ВЕНЕСУЭЛА В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ


ВЕНЕСУЭЛА В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

По основным макроэкономическим показателям (ВВП - 92, 5 млрд. долл. в 2002 г., в расчете на душу населения - 3, 7 тыс. долл.) Венесуэла относится в Латинской Америке к странам среднего уровня развития (1). Но значение ее сразу же возрастет, если принять во внимание наличие важных стратегических ресурсов. Достаточно сказать, что страна находится на пятом месте в мире по экспорту нефти, роль которой, а также газа, в современной экономике имеет тенденцию к постоянному возрастанию (2). Понять нынешнюю сложную, противоречивую Венесуэлу невозможно, не зная хотя бы в общих чертах ее прошлое.

Немного истории. С начала самостоятельного существования Венесуэла, богатая природно-климатическими ресурсами, столкнулась с немалыми трудностями; она трижды отвоевывала свою независимость от испанской империи. Рабство там отменили раньше, чем в Бразилии. Весь XIX в. в республике был пронизан борьбой относительно путей развития страны между двумя партиями - консервативной (представленной в основном латифундистами) и либеральной. Острая конфронтация привела в середине столетия к напряженной гражданской войне, длившейся более десяти лет. Победившие либералы приняли в 1864 г. Конституцию Соединенных штатов Венесуэлы (такое название страны продержалось до 1953 г.).

Этот период был отмечен определенными успехами в экономическом развитии страны: наряду с сельским хозяйством начала развиваться промышленность, появились первые железные дороги. Однако существенные перемены стали происходить с конца XIX в., когда в стране были открыты нефтяные месторождения. Великобритания, "владычица морей" и "мировая мастерская", сразу обратила на них внимание. В результате английские нефтяные монополии устремились туда, захватив ключевые позиции в нефтепереработке, а также транспортировке "черного золота". Их интересы объективно сомкнулись с устремлениями латифундистов-каудильо, ориентировавшихся на обслуживание внешнего рынка.

В начале XX в. Венесуэла вновь испытала все беды гражданской войны, новизна которой определялась тем, что в ней принял участие блок Великобритания, Германия и Италия (английские и германские суда обстреливали венесуэльские порты). В итоге в пользу иностранных государств было отдано 30% таможенных доходов портового хозяйства. Накануне Первой мировой войны при поддержке усиливавшихся США в стране был совершен государственный переворот, в результате чего в Венесуэле установилась военная диктатура.

Владельцами крупнейших нефтяных месторождений стали американская "Стандард ойл" и англо-голландская "Ройял Датч-Шелл", они же превратились и в главных распорядителей экономики. По их инициативе в 1920 г. был принят закон, согласно которому иностранные компании получали те же права на нефтяные концессии, что и национальные, им же предоставлялись низкие пошлины при экспорте нефти.

В ходе развернувшегося движения за демократизацию страны, в котором участвовали почти все основные слои населения, в 1936 г. была принята новая конституция страны. В ней, в частности, устанавливалось право на забастовку, вводился восьмичасовой рабочий день. Однако позиции международных монополий в экономике практически не были поколеблены. Показательно, что в 1939 г. США удалось заключить с Венесуэлой весьма благоприятный для себя торговый договор.

В годы Второй мировой войны давление извне на страну несколько ослабло. В 1943 г. был издан закон, направленный на развитие внутреннего рынка, стали появляться новые политические партии. Согласно одобренной в 1947 г. демократической конституции предусматривалось широкое реформирование экономики страны. Были повышены налоги на доходы иностранных нефтяных монополий, начал формироваться государственный сектор, способный противостоять давлению извне. Именно это вызвало недовольство транснационального капитала. Через год произошел переворот, в результате которого у власти оказалась военная хунта, сразу же отменившая конституцию.

Явное доминирование в экономике переходило к северному соседу. Богатые нефтяные месторождения сосредоточились в руках США, на долю которых к началу 1960-х гг. в приходилось свыше 2/3 общих иностранных инвестиций в стране. Американские компании стали теснить государственные предприятия в металлургии, производстве алюминия, в нефтехимии.

Новый разворот обозначился в конце 1960-х гг., когда пришедшая к власти Социал-христианская партия (КОПЕЙ) провела ряд важных преобразований. Была национализирована газовая промышленность (1971 г.), на 60% повышены налоги на прибыли иностранных компаний от эксплуатации нефтяных месторождений, денонсирован торговый договор 1939 г. с США.

Следующее правительство партии Демократическое действие (1974-1979 гг.) продолжило начатые реформы уже в стратегических отраслях, национализировав в 1975 г. железорудного промышленность, а год спустя - нефтяную. Созданная в 1976 г. государственная нефтяная компания "Петролеос де Венесуэла" ("Петровен") стала ведущей компанией в стране, одной из крупнейших в мире (уступала только саудовской Арамко) (3).

Все последующие события в стране при наличии ряда партий и движений, но фактическом функционировании двухпартийной системы так или иначе связывались с деятельностью "Петровен". Это обусловлено тем, что нефтяная промышленность - стержневая в экономике, она обеспечивает половину доходов государства, на нее приходится главная часть экспортных и бюджетных поступлений, по существу, нефть определяет состояние национальных финансов, являющихся кровеносной системой страны.

Период 1980-1990-х гг. был пронизан разного рода противостояниями между сторонниками либеральной глобализации (латифундисты, крупная буржуазия, иностранные инвесторы) и приверженцами самостоятельного, национально-ориентированного курса.

Аграрный вопрос. Одна из коренных слабостей Венесуэлы заключается в нерешенности аграрного вопроса, пренебрежении властных структур к состоянию сельского хозяйства, которое и поныне остается одним из важных системных опор как в промышленно-средних, так и в индустриально-крупных странах. Немалая государственная поддержка (административная и финансовая) помогает социально-политической устойчивости даже таким мировым центрам, как США, Франция, Япония и некоторым другим.

Иное дело Венесуэла. Сосредоточение внимания на нефтедобыче и горнорудном сырье создавало серьезные перекосы в общественно-экономическом развитии страны. Крупное, латифундистко-помещичьего типа землевладение порождало три нежелательных социально-экономических явления - постоянное бегство сельского населения в города, ограниченную номенклатуру производимых культур, необходимых для потребления и промышленных целей, и, что особенно опасно, распространение наркоторговли.

Накануне Второй мировой война в венесуэльской деревне проживало 75% экономически активного населения, в конце 1990-х гг. - чуть более 10%; тогда на каждого горожанина приходилось три крестьянина, ныне на одного крестьянина приходится семь горожан. В сельской местности бедность переходит из поколения в поколение, порождая социальную нестабильность. Но и в городах, где слабо развиваются обрабатывающая промышленность и инфраструктура, растет маргинализация населения. Проводившаяся в 1980-1990-х гг. либеральная политика не только не улучшила положение, но в ряде случаев осложнила его, о чем свидетельствовали многочисленные забастовки.

Слабость и где-то отсутствие целенаправленной политики в аграрном секторе, которая могла бы расширить круг производимой для внутреннего использования и на экспорт полезной и рентабельной продукции и тем самым увеличить занятость в деревне, явилась одной из причин развития наркобизнеса. Этому виду разрушительной деятельности способствовало также соседство с Колумбией, откуда исходили импульсы "наркодемократии", а также тот факт, что индейцы издавна использовали наркосодержащие растения как утоляющего голод и боль средства.

В условиях либерального рынка постепенно сокращалось производство молока, кукурузы, сорго и большинства масличных культур, поскольку, как отмечалось в деловых кругах, "есть другие страны с большими сравнительными преимуществами" (4)..Внимание все более сосредоточивалось на овощах, мясе и тропических фруктах, остальные виды продукции, в том числе и ранее экспортируемые, начали ввозиться из-за рубежа в русле якобы более выгодной ориентации.

В сельском хозяйстве стали укрепляться иностранные компании, например принадлежащие Рокфеллерам, некоторые из которых помимо крупных пастбищ и своих дорог владели и собственными аэропортами. Стоит отметить, что либеральные перемены в стране происходили на основе рекомендаций МВФ, главного международного финансового координатора. В соответствии с ними были ограничены регулирующие действия государства, введена свобода передвижения для иностранного капитала, начат процесс приватизации госсобственности.

Кризис либеральной модели. Идеи рыночного либерализма получили в Венесуэле развитие в конце 1980-х гг. (программа экономических реформ была согласована и подписана с МВФ в 1989 г., позднее, чем во многих странах региона). И трудности, связанные с либеральной моделью, здесь возникли раньше других.

В середине 1990-х гг. в стране разразился самый острый в ее истории финансовый кризис (5). Падение ВВП, нарастание инфляции, грозившей перерасти в гиперинфляцию, бюджетный дефицит, достигавший 7% ВВП, крупный отток за рубеж капиталов - все это подрывало экономическое развитие, препятствовало деловым расчетам и прогнозированию. На обслуживание увеличивающегося внешнего долга, достигшего 32 млрд. долл. (четвертого по величине в регионе), требовались новые заимствования. Большое недовольство в предпринимательских кругах вызывали высокие процентные ставки (до 70% годовых), затруднявшие внутренне инвестирование. Расцветал черный рынок, раскручивавший инфляционную спираль и подпитывавший криминальный сектор.

Распространение модели рыночного либерализма ухудшало не только экономический, но и политический климат. Болезненной язвой стала коррупция, достигавшая самих высот власти. Генеральный прокурор предъявлял обвинения в коррупции даже президентскому окружению. Возраставшая коррупция свидетельствовала о моральном сбое в обществе.

Политический кризис в немалой степени подогревался ростом "отмывания" денег, полученных от наркоторговли, незаконной продажи оружия и прочей контрабанды (6). Страна превращалась в один из региональных центров наркобизнеса (перевалочный пункт в США и Западную Европу), чему способствовали расширявшаяся система свободного товарообмена, открытость для перемещения иностранного капитала и отсутствие санкций для виновных в подобном криминале.

В забастовочно-манифестационное движение включалась интеллигенция - инженеры, профессора, учителя, студенчество - недовольная своим положением, общим упадком в стране, ростом безработицы. Среди безработных 45% составляли лица моложе 24 лет, свыше 400 тыс. юношей от 15 до 24 лет нигде не работали и не учились (7). Следствием вынужденной незанятости являлось увеличение преступности.

Происходила перегруппировка сил в рабочей среде, где формировалась рабочая аристократия, поддерживавшая новые тенденции. Ослабевали позиции нефтяников как передового отряда национальных преобразований. Претерпевала изменения структура государственного сектора, часть которого стала обслуживать интересы местной олигархии и ТНК. В стране росли хозяйственно-политическая разобщенность и общая социальная дезинтеграция.

В ходе протестного движения выдвигались призывы пересмотреть действующую политику ("мы - не Саудовская Аравия"), поскольку все более явственным становилось то, что страна слишком зависит от колебания цен на "черное золото", и поэтому необходимо диверсифицировать источники поступления валюты (8). В деловых кругах высказывалась потребность заменить несправедливый налог на добавленную стоимость подоходным налогом. Тревогу вызвали появившиеся в нефтяной сфере американские компании. В обществе получило хождение мнение о целесообразности проведения актов национализации, в том числе в банковской системе, введения механизма контроля и регулирования, о необходимости перестать быть "рентной" страной.

Венесуэла, потенциально считавшаяся одним из самых богатых государств в регионе благодаря крупным доходам от продажи нефти, столкнулась с рядом "колючих" проблем. Граждане страдали не только от высокой стоимости жизни, растущей дороговизны, но и от незащищенности, отсутствия личной безопасности. Понятным становится низкий уровень доверия к политическим деятелям, к властям вообще. В 1992 г. были две попытки государственного переворота (впервые после 1958 г., когда произошел военный переворот). В 1993 г. парламент отстранил от власти президента страны на основе обвинения его в коррупции Верховным судом страны.

Закономерно, что призывы властей заключить в таких условиях пакт солидарности не находили отклика (9). Ведь это происходило в стране, где половина граждан проживала ниже черты бедности. В конце 1970-х гг. Венесуэла находилась на первом месте в Латинской Америке по доходу на душу населения (10). Через два десятилетия она откатилась на десятое место и набиравшие оборот процессы показывали дальнейшее ухудшение.

Либеральный курс превратил Венесуэлу в заложницу "черного золота", запустившую остальные аспекты развития. Намерение решить экономические проблемы шоковыми методами, рекомендованными МВФ, обернулись закреплением 90% национальных богатств в руках 10% элитарно-олигархического слоя. На подъем социального протеста власти ответили насилием. Стало очевидным, что страна нуждалась в новой стратегии развития.

Новый руководитель страны. В неспокойные, конфликтные 1990-е гг. на политической арене появилась фигура Уго Рафаэля Чавеса, офицера, выходца из семьи учителей (1954 г. рождения). Его предки были участниками гражданских войн XIX и XX столетий и выступали на стороне демократов-преобразователей (дед в 1914 г. находился среди инициаторов антидиктаторского восстания). В 1992 г. Уго Чавес принял участие в попытке госпереворота и оказался в заключении. После освобождения в 1994 г. он переходит к ненасильственным, легитимным формам перемен и создает "Движение V республики". В его программе было намерение строить капитализм "с гуманным лицом", он не сторонник чисто социалистической модели, но и не вступит на дорогу "дикого капитализма", считает себя убежденным демократом.

В 1998 г. с большим перевесом Уго Чавес побеждает на президентских выборах и приступает к обязанностям главы государства. По Конституции Боливарийской республики (С. Боливар - герой периода Освободительной борьбы XIX в.), текст которой был принят на всенародном референдуме в 1999 г., на место двухпалатного парламента приходит, как и в ряде демократических стран, однопалатная Национальная ассамблея (11). Согласно новому уставу срок пребывания президента у власти удлиняется с 5 до 6 лет. Старая политическая элита отодвигается на второстепенные политические позиции, но она сохраняет сильные экономические рычаги.

В соответствии с новой конституцией в 2000 г. происходило переизбрание всех ветвей власти и У.Чавес закрепился на посту главы государства. Цитируя Линкольна, Монтескье, Наполеона и Библию, используя поэзию и поговорки, в то же время говоря простым языком, этот харизматический лидер снова стал напрямую еженедельно обращаться к народу (воскресная передача по радио и телевидению "Алло, президент! "). Из-за многочисленных вопросов это общение может длиться несколько часов (схожие программы существуют в Бразилии и Мексике).

Новому президенту досталось нелегкое наследство, он взвалил на свои плечи бремя руководителя погрязшей в многостороннем кризисе страны. Происходило массовое закрытие мелких и средних предприятий. Инфляция превышала 30%-ный уровень и была одной из самых высоких в регионе. Бюджетный дефицит составлял 9% ВВП, треть его шла на погашение основной части внешнего долга и выплат по нему процентов. Государственный аппарат действовал неэффективно, почти повсюду царствовала коррупция. Открытая безработица превышала 15%, что порождало высокую преступность, общую социальную напряженность, общую социальную напряженность. Ко всему этому стоит добавить, что цены на нефть в тот период имели понижательную тенденцию. Ясно, что задачи перед лидером страны стояли не менее сложные, чем в период борьбы за президентское кресло, тем более что внутренняя и внешняя оппозиция не ослабляла своих усилий. Особое ее недовольство вызвало заявление президента в декабре 2001 г. в парламенте национализировать те банки, местные или иностранные, которые нарушают конституции или законодательство.

В апреле 2002 г. в подобной обстановке произошел государственный переворот и законно избранный президент был отстранен от власти. Не желая кровопролития, он не оказал сопротивления. Находясь в заточении, У. Чавес продолжал считать себя руководителем страны, и через несколько дней верные ему армейские части вернули его в президентский дворец "Мирафлорес".

В число своих главных целей глава государства поставил борьбу с нищетой. И это не покажется удивительным, если учесть, что в богатой ресурсами стране ("Саудовская Венесуэла") основная масса населения оставалась бедной. А социальная политика вещь весьма дорогостоящая, на ней в начале нашего столетия стали спотыкаться даже такие авангардные страны Евросоюза, как Германия и Франция (12). Если в ЕС социальные дотации оказались не под силу устоявшимся демократиям и они стали урезаться, то в нестабильной Венесуэле они начали расширяться.

В условиях внутренней конфликтности и неустойчивости конъюнктуры мирового нефтяного рынка в целях выполнения намеченных сложных целей в 2002 г. был создан фонд макроэкономической стабильности, который формировался на основе поступлений от нефтяной деятельности. В дальнейшем правительством У. Чавеса было решено, что треть своих инвестиций государственная нефтяная промышленность в 2004 г. будет ассигновать на финансирование социальных проектов (образование, здравоохранение, инфраструктура). Для этого в мае 2004 г. был образован специальный нефтяной фонд, куда, в частности, должны направляться "ценовые излишки" от повышения нефтяных экспортных доходов (13). В результате уровень минимальной заработной платы повысился на 30%.

Несмотря на существующие трудности, немалое внимание уделяется общим расчетам национального масштаба, экономическим новшествам и прогнозированию как фактору, способному придать развитию предсказуемый характер. Свидетельством понимания значимости интеллектуальных ресурсов, нематериальных активов для современного роста может служить действие в стране министерства планирования и министерства науки и технологии. Серьезное внимание уделяется социальной структуризации. В 2003 г. был обнародован Чрезвычайный план развития мелких и средних предприятий, главной целью которого было создание новых рабочих мест (его предполагалось ввести в 2002 г., но помешал госпереворот).

Уго Чавес пришел к власти на волне обещаний улучшить жизнь населения страны, где две трети составляют метисы и сохраняются группы особенно обездоленных индейцев. Социальную дезинтеграцию подпитывало огромное имущественное расслоение и, что особенно опасно, высокий уровень безработицы. Гражданская мина замедленного действия - большие массы незанятых, как бы отвергнутых обществом людей. Отсюда криминалитет, разрыв личностно-семейных связей, недоверие к властям, особый вид социальной оппозиции.

Венесуэла оказалась в лабиринте сложных общественно-экономических проблем. Обнаружилось, что ей нужны не только и не столько высокие темпы роста производства, сколько социальная интеграция, без которой трудно обеспечить условия для общей экономической безопасности страны. Делая ставку на поддержку обездоленных, незащищенных слоев населения, президент рассчитывал на повышение уровня национальной устойчивости и безопасности.

Подобный курс, ранее неизвестный стране, требует немалых средств, что неизбежно сказывается на экономических итогах, тем более что новому курсу активно противодействуют не только традиционные элитарные группы, но и часть предпринимательских кругов, верхушечные слои профсоюзов, офицерского состава армии и даже католической церкви.

По социально-демократической, народной перестановке, коренной проблеме страны общество в Венесуэле раскололось на две части, а это питает разного вида противостояния. Президента обвиняют в неумелом руководстве экономикой, хотя экономику лихорадит больше всего социально-экономическая конфронтация. Одним из негативных импульсов может служить призыв оппозиционного лидера предпринимателей не платить налоги ("налоговое неповиновение"), кстати, осужденный Генеральной прокуратурой страны. Ведь без здоровой налоговой системы не может быть здоровой экономики. Скорее оппозиция, а не новые реформы разоряют страну. Определенным кругам предпринимателей не нравится контроль государства над ценами на продовольственные продукты и товары первой необходимости, а также обменом иностранной валюты в целях приостановки ее утечки. Крупные предприниматели, связанные с внешним рынком, хотели бы отмены регламентации валютного рынка, который сдерживает опасный отток финансовых ресурсов за границу. Они игнорируют, что большинство стран мира упорядочивают выплату иностранной валюты в рамках свободного обмена, например, Евросоюз, Бразилия, Чили и др.

Традиционные рыночники высказываются против экономически нерентабельных и малорентабельных, но весьма выгодных в социальном отношении предприятий, являющихся важным источником занятости. Бизнесмены, чиновники недовольны позицией руководителя страны по земельному вопросу. Они хотели бы, чтобы он применял силу (национальную гвардию) против лиц, самовольно захватывающих пустующие земли.

Между тем аграрный вопрос относится к числу старейших и острейших в стране, где до сих пор существуют латифундии в 5 тыс. га с большими массивами пустующих земель. Пакет реформ, провозглашенных в конце 2001 г., содержал и закон о земле, предусматривающий ввод в оборот неиспользуемых площадей путем переговоров властей и собственников. По мнению У. Чавеса, "там, где есть латифундии, где существуют пустующие земли, туда должна направляться рука государства. Наступит день, когда мы перестанем импортировать сою, молоко, мясо, поскольку мы располагаем землей, оборудованием, трудом, технологией и капиталом" (14).

В вину главе государства оппозиционеры, внутренние и внешние, ставят установление дружеских отношений с Кубой, самостоятельный подход в контексте региональной интеграции, создания Всеамериканской зоны свободной торговли и др.

Сложный деловой партнер. С начала промышленной разработки нефти главным торговым партнером Венесуэлы стали США, оттеснившие слабевшую Великобританию. Связи с местными олигархическими группами, использование торгово-договорной практики, поддержка оппозиции и ряд других мер помогали северному гиганту сохранять подобное лидерство. Ныне Венесуэла входит в число главных поставщиков нефти на американский рынок - четвертое место после Саудовской Аравии, Канады и Мексики, обеспечивая 14% импорта США (в прошлом иногда обгоняла Мексику). Возможно, именно благодаря этому данные отношения традиционно отличаются немалой напряженностью.

Первое крупное осложнение отношений между двумя странами во второй половине ушедшего столетия произошло в 1960 г., когда была создана международная нефтяная организация ОПЕК. Венесуэла сразу стала членом этого влиятельного объединения (треть мировой добычи), где ведущую роль заняла Саудовская Аравия, главный поставщик нефти в США (по добыче нефти Венесуэла находится в ОПЕК на третьем месте). Значимость Венесуэлы определяется тем, что она является единственным немусульманским членом организации, оказывающей существенное воздействие на мировой нефтяной рынок, не раз "высекавшей искры" в переговорах с супердержавой. Близко расположенная нефть - осевая причина притяжения ресурсной страны, вместе с тем это и фактор комплекса возникающих сложностей. Достаточно сказать, что на рынок США направляется 45% всего экспорта Венесуэлы, главным образом нефти.

Второй заметный узел напряженности между двумя странами возник в середине 1970-х гг., когда после многих лет попыток Венесуэле удалось взять под государственный контроль главную стратегическую отрасль страны -нефтяную. Это был второй болезненный удар для США после национализации в 1938 г. нефтяной промышленности в Мексике, главном латиноамериканском поставщике.

Третий этап "колючих" отношений был сопряжен с приходом к власти в конце 1990-х гг. "неудобного" национал-реформатора У. Чавеса. Новый президент сделал немало шагов, неприятных для США. Так, в противовес более чем 40-летней торговой блокаде Кубы, нанесшей этой стране болезненный ущерб в экономической и социальной жизни, Венесуэла стала поставлять ей остро необходимую нефть (15). Тем самым был нанесен чувствительный удар престижу супердержавы, особенно неприятный в ее ближайшем тылу. Следует отметить и такой аспект: в Венесуэле существуют значительные группы коренного индейского населения. Северный гигант навязывает чуждые или моральные и потребительские нормы.

Вопреки прежней, во многом односторонней ориентации в сторону северного гиганта новая власть стала расширять географию своих политико-экономических связей за пределами региона. Для этой цели, например, президент посетил Ближний Восток (Ирак, Иран), Китай и трижды Россию (побывал в Волгограде). Среди тем переговоров в России в ноябре 2004 г. были инвестиционные проекты, вопросы сотрудничества в топливно-энергетической и военно-технической областях.

Вместе с тем, несмотря на антиамериканскую риторику, нежелание быть энергетическим сателлитом США, Венесуэла выполняла (за исключением времени забастовок в отрасли) свои торговые обязательства относительно поставок нефти на американский рынок. В 2003 г. были открыты новые крупные месторождения, что делает топливно-ресурсную страну еще более значимой а широком масштабе, весьма осложняя политику северного соседа. Но емкий и близкий рынок США остается для Венесуэлы главным. Подобная ориентация, по-видимому, сохранится по крайней мере в ближайшей перспективе (16).

Региональные связи. Важное геостратегическое положение в Южной Америке (граничит с Бразилией, Колумбией и Гайаной и имеет выход к Атлантическому океану) предопределило ее активное участие в процессах региональной интеграции. В 1960 г. она стала членом первого в развивающемся мире интеграционного блока - Латиноамериканской ассоциации свободной торговли (ЛАСТ), куда вошли 10 стран Южной Америки и Мексика, ставившие целью изменение традиционных торгово-экономических связей по линии центр-периферия.

Желание пойти дальше по пути преобразований побудило пять стран -Чили, Венесуэлу, Колумбию, Эквадор и Боливию - создать в 1969 г. свою Андскую группу. Через год они обнародовали "Общий режим в отношении иностранных капиталовложений, патентов, торговых марок и лицензий", призванный установить контроль за деятельностью зарубежных компаний и обеспечить национальному капиталу приоритетное участие в ключевых отраслях экономики. После выхода из этого блока в 1976 г. Чили из-за военного переворота ведущая роль в группе стала принадлежать Венесуэле.

Общее понимание, что стоящие перед странами сложные проблемы не могут быть решены по отдельности, наличие единого языка (в отличие от, например, Евросоюза) предопределили динамизм группы. В результате предоставления взаимных уступок внутризональная торговля пяти стран (новым членом стала Перу) заметно расширились, усилилось движение капиталов, рабочей силы и услуг. В 1993 г. в рамках группы была создана зона свободной торговли, в результате чего доля внутризональной торговли в Андской группе с 1990 по 2000 гг. возросла в экспорте с 4 до 9%, а в импорте - с 8 до 14% (17).

Андское сообщество наций (АСН - под таким названием группа стала выступать с 1997 г.), добившись немалого прогресса в своей деятельности, выразила намерение осуществлять ее по типу Евросоюза. Была поставлена задача сформировать в 2005 г. общий рынок и дальше двигаться в направлении экономического союза. По доле внутризональной торговли Венесуэла в АСН уступала только Колумбии (18).

Участие Венесуэлы в АСН накладывает на эту богатую ресурсами страну интеграционные обязательства. В министерстве финансов страны существует специальное управление по программированию и макроэкономическому анализу, в ведение которого входит и интеграционная проблематика. По мнению руководства управления, его главная задача состоит в достижении стабильности в регионе и обеспечении в нем большей конкурентоспособности. "Наши страны имеют очень разные экономики, - говорится в одном из его заявлений. В рамках АСН имеются лишь два участника, располагающие нефтью, остальные являются в основном аграрными, т. е. объединяются страны с весьма разными экономиками. Одна может развиваться, другая -пребывать в состоянии застоя. Иными словами, то, что благоприятствует двум странам вследствие высоких цен на нефть, наносит ущерб другим из-за повышения издержек производства. Поэтому необходим процесс координации, чтобы знать, что делать в каждом конкретном случае! " (19).

Венесуэла содействовала соседям своими энергоресурсами. В свою очередь, сотрудничество с соседями помогало ей в трудные периоды получать моральную и материальную поддержку. В конце 2002 г. в страну прибыла первая партия нефти из Бразилии на основе сотрудничества двух нефтяных государственных компаний. Кстати, Бразилия является инициатором создания Единой Южно-американской энергетической системы. Крепнут отношения Венесуэлы с такой крупной обновляющейся страной, как Аргентина, (в 2003 г. президентом страны стал реформатор Н. Киршнер с его девизом "За новую этическую Аргентину"). Венесуэла поставляет ей дизельное топливо для преодоления возникшего там энергетического кризиса. В июле 2004 г. между двумя странами было заключено соглашение об энергетической интеграции, на основе которого создавалась совместная нефтяная компания "Петросур".В соглашении имеется пункт о том, что к нему могут присоединиться и другие страны Южной Америки. Оба государства договорились от активизации усилий по формированию в Латинской Америке нефтяной интеграции (20). Одновременно был заключен ряд взаимовыгодных финансовых соглашений, достигнута договоренность о создании Южно-американского банка развития.

Небольшая по площади Венесуэла стала занимать особую позицию в отношении создания в Западном полушарии Всеамериканской зоны свободной торговли (ВАЗСТ), которая возводила бы США официально главенствовать над своими соседями. В собирательной форме во этому поводу высказался президенту Чавес, заявивший о необходимости пересмотреть модель ВАЗСТ. По его мнению, следует учитывать весьма различный уровень развития договаривающихся сторон и масштаб накопленных в Латинской Америке острых социальных проблем. В противном случае государства региона окажутся в невыгодном, проигрышном положении, а посему не следует торопиться с созданием общей торговой зоны. В совместном заявлении президентов Бразилии и Венесуэлы подчеркивалась важность координации южноамериканских стран для достижения сбалансированных результатов при переговорах в рамках ВАЗСТ.

На встрече в верхах в Монтеррее (Мексика) в начале 2004 г. лидер Венесуэлы заявил, что ВАЗСТ - это не цель, а путь, что в нынешнем виде этот проект непригоден для Латинской Америки и поэтому ей нужно искать соответствующую альтернативу (21). Президент Венесуэлы выдвинул идею создания новой модели интеграции в Южной Америке, основанной на общности проблем и целей, скорейшем объединении Меркосур и Андского сообщества. Он предложил сформировать Лигу республик в качестве альтернативы американским планам интеграции. Что касается ВАЗСТ, то президент предложил отложить на десять лет подписание соответствующего соглашения.

Страны региона с вниманием следят за развитием событий в Венесуэле. Из Бразилии и некоторых карибских государств на венесуэльский рынок в трудные для страны периоды поступал ставший дефицитным бензин, из Колумбии и Доминиканской республики шли молочные продукты и рис. В начале 2003 г. по инициативе Бразилии была создана Группа друзей Венесуэлы, куда вошли представители Чили, Мексики, Испании, Португалии и ряда других стран.

В середине 2004 г. Венесуэла выразила желание присоединиться к крупнейшему южно-американскому блоку Меркосур (Бразилия, Аргентина, Уругвай, Парагвай) в качестве ассоциированного члена. В том же статусе там уже находятся Чили, Перу и Боливия, объединенные стремлением противостоять нежелательному давлению со стороны могущественных центров (22). В роли наблюдателя в блоке стала Мексика, фундамент самостоятельности этих разных по территории и потенциалу стран укрепился, когда в октябре того же года в Уругвае президентом стал Т. Васкес, представитель левых сил.

Беспокойные годы. Новое столетие, "черный сентябрь" 2001 г. практически обозначенный в мировом хозяйстве как начало нового сложного социально-политического цикла, были трудными и в Венесуэле. Возросшее противостояние относительно стратегии развития страны нашло отражение в государственном перевороте, осуществленном оппозицией в апреле 2002 г. Президент был отстранен от власти. Находясь вне пределов столицы и лишь под сильным контрдавлением его сторонников, он вскоре вернулся к своим обязанностям. Однако конфронтация на этом не закончилась: забастовки продолжались, причем последняя, четвертая в том году, длилась более месяца и перекинулась на следующий год. Поэтому неудивительно, что в 2002 г. падение ВВП составило 9% (больше было только в Аргентине и Уругвае).

Трудности усугублялись тем, что группа чиновников из "Петровен" присоединилась к саботажникам, что вызвало перебои в снабжении бензином и бытовым газом. В результате у бензоколонок, взятых под вооруженную охрану, выстраивались большие очереди. Общий спад производства было таким же и в 2003 г. Но правительство У. Чавеса выиграло у оппозиции ключевую, жизненно важную, нефтяную отрасль. В этой связи уместно отметить, что в ответ на антиконституционные демарши оппозиции сторонники У. Чавеса проводили демонстрации в его поддержку как законно избранного главы государства, что придавало силы и уверенности президенту в его противодействии консерваторам и путчистам.

Немалые перемены в жизнь Латинской Америки и Венесуэлы принес 2003 г., когда в двух крупнейших странах региона - Бразилии и Аргентине - к власти пришли национальные реформаторы. В общественно-политических кругах Венесуэлы зазвучали призывы к установлению "новой экономической модели", которая могла бы повысить качество жизни населения, обеспечить достойную жизнь человеку, чтобы развитие осуществлялось не для богатого меньшинства, а в основном для неимущего большинства.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy