ВЗГЛЯД В ПРОШЛОЕ, МЫСЛИ О БУДУЩЕМ


ВЗГЛЯД В ПРОШЛОЕ, МЫСЛИ О БУДУЩЕМ

Абалкин Л. И.

Россия. Поиск самоопределения - М.: Наука. 2002. - 428с.

Книга академика РАН Л. И. Абалкина издана в авторской редакции в форме очерков. Однако они представляют собой глубокое, комплексное теоретическое исследование истории российской цивилизации, размышления о будущем страны. Речь идет о развитии российской экономической мысли, научных экономических школ за последние два столетия, о тех условиях и противоречиях, в которых существуют отношения экономической науки и власти. Эти отношения зачастую противоречивы, но сама наука была плоть от плоти народная, произрастала талантами русского народа. На российских хлебах "кормились" многие представители западной науки и культуры, но русские таланты создавали отечественную науку, искусство мирового класса также и за рубежами своей страны. Это было всегда, остается и в настоящее время. Утечка умов и талантов продолжается.

Автор исследует становление и перипетии развития российской науки, российской цивилизации, раскрывая приоритеты наших ученых в исследовании проблемы "Россия, Европа, цивилизации". Отмечая при этом примат работы Н.Я.Данилевского "Россия и Европа", вышедшей более чем 130 лет назад, в которой впервые в мировой науке был дан анализ цивилизации (в том числе российской), раньше изысканий на эту тему Шмоллера, Тойнби, Гумелева. Автор подчеркивает: "Путь России в будущее самобытен и не имеет для себя готовых рецептов. Она не жила и никогда не будет жить по чужим шпаргалкам. Цивилизационный подход в отличие от формационного не делит цивилизации на передовые и отсталые, худшие и лучшие. Они просто разные" (с. 5). И далее: "Помочь России нельзя, даже при наличии искреннего желания. Путь к возмужанию и зрелости она должна проделать сама" (с. 7). "Путь к самопознанию России не означает доказательства какого-то национального превосходства или богоизбранности нашего народа. Однако у нас есть все основания для возрождения национальной гордости - непременного атрибута самопознания - для понимания самобытности и величия пути, пройденного нашей страной" (с. 8). "Надменно отрицать сделанное предшественниками, глумиться над их идеалами столь же несправедливо, сколь и безнравственно" (с. 9). "Главное для будущего подъема России - это преодоление комплекса неполноценности, возрождение национального самосознания" (с. 14). "Нам очень важно восстановить державное мышление, преодолеть столь остро ощутимый его дефицит".

Здесь что ни строка, фраза, то принцип, оценка, обоснование, призыв! И это только несколько страниц, написанных вместо вступления.

В разделе 1 "Размышления о судьбах России" - пять очерков. Это целостный неразрывный процесс научного исследования. Первый: "Поиск пути в меняющемся мире" - и пятый: "Смена веков и социальные альтернативы". Связующим звеном здесь являются очерки "Российская идея", "О национально-государственных интересах России", "Экономическая и социальная безопасность. Угрозы и их отражение".

Все позитивные подходы, находки и предложения в последующих разделах автор предваряет мыслью, которая становится сквозной во всей работе: "Всякая великая национальная идея имеет шанс на успех, если она укореняется в душе народа десятилетиями, а то и веками... Она несовместима с политикой временщиков, думающих - пусть с самыми чистыми и благородными намерениями - лишь о дне сегодняшнем, об успехе сиюминутном" (с. 7). А еще хуже - думающих только о себе, о том, какое место они занимают среди "золотой элиты", олигархов. При этом автор подчеркивает необходимость вытравливания эгоистических устремлений отдельных лиц и целых групп, избавиться от деформированного менталитета.

Но в тоже время сегодня милости к бедным в обществе недостаточно, надо мобилизовать все силы на спасение России и ее самоопределение. А это зависит от самоопределения каждого человека, каждого россиянина, прежде всего в труде. Эта мысль раскрывается автором в связи с приведенными данными по демографии (с.11), в экономических и социальных показателях за 1901-2000 гг. (с. 13).

Многое автором раскрывается с болью в сердце, особенно то, что Россию пытаются оттеснить от процессов развития мировой цивилизации, без чего не мыслимы ни подъем, ни возрождение общества. При этом тяжелым бременем лежат внутренние факторы, таящиеся в самом народе. Автор пишет: "Тяжелым бременем, осложняющим обновление общества, лежат идеалы уравнительности, ...подозрительно завистливое отношение к чужому богатству, извечная надежда на барскую или государственную помощь - отечественный вариант патернализма... Радикальные перемены в исторических судьбах народа требуют изменения самого хода общественной мысли, прорыва к новой парадигме..." в теории и реальной жизнедеятельности (с. 29).

Второй доминантой в работе проходит мысль о деформированности логики общественного прогресса - зацикленной на его линейности, жесткой детерминированности, единообразии (с. 31). Отсюда вывод автора: "Отказ от примитивных схем общественного прогресса, ... от одной единственной "идеальной" схемы общественного устройства" (с. 32).

Социализация, начиная с теории К.Маркса, накопленный за столетие опыт решения социальных проблем "вошел в сокровищницу человеческой культуры и опыта" (с. 35). Автор видит в преемственности общественного развития кумулятивный эффект, без которого общество откатывается назад. Нечто похожее происходит сегодня в России. Автор считает, что Россия больше других государств готова к принятию концепции смешанного общества. "Смешанное общество - это воплощение тенденций исторического синтеза" (с. 37). Можно сказать и исторического процесса конвергенции и глобализации, в котором участвуют цивилизации, государства, слои народа, находящиеся долгое время на разных ступенях развития и уровнях жизни.

Многовариантность развития и путей социально-экономического прогресса приводит автора к проблеме выбора. Анализ теории исторического синтеза позволяет ему обосновать идею о том, что глобальная мировая тенденция, процесс отчужденности, нарастание коллективистских начал и ведут к социализации общественной жизни (с. 46).

Автор убедительно обосновывает устойчивость цивилизации, цивилизационного типа на уровне генетического кода и категорически выступает против попыток "насиловать ход исторического развития" (с. 48).

Раскрывая феномен российской цивилизации, сущность "российской идеи" автор отмечает необходимость объективной оценки геополитического положения и исторического призвания России - как моста, соединяющего великие культуры Запада и Востока. Здесь можно было отметить и то, что на плечах России во многом лежала защита этих культур. Что касается "российской идеи", то автор увязывает ее с понятием державности, внутренним социально-экономическим обустройством, защитой национальных интересов, положения и статуса великой мировой державы. Для решения этих задач Россия должна иметь мощный слой населения (средний слой по экономическому и социальному положению).

Автор не оставляет в стороне проблему классовости, говорит об опыте формирования "среднего класса" как гаранта стабильности общества, хотя и отмечает, что "понятие "средний класс" взято из другого, уже ушедшего в прошлое словаря понятий" (с.55). Думается, что здесь главное в социальной структуризации общества. Если подавляющая масса населения будет жить с достатком, иметь работу, стабильный доход - это и будет, можно сказать, бесклассовое социально-интегрированное коллективистское общество России - держатель "российской идеи". Сегодня это пока 7-11% населения - слабые плечи для великой России. На наш взгляд, именно с этим связаны "экономическая и социальная, а вернее государственная безопасность России", укрепление инстинкта самосохранения каждого человека и общества в целом, поддержание сложившегося баланса сил в геополитическом аспекте, подробно рассматриваемых автором. Приведенные в книге таблицы динамики основных показателей развития российской экономики (1989-1998 г.), доли внутренних затрат на гражданские исследования и научные разработки (в % от ВВП), показывают, что Россия при этих расходах в 0,8% находится на одном из последних мест среди стран Европы. За десять лет реформ (1990-2000 г.) эти затраты снизились почти вдвое. Основные фонды за 1990-2001 гг. по отраслям подвергались колебаниям при нарастании степени износа в промышленности с 38,6% в 1995 г. до 45,8%- в 2001 г. С такими показателями Россия вступила в XXI в.

В этих условиях социальные альтернативы страны выглядят весьма пессимистично. А ведь в принципе в прежних условиях экономических реформ 1984-89, 1990-91 гг. без политических деформаций и даже катаклизм этого периода Россия могла бы устойчиво развиваться в пределах 3,5-4% прироста ВВП ежегодно, т.е. на уровне передовых стран Европы и Мира. Хотя сложившаяся хозяйственная система к концу XX в. в России несла в себе уже внутренние факторы и причины застоя и прежде всего в технологическом соревновании общественных систем. Развал Советского Союза был встречен в мире, пишет автор, как полная и окончательная победа Запада над Востоком (с. 115). Однако вспомним тезис автора о навязывании своей модели одной стороны другой и к чему это приводит. Вот почему: "Вопрос о возможности столкновений цивилизаций и его последствия... получит свой ответ лишь в XXI веке" (с. 116). "Россия еще до конца не восприняла смену эпох. Она сказала в принципе "да" - рыночной экономике и "нет" рыночному обществу, поставившему 30% населения на уровень нищеты, и 50% населения в условия неверия в завтрашний день, потери стабильного фактора жизнедеятельности.

В условиях глобализации и борьбы за многополюсный мир "Россия со многими традиционно связанными странами, - делает вывод автор - может либо оказаться в рамках "большой Европы", либо сформировать, при определенных условиях, свой относительно самостоятельный центр многополюсного мира. Есть и другие варианты расклада сил в мировом порядке" (с. 130). Принимать решение в этом вопросе может только народ, на который ежедневно не давят опасные технологические, политические и информационные факторы. На это обращает особое внимание автор.

Второй раздел книги автор посвятил российскому предпринимательству как определяющему условию и фактору успешности и завершенности проводимых реформ. Этот раздел напрямую связан и с положением о среднем слое в социальной структуре общества. Но автор последовательно развивает концепцию экономических корней, кумулятивного эффекта и возвращает нас к истории становления предпринимательства в России (с. 139), раскрывает особенности российского предпринимательства (с. 145), нетрадиционные формы хозяйствования (с. 165) и все это для того, чтобы прошлое работало на укрепление и развитие российской цивилизации. С этих позиций автор обращается к плановой экономике, ее трансформации в ходе реформ в регулируемую и к новой экономической политике, в ходе которой проходили экономические реформы, которые в процессе развития хозрасчетных отношений постепенно возвращали в хозяйственную систему рыночные элементы и сделали "опасную" теорию конвергенции одним из механизмов интеграции России в мировую рыночную систему. Автор подробно исследует причины дефолта 1998 г. и приходит к выводу о том, что без долгосрочной стратегии, в основном приемлемой президентом, правительством, палатами Федерального Собрания и народом, Россия не может быть гарантирована от всякого рода неожиданностей (с. 226-227).

В публикациях автора сквозной линией проходят идеи экономической мысли, экономической школы России, российских ученых, академиков-экономистов, старой и новой профессуры, начиная с создания Российской академии наук. В рецензируемой книге представлены первые российские академики-экономисты, академики экономисты послеоктябрьского периода, глубоко и всесторонне раскрыты особенности российской школы экономической мысли. Автор пришел к выводу: "Перспективы формирования Академии наук - не только чисто организационные. Нужен поиск интеллектуального единства, которое здесь сегодня отсутствует" (с. 272).

В тоже время, подводя итоги развития экономической мысли за последние два столетия, автор считает, что изначально и на всех последующих этапах отечественную экономическую науку ждал подъем в единстве с развитием мировой науки, с осмыслением и выработкой самых современных, передовых идей (с. 270).

Последний, 15-й очерк автор посвятил истории Института экономики РАН - его сложной судьбе в отношениях с властями, замечательным людям, ученым-созидателям, работавшим в этой системе. В книге даны портреты ряда ученых и описания их жизнедеятельности, перечень важнейших трудов, опубликованных учеными Института.

Книга может быть полезна и весьма актуальна для экономистов, преподавателей, студентов, предпринимателей, государственных деятелей и широкого круга читателей.

Написана книга живым, повествовательным, характерным для очерка языком, однако не снижающим научный уровень постановки и раскрытия экономических, социальных и политических проблем. Объем выполненной работы - 15 очерков с постановкой крупнейших внутрироссийских и мировых проблем оказался маловатым. Автору можно рекомендовать развернуть ряд очерков в отдельные издания комплексного крупного научного исследования актуальнейших проблем.

Комментарии (1)add comment

KRUTOI_praktik said:

Сколько может стоить, глобальная система МГНОВЕННОГО ОПОВЕЩЕНИЯ и спасения каждого в их квартирах и машинах - если само устройство будет ...НЕ ДОРОЖЕ нескольких компьютеров?

Т.Е. ЕСТЬ ИДЕЯ, для которой нужны пару помощников из инженеров, таких как я - и элементарная базовая лаборатория НИИ - по электронике... У этой системы, есть много побочных эффектов - просто чистая ФАНТАСТИКА и ПРОРЫВ в будущее всей цивилизации.

Добавлено 1 час назад
Имею десяток лет опыта метролога - сам радиоинженер а так же дипломированный спец в автоматике, телемеханике, кибернетике и ...
Добавлено 49 минут назад
Спасение предполагается - от большого количества стихий, как природных (пожар, газ, ) Так и от бытовых преступлений...
Добавлено 31 минуту назад
Экономическое сравнение и ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ в кризисных условиях:
Например:
Один 16 этажный дом - спасение от пожара, устройствами дымовых датчиков стоит как раз примерно столько - сколько предполагается стоимость всего устройства применяемого в ИДЕЕ. - даже если я ошибаюсь в цене в сто раз, то и в этом случае СИСТЕМА остаётся сверх эффективной и не только с точки зрения экономики - но и безопасности и с точки зрения НОВЕЙШИХ ТЕХНОЛОГИЙ. И новейших способностей системы, среди которых много ещё чего,
18 Сентябрь, 2009

Написать комментарий
меньше | больше

busy