ОРИЕНТИРЫ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ ТРУДА


ОРИЕНТИРЫ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ ТРУДА

Самым важным институциональным сдвигом в сфере экономики Российской Федерации в последнее десятилетие XX века, повлиявшим на характер распределения вновь созданной стоимости и всю совокупность экономических отношений, было изменение в сфере собственности. Речь идет о стремительном, порой обвальном, но далеко не всегда транспарентном разгосударствлении собственности на средства производства, переход их в руки частных владельцев.

В государственной и муниципальной собственности на начало 2004 г. сохранилось 10% предприятий страны, частная собственность охватила 78% (1). Как показывает анализ, приватизация не привела к повышению эффективности производства, росту совокупной производительности труда.

Обобщающим экономическим показателем в последние годы признано считать ВВП - хотя это не исключает необходимости разработки системы показателей определения производительности труда по отраслям производства и предприятиям применительно к современным рыночным условиям.

По данным статистики, ВВП за последние годы растет - после резкого падения в 1991-1996 гг. (табл. 1) (2).

Наибольшее годовое падение ВВП пришлось на 1992 г. - более 17%. Это был год начала экономического курса в рамках так называемой доктрины "Вашингтонского консенсуса", более известно под названием "шоковая терапия". Однако, по расчетам известных ученых-экономистов, уровень ВВП в России в 2003 г. (в сопоставимых ценах) был ниже, чем в базовом 1990 г. на 27%, продукция промышленности -на 33%, продукция сельского хозяйства -на 28% (3).

В качестве реальной оценки его результатов можно рассматривать мнение руководителей и управляющих хозяйствующими субъектами, выявленное в результате их опроса на Всероссийской конференции "Корпоративная социальная политика на современных российских предприятиях: проблемы, опыт, перспективы", проведенной в Российской академии государственной службы при Президенте РФ в марте 2003 г. Оценивая в целом период экономических реформ в нашей стране, осуществляемых с 1992 г., 38, 9% опрошенных -наибольшая часть ответов - охарактеризовали его как "период неоправданных потрясений и трагедий". Это совпадает с оценкой Дж. Стиглица, что "позиция МВФ вообще никогда не имела ничего общего с экономической наукой и настоящей рыночной экономикой, она в основном несла в себе идеологический заряд", и пояснял также, что "проблема в том, что в России был принят совершенно неверный, искаженный взгляд на суть рыночной экономики. Конечно, кто-то получил от этого огромную выгоду" (4).

Следует отметить еще один важный момент, на который справедливо указано профессором В.И. Кушлиным - методика исчисления ВВП не дает оснований принимать этот показатель в качестве уровня эффективности производительности труда - он свидетельствует лишь о динамике экономического роста.

Численность занятых в экономике России снижалась значительно медленнее, чем снижался ВВП. Именно такой подход, по мнению Мирового банка, стал одним из наиболее важных факторов экономического роста, наблюдаемого в настоящее время в России. "Длительное сокращение объемов производства в 1990-е годы не сопровождалось адекватным снижением уровня занятости. После кризиса это обеспечило быстрое достижение высоких темпов роста (без соответствующего увеличения инвестиций)", подчеркивается в его Меморандуме об экономическом положении Российской Федерации "От экономики переходного периода к экономике развития" (5).

Вторым существенным изменением в экономическом положении страны, помимо изменения в собственности на средства производства, была если не бурная, то заметная деконцентрация производства.

В литературе и сейчас можно встретить немало выступлений в пользу малого предпринимательства, как более эффективной и гибкой формы производства и деловой деятельности, однако зарубежная практика далеко не всегда свидетельствует о большей эффективности малого бизнеса. И надо отметить, что конкретная действительность в Российской Федерации также не подтверждает этого положения столь категорично. Оказалось, что и в Российской Федерации малые предприятия не эффективнее других форм хозяйствования.

Вызывает интерес в плане институциональных новшеств и роль предприятий с иностранными инвестициями в экономике страны. Надо сказать, что наблюдается очевидное превышение уровня выработки на предприятиях с иностранным участием относительно средних ее значений по нашей экономике. Величина этого разрыва по существу и представляет собой в определенном плане величину резерва роста производительности труда для предприятий с полностью отечественным капиталом. Средняя заработная плата на этих предприятиях также превышает в этот период среднюю оплату труда по всем занятым в РФ. В целом, раза этот разрыв по отраслям материального производства в два раза меньше (табл. 2).

Расчеты показывают, что и зарплатоотдача на предприятиях с иностранным участием выше, чем в среднем на предприятиях страны.

Наличие предприятий с иностранным участием в экономике РФ может, с учетом этих данных, рассматриваться как своего рода конструктивный институциональный фактор. И можно предположить, что некоторое увеличение иностранного присутствия на предприятиях страны не превратится в фактор формирования иностранной зависимости или конкурентного подавления резидентов рынка, а окажется полезным для экономики. Хотя на практике правительственные меры по содействию реализации подобных предположений должны быть предельно выверены.

Надо подчеркнуть, что каких-либо специальных правительственных мер (как еще одного институционального фактора) по повышению производительности труда ни в середине 1990-х гг.ни позже в РФ не предпринималось. Вместе с тем Правительством РФ в первой половине и середине 1990-х гг. были приняты десятки, если не сотни, общегосударственных программ по самым различным направлениям социально-экономической сферы. Стало традицией облекать экономические проблемы в оболочку различных программ, выполнение которых не контролировалось должным образом.

В РФ много лет не было цельной, единой, комплексной программы по повышению совокупной производительности труда, несмотря на беспрецедентный не только российской, но и в значительной мере мировой экономической истории спад производства в конце XX столетия. Более того, несмотря на поставленную Президентом РФ на обозримую перспективу задачу усиленного экономического роста, ее реализации нет и по сей день.

В действующей же на текущий момент "Программе социально-экономического развития РФ на среднесрочную перспективу (2003-2005 годы)" вопросы производительности труда, так же как и ранее, не выделены.

Более того, здесь ставится цель добиться дальнейшего умаления и снижения роли государства в экономических процессах. Между тем расходы консолидированного бюджета РФ составили в 2003 г. лишь 29, 7% ВВП, что явно недостаточно (тем более, что в состав ВВП включены и амортизационные отчисления).

Государственные расходы, например, в США во второй половине 1980-х гг. составляли 22, 2% ВНП (6), расходы только федерального бюджета в 2000 г. составили 19, 2% объема ВВП этой страны. Аналогичные расходы, скажем, в Израиле составили 45, 1%, в Турции - 39, ЮАР - 29, 8 и в Канаде - 20, 4% (7). Уровень государственных расходов, присущий в настоящее время Российской Федерации является давно пройденным этапом и для стран Западной Европы (40-60% в ВВП).

В отмеченной выше "Программе", кроме того, многократно отмечается "избыточность" государственного регулирования.

Однако среди непосредственных субъектов экономического процесса в Российской Федерации доминирует иное мнение по поводу роли государства в связи с проблемой совокупной производительности труда и ее государственного регулирования. Об этом говорят, например, итоги вышеупомянутого социологического опроса. На вопрос - "Должна ли в стране действовать государственная программа повышения общественной производительности труда? " - 68, 5% из числа присутствовавших представителей руководящего состава корпораций ответили категорически утвердительно и только 11, 6% - отрицательно.

Следует подчеркнуть также, что 73, 3% опрошенных безусловно считают производительность труда важнейшим показателем деятельности предприятия и лишь 17, 2% не считают ее таковым. Между тем в Российской Федерации с момента официального начала курса радикальных экономических реформ был прекращен и государственный статистический мониторинг уровня и динамики производительности труда, а также показателей эффективности других факторов производства. Публикация соответствующих официальных данных в государственной статистической отчетности не ведется поэтому уже 13 лет. В этом факте косвенно, но довольно достоверно и наглядно отразилось подлинное отношение авторов и исполнителей либеральных реформ к вопросам эффективности производства, т. е. ключевому звену экономики как таковой.

В середине 1990-х гг. принималось немало нормативных актов высших государственных органов, срок жизни которых не достигал и года. Многие из них недостаточно влияли на ход событий -58, 8% руководителей предприятий отметили в ходе опроса, что законы, регулирующие экономику, в основном не исполняются.

Психологическое состояние общества, общественного сознания - важный фактор совокупной производительности труда. Для должного делового и рабочего настроя, устойчивости рыночного механизма существенным элементом является фактор доверия.

Примечательно, что Мировой банк по степени (индексу) доверия предпринимателей к своему правительству на последнее место в мире ставил в 1990-х гг. страны СНГ (8).

Отношение к жизни, доверие к обществу формируют отношение человека и к труду. Наша страна имеет в этом плане ценный исторический пример -возникший после революции на базе новых общественных веяний массовый трудовой энтузиазм 1920-1930-х гг. и породивший, несмотря на бытовые лишения и трудности, такое уникальное явление в трудовом мире, как стахановское движение.

Социально-психологическая раздробленность общества, напротив, разлагает производственный потенциал человеческого капитала. Он в этих условиях не работает, перестает быть фактором производительности труда. Психологические бури и потрясения не способствуют трудовому настрою и профессиональному самосовершенствованию. Это необходимо максимально учитывать при выработке государственной идеологической доктрины социальной политики. Духовное состояние общества должно развиваться по возвышающейся траектории. Следует иметь в виду, что нынешняя демографическая ситуация - зеркало и результат социально-психического состояния народа: вымирает наиболее ценная часть трудового ресурса страны (9).

(1)- Россия в цифрах, 2004. - М.: Госкомстат, 2004. С. 163.

(2)- Расчет по материалам "Социально-трудовая сфера России в переходный период: реалии и перспективы" Под ред. А. К. Акимова, Н. А. Волгина - М.: Молодая гвардия, 1996 С. 377-378; Социально-экономическое положение России. 1997 г. N 12, - М.: Госкомстат, С. 7; Россия в цифрах, 2003. Госкомстат, 2003. С. 32; Россия в цифрах, 2004. Федеральная служба государственной статистики, 2004. С. 32.

(3)- Экономист. 2004. N10. С. 7.

(4)- Независимая газета. 2004. 20 апреля. С. 3.

(5)- Вопросы экономики. 2004. N5. С. 42.

(6)- Statistical Abstract of the United States, 1990. P. 309, 426.

(7)- Расчеты по статистическому сборнику "Россия и страны мира, 2003". - М.: Госкомстат России, 2003. С. 78-80, 334.

(8)- Вопросы экономики. 1997. N 7. С. 12.

(9)- Горобец Т. Н. Демографический кризис сегодня - следствие аутодеструктивного поведения населения; Гундаров И. А. Психические рычаги управления демографическими процессами; Демографический кризис: механизмы преодоления. - М.: Изд-во РАГС, 2002.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy