «прогресс» всегда звучит в положительном смысле, имеет ценностное значение: лучше жить в эпоху посудомоечных машин, мобильных телефонов и CD, чем в мире без этих продуктов. Но действительно ли лучше? Пожалуй, никто, кроме восторженных поклонников современных технологий, не ответит на этот вопрос однозначно положительно. Довольно тривиален, но весьма важен тот факт, что достижения последней волны технического прогресса, которую связывают с безудержным развитием компьютерной сферы, электроники, цифровых приборов, современных ИКТ, могут быть использованы террористами и экстремистскими политическими организациями, предоставлять возможность масштабного обмана. Замена человеческого труда роботами может привести к «дегуманизации» различных сфер деятельности. Дни и ночи, проведенные перед экраном компьютера или телевизора, могут отвлечь от более важных занятий. Технический прогресс как был, так и будет использоваться не только в мирных, но и в военных целях, не только для защиты родины, но и для внешней агрессии. И все же чаще всего направленность технических изменений называют прогрессом, потому что в ней гораздо больше достоинств, чем недостатков.

Изменение и ускорение технического прогресса

Вступление в капиталистический мир открыло дорогу предпринимательству на постсоциалистическом пространстве, а также прорывным инновациям, быстрому распространению новых продуктов и технологий. Смена основного экономического курса создала условия для ускорения технического прогресса в этих государствах.

Постараемся как можно осторожнее сформулировать следующее утверждение: именно капиталистическому укладу присуще стремление к инновации и динамизму. Впрочем, это лишь тенденция, склонность, а не какой-либо непреложный закон, который обязательно выполняется. Выше говорилось о влиянии системных характеристик капитализма на инновационную деятельность. Однако разнообразие других, не специфических для капитализма факторов объясняет различие в скорости инновационного процесса в разных переходных экономиках. Социальная, политическая и правовая среда, которую создает человек, влияет на скорость и масштаб инноваций. Это зависит от деловой конъюнктуры и в немалой степени — от смелости, воодушевления и компетентности потенциальных предпринимателей.

Новое инновационное предпринимательство

Начнем с инноваций, которые произвели революцию.

Первый пример — изобретение Skypе — стоит в ряду крупных прорывных инноваций в таблице 1. Skype изобрели швед Н. Зеннстрем и датчанин Я. Фриис, но регистрация общемировой компании состоялась в Эстонии. Инновационная компания была настолько успешной, что американская корпорация eBay заплатила за нее почти 2 млрд евро.

Второй пример, возможно, не столь яркий, но примечательный: история Graphisoft, компании — разработчика различных программных продуктов. Изобретатель и новатор в одном лице Г. Бояр — основатель компании, руководитель отдела научных разработок — создал программу для архитектурного проектирования, работающую с 3D-моделями24. По сравнению с другими подобными продуктами эта разработка отличается эффективностью и изящностью и успешно продается во всем мире. Это классический пример развития шумпетерианского предпринимательства. Однако в отличие от изобретателя дискеты Яноши Бояр богат и знаменит.

Третья история относится ко времени экономических реформ в Венгрии, периоду правления Кадара. В то время в Венгрии компьютеров было уже довольно много, но они были дорогостоящими. При поломке компьютера его важнейшая часть — диск с данными — должна быть сохранена. Если ее удастся восстановить после поломки, то она может быть использована для работы на другом компьютере. Братья Янош и Сандор Курти придумали новый способ восстановления накопителя на жестком диске. Появилась идея о том, что данные могут сохраняться при поломке жесткого диска. Всем знакома досада от утраты большого объема информации, содержащейся в компьютере. Курти создали технологию сохранения данных, которые раньше считались безвозвратно утраченными. Когда после 1989 г. эта технология стала продаваться, Курти основали свою компанию и взялись за подготовку будущих экспертов. Сегодня их разработка продается во всем мире25, что делает эту историю примером успешного шумпете-рианского предпринимательства.

Известно еще несколько примеров подобных инноваций в Венгрии, и есть все основания полагать, что и в других постсоциалистических странах имели место похожие случаи.

Сокращение сроков реакции и распространения

Поскольку постсоциалистические экономики двигались в сторону расширения частного сектора и создания институтов рыночной координации, технический прогресс во всех его аспектах, включая ускорение производства, совершенствовался повсеместно. В последние десятилетия необходимость распространения телефонной связи стала очевидной для всего западного мира, но не для граждан социалистических стран. Их руководство не считало создание достаточного количества телефонных линий приоритетной задачей, направляя ресурсы в другие секторы. В период господства социализма изменить баланс спроса и предложения на рынке телефонной связи не представлялось возможным. Со сменой системы ситуация в телефонной отрасли кардинально изменилась, и за сравнительно короткий срок стационарные телефоны стали доступны каждому.

В довершение появились мобильные телефоны, стремительно распространившиеся на рынке26 (см. табл. 5). Их проникновение на рынок происходило с огромной скоростью27. Использование мобильных телефонов порождает огромное предложение, и единственным ограничением здесь служит спрос.

В некоторых случаях предприниматель-новатор создает свои изобретения с узкой ориентацией, а предприниматель-последователь, распространяя идею, достигает колоссальных успехов. Один из примеров такого шумпетерианского предпринимателя — китайский бизнесмен Ма Юнь, основатель и глава Alibaba Group. Основная деятельность входящих в корпорацию компаний — торговля между предприятиями, осуществляемая через Интернет. Alibaba Group в настоящий момент — одна из крупнейших компаний подобного рода в Китае, да и во всем мире. Ма Юнь начинал со школьного учителя и впоследствии стал мультимиллиардером28. (История Alibaba Group — история феноменального успеха, но на постсоциалистическом пространстве разворачивались сотни подобных историй.) Можно сказать, что разрыв между наиболее развитыми государствами и постсоциалистическими странами не исчез, однако стал меньше, чем был в советскую эпоху29.

Таблица 5

Проникновение современных коммуникационных технологий в странах ЕС: пять стран Вишеградской группы (V5) и три страны Южной Европы (S3)

Показатель

Единица измерения

Группа

1995

1997

1999

2001

2003

2005

2007


в постоянных

S3

10 406

11 020

11 847

12 642

13 054

13 623

14 289

ВВП на душу населения

долл. 2000 г.

V5

3865

4194

4435

4756

5108

5635

6338

по ППС

S3

18 620

19 721

21 200

22 618

23 345

24 357

25 545


в постоянных долл. 2005 г.

V5

11 550

12 535

13 228

14 176

15 237

16 821

18 956

Персональные

на 100 человек

S3

5

7

9

14

15

17

28

компьютеры

V5

4

6

9

12

18

23

39

Пользователи

на 100 человек

S3

1

3

10

16

26

33

41

Интернета

V5

1

2

6

13

29

39

50

Подписчики

на 100 человек

S3

-

-

0

1

3

8

14

широкополосных сетей

V5

-

-

0

0

1

5

11

Пользователи услуг мобильной связи

на 100 человек

S3

3

12

40

74

88

100

115

V5

1

4

14

46

72

92

113

Примечания: группа V5: Чехия, Венгрия, Польша, Словакия, Словения; группа S3: Греция, Португалия, Испания. Приведены простые средние по каждой группе.

Источник: World Development Indicators / World Bank. Washington, DC, 2008.

Созидательное разрушение

Инновационный процесс и динамика входа компаний на рынок и выхода с него тесно связаны между собой. Шумпетер ввел термин «созидательное разрушение», коротко и ясно описывающий две неразрывно связанные стороны быстрого технического прогресса, который никогда не обходится без печальных историй банкротства, неудачных сделок и, как следствие, высокого уровня увольнений и безработицы.

Переходным экономикам пришлось пережить два крупных кризиса. Первый мы назвали «переходной рецессией»30. Именно он нанес ущерб всем постсоциалистическим государствам, что привело к огромному количеству банкротств и первой волне массовой безработицы после десятилетий гарантированной работы. Сегодня мы переживаем вторую волну рецессии, но можно утверждать, оптимистично глядя в ближайшее будущее, что она не приведет к столь мощному падению производства, как первая. Тогда имела место, возможно, одна из самых крупномасштабных рецессий за всю историю хозяйства, однако мир обратил на нее не больше внимания, чем на современный экономический кризис. Причина этого в том, что только граждане бывших коммунистических стран, а не весь экономический мир, пострадали от этой переходной рецессии.

Помимо разрушительного влияния, переходная рецессия имела и положительные стороны. Она привела к радикальному изменению структуры внутреннего и внешнего рынков, создала условия для роста инновационности и производительности. Многие старые направления продаж, старые фабрики, скудно обеспеченные магазины отжили свой век: в современных зданиях, оборудованных по последним технологиям, появляются новые супермаркеты и торговые центры.

В первые годы перехода доля входящих на рынок компаний была существенно выше доли выходящих с него (в более зрелых рыночных экономиках эта разница обычно менее выражена или вовсе отрицательна). Многие крупные (в прошлом государственные) компании отходят от дел.

На выход из этой разрушительной, самой трудной фазы инновационного процесса ушло несколько лет. Когда постсоциалистические экономики начали восстанавливаться, увеличивая эффективность, производить больше новых продуктов, внезапно возник новый, уже более глобальный кризис.

Сейчас еще рано задавать вопрос, имеет ли современная рецессия позитивный эффект в шумпетерианском смысле, помимо дестабилизации и разрушений. Могут потребоваться десятилетия, чтобы дать полноценный ответ на этот вопрос. Политические следствия из экономических факторов, описанных выше, потребуют серьезного рассмотрения. Сейчас мы можем лишь обрисовать несколько дальнейших политических перспектив.

Согласие с основной идеей Шумпетера о созидательном разрушении не означает согласия со всеми конкретными проявлениями такого разрушения. Если слепые силы рынка приводят к банкротству фирмы, то некоторые организации (центральное или местное правительство, финансовый сектор и т. д.) могут предложить свою помощь. Здесь возникает множество теоретических и практических проблем, обсуждаемых в литературе о мягких бюджетных ограничениях и моральном риске31. Сейчас можно добавить только одно замечание: шумпетерианский процесс инноваций сопровождается чрезвычайно быстрым ростом многообещающих и «модных» отраслей (достаточно вспомнить массовое внедрение и бурный рост dotcom-компаний). Этот процесс неизбежно имеет две стороны: хотя многие проекты нужны для будущих крупных успехов, но сейчас их слишком много. Происходит «естественный отбор», при котором мы не должны бороться за выживание проектов, обреченных на провал.

Спор о причинах текущей рецессии продолжается. В соответствии с одной точкой зрения, это следствие беспечной долговой политики финансового сектора, поэтому нужно установить гораздо более жесткие консервативные стандарты в будущем. Отрицать такую точку зрения мы не станем, но добавим лишь некоторое соображение. Шумпетерианский инновационный процесс предполагает сравнительно легкий доступ к капиталу для рискованных вложений. Подобные инициативы могут как провалиться, так и привести к фантастическим техническим достижениям. Основная черта современной экономической политики выражается в большей, чем до рецессии, осторожности, в патологическом неприятии риска. Я согласен, что сейчас требуется больше осторожности, чем прежде, но слепо принимать консерватизм не стоит. Критерии заимствований должны быть четко прописаны таким образом, чтобы шансы финансирования рискованных, но многообещающих проектов все же оставались.

Мы слышим громкие призывы к регулированию и предупреждению неограниченного господства рыночных сил. Эти призывы справедливы, но до определенного предела. Кроме того, мы вступаем в область чрезмерного регулирования, бюрократических препятствий для инициирования бизнеса, которые могут стать ограничением для предпринимателя. Причем во многих постсоциалистических странах открыть свое дело все еще довольно затруднительно32. Политические деятели должны избегать этих ошибок: не превышать допустимый объем сокращения вмешательства в экономику и не вступать на путь чрезмерного регулирования.

Люди недовольны заоблачными премиями бизнесменов или топ-менеджеров. Постоянно раздаются призывы к практической борьбе с этой проблемой. Такие настроения морально обоснованы и психологически понятны, но необходимо учесть и другое, менее популярное соображение. Дело в том, что одним из условий шумпетерианского процесса являются огромные вознаграждения в случае успеха, то есть не просто крупные, а гигантские прибыли. И только этот факт побуждает потенциального новатора принимать на себя большой риск провала. Давайте вспомним, что в данном случае славу получают не только инициаторы великих прорывных изобретений, но и предприниматели, которые быстро следуют за первооткрывателями.

Отражение исторических реалий в сознании людей

Основной феномен: недостаток понимания

Историческое описание взаимодействия «Великой трансформации», то есть изменения системы, и технического прогресса необходимо дополнить представлениями об этих событиях в сознании людей. Реальность воспринимается, усваивается и оценивается по-разному, в зависимости от социального статуса, образования, личной истории и характера человека.

Первый вопрос касается оценки технического прогресса. Считают ли люди изобретение новых продуктов и технологий полезным или, напротив, расценивают его как опасность и вред? Такой вопрос фигурировал в некоторых международных исследованиях; таблицы 6—7 показывают интересные результаты. Сравнивая полезные и вредные стороны технического прогресса, 2/3 опрошенных из Польши и Венгрии отмечают больше плюсов, чем минусов. Жители этих двух постсоциалистических стран оценивают технический прогресс выше, чем жители Австрии, Финляндии, Италии, Испании и Чехии. Доля опрошенных, положительно оценивающих технический прогресс, заметно возрастает, когда вопрос касается влияния на будущее (см. пятую колонку таблицы 6 и первую колонку таблицы 7).

Таблица 6

Оценка технического прогресса (в % от общего числа респондентов)

Согласны ли Вы со следующими утверждениями?

Страна

Научный и технический прогресс поможет излечивать заболевания (СПИД, рак и т.д.)

Благодаря науке будущие поколения смогут получить больше возможностей

Наука и технологии делают нашу жизнь более

здоровой, легкой и комфортной

Наука и технологии помогут побороть бедность и голод в мире

Преимущества науки больше, чем потенциальные вредные последствия от нее

Австрия

82

71

71

33

48

Финляндия

89

77

77

21

50

Италия

82

73

76

50

57

Испания

79

66

73

37

57

Польша

89

93

83

45

65

Венгрия

94

81

79

34

63

Чехия

85

74

70

35

44

Источник: (2005) Special Survey on Science and Technology / Eurobarometer. 2005. January—February. ec.europa.eu/public_opinion/archives/eb_special_240_220_en.htm.

Таблица 7

Ожидания относительно воздействия новых технологий

(доля положительных ответов, в %)

Страна

Считаете ли Вы, что данные новые технологии окажут положительный, отрицательный или нейтральный эффект в будущем?

Солнечная энергия

Компьютеры и ИКТ

Биотехнологии и генная инженерия

Интернет

Мобильные телефоны

Новые источники энергии для автомобилей

Воздушный транспорт

EU15

90

85

63

77

67

90

79

EU10

84

87

64

81

70

86

79

Германия

95

89

65

75

57

92

72

Великобритания

91

92

65

81

61

90

80

Венгрия

87

87

74

78

67

81

75

Польша

89

92

63

86

80

88

88

Румыния

78

86

65

82

75

84

85

Источник: см. табл. 6.

Второй вопрос касается не столько самой оценки, сколько причин той или иной оценки. Рискнем утверждать, что большинство граждан постсоциалистических стран не понимают причинной связи между капитализмом и техническим прогрессом. Инновации 50 — 100-летней давности (в частности, стремительный скачок в развитии ИКТ), изменившие жизнь каждого, в сознании общества не связываются с капиталистическим укладом.

Наоборот, большинство населения выражает антикапиталистические настроения в умеренной или даже явной форме. Люди пользуются всеми благами капитализма — мобильными телефонами, Интернетом, штрихкодами в супермаркетах, оптоволоконными каналами передачи данных, электробытовыми приборами, ксероксом и т. д., не признавая, что все это без исключения плоды презираемой и ненавистной им капиталистической системы. Таково наше предположение, которое, увы, трудно подтвердить или опровергнуть. Даже в более или менее адекватных анкетных опросах мы не найдем следующей формулировки: «Что вы думаете о взаимодействии некоей системы в целом (будь то капитализм, социализм или нечто переходное от одного к другому), с одной стороны, и технического прогресса — с другой?»

Если исследователи изучают понимание социальных изменений обществом, полностью игнорируя подобный набор вопросов, какого же результата можно ждать от среднего гражданина? Полное отсутствие таких данных прямо указывает на безразличие к пониманию взаимоотношений между политической и экономической сферами и ускорением технического прогресса. Под воздействием сложных социальных процессов создается общественное мнение, которое формируют родители, воспитатели в детских садах, учителя в школах, соседи, коллеги на работе и т. д. Рассмотрим группы, особо значимые для формирования общественного мнения.

Ответственность экономистов

Чему сегодня обучаются студенты? Увлекательное и важное направление теории экономического роста, инспирированное в большой степени Шумпетером33, признано другими профессионалами. Однако уважение обычно выражается лишь вежливой сноской, не подразумевающей глубокого проникновения в сущность теории экономического роста со стороны основной части современных теорий. Сильно различающиеся позиции экономистов34 одинаково подчеркивают роль предпринимательства в объяснении основных капиталистических ценностей. Представители австрийской школы35 без устали обращают внимание на инновационную природу самопроизвольных рыночных сил.

Экономисты, занимающиеся сравнительным анализом и изучением социалистической и постсоциалистической экономики, подчеркивают сильную причинную связь между специфическими свойствами системы и характеристиками технического прогресса, — прекрасным примером могут служить работы Л. Бальцеровича36. И все же эти важные идеи не проникают в стандарты образования молодых экономистов.

Существует простой, но очень убедительный тест: давайте обратимся к наиболее влиятельным вводным пособиям. Возьмем учебник Г. Мэнкью — наиболее популярный в США текст, переведенный на несколько языков. Он используется во многих странах, включая Венгрию. Это образец хорошо написанного дидактического материала с интересными иллюстрациями главных вопросов. Однако мы не найдем ни одного упоминания шумпетерианских инноваций! В списке литературы упоминается несколько десятков имен, но имя Шумпетера не фигурирует. В книге несколько абзацев о росте факторной производительности и техническом прогрессе, но это не компенсирует отсутствия описаний инновационного процесса и основательного объяснения динамичности капитализма37.

Конечно, мы говорим здесь только о вводных текстах, потому что они играют исключительную роль в формировании мировоззрения студентов, обеспечивают закрепление условных рефлексов и автоматизм в мыслительном процессе.

Я приводил имена различных экономистов, которые прекрасно осведомлены о роли предпринимательства и подходе Шумпетера. Если эти ученые (и некоторые другие, разделяющие схожий взгляд на капиталистическую экономику) преподают микроэкономику, то они, безусловно, не проходят мимо объяснений инновационного процесса и роли капиталистической системы в создании прорывных иннова-ций38. Наша небольшая выборка, конечно, не образцовая. Анализ репрезентативной выборки пособий и подведение соответствующих итогов выходят за рамки настоящего исследования. Но пока мы не встретим обоснованного опровержения, будем придерживаться гипотезы, что большая (возможно, даже превалирующая) часть высших учебных заведений предлагают студентам принципы экономики, не объясняющие важнейшее, специфическое для капиталистической системы свойство.

Экономическую теорию мейнстрима обвиняют в пропаганде капитализма. Если так, то эта пропаганда никак не отражается на обучении, упускающем одну из главных ценностей капиталистической системы: ее склонность к непрерывным инновациям.

Уровень ВВП стал важнейшим показателем при измерении экономического роста. Это крупное достижение экономистов и статистиков позволяет пользоваться рабочим определением и методологией измерения ВВП, принятой во всем мире. Но других широко распространенных и постоянно наблюдаемых показателей успешности, ускорения и замедления технического прогресса нет. Постсоциалистические экономики в Центральной и Восточной Европе достигли уровня ВВП 1990 г. в период с 1994 по 2000 г., а страны — преемники СССР и сейчас находятся ниже этого уровня. Однако образ жизни большой части населения совершенно изменился. Мы жалуемся на проблемы, связанные с уровнем ВВП, но большей части населения сегодня доступна связь через телефон или Интернет, гораздо большее число людей имеют машины и современную технику для дома, используют и другие новые продукты, когда-то доступные только в западном мире. Мы должны тщательно разрабатывать показатели и методы измерения для более корректного анализа влияния технического прогресса на повседневную жизнь.

С необходимостью дополнить измерение ВВП другими показателями для отражения других аспектов развития и благосостояния согласится любой экономист или статистик. Появляются новые важные инициативы по улучшению показателей роста, они дополняют данные общего объема продукции показателями уровня здоровья, образования, распределения доходов и пр.39 Однако освещенный в этой работе аспект — влияние технического прогресса на образ жизни — может вновь не получить должного внимания.

Ответственность политиков

При помощи некоторых наших коллег мы изучили тексты публичных выступлений лидеров Болгарии, Хорватии, Чехии, Венгрии, Польши, Сербии, Словакии и Словении. Выбирались тексты речей глав государств или премьер-министров, а также лидеров наиболее влиятельных оппозиционных партий.

Мы попытались выбирать речи, которые были произнесены в основном по случаю национальных праздников, предлагающих общий взгляд на достижения и неудачи страны (как в обращении «О положении страны» в США). Большинство проанализированных текстов относятся к периоду с января по август 2009 г. В некоторых случаях речи были посвящены 20-летнему юбилею событий 1989 г., что позволяло более полно оценивать процессы постсоциалистического перехода.

Легко выделить основные итоги. Из 53 речей ни в одной не было сказано о причинной связи между капитализмом и техническим прогрессом и влиянием этого прогресса на жизнь людей. Такое важное достоинство капитализма не было упомянуто для убеждения масс в том, что переход от социализма к капитализму означает поворот навстречу инновации, модернизации и динамизму. Некоторые лидеры лишь изредка упоминают технический прогресс и позитивно оценивают капитализм.

Но в этих речах мы не обнаружили никаких весомых аргументов. Примера 53 выступлений достаточно, чтобы заявить: результаты шокируют и разочаровывают. Мы наблюдаем поведение не радикальных антикапиталистических деятелей, принадлежащих к крайнему левому или правому крылу, а лидеров политического истеблишмента Восточной Европы.

Независимо от того, в правительстве они или в оппозиции, совершенно очевидно, что они не враги капитализма. Скорее наоборот, они выступают в защиту его интересов, но упускают при этом один из важнейших аргументов в его пользу.

Разумеется, следует включить в эту выборку гораздо больше речей и записанных обращений. Мы приветствуем любые контрпримеры — речи политиков, в которых подчеркивается роль капитализма в осуществлении инноваций или увеличение темпов технологического развития как достижение переходной эпохи. Но пока таких опровержений нет, мы будем придерживаться следующего положения: политики любого ранга несут огромную ответственность за отказ объяснять и популяризировать причинно-следственную связь: «капитализм — инновации — изменения в жизни». Понимание этой ключевой связи позволило бы эффективно бороться с антикапиталистическими настроениями.

Пренебрежение, конечно, не столь тяжкий грех. Но больше всего раздражает популистская антикапиталистическая демагогия, которой занимаются те, кто пользуется всеми достижениями этого строя. Неприятно видеть активистов, собирающих толпы демонстрантов на антикапиталистические митинги при помощи компьютера, мобильного телефона или спутниковых каналов связи. А ведь именно это и происходит в постсоциалистических странах. Активисты, отрицая банальный факт, что изменения в системе уже произошли, выкладывают свои популистские слоганы в блогах и на интернет-сайтах, произнося пламенные речи в громкоговоритель, связываются друг с другом при помощи мобильных телефонов, используя тем самым технологии, созданные благодаря капитализму.

Уровень доступа к информации и демократия

Мы практически ничего не знаем об оценке причинной связи «капитализм — инновации — изменения в жизни» в головах обывателей, но у нас есть представление о противоположном направлении взаимодействия —о воздействии технического прогресса (если быть точным, прогресса в информационно-коммуникативной среде) на политические взгляды жителей постсоциалистических стран. Таблицы 8—10 показывают данные опроса последних об их отношении к демократии, капитализму и бывшей социалистической системе.

Население было разделено на два класса по частоте использования Интернета. Разница весьма впечатляет40. Респонденты, знакомые с современными средствами передачи информации, придерживались положительных взглядов на демократию и капитализм и довольно негативно относились к прежнему режиму, что, несомненно, хороший знак. Пользователи Интернета меньше подвержены чувству ностальгии по старому социалистическому строю, укоренившемуся у многих, особенно в свете недавнего экономического кризиса. Сказанное подтверждает актуальность исследования уровня доступа к информации. Термин говорит сам за себя: здесь идет речь об индивидах, использующих в качестве средств связи различные технические средства и процедуры. Электронная почта в этом отношении играет особенно важную роль. Чем больше людей имеют возможность обмениваться электронными письмами, тем плотнее становится виртуальная сеть. Этот феномен может быть определенным образом изучен и измерен.

Таблица 8

Удовлетворенность демократией среди людей, пользующихся и не пользующихся интернетом

Страна

Пользователи Интернета

Не пользующиеся Интернетом

среднее

%

среднее

%

Центральная и Восточная Европа в целом

2,6

30

2,8

70

Чехия

2,5

42

2,8

58

Венгрия*

2,2

23

2,4

77

Польша

2,7

34

2,9

66

Россия

3,0

14

3,1

86

Словения

2,2

57

2,1

43

Примечание. Показаны процентные доли респондентов, которым был задан вопрос: «Насколько Вы удовлетворены тем, как работает демократия?» Оценки давались по 4-балльной шкале: «1 — полностью удовлетворен, 2 — в целом удовлетворен, 3 — не очень удовлетворен, 4 — совершенно не удовлетворен». Кроме того, приведены невзвешенные средние оценок.

* Данные по Венгрии в табл. 8 — 10 вызывают сомнения и представляются нам заниженными по сравнению с другими статистическими источниками.

Источник: Rose R. Insiders and Outsiders: New Europe Barometer 2004. Aberdeen: Centre for the Study of Public Policy, University of Aberdeen, 2004. www.abdn.ac.uk/~was023/publications/details/404/.

Таблица 9

Оценка капиталистической экономической системы среди людей, пользующихся и не пользующихся интернетом

Страна

Пользователи Интернета

Не пользующиеся Интернетом

среднее

%

среднее

%

Центральная и Восточная Европа в целом

1,9

30

0,4

70

Чехия

2,5

42

0,7

58

Венгрия*

0,7

23

-0,5

77

Польша

1,1

34

-0,9

66

Россия

0,9

14

-0,8

86

Словения

1,6

57

0,7

43

Примечание. Показаны процентные доли респондентов, которым был задан вопрос: «Насколько Вы удовлетворены капиталистической системой?». Оценки давались по 21-балльной шкале: «—10 = худшая оценка, 0 = нейтральная, +10 = наивысшая». Кроме того, показаны невзвешенные средние оценок.

Источник: см. табл. 8.

Таблица 10

Оценка социалистической экономической системы среди людей, пользующихся и не пользующихся интернетом

Страна

Пользователи Интернета

Не пользующиеся Интернетом

среднее

%

среднее

%

Центральная и Восточная Европа в целом

1,1

30

3,7

70

Чехия

—2,6

42

0,6

58

Венгрия*

0,2

23

3,0

77

Польша

— 0,4

34

3,4

66

Россия

1,6

14

4,4

86

Словения

3,0

57

4,0

43

Примечание. Показаны процентные доли респондентов, которым был задан вопрос: «Насколько Вы были удовлетворены социалистической системой?» Систему оценок см. в табл. 9. Источник: см. табл. 8.

Здесь мы опираемся на работу К. Кедзи41, который попытался измерить уровень доступности информации. Не отважимся судить, насколько методика Кедзи подходит для выбранных целей, но, отвлекаясь от методологии, обратим внимание на основные результаты его работы. Помимо прочих вычислений, он исследовал корреляцию между уровнями развития демократии (измеренным с помощью различных показателей) и доступа к информации. Значение коэффициента корреляции равно 0,73, что гораздо выше корреляции демократии с ВВП на душу населения (0,57)42.

Мы говорили о влиянии ИКТ на события 20-летней давности в СССР и странах социалистического лагеря. Но проблема остается актуальной до сих пор. В таких двух маленьких странах, как Куба и Северная Корея, мало что изменилось, как в политической сфере, где коммунистическая диктатура до сих пор держит власть в своих руках, так и в экономике. В то же время в двух других крупных странах обширные реформы приблизили экономику к капиталистической модели, хотя политическая структура сохранилась в виде однопартийной диктатуры. Как современные ИКТ повлияют на эти страны? Речь идет о Китае и Вьетнаме, где стремительно используются все блага технологических достижений, но власть боится, что это может быть направлено против нее. Правящие верхушки этих стран стремятся к достижению двух задач: к максимальной выгоде от прогресса развития технологий и к сохранению монополии на власть любыми средствами. Эти цели диаметрально противоположны друг другу, что тормозит дальнейшее развитие.

Другую существенную проблему анализа можно сформулировать следующим образом: как скажутся последующие волны инноваций на образе жизни? Не нужно обладать особым даром провидения, чтобы предсказать злоупотребление техническими достижениями в будущем. Существуют работы о попытках ввода властями КНР политической цензуры в Интернете и на телевидении43. Поскольку растущая доля компьютерной техники производится внутри страны, внедрить программное обеспечение для цензуры непосредственно в операционную систему сравнительно просто. К сожалению, крупные западные корпорации, опасающиеся убытков на китайском рынке, готовы поддерживать китайские власти в их попытках ввести цензуру.

В конце 1940-х годов, когда Джордж Оруэлл писал свой роман «1984»44, «Большой Брат» реально не обладал описанными в произведении техническими средствами. Но сегодня установка камер и прослушивающих устройств в каждом доме или офисе уже не кажется фантастикой. Представьте себе некоего «Сталина будущего», обладающего самыми современными устройствами слежки и передачи данных, используемых для тотального контроля. Впрочем, мы искренне надеемся, что современные технологии будут способствовать еще большей децентрализации, вне зависимости от стараний диктаторских режимов усилить цензуру. Наверняка найдутся сотни изобретательных пользователей, способных пробиться через нее.

Мы не затронули много тем. Каково влияние новых ИКТ на отношения между индивидами, социальными группами и государствами? Как технический прогресс соотносится с глобализацией45? Приведет ли новый информационный век к радикальному изменению основных характеристик капитализма? Спровоцирует ли это появление новой системы, которую уже нельзя будет назвать капитализмом46? Как революционная смена технологий информации и коммуникации повлияет на деловые практики, особенно в финансовом секторе? Какие новые формы собственности, прежде всего интеллектуальной, возможны в новом информационном веке?

Другое направление исследований связано с пересмотром на более абстрактном философском уровне нашего общего понимания человеческой истории. Как технологические изменения в производстве и в коммуникации влияли на общественные институты и на функции правительства?

Надеемся, наши размышления воодушевят и других, более молодых исследователей дальше разрабатывать эти темы.

Перевод с английского П. Авдониной


1 Эта тема не затрагивается и в наших недавних работах: Kornai J. Ten Years After The Road to a Free Economy. The Author's Self Evaluation // Annual Bank Conference on Development Economics 2000 / B. Pleskovic, N. Stern (eds.). Washington, DC.: World Bank, 2001; Kornai J. The Great Transformation of Central and Eastern Europe: Success and Disappointment // Economics of Transition. 2006. Vol. 14, No 2. P. 207—244.

2 В литературе о техническом прогрессе и инновациях различаются новые продукты и новые технологии, хотя внешне эти две категории могут совпадать. Например, машина Xerox — это новый продукт и новая технология печати. В таблице 1 отобраны новые продукты на основании их значимости в повседневной жизни.

3 Запад старался всячески препятствовать воровству своего интеллектуального достояния в сфере высоких технологий, вводя запреты на экспорт определенных товаров социалистическим странам (см. список товаров военного назначения так называемого Координационного комитета по экспортному контролю). Но даже строгие запреты не могли помешать ловкому шпионажу со стороны технически оснащенных экспертов этого дела.

4 Подробнее см.: Amann R., Cooper J. Industrial Innovation in the Soviet Union. New Haven; L.: Yale University Press, 1982; Amann R., Cooper J., Davies R. W. Op. cit.; Berliner J. The Innovation Decision in Soviet Industry. Cambridge, MA: MIT Press, 1976; Hanson P. Trade and Technology in Soviet-Western Relations. L.: Macmillan, 1981; Hanson P., Pavitt K. The Comparative Economics of Research Development and Innovation in East and West: A Survey. Chur etc.: Harwood, 1987.

5 Не все предприниматели являются новаторами (см.: Baumol W. J., Schilling M. A. Entrepreneurship // The New Palgrave Dictionary of Economics. 2nd Ed. / S. N. Durlauf, L. W. Blume (eds.). L.: Palgrave Macmillan, 2008). Мы обращаем особое внимание на чрезвычайно важный класс — на предпринимателей, вовлеченных в инновационный процесс.

6 Schumpeter J. A. The Theory of Economic Development: An Inquiry into Profits, Capital, Credit, Interest, and the Business Cycle. Cambridge, MA: Harvard University Press, 1934 [1912] (рус. пер. см.: Шумпетер Й. Теория экономического развития. Капитализм, социализм и демократия. М.: ЭКСМО, 2007). О вкладе Шумпетера в социальные науки см.: Heertje A. Schumpeter on the Economics of Innovation and the Development of Capitalism. Cheltenham: Elgar, 2006; McCraw T. K. Prophet of Innovation: Joseph Schumpeter and Creative Destruction. Cambridge, MA; L.: Harvard University Press, 2007. Также см.: Baumol W.J. The Free-Market Innovation Machine: Analyzing the Growth Miracle of Capitalism. Princeton: Princeton University Press, 2002. Само название последней книги отмечает подлинную сущность феномена, который мы будем обсуждать.

7 В книге Роджерса, вышедшей в 1996 г., приведено много примеров этого отставания. Также см.: Freeman C. The Economics of Industrial Innovation. Cambridge, MA: MIT Press, 1982. P. 111—112.

8 Об истории Google см.: www.google.com/corporate/history.html, а также страницу Google в Wikipedia.

9 О необходимости децентрализации для инноваций см.: AcemogluD., AghionP., Lelarge C., Van Reenen J., Zilibotti F. Technology, Information, and the Decentralization of the Firm // Quarterly Journal of Economics. 2007. Vol. 122, No 4. P. 1759 — 1799.

10 В соответствии с рейтингом журнала Forbes, они прочно утвердились на пятом месте в США. Изобретатели Google сами занимались распространением своего изобретения. Чаще, когда роли изобретателя и новатора разделены, изобретатель лишь в некоторых случаях вознаграждается за изобретение или открытие. Отрицательным примером служит участь компьютерной мыши: Д. Энгельбарт не получил никакого финансового вознаграждения за свое изобретение, а компания Apple, которая была первым инициатором освоения массового рынка, получила от него огромную прибыль.

11 О важности экспериментирования см.: Thomke S. Experimentation Matters: Unlocking the Potential of New Technologies for Innovation. Boston: Harvard Business School Press, 2003.

12 Без сомнения, существует связь между экономическими подъемами во времена великих инноваций и увеличением доступного для новатора объема кредита. Дешевизна кредита способствует техническому прогрессу, но влечет за собой опасность возникновения финансовых пузырей. Всегда полезно перечитать Шумпетера для анализа предпосылок в том числе и современного кризиса (см.: Schumpeter J. A. Business Cycles. N. Y.; L.: McGraw-Hill, 1939. Особенно см. гл. IV).

13 Bygrave W., Timmons J. Venture Capital at the Crossroads. Boston: Harvard Business School Press, 1992.

14 См. воспоминания новатора: Berners-Lee T. Weaving the Web. San Francisco: Harper, 1999.

15 Иоффе первым был удостоен высочайших государственных наград и получил высокие ученые звания, но в последние годы сталинского режима он был смещен со своих позиций как «сионист».

16 После ухода на пенсию этот венгерский изобретатель жил весьма скромно. Историю дискеты см. в: Kovacs G. Egy elpuskazott talalmany. Janosi Marcell es a kazettas 'floppy = A Messed Up Invention: Marcell Janosi and the Cassette-Floppy. Exhibition poster. Budapest, 1999; Dravucz P. Ez nagyobb dobas lesz a floppinal = This is Gonna be a Greater Hit than the Floppy // Magyar Hirlap. 2004. Mar. 20.

17 Глубокий теоретический анализ отношений между централизацией и инновациями см. в: Qian Y., Xu C. Innovation and Bureaucracy under Soft and Hard Budget Constraint // Review of Economic Studies. 1998. Vol. 65, No 1. P. 151 — 164.

18 Kornai J. Anti-Equilibrium. Amsterdam: North-Holland, 1970; Kornai J. Economics of Shortage. Vol. A-B. Amsterdam: North-Holland, 1980 (рус. пер.: Корнаи Я. Дефицит. М.: Наука, 1990); Kornai J. The Socialist System. Princeton and Oxford: Princeton University Press and Oxford University Press, 1992. С1ь 11 — 12 (рус. пер. см.: Корнаи Я. Социалистическая система. М.: Журнал «Вопросы экономики», 2000).

19 Laki M. Kenyszeritett innova^ = Forced innovation // Szociologia. 1984 — 1985. Vol. 13, No 1—2. P. 45 — 53.

20 Не только социалистическая система страдала от хронического дефицита. Во время войн дефицит имел место и в капиталистических системах. Во время Второй мировой войны, например, дефицит стимулировал изобретение эрзацев — заменителей сырья.

21 Анализ соотношения гибкости финансирования, централизации и инноваций см. в: Huang H., Xu C. Soft Budget Constraint and the Optimal Choices of Research and Development Projects Financing // Journal of Comparative Economics. 1998. Vol. 26, No 1. P. 62 — 79.

22 Опыт разделенной Германии особенно поучителен. Восточная часть страны была наиболее развитым государством в социалистическом блоке: прекрасная исследовательская инфраструктура, хорошо финансируемое высшее образование, научные и промышленные исследования. Однако страна была не способна ни на одну прорывную инновацию. Несмотря на хороший уровень специалистов и их квалификацию в управлении, темп следования за новаторскими инновациями был медленнее, чем в ФРГ. (См.: BauerR. Pkw-Bau in der DDR: Zur Innovationsschwache von Zentralverwaltungswirtschaften. Fr. a. M.: Peter Lang, 1999; Stokes R. G. Constructing Socialism: Technology and Change in East Germany, 1945—1990. Baltimore: Johns Hopkins University Press, 2000).

23 Shane S. Dismantling Utopia: How Information Ended the Soviet Union. Chicago: Ivan R. Dee, 1994; Kedzie C. R. Democracy and Network Interconnectivity // Culture on the Internet / S. Kiesler (ed.). Mahwah, NJ: Erlbaum, 1997; Kedzie C.R. The Case of the Soviet Union: The Dictator's Dilemma // Communications and Democracy: Coincident Revolutions and the Emergent Dictators. Santa Monica, CA: RAND, 1997. www.rand.org/pubs/rgs_dissertations/RGSD127/sec2.html; Stolyarov G. Liberation by Internet. Auburn, AL: Ludwig von Mises Institute, 2008. www.mises.org/story/3060.

24 Bojar G. The Graphisoft Story: Hungarian Perestroika from an Entrepreneur's Perspective: Budapest: Manager Kбnyvkiadу, 2007.

25 2 0 eves a KURT, az Infostrazsa = 20 Years of KURT, the Info-Guard / S. Kiirti, F. Gabor (eds.). Budapest: Kurt Informaciуmenezsment, 2008; Laki M. Interju a Kйrti-fнvёrekkel = Interview with the Kiirti brothers. Manuscript. Budapest: MTA Kozgazdasagtudomanyi Intezet, 2009.

26 В некоторых странах, например в Венгрии, это не остановило дальнейшего расширения рынка стационарных телефонов, но начало его постепенно вытеснять.

27 Cooper J. Russia as a Populous Emerging Economy. A Comparative Perspective. Mimeo. 2009.

28 Информацию о компании см.: www.alibaba.com.

29 По данным индекса состояния информационного общества, который отражает различные аспекты его развития, некоторые постсоциалистические страны, например Чешская Республика, Венгрия и Словения, достигли довольно высокого уровня рейтинга (см.: Karvalics L. The Information (Society) Race. Budapest: BKE, 2009). Рейтинг этих стран постоянно растет, хотя даже сохранить уже достигнутое положение нелегко.

30 Kornai J. Transformational Recession: A General Phenomenon Examined through the Example of Hungary's Development // Economie Appliquee. 1993. Vol. 46, No 2. P. 181—227.

31 Kornai J., Maskin E., Roland G. Understanding the Soft Budget Constraint // Journal of Economic Literature. 2003. Vol. 61, No 4. P. 1095 — 1136 (рус. пер. см.: Корнаи Я., Маскин Э., ролан Ж. Осмысливая феномен мягких бюджетных ограничений // Вопросы экономики. 2004. № 11 — 12); Kornai J. The Soft Budget Constraint Syndrome and the Global Financial Crisis: Some Warnings of an East European Economist. Mimeo. 2009. www.kornai-janos.hu.

32 См.: Doing Business 2009 / World Bank. Washington, DC: Palgrave Macmillan, 2009.

33 Aghion P., Howitt P. Endogenous Growth Theory. Cambridge, MA: MIT Press, 1998; Grossman G. M., Helpman E. Innovation and Growth in the Global Economy. Cambridge, MA: MIT Press, 1991.

34 Baumol W. J., Litan R. E., Schramm C.J. Good Capitalism, Bad Capitalism, and the Economics of Growth and Prosperity. New Haven; L.: Yale University Press, 2007; Phelps E. Understanding the Great Changes in the World: Gaining Ground and Losing Ground since World War II // Institutional Change and Economic Behaviour / J. Kornai, M. Laszfy, G. Roland (eds.). L.: Palgrave Macmillan, 2008.

35 См.: Kirzner I. M. Discovery and the Capitalist Process. Chicago: University of Chicago Press, 1985. P. 119 — 149.

36 Balcerowicz L. Socialism, Capitalism, Transformation. Budapest: CEU Press, 1995. Ch. 6.

37 Это касается и других популярных учебников по экономике.

38 Неудивительно, что исключение из нашей выборки составляет следующая работа: Baumol W. J., Blinder A. S. Economics: Principles and Policy. Mason, Ohio: South-Western Cengage Learning, 2009. У. Баумоль является одним из интеллектуальных лидеров, отстаивающих шумпетерианское понимание капитализма.

39 Президент Франции пригласил группу экономистов и статистиков, возглавляемую Дж. Стиглицем, А. Сеном и Ж.-П. Фитусси, для разработки новых предложений по улучшению измерения роста и развития. В данный момент группа разрабатывает первые наброски отчета. См.: Draft Summary / J. E. Stiglitz, A. Sen, J.-P. Fitoussi (eds.). P.: Commission on the Measurement of Economic Performance and Social Progress, 2009.

40 Здесь мы сталкиваемся с важным вопросом о том, считать ли появление высокотехнологичных средств коммуникации причиной увеличения социального неравенства.

41 Kedzie C.R. Democracy and Network Interconnectivity // Culture on the Internet / S. Kiesler (ed.). Mahwah, NJ: Erlbaum, 1997.

42 Ср. похожий результат в: Frisch W. Co-Evolution of Information Revolution and Spread of Democracy // Journal of International and Comparative Economics. 2003. Vol. 33.

43 Chao L. China Squeezes PC Makers // The Wall Street Journal, 2009. Jun 8; Timmer J. China to Mandate Web Filtering Software on All New PCs. Ars Technica, 2009. arstechnica.com/ tech-policy/news/2009/06/china-to-mandate-web-filtering-software-on-all-new-pcs.ars.

44 Orwell G. Nineteen Eighty-Four. N. Y.: Penguin, 1949/1950 (рус. пер. см.: Оруэлл Дж. 1984. М.: Прогресс, 1989).

45 Castells M. The Information Age: Economy, Society, and Culture. Oxford: Blackwell, 1996 — 1998. Vols. I — III; Nyiri K.J. Review of Castells. The Information Age // Manuel Castells / F. Webster, B. Dimitriou (eds.). L.: Sage, 2004. Vol. III. Р. 5—34; The Information Society Reader / F. Webster et al. (eds.). L.: Routledge, 2004.

46 См.: Haug W. F. High-Tech-Kapitalismus. Hamburg: Argument, 2003.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy