Социоэкономика как актуальное основание междисциплинарной интеграции


Социоэкономика как актуальное основание междисциплинарной интеграции

Т. Заславская
академик РАН, д. э. н.,
проф. Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ
(О книге М. А. Шабановой «Социоэкономика»)

Социоэкономика открывает новое и очень важное направление взаимодействия экономической науки с другими общественными науками, родившееся под воздействием настойчивых вызовов практики, поскольку человеческий фактор (и шире — социальные ресурсы) превращается в главный источник экономического роста и развития. Конкуренция между фирмами и государствами (обществами) все больше смещается в социальное поле. Одновременно растет понимание, что собственно экономическое развитие (включая рыночные реформы в трансформирующихся экономиках) нельзя считать самоцелью — оно должно подчиняться решению социальных проблем — раскрытию, сохранению, развитию и реализации человеческого потенциала. В связи с этим становится актуальным осмысление двусторонней связи между экономическими и социальными факторами развития на макро-, мезо- и микроуровнях и возникают новые задачи перед наукой и образованием. За рубежом в последние два десятилетия социоэкономика стремительно развивается. Но, как относительно молодое междисциплинарное научное направление, она еще находится в стадии поиска своего концептуального ядра и апробирует разные версии развития. Главными водоразделами между ними служат, во-первых, характер исследуемых связей между экономическими и социальными переменными (односторонние versus двусторонние), во-вторых, акцент на экономическом подходе или подходах других общественных наук.
В противовес интенсивно развивавшейся в последние десятилетия экономической социологии, М. А. Шабанова пытается подойти к осмыслению социально-экономических проблем и процессов на междисциплинарной основе (Шабанова, 2012). Но — в отличие от междисциплинарной версии социоэкономи-ки А. Этциони (основателя Международного общества развития социоэкономики и автора его платформы-минимума) — ведущую роль отводит экономическому подходу. В то же время она дистанцируется и от амбиций экономического империализма. Словом, автор видит задачу социоэкономики в интеграции экономики и других социальные наук на базе прежде всего экономического подхода, но с учетом возможного вклада других общественных наук. Это могло бы содействовать формированию нового научного знания, позволяющего своевременно отвечать на вызовы практики и повышать эффективность управленческих решений.
Книгу Шабановой отличают системный характер и строгая, последовательная реализация замысла. Рассмотрев основные вызовы практики и обосновав базовые принципы своей трактовки отвечающей на них социоэкономики (ч. 1, гл. 1 — 3), автор посвящает отдельную главу каждому из социальных аспектов хозяйственной жизни (культурному, статусно-сетевому, социально-психологическому), осмысляя его в зеркале социоэкономики (ч. 2, гл. 4—7). При этом экономический анализ разных социальных ресурсов основан на единой логике (экономические издержки, возможности регулирования). Затем автор интегрирует социальные аспекты друг с другом и с экономическими аспектами в разработке и реализации социально-экономической политики на макроуровне (ч. 3, гл. 8 — 11) и при выработке более эффективных деловых стратегий отдельных компаний (ч. 4, гл. 12 — 13). В заключительных главах определено место социоэкономики в системе научного знания (ч. 5, гл. 14 — 15).
Поскольку потребность в развитии социоэкономики испытывает, главным образом, практика, автор предваряет содержательное обоснование этого научного направления характеристикой широкого спектра практических задач макро-, мезо- и микроуровней, относящихся к этой области науки (глава 1). Важнейшими из них для современной России она считает: оценку эффективности крупных национальных проектов (коль скоро в развитие образования и здравоохранения положен инвестиционный принцип); мероприятия по повышению рождаемости; комплексную оценку последствий введения платных услуг в ряде отраслей социальной сферы; оценку эффективности государственных расходов на бесплатные услуги и др.
Экономическая наука не должна уклоняться от оценки эффективности ни высоко затратных социальных проектов («материнский капитал»), ни таких слабо управляемых процессов, как сокращение численности населения, снижение человеческого потенциала, распад целостных сетей поселений во многих регионах страны. Поскольку в социальной сфере много проблем, а экономические ресурсы ограничены, возрастает актуальность сравнительной экономической оценки последствий деструктивных социальных процессов.
Руководители современных компаний, стремясь укрепить рыночные позиции, вынуждены постоянно проводить сравнительную оценку эффективности вложений в неосязаемые активы по сравнению с осязаемыми, а также в различные социальные ресурсы экономического преуспевания. Речь идет о совершенствовании знаний и умений работников, развитии корпоративной культуры, формировании и поддержании деловой репутации, бренда, связей с клиентами, неформальных деловых сетей, участии в социальных проектах и пр. Хозяйствующим субъектам важно знать, какие черты национальной культуры можно ослабить (или усилить) на уровне компании; в каких случаях оправданы издержки на построение той или иной корпоративной культуры; когда и при каких условиях экономически оправданы социальная активность бизнеса, инвестиции в работников и т.п.
При обосновании экономической политики важно использовать экономические оценки утраты человеческой жизни или здоровья. Этот инструмент давно используется в развитых обществах и экономиках. Он помогает стимулировать хозяйствующих субъектов мезо- и микроуровней разрабатывать методы защиты работников от несчастных случаев, своевременно инвестировать в безопасность своей продукции и услуг, в улучшение условий труда работников.
Научное объяснение этих и подобных явлений возможно лишь на системной и междисциплинарной основе. Такого подхода требует и экспертиза проектов, направленных на разработку эффективных практических мер по решению (хотя бы частичному) этих проблем. Таким образом, с учетом широких запросов практики, безотносительное друг к другу, фактически раздельное развитие экономических и социальных наук в России, как и, большинстве других стран, можно считать серьезным упущением для науки и образования. И если в чисто познавательном плане (университетские курсы) их разделение, может быть, и удобно, то в практическом — вредно. Рецензируемую книгу нужно признать весьма успешной попыткой осмыслить эту проблему и наметить пути ее решения.
Проанализировав содержание актуальных практических запросов власти, бизнеса и населения, автор так обосновывает предметное поле социоэко-номики: «Социоэкономика изучает характер и закономерности двусторонних связей между экономическими и социальными аспектами воспроизводства разных систем (от фирм и домохозяйств до общества в целом) и пытается дать (там, где это возможно и необходимо) экономическую оценку этим связям на основе, во-первых, сопоставления широко понимаемых затрат и результатов и, во-вторых, учета определенных социальных ограничений» (Шабанова, 2012. С. 39). Широко понимаемые затраты и результаты включают как экономические, так и социальные издержки и выгоды, причем социальным, по возможности, дается экономическая оценка.
Подчеркну, что в отличие от доминирующих в экономической науке направлений социоэкономика не предполагает, что люди непременно стремятся оптимизировать свое поведение с точки зрения соотношения затрат и результатов. Она «дает экономические оценки последствиям реальных экономических и социальных решений людей независимо от того, стремились ли они к экономической оптимизации или нет (и насколько преуспели на этом пути). Но (!) делает это социоэкономика с тем, чтобы акторы самых разных уровней (и прежде всего лица, принимающие управленческие решения) могли, обнаружив неиспользуемые резервы, скорректировать свои стратегии и направить ограниченные ресурсы (экономические и социальные) в более эффективное русло» (Шабанова, 2012. С. 40). Обосновав продуктивность такого понимания социоэкономики для выявления незадействованных социальных источников экономического развития, с одной стороны, и недостаточно используемых экономических ресурсов социального развития — с другой, автор характеризует, во-первых, базовые принципы этой версии социоэкономики (гл. 2) и, во-вторых, ее особенности (гл. 3). Социоэкономика базируется на следующих принципах.
  1. Системный подход как основа методологических позиций: любой социально-экономический объект представляется как целостная открытая система, экономические и социальные аспекты функционирования (развития) которой тесно связаны друг с другом, но в то же время наделены собственной логикой изменения (развития) в пространстве и времени.
  2. Учет двустороннего характера связи между экономическими и социальными аспектами жизнедеятельности.
  3. Использование экономических оценок изучаемых связей, социальных процессов и явлений.
  4. Признание социального характера экономического действия: наряду с эгоистическими интересами, учитываются морально-культурные, социо-структурные и другие аспекты индивидуального выбора.
  5. Акцент на экономическом подходе к экономически релевантным и экономически обусловленным социальным процессам и проблемам на фоне междисциплинарности научных позиций (экономический подход не единственный, но обязательный).
  6. Установка на использование результатов теоретических построений при выработке практических рекомендаций.
Автор логично и убедительно обосновывает важность реализации этих принципов для формирования научного знания, своевременно и адекватно реагирующего на актуальные практические запросы. В подтверждение своей позиции Шабанова приводит веские аргументы, опираясь на широкий круг зарубежных и отечественных исследований. Это помогает экономистам и представителям других социальных наук лучше понять друг друга.
Четкое определение базовых принципов социоэкономики позволяет обозначить проблемы, которые могут возникнуть при диалоге между экономистами и представителями других наук на этом междисциплинарном поле. Назову, на мой взгляд, важнейшие.
  1. Системное и многоаспектное представление о предмете (объекте) исследования, на котором базируется социоэкономика, позволяет воспринимать реальность более полно. Однако «цена» этого — более «мягкая» и менее точная методология по сравнению с «жесткой» методологией сугубо экономической парадигмы (Корнай, 2002. С. 12). Судя по инструментам анализа, социоэкономика не может не использовать математические методы, но они здесь не самоцель, а средство решения прагматических задач. Их отсутствие или несовершенство не должно препятствовать проведению актуальных для формирующегося направления концептуальных и методологических исследований, выдвижению новых идей, которые на первых порах могут не поддаваться формализации (Шабанова, 2012. С. 511). Наблюдая доминирующие тенденции в современной экономической науке, последнее обстоятельство может заметно (но неоправданно!) снижать активность экономистов на междисциплинарном поприще. Остается надеяться, что взаимопонимание будет расти, а быстрое совершенствование математического аппарата приведет к сокращению времени между возникновением запроса на формализацию и его удовлетворением.
  2. Другая потенциальная проблема связана с признанием (или непризнанием) социального характера экономического действия. Поскольку социоэкономика исследует реальные закономерности экономической жизни, она приближается к социологии (и отчасти — психологии), одновременно отдаляясь от доминирующего в экономической науке подхода. Правда, на стадии оценки экономических последствий реальных массовых действий социоэкономика может абстрагироваться от того, «движут ли индивидами эгоистические или культурные стремления, находятся ли эти цели в конфликте друг с другом или нет, какое влияние на индивидуальный выбор оказывают представители высокоресурсных групп и пр.» (Шабанова, 2012. С. 72—73). Однако если требуется использовать результаты исследований для разработки практических рекомендаций, без этой предпосылки реализовать прикладную функцию социоэкономики проблематично.
  3. Еще одна проблема связана с особой ролью экономического подхода. Причем она очевидно проявляется в неэкономическом и менее очевидно — в экономическом сообществе. Акцентирование экономического подхода в данной версии социоэкономики определяется обстоятельствами разной природы:
    • стремлением там, где это возможно и целесообразно, производить экономические оценки социальных процессов и явлений, двусторонних связей между экономикой и социумом;
    • активным обращением к аппарату экономической науки в поисках более эффективных управленческих воздействий на макро-, мезо- и микроуровнях;
    • как следствие, сочетанием двух значений термина экономический — субстанционального (материального, содержательного) и формального, которые могут находиться в весьма отдаленном отношении друг от друга (Поланьи)1 (Шабанова, 2012. С. 74). Первые два обстоятельства могут снижать готовность к диалогу неэкономистов, а последнее — части экономистов.
Обращение к инструменту экономических оценок изучаемых связей, социальных процессов и явлений имеет для социоэкономики особое значение — и научное, и прикладное. Первое позволяет более глубоко осмыслить характер и закономерности двусторонних связей между экономическими и социальными аспектами воспроизводства (развития). Второе помогает: повысить прозрачность и эффективность управленческих решений; защититься от импровизаций той части бюрократии, которая руководствуется частными интересами; обеспечить передовых управленцев разных уровней информацией о масштабах тех или иных проблем, о сравнительных преимуществах разных вариантов, чтобы они смогли своевременно принять грамотные управленческие решения; повысить уровень массового осознания той или иной проблемы (Шабанова, 2012. С. 65).
Между тем неэкономисты, как правило, не доводят свои построения до экономических оценок социальных явлений и процессов, в лучшем случае оставаясь индифферентными к ним, а в худшем — отторгая их возможность и полезность. Даже когда социологические или социально-психологические исследования экономически релевантных социальных процессов и явлений вплотную подводят к возможности их экономической оценки прямыми или косвенными методами, они остаются вне поля зрения неэкономистов. Так, изучая способы, посредством которых культура облегчает или затрудняет различные виды экономической деятельности (а также способы, посредством которых экономическое поведение ведет к изменению культурных символов) (Смелсер, 1972. С. 200), социологи не интересуются сопоставлением затрат и результатов, связанных с учетом (или игнорированием) культурных факторов и ограничений. Их вряд ли заинтересует «цена» такой культурной нормы россиян, как низовая солидарность против властей. А между тем с ней сопряжены как дополнительные затраты компаний на осуществление вертикального контроля, так и большие потери городских бюджетов из-за неуплаты налогов от сдачи жилья в аренду на фоне «молчаливой солидарности» со стороны соседей.
Аналогично обстоят дела с центральным для социологов направлением исследований — качеством социальной структуры. Социологи интересуются «объяснением вариаций в социальной структуре экономической деятельности и вариаций в поведении, связанном с социальной структурой» (Смелсер, 1972. С. 189). Социоэкономисты исследуют: как статусные ресурсы влияют на логику экономического поведения, изменяя соотношение затрат и результатов экономических акторов — носителей разных статусов; как дифференцируются цели, объем и структура доступных ресурсов и значимых благ; уровень необходимых издержек (затрат, усилий); строгость санкций за нарушение формально-правовых норм экономической деятельности и пр.
Многие социальные проблемы (особенно в развивающихся и трансформирующихся обществах) возникают при обращении социоэкономики к экономическим оценкам человеческой жизни и частичной утраты здоровья как важному инструменту социально-экономической политики (СЭП). В рецензируемой книге этому вопросу посвящена отдельная глава. Обобщив мировой опыт, Шабанова показывает, как использование этого инструмента СЭП может заставить управленцев (чиновников, бизнесменов, менеджеров разных отраслей и компаний) считать «сбережение людей» важнейшей социальной целью развития современного общества (Шабанова, 2012. С. 372 — 402).
Социоэкономика стремится органически сочетать два значения «экономического» — современное формальное и господствовавшее в экономической науке до 30-х гг. XX в. «материальное», поддерживаемое ныне рядом альтернативных мейнстриму направлений. Без этого осмысление двусторонних связей между экономическими и социальными аспектами жизнедеятельности (в том числе и на основе экономического подхода), на мой взгляд, было бы неоправданно усеченным. Автор справедливо отмечает, что достигнутый уровень экономического развития (материальное значение термина экономический) в значительной степени определяет характер актуальных социальных задач (целей), средства и условия их достижения, социальные принципы (императивы, ограничители), закладываемые в экономическую логику. Но при данном уровне национального богатства экономические ограничения социального воспроизводства могут быть разными, что повышает важность выбора наиболее эффективных управленческих стратегий {формальное значение термина экономический) (Шабанова, 2012. С. 74—77).
Преодоление этих барьеров и проблем по силам лишь системно мыслящим аналитикам и управленцам, мощным и целостным коллективам менеджеров, экономистов и социологов. Особенно важно это для нового поколения ученых, готовых направить свои усилия на решение актуальных научных задач на стыке экономики с другими социальными науками (социологией, демографией, социальной статистикой). Нуждается в нем и новое поколение аналитиков и эффективных менеджеров.
Серьезный (если не решающий) вклад в снижение междисциплинарных барьеров могло бы внести университетское образование. В настоящее время в университетском экономическом образовании повсеместно доминирует неоклассика. Преподавание смежных дисциплин на «непрофильных» факультетах редко сопровождается специальными усилиями по интеграции этого знания в систему компетенций будущих профессионалов (как экономистов, так и представителей других направлений обществоведения). Неслучайно впоследствии они, как правило, не задумываются над ограниченностью позиций своих дисциплин и мало готовы к сотрудничеству с представителями других наук.
В связи с этим самое время сказать, что рецензируемая книга — это не только научная монография, но и очень интересный, тщательно разработанный учебник. Шабанова с 2004 г. с большим успехом читает курс социоэкономики на нескольких факультетах НИУ «Высшая школа экономики». Этот курс со студенческих лет формирует у будущих аналитиков, управленцев и ученых широкий системный и многоаспектный взгляд на процессы развития экономики и общества, готовность к диалогу с представителями смежных наук, умение генерировать новое знание. Особую актуальность рецензируемой книге придает широкий методический комплекс: развернутая программа курса, список рекомендуемой литературы, методики деловых игр, интересные задания на дом и темы эссе, а также описание опыта интеграции курса в учебный процесс студентов-экономистов. Если преподаватели экономических и социальных дисциплин освоят содержание этой увлекательной книги, они смогут эффективно использовать ее обширную, тщательно проработанную и многократно проверенную на практике методическую часть и самостоятельно читать соответствующий курс.
Убеждена, что только рождающуюся, но очень актуальную и увлекательную социоэкономику нужно интенсивно развивать и преподавать новому поколению экономистов. Выход в свет рецензируемой книги положил начало этому процессу. Она доставит интеллектуальное удовольствие преподавателям и студентам, экономистам и социологам, социальным психологам и демографам, менеджерам компаний и руководителям государственных и муниципальных образований. Ведь современная практика выработки управленческих решений может быть эффективной только при условии органичного соединения экономического и социального аспектов развития. В силу множества практических вызовов современности социоэкономика буквально обречена на развитие.

1 «„Материальный" характер удовлетворения потребностей задан независимо от того, стремимся мы максимизировать или нет, а максимизация дана независимо от того, являются ли средства и цели материальными или нет» (Поланьи, 1999. С. 503).
Список литературы

Корнай Я. (2002). Системная парадигма // Вопросы экономики. № 4. [Kornai J. (2002). System Paradigm // Voprosy Ekonomiki. No 4.]
Поланьи К. (1999). Два значения термина «экономический» // Неформальная экономика: Россия и мир / Под ред. Т. Шанина. М.: Логос. [Polanyi К. (1999). The Two Meanings of Economic // Informal Economy: Russia and the World / T. Shanin (ed.). Moscow: Logos.]
Смелсер H. Дж. (1972 [1963]). Социология экономической жизни // Американская социология. Перспективы, проблемы, методы. М.: Прогресс. [Smelser N. J. (1972 [1963]). The Sociology of Economic Life // American Sociology. Prospects, Problems and Methods. Moscow: Progress.]
Шабанова M. A. (2012). Социоэкономика (для экономистов, менеджеров, госслужащих): Уч. пос. М.: Экономика. [Shabanova М. А. (2012). Socio-economics (for Economists, Managers, Civil Servants): A Textbook. Moscow: Economika.]
Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy