Миграционные процессы в социально-экономическом развитии Дальнего Востока


Миграционные процессы в социально-экономическом развитии Дальнего Востока

Мотрич Е.Л.
Найден С.Н.

Дальний Восток - важный геополитический и стратегический регион РФ, обеспечивающий реализацию ее интересов в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). Протяженность границ региона составляет 23 тыс. км, его соседями являются бурно развивающийся Китай, оппозиционно настроенные США, а также сохраняющая территориальные претензии Япония. Мониторинг ситуации в демографическом поле Дальнего Востока важен для обеспечения устойчивого социально-экономического развития государства и его национальной безопасности.

К началу 2014 г. в Дальневосточном федеральном округе (ДФО) проживали 6,22 млн. чел., что примерно соответствует уровню 40-летней давности (1974 г.), когда в регионе было зарегистрировано 6,3 млн. чел. Уменьшение числа жителей за 19912013 гг. составило 22,7% - 1,83 млн. чел., т.е. больше, чем в настоящее время проживает в Хабаровском крае и Сахалинской области вместе взятых (табл. 1)2.

Таблица 1

Динамика численности населения в дальневосточных субъектах РФ, тыс. чел.

Регион

Численность населения

Динамика численности населения за период 1991-2013 гг.

на 1 янв. 1991 г.

на 1 янв. 2014 г.

тыс. чел.

%

ДФО

8056,6

6226,6

-1830,0

-22,7

Республика Саха (Якутия)

1108,6

954,8

-453,8

-13,9

Камчатский край

472,8

319,9

-152,9

-32,3

Приморский край

2299,6

1938,5

-361,1

-15,7

Хабаровский край

1619,7

1339,9

-279,8

-17,3

Амурская область

1073,7

811,3

-262,4

-24,4

Магаданская область

384,5

150,3

-234,2

-60,9

Сахалинская область

717,5

491,0

-226,5

-31,6

Еврейская автономная область

231,0

170,4

-60,6

-26,2

Чукотский автономный округ

149,2

50,5

-98,7

-66,2

За постсоветский период во всех субъектах ДФО в большей или меньшей степени произошло уменьшение численности населения, при этом наиболее значительное - в северных субъектах ДФО: от 32,3% в Камчатском крае до 66,2% в Чукотском АО. В общем сокращении численности населения за 1991-2013 гг. 11,6% составила естественная убыль и 88,4% - миграционный отток (табл. 2). Такого сокращения численности населения за этот период не произошло ни в одном из федеральных округов России.

Таблица 2

Составляющие динамики численности населения в ДФО, тыс. чел.

Показатель

1986-1990 гг.

1991-1995 гг.

1996-2000 гг.

2001-2005 гг.

2006-2010 гг.

2011-2013 гг.

Прирост (+), убыль (-)

+413,0

-696,6

-253,0

-560,0

-262,1

-58,3

в том числе за счет







естественного движения

+393,7

+14,7

-91,7

-112,8

-35,9

+12,4

миграции

+19,3

-711,3

-161,3

-447,2

-226,2

-70,7

Интенсивное сокращение численности населения в регионе негативно отражается на демографическом и трудовом потенциале территории: Республика Саха (Якутия) за 1991-2013 гг. «потеряла» каждого седьмого своего жителя, Приморский и Хабаровский края - каждого шестого, Еврейская АО - пятого, Амурская область - четвертого, Камчатский край и Сахалинская область - третьего, Магаданская область и Чукотский АО - практически каждого второго. Таким образом, Дальневосточный регион на демографической карте остался аутсайдером.

Уровень воспроизводства населения в ДФО, несмотря на некоторое увеличение естественного прироста, находится в интервале 0,6 - 0,73, т.е. десять представителей родительского поколения замещают шесть-семь представителей последующего поколения. Такие темпы замещения поколений соответствуют потенциальному ежегодному сокращению стабильного населения на величину 18%о (так называемый истинный коэффициент естественного прироста стабильного населения). Заметим, что ДФО находится в числе 43-х субъектов РФ с положительным значением естественного прироста, и его доля в общероссийском естественном приросте составляет 34,1%. Действительно, с 2012 г. впервые за последние 20 лет наблюдался положительный естественный прирост в регионе, который составил 5,5 тыс. чел. Эта тенденция продолжилась и в 2013 г.: прирост увеличился на 47,6% (+ 2,6 тыс. чел.) и составил 8,2 тыс. чел. (табл. 3).

Таблица 3

Естественное движение населения в РФ и ДФО в 2013 г., %

Показатель

ДФО

РФ

Родилось на 1000 чел.

13,95

13,20

Умерло на 1000 чел.

12,04

13,03

Естественный прирост на 1000 чел.

1,31

0,17

Естественный прирост, чел.

8186

24013

Приведенные данные свидетельствуют о том, что демографические показатели в расчете на 1000 населения в ДФО в 2013 г. превышали среднероссийские параметры. Однако это не означает, что процесс депопуляции в регионе остановился, поскольку положительный естественный прирост был обеспечен в 2012 г. преимущественно за счет Республики Саха (Якутия) и в незначительной степени за счет Камчатского и Хабаровского краев и Чукотки. В 2013 г. к ним присоединились Амурская и Магаданская области. В результате общий коэффициент рождаемости на Дальнем Востоке в 2012-2013 гг. слегка превзошел показатель 1991 г. (13,7% в 1991 г., 13,90% в 2012 г. и 13,95% в 2013 г.), но остается ниже уровня простого воспроизводства населения.

На одну женщину в репродуктивном возрасте на Дальнем Востоке приходится менее 1,5 рождений (между тем для поддержания постоянной численности населения усредненный показатель рождаемости должен составлять 2,2-2,3 ребенка). Поэтому в ближайшей перспективе рассчитывать на рост численности дальневосточников за счет естественного воспроизводства преждевременно. Сомнения обусловлены объективно изменяющейся структурой населения и сокращением числа женщин репродуктивного возраста. Некоторый всплеск рождаемости в настоящее время обусловлен более многочисленным поколением потенциальных родителей 1990-х годов рождения и демографической политикой последних лет, введением материнского капитала и определенных льгот семьям, имеющим второго и последующих детей. Однако по прогнозам Росстата, при сохранении существующих тенденций численность женщин репродуктивного возраста на Дальнем Востоке к 2030 г. сократится почти на четверть относительно уровня 2010 г.

Кроме того, естественное воспроизводство дальневосточного населения значительно сдерживается высокими показателями смертности. Если в целом по России смертность в расчете на 1000 чел. в 2013 г. снизилась по сравнению с 1993 г. (соответственно 13,03% и 14,5%), то в Дальневосточном округе, несмотря на временные колебания, наоборот, возросла на 7,1% (11,80% в 1993 г. и 12,64% в 2013 г.). Согласно различным прогнозным оценкам, основные демографические проблемы ближайшего будущего (рождаемость ниже простого воспроизводства, высокая смертность населения), скорее всего, сохранятся до 2030 г.

Проблемы естественного воспроизводства населения в регионах Дальнего Востока России усугубляются миграционным оттоком, на долю которого приходится примерно две трети общего сокращения населения. Современные тенденции миграционной подвижности в регионе во многом объясняются объективными особенностями, связанными с неодинаковой степенью освоенности территории, размещением и плотностью населенных пунктов, сложившимися транспортными связями, которые оказывают существенное влияние на формирование уровня и качества жизни.

В настоящее время основная полоса расселения занимает лишь южную часть Дальнего Востока, где главные опорные центры и поселения вокруг них связаны Транссибирской магистралью и сетью региональных автодорог. Вдоль БАМа формирование связного каркаса населенных мест так и не получило должного развития. Для системы расселения в целом характерна крайне низкая плотность населения (на трети территории региона проживает всего 5% населения, что в 7,5 раза ниже, чем в среднем по России). Ярко выражены пространственные диспропорции в плотности населения: в южной части Приморья она приближается к 20 чел./кв. км, а в сельской местности только там превышает 1 чел./кв. км, где природные условия позволяют заниматься земледелием (низменные территории, долинные комплексы и межгорные котловины). Значительна роль крупных городов, прежде всего, Владивостока и Хабаровска как опорных элементов системы расселения (в них концентрируется до 80% населения). Вместе с тем каждый четвертый житель Дальнего Востока живет в труднодоступных, отстоящих на большом расстоянии локальных поселениях, не связанных с «Большой землей», для которых действует ограничение по срокам завоза товаров. Особенно это касается Магаданской области, Камчатского края, Чукотского АО и Республики Саха (Якутия). Пространственные диспропорции в системе расселения и суровые природные условия предопределяют необходимость развития основных элементов социальной инфраструктуры в каждой изолированной локальной системе расселения. Это естественно формирует специфические обязательства со стороны государства по созданию и поддержанию комфортных условий жизни.

К основным экономическим факторам, характеризующим миграционные намерения жителей региона, по данным социологических опросов, относятся [2-4]:

  • высокая стоимость жизни;
  • неудовлетворенность имеющейся работой и заработной платой;
  • низкий уровень доступности и качества услуг социальной сферы;
  • оторванность от Центральной России;
  • высокие транспортные тарифы.

Сдерживающим фактором закрепления на Дальнем Востоке местного населения и мигрантов остается неудовлетворительное решение проблемы бедности работающего населения. В 2013 г. по сравнению с 1995 г. номинальная заработная плата в экономике ДФО возросла в 46,3 раза (в среднем по России в 63,8 раза) [1]. Темпы роста реальной заработной платы дальневосточников на протяжении 1995-2013 гг. стремительно отставали от среднероссийских. Если в целом по стране реальная зарплата увеличилась за этот период в 4,2 раза, то в ДФО - в 3,4 раза.

Заработная плата остается основным источником формирования доходов населения дальневосточных районов страны. Между тем ее доля в доходах трудоспособного населения в Корякском и Чукотском АО достигает 80%. Недостаточный уровень социально-экономического развития субъектов, производственной и финансовой инфраструктуры, предпринимательской деятельности объективно ограничивают возможности получения населением альтернативных видов доходов.

Если в 1995 г. накануне принятия Федеральной целевой программы «Дальний Восток и Забайкалье» среднедушевые денежные доходы населения на Дальнем Востоке превышали среднероссийский уровень примерно на 24,1%, что было связано с высокими номинальными доходами в районах Крайнего Севера, то после дефолта 1998 г. (данные за 1999-2013 гг.) эта разница не превышает 10%. В сравнении с другими федеральными округами, в частности Южным, картина еще более яркая. В середине 1990-х годов номинальные доходы жителей ДФО были в 3,7 раза выше, чем в регионах Северо-Кавказского ФО и в 2 раза выше, чем в регионах Южного ФО, но к 2014 г. преимущество сократилось до 1,3 и 1,6 раза соответственно и продолжает снижаться. Таким образом, утрачивается дальневосточное преимущество в доходах, что является одной из важных причин миграционных перемещений населения с востока в южные регионы страны.

Не лучше ситуация в регионе с реальными доходами населения. Дальний Восток традиционно является одним из самых дорогих в России районов: рост потребительских цен здесь был выше средних по стране в дореформенный период и в течение всего реформируемого периода. Рост этого показателя в 2013 г. по отношению к 1995 г. был ниже среднего показателя по стране (1526,5%) только в Республике Саха (Якутия) (1074,2%), Приморском крае (1276,5%), Амурской области (1381,3%) за счет развития собственной продовольственной базы и региональной политики сдерживания роста цен. Во всех остальных субъектах ДФО цены росли значительно быстрее, особенно в Чукотском АО (2376%), что в 1,6 раза превышает средний показатель по России.

По повышенной стоимости фиксированного набора потребительских товаров и услуг все дальневосточные субъекты попадают в первую двадцатку самых дорогих регионов страны (рис. 1) [1]. При этом лидирующие позиции занимает Чукотский АО, где стоимость потребительского набора почти в 1,75 раза выше, чем в среднем по России.

Необходимо отметить, что с 2003 г. в большинстве субъектов ДФО цены на потребительские товары и услуги росли со скоростью выше средней по стране. Опережающий рост цен определил и более низкие темпы роста реальных денежных доходов населения, особенно в северной и северо-восточной зонах региона. Если в среднем по стране за период 1995-2013 гг. реальные денежные доходы населения возросли в 3,2 раза (в постоянных ценах 1995 г.), то в Республике Саха (Якутия) и Еврейской автономной области - в 3 раза, в Магаданской области - в 2,7, на Камчатке - в 2, в самом северном субъекте ДФО - Чукотском АО - всего в 1,5 раза. Исключением стали Приморский и Хабаровский края и Сахалинская область, где темпы роста реальных денежных доходов были выше общероссийского тренда (3,5 раза к уровню 1995 г.). Это объясняется, с одной стороны, сырьевой направленностью экономики указанных территорий, с другой - реализацией крупных инвестиционных проектов, существенно влияющих на формирование доходов населения (рис. 2).

Дифференциация населения по уровню доходов на основе коэффициента Джини во всех субъектах ДФО ниже среднего по стране - 0,418. Это свидетельствует о более равномерном распределении доходов среди жителей региона: доходы 10% наиболее обеспеченной группы населения превышают доходы 10% наименее обеспеченной (коэффициент фондов) в среднем в 13,5 раза (в среднем по стране - в 16,2 раза). Однако каждый пятый житель Еврейской автономной области, каждый шестой - Камчатского края, Республики Саха (Якутия) и Амурской области, каждый седьмой - в Приморском и Хабаровском краях имеют доход ниже величины прожиточного минимума. Высокая стоимость прожиточного минимума, сложившаяся в восточных регионах страны, наиболее болезненно отражается на бедных слоях населения, в частности на пенсионерах. Средний размер пенсии ни в одном из субъектов ДФО на протяжении 1995-2008 гг. не превышал установленного прожиточного минимума [1].

Это существенная проблема, особенно для северных территорий, где пенсионеры лишены в силу природных условий возможности поддерживать уровень жизни за счет приусадебного и дачного хозяйств. Только в 2009-2012 гг. в результате существенной индексации выплат из Пенсионного фонда РФ размер среднемесячных пенсий дальневосточников превысил или сравнялся с минимальной стоимостью жизни.

По материалам официальной статистики, среднедушевые доходы в субъектах ДФО превышают прожиточный минимум в 2,5-3,5 раза. Вероятно, это объясняется тем, что в региональных центрах и крупных городах региона существует объективная возможность приобретения стабильного источника дохода за счет более диверсифицированных рынков труда и более высоких заработков, однако в сельской местности такие возможности весьма ограничены.

Доходы населения Дальнего Востока по отношению к стоимости прожиточного минимума значительно ниже, чем в среднем по России, и в тех регионах страны, куда в основном предпочитают перемещаться дальневосточники. Прежде всего, это указывает на сохранение проблемы низкой материальной обеспеченности пенсионеров, которые вынуждены поддерживать уровень жизни за счет дополнительных приработков путем трудоустройства на малоквалифицированную работу, самозанятости в сфере оказания различных услуг, включая реализацию продуктов, произведенных на садово-огородных участках.

Расчеты показывают, что по стоимости жизни населения регион уступает центральным, западным и южным районам РФ. Например, если в Хабаровском и Приморском краях в 2012 г. на среднедушевой доход приходилось только 2,8 прожиточных минимума, то в Белгородской или Московской областях - 4,18; Краснодарском крае - 3,34; Тамбовской, Калужской и Курской областях - 3,5-3,6; Калининградской области - 3,08. Значительно выше в упомянутых регионах и покупательная способность оплаты труда.

Существенные преимущества появляются у пенсионеров при сохранении пенсии и возможном трудоустройстве на новом месте, особенно в случае переезда вместе с трудоспособными детьми и внуками. Если в Хабаровском и Приморском краях покупательная способность пенсии сложилась в 2012 г. на уровне 1,15-1,2 прожиточных минимума, то в субъектах Южного и Северо-Кавказского округов она варьирует в пределах 1,35-1,45; Центрального и Северо-Западного ФО - 1,4-1,7. Следовательно, сложившийся разрыв в покупательной способности доходов4 между восточными и западными регионами страны является одним из основных и устойчивых факторов формирования миграционного оттока населения ДФО.

В структуре использования денежных доходов в дальневосточном регионе, как и в целом по стране, преобладает статья «Покупка товаров и оплата услуг» - 60-70% всех доходов (для сравнения по России - 74%) (рис. 3) [1]. Следует учесть, что стоимость продаваемых в дальневосточном регионе товаров и оказываемых услуг является более высокой по сравнению с аналогичными товарами и услугами в центральной части страны; предлагаемый потребителям ассортимент оказывается значительно беднее, а качество порой существенно ниже.

Если распространение товаров (в основном непродовольственных) постепенно получает свое развитие через Интернет и тем самым позволяет расширить возможности удовлетворения спроса потребителей, то оказание услуг, особенно в сфере здравоохранения, образования и культуры, ЖКХ как наиболее востребованных остается на низком уровне доступности, как по их набору, так и по качеству. Например, расходы населения на оплату ЖКУ в структуре потребительских расходов домашних хозяйств на востоке страны остаются значительными [5]. Несмотря на усредненные показатели, фиксируемые статистическими органами в регионе на уровне 11-13%, для отдельных категорий жителей коммунальные платежи в семейном бюджете достигают 18-20%. При этом наличие самой услуги гораздо более важно по сравнению с тем, какого она качества. В условиях суровой и продолжительной зимы дальневосточники более всего озабочены бесперебойной подачей тепла и света. Производители и поставщики коммунальных услуг объективно занимают монопольное положение в субъектах ДФО, следовательно, потребители априори получают услугу по самой высокой цене. Еще хуже ситуация в сфере здравоохранения и образования: в угоду «оптимизации» в регионе были закрыты малокомплектные школы и больницы, ликвидированы фельдшерские пункты, в результате многочисленные населенные пункты, особенно отдаленные, были лишены минимальной доступности к самым необходимым социальным услугам.

«Прирост финансовых активов» традиционно занимает второе по значимости место в структуре использования денежных доходов жителей восточных окраин и составляет 16,3% в целом по Дальнему Востоку. Изъятие населением из потребления части своих доходов чаще обусловлено не столько наличием у них «свободных» средств, сколько стремлением, сокращая повседневные потребности, создать страховой запас на будущее (для обучения детей в столичных и западных вузах, для получения более квалифицированной медицинской помощи в центральных клиниках страны или за рубежом, для возможного переезда и обустройства в более благоприятных и достойных местах проживания). Жители Камчатского края, Магаданской области и Еврейской автономной области резервируют на эти цели до четверти своего денежного дохода, Республики Саха (Якутия) и Амурской области - до 20%. Для сравнения: в среднем россиянин направляет на сбережения лишь десятую часть своих доходов. Чукотский автономный округ несколько отличается по структурным приоритетам. Здесь лидирующее положение в структуре использования денежных доходов занимают как раз сбережения населения (до 46,5% всех доходов по сравнению с 32,2% на оплату товаров и услуг). Это обусловлено, с одной стороны, сохранением преимущественно общественной формы предоставления ряда услуг (образования, здравоохранения, общественного транспорта), а с другой - объективной необходимостью перевода части дохода в накопления для будущих расходов (выезд за пределы региона в отпуск, отправление детей на каникулы или учебу в высшие учебные заведения центральной части страны, приобретение недвижимости в других регионах для последующей миграции и т.п.).

В целом работа и жизнь в экстремальных природных условиях и с пониженным (относительно в целом по России) материальным обеспечением формирует у населения Дальневосточного региона мотивацию к миграциям в центральные, западные и южные районы России, где объективно выше уровень и качество жизни.

В 2002 г. выбывших из ДФО было больше числа прибывших в регион на 56,5%, в 2010 г. - на 89,5%, в 2013 г. - в 1,5 раза (табл. 4).

Таблица 4

Внутрироссийская миграция населения Дальневосточного федерального округа, чел.*

Показатели

2002 г.

2010 г

2013 г.

Прибывшие

48595

33997

49286

Выбывшие

76041

64436

88591

Миграционный прирост (убыль)

-27446

-30439

39305





* Без внутрирегиональной миграции.




Миграционное взаимодействие Дальнего Востока с другими федеральными округами существенно дифференцировано (табл. 5).

Таблица 5

Миграционное взаимодействие ДФО с другими федеральными округами в 2013 г.

ФО

Прибывшие в ДФО

Выбывшие из ДФО

Миграционное сальдо

Результативность миграции (прибывшие на 100 выбывших)

Центральный

10060

23538

-13478

43

Северо-Западный

5332

14593

-9261

36

Южный

6277

17075

-10798

37

Северо-Кавказский

2667

2442

+225

109

Приволжский

6435

8667

-2232

74

Уральский

2817

3781

-964

74

Сибирский

15698

18495

-2797

85

Приведенные данные иллюстрируют предельно низкую результативность миграционного взаимодействия с районами европейской части России, в которые выезжает в 2,5 раза больше, чем приезжает на Дальний Восток. Миграционный прирост в ДФО в 2013 г. произошел только за счет Северо-Кавказского ФО. Если в целом с РФ результативность миграционного взаимодействия региона в 2013 г. составляла 56 прибывших на 100 чел. выбывших, то с ЦФО этот показатель составил 43 чел., с СЗФО - 36 чел. и ЮФО - 37 чел.

Отток населения влияет на обеспеченность народнохозяйственного комплекса рабочей силой и вызывает необходимость замещения ее привлеченными трудовыми ресурсами из стран СНГ и дальнего зарубежья, где определенную нишу занимают граждане Китая. В общем миграционном потоке из стран СНГ на долю ДФО приходится по прибывшим 3,7%, по выбывшим - 5,7%. Наиболее популярными для представителей стран СНГ являются Камчатский, Приморский и Хабаровский края (табл. 6).

Таблица 6

Миграционное взаимодействие субъектов ДФО со странами СНГ в 2013 г.

Субъекты ДФО

Прибывшие

Выбывшие

Сальдо миграции

Результативность миграции (прибывшие на 100 выбывших)

ДФО

15840

8456

7384

187

Республика Саха (Якутия)

855

373

482

229

Камчатский край

4121

1898

2223

217

Приморский край

4509

3061

1448

147

Хабаровский край

3165

2125

1040

149

Амурская обл.

503

116

387

434

Магаданская обл.

367

117

250

314

Сахалинская обл.

1938

700

1238

277

Еврейская АО

124

46

78

270

Чукотский АО

258

20

238

1290

Все субъекты ДФО имеют положительное миграционное сальдо в обмене населением со странами СНГ. При этом Камчатка, Приморский и Хабаровский края и Сахалинская область вобрали в себя 80,6% (5949 чел.) оставшихся в регионе представителей из стран СНГ. Самая высокая результативность миграции отмечена на Чукотке.

Самая высокая результативность миграционных связей у региона с Таджикистаном, Узбекистаном и Киргизией. Соотношение прибывших из них к выбывшим в обратном направлении составляет 10:1. Численность мигрантов из этих стран за межпереписной период 2002-2010 гг. значительно увеличилась. Таджиков стало больше в 2,3 раза, узбеков - 3,4 раза, киргизов - в 3,8 раза (табл. 7).

Таблица 7

Население отдельных национальностей на Дальнем Востоке России по данным Всероссийских переписей населения 2002 г. и 2010 г.

Субъект ДФО

Киргизы

Казахи

Таджики

Узбеки

Китайцы

ДФО (2002 г)

2517

5357

3501

5743

9677

ДФО (2010 г)

9562

4687

7891

19561

8783

Респ. Саха (Якутия)

5022

1338

2696

3332

926

Камчатский край

264

235

194

646

33

Приморский край

1424

1235

1885

8993

2857

Хабаровский край

667

763

1707

3212

3898

Амурская обл.

235

415

451

1121

672

Магаданская обл.

91

117

79

523

237

Сахалинская обл.

1763

428

700

1518

76

Еврейская АО

66

86

163

137

84

Чукотский АО

30

70

16

79

-

Источник: [6, с. 112-122; 7, с. 130-141].

Таким образом, современная миграция имеет «другое лицо» это другая культура, другая религия, другой менталитет.

Приобрела положительное значение результативность миграционных связей со странами дальнего зарубежья, преимущественно с Китаем. В 2010 г. в сравнении с 2002 г. показатель увеличился в 2,8 раза; на десять прибывших из Китая в 2010 г. приходилось 3,9 чел. выбывших. Это во многом было обусловлено интенсивным привлечением рабочей силы. В настоящее время в регионе порядка 160 тыс. чел. иностранной рабочей силы, из них китайцев - 40%. Тем не менее численность китайцев, по последней переписи населения, значительно сократилась. Причина состоит в том, что в настоящее время китайцы в поисках работы и более высокого заработка передвигаются внутри своей страны, ориентируясь на прибрежные, быстроразвивающиеся юго-восточные районы - Шанхай, Гонконг и др.

Складывающийся в сознании россиян (в данном случае респондентов - участников проведенных нами в 2013-2014 гг. социологических опросов) образ отдельных стран достаточно динамичен. За ограничение приезда в Россию представителей Китая высказывался практически каждый второй опрашиваемый, что можно объяснить укоренившимся в сознании дальневосточников пониманием демографического дисбаланса между нашими странами и высказываемым прагматизмом китайцев относительно российской территории, в частности, Дальнего Востока. В целом по России, по данным опроса «Левада-Центра», за ограничение прибытия китайцев высказалось 29% респондентов [8].

Довольно значительную часть респондентов раздражает присутствие бывших соотечественников, а потому они высказываются за ограничение приезда граждан из бывших среднеазиатских республик и государств Закавказья. Так, 56,0% респондентов утверждают, что следует ограничить приезд представителей Азербайджана. Близки к этим показателям результаты опроса относительно Киргизии (54,5%), Таджикистана (54,0%), Грузии (52,5%), Узбекистана (46,0%). По данным «Левада-Центра», за ограничение прибытия выходцев из стран Закавказья высказалось 38,0%, выходцев из бывших среднеазиатских республик СССР - 33,0%. К представителям Беларуси, Украины, Казахстана стабильно позитивное отношение. Число голосов, отдавших предпочтение этим странам, превышает 50%. Значительная часть респондентов считает целесообразным не ограничивать приезд в Россию мигрантов из Беларуси (80,0%), Украины (71,0%), Казахстана (52,0%).

Миграция усугубляет не только риски, связанные с сокращением численности коренного населения. В миграционных потоках Дальний Восток теряет, прежде всего, население экономически активного возраста, высококвалифицированные кадры - лиц, имеющих высшее и среднее профессиональное образование. Среди дальневосточников, выехавших из региона, в категории лиц в возрасте 14 лет и старше высшее профессиональное образование в 2002 г. имел каждый пятый (21,5%), а в 2013 г. - каждый четвертый. При этом в потоке выбывших за пределы Дальнего Востока, например, в 2013 г. было 77,4% лиц в трудоспособном возрасте и 13,5% лиц в возрасте моложе трудоспособного, т.е. тех, кто в перспективе должен замещать выбывающие из народного хозяйства ресурсы труда.

Последствия естественной убыли населения и миграционного оттока достаточно предсказуемы: деформируется возрастная структура населения, сокращается численность экономически активного населения. Это - факторы риска для социально-экономического развития региона и национальной безопасности России на восточных рубежах.

Численность населения старше трудоспособного возраста в структуре населения, по данным переписи 2002 г., составляла 15,4%, в 2010 г. - 18,2%. Если тенденцию старения не переломить, то уже в ближайшем будущем доля трудоспособного населения сократится до 59,5% в 2015 г. и до 57,6% к 2030 г/.

В заключение отметим следующее. Учитывая необходимость преодоления негативных тенденций демографического развития восточных регионов страны, стабилизации численности населения в ближайшей перспективе и создания условий для его роста в средне- и долгосрочном периодах, безусловно, не обойтись без проведения дополнительных компенсирующих мер, направленных на стимулирование рождаемости, увеличение продолжительности жизни населения, сокращение смертности по «региональным причинам». Это позволит, с одной стороны, обеспечить эффективную поддержку реализации государственных интересов в регионе, а с другой - стабильность проживания населения, необходимого для устойчивого развития региона.

Требуется сконструировать целостный и позитивный имидж Дальнего Востока, способный придать новый смысл и импульс региональному развитию. Наиболее приемлемым может стать имидж региона как территории «новой индустриализации», где будут сконцентрированы высокотехнологичные виды деятельности по эксплуатации конкурентоспособных рентоформирующих природных ресурсов и монопольноемкие перерабатывающие производства и услуги, которые позволят обеспечивать дальневосточникам достойные стандарты социальной среды, уровня и качества жизни [9, с. 49-50, 63].


1 Статья подготовлена при финансовой поддержке гранта Российского гуманитарного научного фонда, (проект №13-12-27003).

2 Таблицы 1-6рассчитаны по источнику [1], таблица 7 — по [6; 7].

3 Показатель рассчитывается путем деления существующего коэффициента рождаемости на коэффициент простого воспроизводства населения (1,4 : 2,1 = 0,65).

4 Следует отметить, что анализируемые доходные показатели обладают определенной погрешностью, поскольку не учитывают доходы от личного подсобного хозяйства (особенно существенные в сельской местности южных районов), а также бесплатные общественные блага (льготы), влияющие на совокупное потребление домохозяйств.

5 По расчетам Е.Л. Мотрич.


Литература

1. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики РФ. URL: http://www.gks.ru/

2. Мотрич Е.Л., Найден С.Н. Влияние социально-демографической ситуации на трудовую миграцию // Проблемы прогнозирования. 2009. № 5.

3. Скрипник Е.О. Миграционные намерения городского населения Хабаровского края // Пространственная экономика. 2010. № 4.

4. Мотрич Е.Л. Роль миграции в воспроизводстве населения на российском Дальнем Востоке // Уровень жизни населения регионов России. 2013. № 1.

5. Найден С.Н. Расходы населения на содержание жилья и коммунальные услуги: пространственная дифференциация на Дальнем Востоке // Уровень жизни населения регионов России. 2013. № 1.

6. Итоги Всероссийской переписи населения 2002 г.//Национальный состав и владение языками, гражданство.Кн. 1. В 14 т. ФСГС. М.: ИИЦ «Статистика России», 2004. Т.4.

7. Итоги Всероссийской переписи населения 2010 года //Национальный состав и владение языками, гражданство. Кн.1. В 11 т.. ФСГС. М.: Статистика России, 2012. Т.4.

8. Анатомия национализма //Аргументы и факты № 36 (1765). 2014. 3-9 сентября.

9. Синтез научно-технических и экономических прогнозов: Тихоокеанская Россия — 2050 /Под ред. П.А. Минакира, В.И. Сергиенко. Институт экономических исследований ДВО РАН. Владивосток: Дальнаука, 2011.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy