Демографическая программа: приоритеты и механизм реализации


Демографическая программа: приоритеты и механизм реализации

А. Илышев
А. Багирова
Л. Павлова

Демографическая программа России (ее можно назвать репродуктивной) направлена на преодоление длительного популяционного кризиса прежде всего путем стимулирования рождаемости и осуществления системы мер по снижению смертности и увеличению продолжительности жизни населения. По масштабам, объемам затрат и комплексности охвата основных демографических (репродуктивных) процессов она не имеет прецедента в нашей стране и абсолютном большинстве зарубежных стран. Только по такому важнейшему направлению программы, как стимулирование роста рождаемости, разработаны и осуществляются следующие крупные мероприятия: повсеместное введение родовых сертификатов, предназначенных для оплаты федеральным бюджетом медицинских услуг, оказываемых женщинам и новорожденным в периоды беременности, родов и первого года жизни ребенка; значительное увеличение единовременных пособий при рождении ребенка; существенное повышение ежемесячных пособий по уходу за первым и, в особенности, вторым и последующими детьми; введение материнского (семейного) капитала.

Первые репродуктивные результаты уже налицо: за 2006-2007 гг. уровень рождаемости вырос на 10%, смертность снизилась на 3%, естественная убыль населения сократилась с 846,5 тыс. человек в 2005 г. до 477,7 тыс. в 2007 г., или в 1,8 раза. Все это - безусловный успех демографической программы. Однако значение ее для нашей страны заключается не столько в определенном улучшении репродуктивной ситуации, сколько в том, что сам факт принятия и реализации такого крупномасштабного проекта наглядно показывает: репродуктивный процесс может и должен быть включен в число объектов государственного управления методами гибкого регулирования, косвенного воздействия на этот процесс.

На основе экстраполяции складывающихся тенденций можно предположить, что уже через 4-5 лет возможен переход Россия от суженного типа воспроизводства населения, продолжавшегося около двух десятилетий, к режиму простого воспроизводства населения, при котором показатели рождаемости и смертности практически сравняются. Иными словами, наиболее острая стадия популяционного кризиса в принципе преодолима, если в ход выполнения мероприятий демографической программы не вмешаются труднопрогнозируемые внешние обстоятельства.

Но прогнозирование, базирующееся на экстраполяции еще только складывающихся тенденций рождаемости, смертности и миграции, как известно, не является достаточно надежным инструментом предсказания будущего. Особенно если иметь в виду, что в перспективе государственные проекты стимулирования рождаемости, основанные на резком расширении масштабов социальной помощи и поддержки, обычно малоэффективны. В странах мира, где реализовывались подобные программы, наблюдалась одинаковая картина: сначала некоторое увеличение числа рождений, после этого - серьезный спад. Такая ситуация объясняется тем, что семьи, которые хотят завести второго либо третьего ребенка, но не вполне уверены в том, когда им это лучше сделать, "подстраиваются" под государственные программы, дающие возможность получить льготы или дотации. Спад же рождаемости начинается потому, что предлагаемые преференции недостаточно велики, чтобы повысить репродуктивную активность целого ряда других категорий потенциальных родителей.

Видимо, разработчики концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 г. (утверждена Указом Президента РФ от 9 октября 2007 г.) учитывали эту тенденцию. Концепцией намечен рост к 2025 г. коэффициента суммарной рождаемости в 1,5 раза (ежегодный прирост 2%), что будет способствовать увеличению числа жителей нашей страны со 142 млн. до 145 млн. человек.

Естественен вопрос: достаточен ли трехмиллионный прирост населения России к 2025 г. (в том числе около половины за счет замещающей миграции) для обеспечения решения трудных и ответственных социально-экономических и геополитических задач, стоящих в ближайшие годы и десятилетия перед нашей страной? Полагаем - нет, и подкрепим сделанный вывод следующими соображениями.

Средний уровень заселенности России - 8 человек на 1 км , что в 4 раза ниже, чем в США, в 15 - чем в ЕС, в 17 - чем в Китае и в 43 раза - чем в Индии. Эти страны имеют население от 300 до 1300 млн. человек на значительно меньшей территории, чем Россия. Наша страна не вправе существенно отставать от них по заселенности, чтобы не перейти тем самым в разряд нежизнеспособных государств.

Кроме того, 75% территории России - это Дальний Восток, Западная и Восточная Сибирь, где проживает всего 29,5 млн. человек, или пятая часть населения страны. Примерно столько же жителей проживает в Московской области (включая Москву) и в десяти прилегающих к ней небольших областей: Владимирской, Ивановской, Калужской, Липецкой, Рязанской, Смоленской, Тамбовской, Тверской, Тульской и Ярославской. А между тем их общая территория составляет лишь 421 тыс. км. кв., что в 30 раз меньше, чем территория востока страны. Плотность же населения в центре России равняется 70 чел. на 1 км , тогда как на Дальнем Востоке, в Западной и Восточной Сибири - чуть более двух человек. Это в десятки раз ниже, чем в США, ЕЭС, Китае, Индии и практически всех сопредельных государств (за исключением Монголии). Спекулируя на ситуации, сложившейся исторически, ряд американских политиков всерьез обсуждают вопрос о лишении России законных прав на Сибирь.

Вместе с тем резонно поинтересоваться, почему 28 из 44 стран Европы, в отношении которых аналитики ООН на ближайшие десятилетия прогнозируют сохранение режима суженного либо простого воспроизводства населения, спокойно реагируют на депопуляцию? Ведь в целом по всем странам Европы, охваченным популяционным кризисом (без России, рассматриваемой нами отдельно), общее снижение численности населения к 2025 г. составит 9,1 млн. человек, а к 2050 г. - 42,1 млн. человек.

Дело в том, что народам ряда стран (Италии, Польши, Румынии, Словакии, Чехии и др.) не угрожает всерьез демографическая экспансия со стороны соседних народов, а заселенность их территорий близка к максимально возможной - плотность населения здесь находится, как в Румынии, в пределах от 90 человек на 1 км2 до 197 человек - в Италии, что в 11-25 раз превышает среднероссийский уровень. Естественно, что хозяйственное освоение компактных территорий европейских стран также весьма высоко. Все это создает достаточно прочные гарантии сохранения их исторического наследия - целостности территорий.

Совершенно противоположная ситуация в нашей стране. На Дальнем Востоке и в Сибири из-за чрезмерной скудности населения преобладает очаговое по сути размещение промышленности, а для экономической деятельности характерна ярко выраженная энергосырьевая направленность. С имеющимися людскими ресурсами и постоянным оттоком их самой высококвалифицированной части на запад страны нельзя гарантировать (например, чисто военными средствами) территориальную целостность России, а также высокие темпы инновационного развития этого региона.

Логично предположить, что успешно противостоять нарастающим внешним угрозам и опасностям можно только посредством достаточно быстрого и крупномасштабного увеличения (как минимум, в 1,5-2 раза) численности укоренившегося в Сибири и на Дальнем Востоке населения, а также значительного укрепления и опережающего развития хозяйственного потенциала восточных территорий. На наш взгляд, это - первоочередной ориентир дальнесрочной демографической (репродуктивной) программы страны, которую представляется целесообразным разработать на период до 2040-2050 г.

В чем же состоят главные долгосрочные национальные интересы России, все более отчетливо осознаваемые ее гражданами, вновь обретающими чувства собственного достоинства, самоуважения и гордости за свое отечество? При поиске адекватного ответа на этот кардинальный вопрос активной демографической политики не следует принимать на веру утверждения о невозможности уговорить людей рожать во имя патриотизма или во исполнение гражданского долга. Ведь именно эти чувства мотивируют ныне репродуктивную активность палестинцев, рожающих по 4-5 детей и более в отнюдь не очень благоприятных социально-экономических условиях. Да и наша страна после победы в Великой Отечественной войне за считанные годы восстановила довоенную численность населения, компенсировав потери около 30 млн. человек. А ведь параллельно восстанавливалось почти полностью разрушенное народное хозяйство, создавался ракетно-ядерный щит Родины, что, казалось бы, поглощало едва ли не все ресурсы страны, не позволяя полновесно стимулировать рост рождаемости.

Формулировка ключевого вопроса, на наш взгляд, такова: к чему следует стремиться в долгосрочной перспективе, сколько (и почему именно столько) должно быть наших соотечественников? Не только забота о территориальной целостности и геополитические опасности диктуют необходимость решения демографических проблем: численность нашего населения должна быть больше, чтобы Россия действительно стала мировым лидером. Государство намерено стимулировать рождаемость введением родительской заработной платы. При этом в процессе ее введения необходимо дать право одному из родителей, возможно женщинам, выбрать семейную карьеру, получать заработную плату за родительский труд, за то, что женщина воспитывает здоровых детей, которые будут затем приносить счастье родителям и пользу стране.

Однако если вопрос с ориентирами демографического (репродукционного) развития достаточно ясен, то формирование системы приоритетов и механизмов, обеспечивающих их достижение на разных этапах, предполагает применение разных средств для разных экономико-демографических условий.

На первом этапе для реализации демографической программы используются в немыслимых для 1990-х гг. масштабах методы социальной помощи и поддержки материнства и детства. Как уже отмечено, в этом состоят и сила, и естественная ограниченность этих методов, что доказано практикой реализации всех подобных программ, осуществляемых аналогичными методами в самых разных странах мира.

На втором этапе следует исходить из того, что человеческая репродукция (совокупность процессов рождения детей и их воспитания) - это нелегкий квалифицированный труд по взращиванию будущего человеческого потенциала. Как и труд продуктивный, он требует возмещения понесенных затрат, т. е. оплаты репродуктивного труда. Иными словами, речь идет о начальном этапе реализации стратегии включения репродуктивного труда в реальный сектор национального хозяйства страны. Осуществление этой стратегии будет подкрепляться помощью государства путем введения родительской заработной платы.

На данном этапе предлагаемая стратегия должна носить, по нашему мнению, "очаговый" характер, т. е. первоначально быть опробована и внедрена на территориях Дальнего Востока и всей Сибири, где проживает примерно 20% населения страны. Здесь следует отработать нормативно-правовую базу и механизмы реализации, внести коррективы, повышающие репродуктивную эффективность стратегии. При этом переход ко второму этапу начать не по завершении продолжительного первого этапа, а по мере обеспечения стратегии включенности репродуктивного труда нужной нормативно-правовой базой и осуществления комплекса подготовительных организационных мероприятий.

На третьем этапе стратегия включения репродуктивного труда в экономику России должна становиться общенациональной. Вероятнее всего, этот этап целесообразно начать после 2025 г. Впрочем, решение во многом будет зависеть от успеха первых двух этапов и возможностей финансирования (из средств федерального и местных бюджетов, предпринимательских средств и добровольных пожертвований) репродукционных расходов, возрастающих примерно вчетверо.

Предлагаемый трехэтапный сценарий трансформации демографической ситуации в нашей стране, позволяющий перейти от популяционного кризиса к интенсивному типу расширенного воспроизводства человеческих ресурсов, не может рассчитывать на научное признание и следование ему на практике, если ограничиться лишь декларациями о крайней желательности такого сценария.

Важно ориентироваться на категорию "репродуктивная активность" как деятельность человека, направленную на расширенное воспроизводство населения посредством рождения здоровых детей, их правильного воспитания и формирования высокоценного человеческого потенциала. Теоретический анализ качественных параметров репродуктивной активности (и ее "оборотной стороны" - репродуктивной пассивности) позволяет предположить, что они обусловлены влиянием совокупности объективных и субъективных факторов.

Основными условиями формирования и развития репродуктивной активности населения в целом является активность всех субъектов данного процесса: во-первых, государства, общества и хозяйственных структур - при формировании соответствующего "социального заказа", определении целей и путей воздействия на выработку репродуктивных ориентации (установок) определенных групп населения, адекватной оценке результатов репродукционного процесса; во-вторых, активность самого населения при непосредственном осуществлении репродуктивной деятельности, связанной с возникновением, формированием и развитием будущего человеческого потенциала.

Опираясь на количественную идентификацию таких понятий, как "репродуктивная активность" и "репродуктивная пассивность", нами выполнена оценка воспроизводственной ситуации в мире, дифференцированная по странам. Для ее проведения была сформирована статистическая совокупность, состоящая из 155 стран, численность населения в каждой из которых в 2007 г. составляла не менее 1 млн. человек. Вне анализа остались 50 малочисленных стран мира с совокупной численностью населения 17 млн. человек (0,3% населения мира).

Анализ показал, что 58 стран (37%) характеризуются суженным типом воспроизводства населения, а 8 стран (5%) - простым типом. В 89 странах (57%) наблюдается расширенный тип воспроизводства населения, причем в 38 из них (24% числа стран, охваченных анализом) суммарный коэффициент рождаемости превышает значение 4,4, а это вдвое перекрывает границу между суженным и простым воспроизводством. Важно, что ВВП на душу населения в странах с очень высоким уровнем этого коэффициента не превышает 2 тыс. долл., тогда как среднемировой показатель приближается к 10 тыс. долл.

В дальнейшем анализе рассматриваются только 139 из 155 стран (по 16 странам отсутствует один из двух изучаемых показателей). Выделяется ряд типов репродуктивных ситуаций, т. е. групп стран с близкими значениями объемов ВВП на душу населения и коэффициентов рождаемости, но нередко различающихся по сочетанию качественных характеристик процесса ("активность-пассивность" и "объективная-субъективная"):

высокие (более 4) значения коэффициента рождаемости - низкий (менее 3 тыс. долл.) уровень ВВП. К этому типу относятся 37 стран Западной, Восточной и Центральной Африки. В них сложился тип репродуктивной ситуации, определяемый как субъективная репродуктивная активность (африканский тип репродуктивной ситуации);

низкие (менее 2,1) значения - относительно низкий (менее 10 тыс. долл.) уровень ВВП. Среди стран этого типа преобладают азиатские страны и ряд стран Восточной Европы. Подобный тип репродуктивной ситуации наблюдается в 18 странах. Данная ситуация отнесена к ситуации объективной репродуктивной пассивности;

низкие (менее 2,1) значения коэффициента рождаемости - высокий (более 20 тыс. долл.) уровень ВВП на душу населения. К этому типу относится 26 стран мира, из них 18 западноевропейских, 5 - азиатских. Данная репродуктивная ситуация идентифицируется как субъективная репродуктивная пассивность (западноевропейский тип);

нормальные (2,1 и более) значения коэффициента - выше среднего уровень ВВП. Эта наиболее благоприятная ситуация наблюдается в 11 странах мира, 6 из которых расположены в Азии (преимущественно в западной), 2 - в Африке и 3 - в Америке (в данной группе доминируют по численности населения страны американского континента - США, Мексика, Аргентина). Эта ситуация идентифицируется как объективная репродуктивная активность (американский тип).

Можно выделить еще два типа стран, репродуктивные ситуации в которых определимы как ситуации переходного типа:

довольно высокий уровень (более 2,1) коэффициента рождаемости при низком уровне ВВП (менее 10300 долл. на душу населения). К этому типу относится 34 страны (14 азиатских, 11 американских, 9 африканских). Данный переходный тип близок к ситуации субъективной репродуктивной активности, т. е. к африканскому типу;

относительно низкие (менее 2,1) значения коэффициента при уровне ВВП выше среднего (более 10,3 тыс. дол. на душу населения). К этому типу относится 13 стран, которые находятся во всех частях света (в том числе Россия). Рассматриваемый тип расположен достаточно близко как к ситуации субъективной репродуктивной пассивности (западноевропейский тип), так и к объективной репродуктивной активности, т. е. к американскому типу репродуктивной ситуации.

В ходе экспертного опроса специалистов и ученых (экономистов, демографов, социологов, психологов, культурологов, медиков, экологов, политологов, историков) выделено пять групп факторов репродуктивной активности населения: экономические, социально-психологические, духовно-нравственные, медико-экологические, политико-исторические.

Для анализа влияния каждой группы была разработана специальная методика. В соответствии с ней на основе данных международной статистики формировалась совокупность индикаторов для измерения каждого фактора, значения которых затем унифицировались (переводились в 10-балльную шкалу). При этом минимальные баллы присваивались странам с наименее желательными показателями, характеризующими ту или иную степень нестабильности в обществе. Максимальные же балльные оценки, напротив, получали страны, показатели которых отражали высокую степень стабильности (экономической, политической и т. д.).

Общий балл по каждому фактору вычислялся с помощью весовых коэффициентов, для нахождения которых использовались методы и процедуры коллективной экспертизы: ретроспективный опрос кандидатов в эксперты с целью формирования группы наиболее компетентных экспертов; проведение нескольких туров опроса для обеспечения приемлемого уровня согласованности мнений экспертов (с применением методов вариационного анализа); статистическая обработка полученных данных.

Полученные в результате расчетов средние балльные оценки для различных типов репродуктивной ситуации приведены в таблице.

Установлено, что с ростом балльных оценок по всем факторам наблюдается постепенный переход от ситуации субъективной репродуктивной активности населения через объективную репродуктивную пассивность - к одному из двух более зрелых типов ситуации: субъективной репродуктивной пассивности (западноевропейский тип) к объективной репродуктивной активности (американский тип).

Итак, доминирующая тенденция (сложившаяся в мире) состоит в том, что с повышением экономической и политической стабильности в стране, прогрессом медицины, развитием цивилизованных социально-психологических отношений, ростом духовности одна и та же страна может двигаться и к снижению рождаемости на фоне высокого уровня жизни, т. е. к субъективно-пассивному типу репродуктивного поведения, и к росту рождаемости, экономические издержки которой перекрываются высоким динамизмом развития ее хозяйства, или к выбору объективно-активного типа репродуктивного процесса.

Россия отнюдь не Западная Европа, с ее перенаселенностью и исчерпанностью перспектив пространственного развития. В нашей стране явно отсутствуют и тот и другой признаки. Всей историей развития России предопределено, что она пойдет по "американскому" пути. Когда говорят, например, о "европейском" пути, следовать по которому Россия якобы обречена, то его молчаливо отождествляют с "западноевропейским" путем. Однако Восточная Европа, занимающая более половины территории европейского континента, имеет право на выбор собственного, "незападноевропейского" пути.

Комментарии (3)add comment

Андрей 789 said:

Программа в разгаре, в 2008 году родили ребёнка, жена работник сферы культуры на тот момент получала зарплату 5000р, выплачивали нам в течении 1,5 лет 1,500 рублей, за такие деньги, за такую суммы выплат, надо того кто разработал эту программу развития демографического развития повесить за яйца и расстрелять.
27 Июнь, 2012

Светик said:

Полностью поддерживаю...авторы статьи, вы на улицу выходите? откуда ваша статистика?
07 Май, 2009

Лена1 said:

Хотелось бы добавить, да рождаемость повысилось но за счет какого в основном населения. За частую это малообеспеченные и даже семьи алкоголиков рассчитывавшие на денежное вознаграждение за рождение ребенка.Так что о качестве воспроизводства говорить не приходиться. И что за статистика что деньги выделяемые государством большие и не имеют аналогов за рубежом. Там просто поддержка материально государством матери и ребенка не носит форму государственной программы. Так, например, в Италии не самой развитой по уровню жизни страны в Европе платят в течении всего декрета заралту которую она получала бы работая на своей работе.
07 Май, 2009

Написать комментарий
меньше | больше

busy